Отбор. Двое против всех

Текст
5
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Нет времени читать книгу?
Слушать фрагмент
Отбор. Двое против всех
Отбор. Двое против всех
− 20%
Купите электронную и аудиокнигу со скидкой 20%
Купить комплект за 349  279,20 
Отбор. Двое против всех
Отбор. Двое против всех
Аудиокнига
Читает Tina Gold
200 
Синхронизировано с текстом
Подробнее
Отбор. Двое против всех
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

ПРОЛОГ

Огромная империя Бестерад раскинулась от берегов тёплых морей до отрогов Северных гор, за которыми простирались лишь безжизненные снега. Империя находилась в расцвете своего могущества и благополучия. Народ не бедствовал, знать не строила заговоров. Так, по крайней мере, считал император Теодор, твёрдой рукой приведший империю к мировой славе. Но, похоже, какие-то проблемы в империи всё же назревали…

Императорский дворец в столице столиц – Лидже – утопал в роскоши, возвышаясь над городом с прибрежного холма. Весь комплекс зданий дворца заставлял гостей замирать перед ним, кого от восторга, а кого от зависти. Великолепный парк, раскинувшийся на южной стороне холма, террасами спускался к широкой и полноводной Биче. У пирса качались на лёгких волнах прогулочные ялики, а на рейде несли вахту сторожевые корабли имперского флота.

Младший наследный принц Рэдмон лениво потягивал фруктовый напиток, сидя на зелёной веранде нижней террасы у Биче. Все знали, что наследник любил это место и старались не попадать ему на глаза, когда он находился здесь в уединении. Вдруг ветерок донёс до ушей его имя, сказанное женским голосом со злобой и раздражением. Не выказывая своего близкого присутствия, наследник послал говорившим незаметное заклинание магического «уха».

– … меня злит, что этот щенок получит сейчас такой карт-бланш! Император заставляет его жениться, чтобы отдать под его управление южные провинции. А почему не отдать их Маркусу?! Море, жемчуг, берилловые рудники! Через несколько лет у нас было бы собственное королевство! Так нет! В любимчиках у императора младший сынок, который с успехом перепробовал половину дворцовых девиц, а папаша ему ещё и отбор устраивает. Лучшую жену выбрать! Тьфу! – слышно было, что сестра даже по-настоящему сплюнула, выражая своё негодование и пренебрежение. – А мой Маркус опять остался всего лишь министром двора! Где справедливость?!

Ответа её собеседника не было слышно, из чего наследник заключил, что разговаривала Инесса с кем-то по зеркальнику.

– Понятно… предсказуемо, – тихо прошептал принц. – Но что за отбор затеял отец? И, главное, мне ни слова! – принц тихо вышел из беседки и незаметно спустился к самому берегу, чтобы подняться наверх по другой лестнице. Он не хотел, чтобы сестра заметила его и заподозрила в подслушивании, но «ухо» ещё работало, и принц продолжал слышать часть разговора, поднимаясь к матери, у которой легче всего можно было узнать об отборе.

– Не верю, что ты сдалась, – хмыкнула собеседница Инессы. – Наверняка разработала целый план как сорвать этот отбор.

– Наоборот, дорогая! Я приложу все силы, чтобы он состоялся! Только невесту нашему милому мальчику выберу сама, – она щёлкнула крышкой и положила зеркальник в карман платья. Пришло время серьёзно заняться младшим братом.

Императрица Беатрис в послеобеденное время обычно отдыхала на верхней террасе. Туда и поднялся Рэд, гонимый неприятным предчувствием.

– Матушка, – не стал он долго испытывать своё терпение. – Что за отбор затеял отец? Разве мы не договорились, что я сам решу вопрос своей женитьбы?

– Рэдди, – мать до сих пор звала его детским именем, хотя наследнику исполнилось уже тридцать пять лет. – Ты всё-таки узнал до объявления! Я говорила Теодору, что лучше предупредить тебя, но ты же знаешь отца. Его взбесил последний случай с женой княжеского посла. Не стоило тебе так откровенно флиртовать с ней и злить отца.

– А ему не стоило запрещать мне походы в трактиры! – зло воскликнул принц. – Но назначать отбор из-за безобидного флирта?! Не слишком ли?!

