-40%

Таро для профессионалов. Психологический анализ практики

Текст
Из серии: Тайны Таро
9
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Таро для профессионалов. Психологический анализ практики
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

© Белявский Г., Соколов К., текст, 2021

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2022

* * *

От авторов

Если эту книгу возьмет в руки опытный психотерапевт, то он может воскликнуть: «Да ведь это же книга о Таро-супервизии!» Но мы бы не торопились с подобными определениями. Действительно, текст построен на анализе конкретных случаев работы, так называемых кейсах, в которых менее опытный практик (супервизанд) обращается к более опытному коллеге (супервизору) за помощью и разъяснениями. Что-то произошло на консультации, что-то сильно беспокоит практика, но сам он не может понять, где именно совершил промах и были ли в его работе ошибки в принципе.

Сомнения могут быть разными. Бывает так, что, завершив обучение в своей школе, таролог находится еще в самом начале своей практики, и ему просто не хватает опыта в чтении расклада. Не усвоены значения карт, нет понимания, какой расклад лучше использовать… Это проблема с инструментом, с самими картами Таро, с которыми еще предстоит установить прочные рабочие отношения. В психотерапии это называлось бы дидактической супервизией.

Бывают ситуации, когда практик уже давно работает, но что-то мешает ему уверенно называть себя тарологом. Возможно, дело в профессиональной идентичности. Кто такой хороший таролог? Каковы возможности и ограничения системы? Каковы критерии качественной Таро-консультации? Почему при всей самоотверженности и старательности в работе все же так неловко называть себя тарологом? Почему общество все равно считает нас маргиналами и шарлатанами? Все это вопросы о более широком контексте Таро-практики, которые уже не касаются отдельного клиента. Но практик может чувствовать одиночество и дефицит поддержки, и ему нужны в такие минуты коллеги, чтобы все не закончилось профессиональным выгоранием. В психотерапии этот формат назывался бы поддерживающей супервизией или интервизией.

Здесь мы сделаем небольшое отступление. Два вышеперечисленных формата уже существуют в Таро-сообществе. В нашем опыте ведения супервизорских групп для Таро-консультантов подобные вопросы больше всего приветствуются участниками. Эти же темы периодически мелькают в постах коллег в соцсетях, когда кто-то пишет о своем опыте и взглядах, и коллеги охотно включаются в супервизию и дискуссию.

В ходе нашей практики мы замечали, что тарологи готовы объяснять сложности в своей работе с конкретным клиентом каким угодно, только не психологическим языком. Это неправильно выбранный или прочитанный расклад, это негативные транзиты планет, это порча на клиенте, это что угодно, но только не психология. Тем не менее в любой работе в формате «человек – человек» две психики начинают взаимодействовать, и это оказывает огромное влияние на весь процесс консультации.

Психотерапевты хорошо понимают тот факт, что клиенты приносят в контакт с ними всю свою «внутреннюю мифологию», и работа с ними – это блуждание по клиентским мирам, в которых редко все красочно и безоблачно. Иначе бы клиенты к нам не приходили. Таро здесь не является исключением. Клиент приносит не только проблему, но часто и тот ядовитый фон, в котором эта проблема зародилась. У таролога нет иного выхода, как погружаться в этот фон. Часто в результате мы оказываемся в состоянии, очень похожем на 9 Мечей (колода Райдера – Уэйта), когда сложно определить, что перед нашими глазами – реальность или кошмарный сон. После консультации практик также остается в таком состоянии, когда неясно: он уже вернулся в свое естественное эмоциональное состояние или еще находится в эмоциональном облаке реальности клиента.

В психотерапии помощь в подобных вопросах называлась бы процессуальной супервизией. И вот здесь пока, к огромному сожалению, коллега-таролог не всегда может помочь, так как нужен человек с психотерапевтическим образованием и опытом. Такие междисциплинарные специалисты уже существуют в Таро-сообществе. Но можно ли назвать это Таро-супервизией? И да, и нет. В подобных ситуациях анализируется не система Таро, и тот факт, что она использовалась на консультации, также не имеет значения. На первый план выходит совсем иной, чисто психологический ракурс, так как таролог и его клиент все равно подчиняются все тем же психологическим законам, как и все люди.