– К сожалению, сын, вы оба упёрлись в стену взаимного непонимания. Император теперь не уступит. Он уже назначил управляющую отбором – свою сестру, а она уже начала рассылку приглашений. Назад не повернуть и ничего не отменить. Насколько я знаю, приглашены девицы из всей империи и соседних государств, в возрасте от восемнадцати до тридцати лет. Незамужние и не имеющие никаких брачных обязательств в виде помолвок и предварительных договоров.

– Вот как?! – неприятно удивился принц. – Да, такой размах уже не остановить, а от тётки Улиссы я вообще не жду ничего хорошего. С неё станется пригласить на отбор даже страшную уродину, чтобы досадить мне. Спасибо, матушка! Кто предупреждён – тот вооружён. Я найду чем и как ответить отцу на его «заботу».

– Будь осторожен, сын. Я на твоей стороне, но всё же отнесись к делу серьёзно. Разве среди десятков девиц не найдётся та, кто заденет твоё сердце?

– Вряд ли, – усмехнулся принц, и вышел, поцеловав мать в щёку, состояние которой в последнее время вызывало у него беспокойство. Беатрис совсем перестала интересоваться жизнью дворца, мужа и сына. Она часами просиживала на веранде, любуясь видами Биче и парка, забывая об окружающем мире. Но и поводов особо волноваться у наследника не было. Мать была внешне здорова и рассуждала вполне здраво, а то, что не хотела ни с кем разговаривать, так она всегда отличалась сдержанностью речи, чувств и эмоций.

Покинув мать, принц отправился в канцелярию дворца, чтобы посмотреть список приглашённых девиц и заранее ознакомиться с теми, кого прочат ему в невесты.

***

Марсела крутила в руках пафосное приглашение, полученное утренней магической почтой, и раздражённо фыркала себе под нос.

– Надо же! Императору приспичило женить беспутного наследника! И ради этого «светлого» события все должны бросить свои дела и прыгать вокруг охамевшего принца, изображая небывалый восторг. Какая чушь! Отец, я не поеду! – обернулась Марси к королю, сидящему за своим столом в кабинете.

– Не получится, дочь, – вздохнул тот и отодвинул от себя какой-то документ. – Ты же заметила, что послание магическое. Его невозможно игнорировать и нельзя скрыть его получение. Мы оба брали приглашение в руки и во дворце императора уже знают, что мы его получили. Как говорится в твоём бывшем мире – уведомление о доставке получено.

– Чёрт! Неудачненько, – согласилась принцесса и брезгливо отбросила приглашение на стол. – Зря я его в руки брала!

– И я брал, так что никуда не денешься – придётся ехать.

– Может, мне срочно помолвку объявить? – жалобно заскулила Марсела.

– Сейчас уже нельзя, приглашение получено. Надо было месяц назад соглашаться на предложение герцога Эмета, – назидательно напомнил король.

– Да кто же знал, что император объявит отбор?! – яростно воскликнула принцесса. – Ненавижу! Все планы мне нарушили!

– Ну-ну, – король встал и подошёл к дочери, примирительно обнимая её за плечи. – Ты же не думаешь, что именно ты обязательно станешь невестой принца? – с лукавым намёком прошептал он на ухо дочери. – Девиц там будет несколько десятков, принц тебя и не заметит, – с тонким намёком произнёс он.

– Хочешь сказать, я такая неприметная серая мышка? – обиделась принцесса, но посмотрев на отца, догадалась о скрытом смысле его фразы. – Думаешь, получится? – обнадёжилась она.

– Думаю, что ты у меня умница и обязательно найдёшь выход из положения без демонстративного отказа и неприятностей на нашу голову, – король чмокнул дочь в макушку и погладил по плечу.

– Ты прав, – задумчиво согласилась Марсела. – Я попробую… Когда надо выезжать? – уже от двери спросила она отца.

– Первого цветана1 надо быть во дворце. У тебя пять дней и опаздывать нельзя, Марси. Пойдёшь порталом.

– Я поняла, отец. Я буду готова.