Тарологи не любят говорить на эту тему. Но именно подобным сложностям и посвящена наша книга. На группах Таро уходить в чисто психотерапевтический разбор работы не принято. Происходит что-то неприятное, чему хочется сильно сопротивляться. Таролога будто бы выбивают из седла, в котором он чувствует себя уверенно. Мы же тарологи! Зачем нам весь этот психологический материал? Хочется говорить о картах и раскладах, но только не о том, что именно данный клиент задел в тарологе, отчего тот утратил контакт с картами или остался с крайне ядовитым осадком после консультации.

Возможно, говорить об этом неприятно, но писать об этом, на наш взгляд, можно и нужно. Данную книгу можно было бы с натяжкой охарактеризовать как работу о процессуальной Таро-супервизии. Но если без сложных слов и терминов, то эта книга призвана напомнить тарологам, что у них есть психика, в которой происходят определенные процессы. Эти процессы можно объяснять с помощью тех же карт Таро, а можно – с помощью богатейшего опыта психологии и психотерапии. Говоря совсем просто, книга о том, чем психотерапевт, дружественно относящийся к Таро-сообществу, может быть полезен практикующему тарологу в его работе со сложными клиентами.

Конечно, выбор, пользоваться ли этой помощью, остается за читателем. Наверное, все то же самое объясняется и чисто эзотерическим языком. Но почему же тогда такое количество тарологов все больше интересуется психологией? Не исключено, что клиент не всегда хочет слышать эзотерический язык, так как боится его, и тогда психологическое объяснение ему нравится больше. Возможно, Таро и эзотерика могут не все, и есть системы, которые лучше освещают те или иные явления. В нашем опыте, если специалисту удается помирить в своем сознании две только с виду конкурирующие системы (психологию и эзотерику), он существенно обогащает свой опыт, его интерпретации становятся более разнообразными и глубокими, а практика в целом только развивается и укрепляется. Эта книга пригодится не только тарологам, но и любому специалисту, работающему с людьми.

Геннадий Белявский и Константин Соколов

О формате супервизии

Супервизия является как раз той практикой, которую Таро-сообщество могло бы без всяких колебаний позаимствовать у психологов. Речь идет об очень ценной возможности, как для начинающих, так и опытных специалистов, получить профессиональное сопровождение своей практики.

Супервизанд, или практик, который запрашивает супервизию, обращается к своему старшему коллеге, или супервизору, с некоторой сложностью, появившейся в связи с определенным случаем в работе или в связи с некоторым кризисом практики в целом.

Супервизия – это тот «постдипломный» формат профессиональной помощи, когда начинающий специалист уже окончил обучение, но находится еще в самом начале своего профессионального пути, и ему только предстоит построить собственную практику. Конечно, его ждет множество сложностей, которые просто не могли быть в полной мере учтены в учебной программе его школы. Речь идет уже не столько о теории, хотя в этом вопросе супервизия также может оказаться полезной, сколько о практических сложностях взаимодействия с «живым» клиентом.

Как правило, супервизанд приносит своему супервизору «некую сложность», с которой он столкнулся в работе. Сложности могут быть разными, что, в свою очередь, определяет формат супервизии:

1. Дидактическая супервизия направлена на восстановление некоторых теоретических пробелов в работе. Супервизанд может не знать достаточно глубоко отдельные карты, ему может недоставать палитры значений или потребоваться какой-либо специфический расклад. Такие супервизии больше направлены на теорию, чем на практику, но они полезны любому тарологу, так как никто не может знать всего. Подобное же общение с более опытным супервизором может придать новый ракурс уже известным теоретическим вопросам или восполнить те пробелы в обучении, оставшиеся после окончания основного курса. Такая супервизия особенно полезна начинающим практикам.

2. Поддерживающая супервизия направлена на коллегиальную поддержку, что опять-таки полезно как начинающим, так и опытным коллегам. Для новичков их практика сопряжена с огромным количеством сомнений, так как параллельно формируется их профессиональная идентичность. Здесь поддержка опытного старшего коллеги крайне важна. Опытный же коллега сталкивается с несколько иным родом проблем. Будучи уверенным в себе, наработавшим огромную практику, он может страдать от серьезной проблемы эмоционального выгорания. С ней действительно сложно оставаться один на один, и такой коллега нуждается в поддержке не меньше, чем новичок.

3. Процессуальная супервизия перемещает акцент с теории на практику и имеет дело с самим процессом работы. Здесь речь идет уже не столько о том, что означает та или иная карта, сколько о том, какие сложности могут возникать в момент самой консультации или после нее. Таролог может остаться после очередного клиента в крайне разобранном состоянии, получив токсичный осадок, который он никак не может переварить. Казалось бы, все было правильно с точки зрения прочтения символов карт, но все же именно данному клиенту удалось проделать что-то такое, что сильно «подкосило» супервизанда, и ему нужна помощь старшего коллеги. В подобном формате супервизии огромное значение имеет психология. Супервизор помогает подметить те психологические тонкости, которые супервизанд упустил из виду. Это могло произойти из-за нехватки собственных психологических знаний либо в силу того, что сложно удерживать в сознании одновременно уровень символики карт и сопутствующий психологический фон консультации.

 

Конечно, можно назвать и некоторые иные форматы супервизии. Для тарологов, на наш взгляд, перечисленные три формата являются наиболее ценными. В книге мы будем говорить преимущественно о третьем формате – процессуальной супервизии. Каждая глава будет посвящена одному практическому случаю. Конечно, в реальной супервизии никто не придерживается такой жесткой структуры презентации случая. Супервизанд говорит так, как чувствует, а супервизор проясняет с помощью вопросов неясные моменты. Однако есть ряд вопросов, которые задаются всегда, и согласно этим вопросам мы и будем представлять случаи в главах.


Вопросов в реальности может быть гораздо больше, но те, что перечислены выше, представляют собой определенный каркас, на котором можно строить презентацию случая.

Очень часто между супервизором и супервизандом разворачиваются те же бессознательные процессы, которые имели место между тарологом и анализируемым клиентом в момент консультации. Вот почему для супервизора важно не только знание системы Таро, но и психотерапевтическая подготовка и опыт. Психика клиента не способна была самостоятельно справиться с собственной проблемой, поэтому клиент пришел к тарологу, чтобы «взять его психику напрокат». Супервизор нужен, когда «двух психик», клиента и таролога, оказалось недостаточно для переваривания проблемы. Чтобы этот порочный круг не продолжился, супервизор действительно должен иметь собственный богатый опыт психотерапии в клиентской и терапевтической позиции. У него должны быть знания и навыки того, как проходит супервизия, чтобы процесс действительно имел пользу.

Мы практически не встречали коллег в Таро-среде, которые бы оказывали такую услугу, отчасти потому, что формат супервизии еще не прижился в Таро. В то же время существует совсем небольшое количество коллег-психологов, способных оказать качественную процессуальную супервизию в Таро. Мы надеемся, что эта книга пробудит интерес к данному формату работы и супервизия приживется в Таро-сообществе так же, как она ценится в психотерапевтической среде. Супервизию в психологии берут столько, сколько работают. Дело здесь не столько в собственной компетентности, сколько в технике безопасности и экологичности своей работы.

Глава 1
Симбиотический характер


Презентация случая: Юлия


Запрос на супервизию: супервизанд – женщина-коллега, таролог с 15-летним стажем работы. После консультации с клиенткой испытывает сильнейший эмоциональный дискомфорт. Вопрос: «Почему я никак не могу успокоиться?»

Описание клиента: Юлия, 29 лет. Около двух лет замужем. Высшее образование. Интересная и престижная работа.

Основная проблема клиента: около года назад примерно в этот же период у Юлии случился выкидыш. Это вызвало у нее сильный шок и переживание утраты, от которого она едва оправилась. Сейчас она снова беременна, и срок приближается к тому, на котором в прошлом году у нее случился выкидыш. Юлия испытывает сильнейший страх, что на этот раз травмирующая ситуация может повториться. Ее вопрос звучал следующим образом: «Смогу ли я выносить ребенка, которым сейчас беременна?»