Марсела вышла, и король устало откинулся на спинку кресла. Тяжело ему даётся сохранять спокойный и даже беспечный вид. Он до сих пор переживает за Марселу и оберегает её от реалий местного мира. Но ведь всю жизнь соломку подстилать не будешь, как говорит Марси. Когда-то ей придётся начать самостоятельную жизнь. Что ж, пусть это будет императорский отбор. Вот и выясниться чего они с дочерью достигли за пять лет.

Всего пять лет прошло с тех пор, как его дочь, его Марселу, удалось вернуть из того ужасного грязного технологического мира, куда занёс её стихийный портал. Марселе было всего несколько месяцев отроду. Няня впервые вывезла девочку на прогулку за пределы усадьбы. Но, откуда не возьмись, с моря налетел шквалистый ветер, в вихре которого возник мощный стихийный портал и затянул их в свои глубины.

Жена короля – Симона – вмиг постарела от горя, замкнулась в себе, потеряв надежду обрести потерянную дочь. А через пару лет ушла в монастырь. Однако сам Игнаций – король и пространственный маг – не сдавался. Много лет снова и снова, рискуя жизнью, он переходил в разные миры, заодно составляя карту исследованных миров, пока однажды в далёком технологическом мире на окраине вселенной, не получил отклик крови. Его дочь была здесь!

Однако ушёл ещё не один земной год, пока Игнаций нашёл девочку в далёком сибирском городе. Правда, девочка уже выросла во взрослую двадцатилетнюю девушку, училась в местной академии и не подозревала о других мирах. Мудрая нянька до поры до времени оберегала её от этих знаний. Эта женщина практически совершила подвиг по спасению королевской дочери. Сумела устроиться в новом мире, и устроиться совсем неплохо, вырастить и воспитать дитя и сохранила в себе веру, что их обязательно найдут, рано или поздно. А как иначе?! Ведь король Игнаций был сильнейшим пространственным магом мира Амбетлор.

Игнаций с улыбкой вспомнил, как доказывал дочери своё и её внеземное происхождение, а также их кровное родство. Причём дочь потребовала сдать анализ крови на ДНК-тест и только после этого согласилась вообще слушать их историю. Его дитя – аналитический ум!

 

Задерживаться долго в техническом мире было нельзя: собственная магия Игнация иссякала, потому что в окружающем поле Земли её было очень мало и подпитываться магу было неоткуда. У него были накопители, но их могло не хватить на обратный переход. Поэтому вскоре после теста, они вернулись на Амбетлор. Перед уходом дочь вместе с няней набрали столько вещей, предметов, семян, растений, всякой бытовой утвари и мелочей, что с трудом хватило двух полноценных пространственных карманов для их переброски.

Однако Игнацию и самому стал интересен мир, приютивший когда-то его дочь, и он тоже набрал в свой карман местных «игрушек»: машины, оружие, оборудование для сельхозработ и производства, инструменты, приспособления, схемы водоснабжения и много другой полезной информации, собранной в их справочниках и энциклопедиях.

Да, на Земле не было магии, но зато была развитая техническая инженерная мысль, которая двигала вперёд цивилизацию. Вернее, потребности людей заставляли изобретателей и учёных рождать нужные для прогресса вещи. Всё, что на Амбетлоре делала магия, на Земле делала техника. И никаких чудес.

Прошло пять лет. Кажется, Марсела вполне освоилась в родном мире, но беспокойство грызло Игнация и требовало принять меры безопасности. Нет, на Амбетлоре не обижали попаданцев, однако и вводить их в круг высшей знати никто не собирался, такие случаи были единичными. К иномирцам относились с прохладной настороженностью. Ни с одним из известных миров Амбетлор не вступил в официальные отношения. Марсела не была попаданкой в полной мере, но выросла в другом мире и к Амбетлору ещё не совсем привыкла. Кроме того, она ещё не очень уверенно пользовалась магией и многих заклинаний просто не знала, хотя как маг была довольно сильна и здесь на Амбетлоре у неё проявилась отцовская пространственная магия. Однако она училась всего лишь на третьем курсе. Поэтому, отбросив воспоминания, Игнаций вызвал командира своего гарнизона.