Обстоятельства и факты: Юлия посещала различных докторов, которые сказали, что у нее нет видимых диагнозов или иных физиологических проблем, которые подтверждали бы подобный риск. Они рекомендовали пробовать снова, но Юлия настолько напугана, что будто бы не слышит рекомендации докторов. Она, по ее словам, каждый день сдает анализы, чтобы убедиться, что все в порядке и ее беременность сохранна.

Дополнительно удалось установить, что первая неудачная беременность случилась, скорее, под давлением семьи ее родителей и родителей мужа. Юлия, рассказывая об этом, постоянно уточняла, что она тоже хотела этого ребенка, как будто защищая своих родных от возможной критики. Речь шла об обычном желании старшего поколения дождаться внуков. На тот момент у Юлии была интересная работа, которая ей очень нравилась. Были гармоничные отношения с любимым мужем, в браке с которым клиентка состояла уже год.

Юлия – единственный ребенок у своей матери. Отец очень рано умер, и с двух лет мать Юлии «поднимала» ее одна. Интересной фигурой является также бабушка по материнской линии. Клиентка описывает ее как постоянно болеющую женщину с проблемами артериального давления, частыми госпитализациями и постоянными причитаниями «я скоро помру». Оказалось, именно бабушка настояла на переносе даты свадьбы Юлии на почти полгода раньше, чем планировали сами влюбленные, – говорила, что хочет успеть побывать на их свадьбе, так как может просто не дожить. Ей пошли навстречу, ускорили процесс. Но бабушка как была живой, так и продолжает жить, правда все так же постоянно жалуясь на здоровье и обещая свою скорую кончину. Юлия попыталась спросить, когда бабушка все же умрет, на что супервизанд отказалась отвечать, так как это входило в список ее запрещенных вопросов, но про себя отметила, что подобный вопрос выявляет скрытую агрессию Юлии к своей бабушке.

Описывая себя, Юлия говорила, что она склонна постоянно тревожиться, но на этот раз в связи с беременностью просто не может совладать со своей тревогой.

Феноменология: скованность, зажатость, сильная тревога в голосе. Постоянно теребит свои руки.

Проделанная работа: на самом деле, супервизанд не смогла однозначно прочесть расклад о прогнозе на беременность. Она его поняла, скорее, как очередную неудачную попытку, но не стала говорить об этом Юлии, сконцентрировав свою интерпретацию на объяснении того, что такое «самореализующееся пророчество». Она объяснила, что если чрезвычайно концентрироваться на негативном результате, то его можно в итоге и получить, поэтому Юлии необходимо переключить свое восприятие данной темы на более оптимистичный лад. Когда клиентка спросила, как это сделать, коллега почувствовала свою полную беспомощность, как будто ее саму «выбили из седла» подобным вопросом. Чуть придя в себя, она нашла выход в том, чтобы проверить на картах саму тему материнства в судьбе клиентки. Там не оказалось абсолютно никаких противопоказаний. На этом коллега и сосредоточилась и стала говорить о том, что вселенские силы не препятствуют материнскому счастью Юлии, разве что сама клиентка.

Символический осадок: перевернутый Маг, Сила, Девятка Жезлов и перевернутая Тройка Мечей.

Эмоциональный осадок: после консультации тревожное состояние будто бы передалось коллеге. Ей хотелось позвонить Юлии вдогонку, дать еще больше ободряющих посланий и рекомендаций, как будто беременна была не Юлия, а сама коллега, и удача данной беременности стала ее личным делом. С одной стороны, коллега осталась в сильной тревоге, с другой – с настойчивым желанием проконтролировать случай Юлии. Фактически она была готова полностью курировать ее беременность дистанционно, что было несвойственно ее практике.

Случай требовал беседы на тему того, что в психологии называется симбиотическим характером.

Теория

Цель этого материала – познакомить практиков Таро, которые не имеют психологического образования, с тем лучшим материалом, который уже давно изучен и хорошо описан в психологической литературе. Проблема в том, что язык этой литературы может показаться очень сложным и непонятным неискушенному в данных вопросах читателю. Именно поэтому в таких лекциях мы не изобретаем ровным счетом ничего нового, а простым и понятным языком стараемся объяснить важные вещи, которыми оперируют профессиональные психологи и психотерапевты. В частности, в двенадцати главах, посвященных типам характеров, мы главным образом будем опираться на две профессиональные и очень важные книги: Н. Мак-Вильямс «Психоаналитическая диагностика» и С. Джонсона «Психотерапия характера».

Важно не только поделиться психологическими знаниями, но еще и адаптировать эту информацию для формата Таро-консультации. Все же психотерапия и Таро-консультирование – это не одно и то же, хотя можно найти очень много общих черт. Но цели и возможности у этих форматов разные, поэтому мы постоянно будем оговариваться на предмет того, как описываемая нами информация может быть применена практиками Таро в работе.

Итак, характер. Перед тем как рассматривать какой-либо определенный тип, важно обсудить, что это вообще такое и почему практику Таро эти знания могут оказаться полезными. Развитие человека начинается с самого его рождения и постепенно проходит через несколько очень важных этапов. Мы никогда не развиваемся психологически так стремительно, как в первые годы жизни. Перед ребенком и его окружением стоит сложная задача – превратить неговорящего и не осознающего себя младенца во взрослую личность, которая способна гармонично встроиться в человеческое общество.

Конечно, этот процесс никогда не проходит идеально. Те потребности, которые есть у ребенка, не всегда удовлетворяются родителями, или удовлетворяются неправильно. Но развитие не может прыгать через ступеньки, и даже во взрослом возрасте психика требует «доделать» то, что не произошло должным образом в детстве. В итоге мы получаем взрослого, который еще не решил свои младенческие, детские или подростковые проблемы. Он будет пытаться завершить процессы, для чего, конечно же неосознанно, втянет в этот процесс окружающих людей.

Характер – это устойчивая структура, которая предполагает в человеке некоторые незавершенные задачи развития, способы мышления, основные чувства, модели поведения, неосознанные установки и механизмы психологической защиты. Интересно отметить: таких типов характера в психологической литературе описывается двенадцать, что невольно заставляет вспомнить о двенадцати знаках зодиака. Это очень хорошая метафора: как и в гороскопе человека присутствуют все 12 знаков, просто выраженных в разной степени, так и в психике человека будут присутствовать все 12 радикалов характера. Один или два будут ведущими, а черты других могут быть практически незаметными.

Зачем Таро-консультанту знать это? Дело в том, что клиент, приходящий на Таро-консультацию, будет разворачивать всю драму своего характера не только в вопросах к картам, но и в отношениях с консультантом. Помним, что у него есть определенная незавершенная задача развития, которая как магнит тянет человека к тому, чтобы он закрыл эту проблему. Но он ее не осознает. И более того, он чаще всего делает все возможное, чтобы удовлетворения потребности так и не произошло. Получается довольно печальный сценарий: «Я хочу быть счастливым, но невольно делаю все возможное, чтобы этого не произошло». Если консультант не разбирается в этих вопросах, то для такого клиента он станет «очередными граблями», на которые тот наступит. То есть будет разыгран сценарий, где консультант повторит те же ошибки, которые когда-то в жизни клиента совершили его родители.

С одной стороны, можно об этом не беспокоиться. Вы же не его родители и не его психотерапевт. Но все же, с другой стороны, для повышения качества работы хорошо бы «не играть против» клиента в этих вопросах. Вы не измените характер клиента и уж точно не решите его проблему за одну консультацию. Характер – это чрезвычайно устойчивая структура, и на его проработку уходят годы психотерапии. Но вы точно можете направить клиента к соответствующему специалисту, если сформулируете для него его же проблему и подскажете, как он сам саботирует собственное благополучие.

Именно поэтому каждый характер мы рассматриваем в одной и той же последовательности. Сначала будем говорить о том, что именно «делали или не делали» с ребенком, что привело к данной проблеме. Детство – очень важный фактор, и чтобы как следует понять взрослого, нужно заглянуть в его прошлое. Затем мы постараемся понять, какую незавершенную задачу психика клиента пытается все же закрыть, хоть пока и безуспешно. Именно эту задачу клиент и принес на консультацию, только не озвучил вслух. Но впечатление от вашей работы будет зависеть в том числе от того, насколько вы почувствуете его проблему.

Далее мы посмотрим, к каким взрослым проблемам представитель данного характера приходит, а это диктует основные темы его вопросов к картам. Мы постараемся проанализировать, каков он в контакте с консультантом, а также дадим основные рекомендации, которые помогут консультанту быть полезным для данного типа характера. Итак, симбиотический характер.

 
Детство

Давайте представим себе маленького ребенка, который только научился ползать и, возможно, ходить. Как правило, это конец первого года жизни. Такой малыш для многих родителей – целая проблема. За ним нужен глаз да глаз, потому что он везде лазит, берет в руки и в рот все, с чем сталкивается, иными словами, он активно исследует окружающий его мир. Но с маминых рук он слез еще совсем недавно, и, конечно, мама для него по-прежнему крайне важная фигура. Единственная разница в том, что сейчас у него появляется еще один интерес – внешний мир, и ребенок, как челнок, постоянно курсирует между мамиными объятиями и такими интересными предметами внешнего мира. И, если вы это замечали, делает он это необычным образом. Он находит новый предмет, трогает его и обязательно оглядывается на маму. Ему важно не только понять, с чем он взаимодействует, почувствовать предмет, но и посмотреть на реакцию мамы в этот момент. Если мама рядом, на ее лице выражается спокойствие, восхищение и интерес, ребенок понимает, что предмет, который он держит в руках, – хороший, с ним можно играть, и, таким образом, он встраивается в его картинку внешнего мира. Обратите внимание, что ребенок в этом возрасте реагирует не на то, что мать ему говорит, а, скорее, на то, как она это говорит. Информация считывается не со слов, а с интонации и с мимики матери. Если мама выражает тревогу и беспокойство, например, когда ребенок дотрагивается до чего-то потенциально опасного, ребенок понимает, что этот предмет плохой и трогать его нельзя. Исследовать мир без материнской реакции ребенок не может, так как мать для него пока самый важный объект во Вселенной.

А вот теперь давайте представим себе ситуацию. Стоит только ребенку отползти от матери, как на ее лице выражается крайний ужас. Ребенок еще не успел ничего найти во внешнем мире, а мать уже посылает ему сигнал, что он в опасности. Причин такого поведения может быть множество. Мать может оказаться очень тревожной. Наверняка она сама не готова выйти из слияния с малышом и дать ему чуть больше свободы, чем раньше. Или она просто не может справиться с собственным раздражением, что ей приходится постоянно следить за ребенком, который «подвергает себя опасности».

Еще пример. Ребенок нечаянно поранился. Это происходит постоянно, так как он еще только начал изучать окружающий мир. Конечно, почувствовав боль, он тут же стремится обратно к маме «в домик», чтобы она его защитила, напитала ощущением безопасности и потом он смог бы снова отправиться «в очередную экспедицию». Но мать начинает ребенка не жалеть, не «дуть на ранку», а отчитывать. Помним: не важно, что она в этот момент говорит. Ребенок слышит не слова, а интонацию, и видит крайнее неодобрение в ее глазах. Конечно, постепенно у него может отпасть желание исследовать мир в принципе. И он «принимает решение», что лучше ему оставаться рядом с мамой. А этот окружающий мир – да ну его!

Мама человека с симбиотическим характером – это вообще «виртуоз». Она принципиально не отпускает от себя ребенка, чем блокирует его потребность в отделении и исследовании окружающего мира. Такая мама, например, может отказаться взять на руки ребенка после того, как тот поранился. Послание такое: «В следующий раз будешь знать, как без спроса лезть куда не нужно!» Ребенок заходится в плаче, тянет к маме ручки, а она его отталкивает. Ребенок оказывается перед невозможным выбором – внешний мир и свой интерес или мама. Конечно, он выберет маму, так как тот самый внешний мир без маминой помощи он все равно не поймет. Да что там, без мамы он просто не выживет!

С. Джонсон называет таких детей «присвоенными». Это неудивительно, так как такие мамы проделывают одну вредную вещь. Ребенок в этом возрасте крайне эмпатичен. Он считывает настроение и состояние мамы практически на уровне ясновидения. И эта его способность начинает бессовестно эксплуатироваться. «Ты такой заботливый! Ты всегда знаешь, что мама хочет!», а дальше «желательно» добавить: «Не то что твой папаша-дебил!» Ребенку это нравится, а если при этом его наказывают за выражение своей активности, агрессию, самостоятельность и желание исследовать окружающий мир, то он просто отказывается от самого себя ради мамы.

Собственная личность так и не может развиться, так как ребенок ничего о себе и своих желаниях не знает. Он хорошо понимает, что нужно маме, так как впитывает в себя ее личность, взгляды на мир и идентичность целиком, и уже не может без нее существовать. Формируется устойчивая симбиотическая связь.

Проблема

Но психика все равно требует отделения и сепарации, и человек в будущем оказывается в ловушке: «Я или любимый человек?» Выбирается второе, так как первое – это вообще что-то непонятное. Личность может чувствовать себя целостной только в слиянии с другой.

Взрослый период

Вырастая, симбиотический тип имеет сниженное чувство самоценности. Он всегда занижает силу собственного влияния, проявляет недостаток инициативы и очень плохо понимает, чего хочет. Он крепко слит с тем, с кем в данный момент находится в отношениях. Как правило, это все еще родственник. Но необязательно. Иногда симбиотический тип успешно меняет, скажем, маму на мужа, который очень на нее похож. И все продолжается уже в новой паре.

В основе лежат следующие установки: «Ты можешь иметь либо меня, либо себя», «Я ничто без тебя», «Мне не нужно ничего, в чем ты не мог бы участвовать», «Я не могу быть счастлив до тех пор, пока тебя нет рядом со мной» и, конечно, «Я ответственен за твое несчастье».

У симбиотического характера проблема не только в том, чтобы отделиться от другого и понять что-то о своих собственных потребностях. У него отключена агрессия, которая для этого крайне необходима. Еще в детстве его отучили злиться, поэтому во взрослом возрасте человек «не может как следует разозлиться», чтобы сделать что-то для себя. Агрессия продолжает восприниматься на детском уровне, как разрушительная. Она наносит раны и уничтожает, поэтому ее нужно запрятать как можно дальше.

Конечно, многое зависит от того, как решены остальные задачи развития. Поэтому в одном случае человек может перекладывать ответственность за свои действия и состояния ума на своего партнера, а в другом он начинает принимать на себя непомерную ответственность за самочувствие других людей. Помним, мама хорошо этому научила еще в самом детстве. Человек так и продолжает метаться между тем, что нужно ему, и тем, что нужно его окружению. Сильное приближение к людям вызывает страх контроля, а сильное отдаление вызывает просто невыносимую панику покинутости и одиночества. Симбиотический тип действительно убежден в том, что сам он не выживет.

Человек сливается в своем опыте с окружающими людьми. Четкие границы отсутствуют, что приводит к замешательству в вопросах ответственности. Развивается исключительная чувствительность к чужим мыслям и чувствам, а также сильная внушаемость.

Основные вопросы на Таро-консультации

1. Кто я и чем мне заниматься? Это типичный вопрос симбиотического характера. У человека внутри полный хаос в отношении своих собственных желаний. Он хорошо понимает, что нужно партнеру, но очень плохо понимает сам себя.

2. А что скажет или подумает …, если я сделаю …? Этот вопрос по-прежнему сильно заботит симбиотического человека. С одной стороны, он хочет чего-то для себя, а с другой – не может сделать этого без санкции значимого партнера.

3. Можно ли мне …? Именно в такой формулировке. Клиент спрашивает разрешения, причем не совсем понятно, у кого именно – у консультанта, у карт Таро, у судьбы, у кармы или у самого Бога. Без подобной санкции он не посмеет даже думать о том, что ему нужно лично. Конечно, вся ответственность в таком случае перекладывается на Таро-консультанта.

Рекомендации Таро-консультанту

1. Клиент пришел за сепарацией, которую ему жестко запретили еще в самом детстве. Он будет спрашивать о самостоятельности, но при этом демонстрировать полную несамостоятельность. Для консультанта важно поддержать само стремление, пусть клиент даже не готов к этому. Если сильно «обломать» его тем, что требуется, к чему он не способен (хотя на данный момент это может быть чистой правдой), вы проделываете с ним то же самое, что делала в его детстве мать.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»