– Дрэгор, назначь Марселе охрану из проверенных людей. Командиром пойдёшь сам. Через два-три дня вы едете с ней в столицу. Набери артефактов слежения, отвода глаз, маскировки. Марси из виду не выпускать ни на мгновение! Все контакты пересылать мне! Я должен знать всё и всех, кто находится рядом с дочерью. Сам понимаешь, у неё совсем мало опыта жизни в магическом мире. Не подведи, Дрэгор!

– Так точно, ваше величество! Мы все любим принцессу и считаем за честь служить ей. Мы не подведём!

– Зайдёшь потом к казначею и получишь живые деньги, но кроме того, возьми, – король снял с руки браслет и подал начальнику охраны. – Здесь переговорник, печать для документов и ключ к банковским вкладам. У Марси тоже есть, но мало ли что случится.

Король отпустил Дрэгора и сел к столу, чтобы собственноручно написать ответ в имперскую канцелярию лично для герцогини Улиссы Гровер. В витиеватых выражениях Игнаций выражал благодарность за приглашение на отбор и заверял, что принцесса Марсела Догертон обязательно прибудет в императорский дворец к назначенному сроку.

Внезапно дверь кабинета распахнулась и в него влетела, другого слова не подберёшь, молодая красивая женщина с капризным выражением лица.

– Игнац! Что я слышу?! Марсела едет в столицу империи, а я?! Я тоже хочу в столицу! Хочу видеть императора! Хочу бывать на балах отбора! Хочу видеть и знать про отбор всё сама! Это же так интересно и волнующе!

– Изабелла, – король поднялся навстречу жене. – Мы не можем сейчас ехать в столицу. Во-первых, нас не приглашали. Распоряжение касается только девушек брачного возраста, свободных от брачных обязательств. Во-вторых, наши дети ещё малы, чтобы оставлять их на нянек надолго одних. Мальчики очень подвижны и нуждаются в постоянном внимании и контроле.

Во втором браке у Игнация родились два мальчика-погодки, которым сейчас было семь и восемь лет. По меркам магического мира очень мало. Новая королева, взятая по договору из старого аристократического рода, к сожалению, магией не обладала. И сыновья не смогли перенять полностью магический дар отца. Они были магами, но уже не такими сильными как Игнаций, и уж тем более не получили дара пространственной магии, оставшись обычными боевиками.

Но король мальчишек всё равно любил, правда, не так трепетно, как старшую дочь. Вот у Марселы и магия, и дар были на уровне королевского рода. Ей не хватало только знаний и практики, но она уже многое умела и могла. Учителя и наставники занимались с ней не зря. Да и вообще, с Марселой короля связывала не только кровь, не только память о первой жене и благодарность к ней, но и общие испытания, преодоление трудностей и опасностей в других мирах. С Марселой они были друзьями, сподвижниками и настоящими товарищами.

Но вот с мачехой у Марси отношения не сложились. Игнаций видел, что дочь прилагает усилия сохранять хотя бы видимость внешнего мира, однако Изабелла не давала ей ни малейшего шанса. Королева ревновала мужа к старшей дочери и исподтишка мелко по-женски пакостила ей. Король всё видел, но мер пока не принимал. Марсе тоже надо учиться жить в любых условиях. Конечно, никакой крупной диверсии против старшей дочери, он бы не допустил, но считал, что тренировка нервов просто необходима.

Саму Изабеллу король изредка одёргивал и предупреждающе наказывал лишением нарядов и праздников. А чем ещё можно наказать действующую королеву? Разводом? Это была несбыточная мечта, потому что разводы на Амбетлоре, в отличие от Земли, были очень сложны и поэтому крайне редки, так как почти все браки, особенно браки королей, имели магическую основу. Да, он не смог оспорить мнение совета по поводу новой жены, но и полюбить эту женщину тоже так и не смог. Да, какое там полюбить! Просто относиться к королеве с уважением было не за что! Однако и измен со стороны Игнация пока не было. Он занимал себя работой и всё больше отдалялся от жены.

Игнаций вздохнул, возвращаясь в действительность и вслушиваясь в претензии Изабеллы.

– … и я не намерена сидеть в этой глуши ради твоих прихотей, – уловил он последние слова.

– Хорошо! – внезапно согласился король. – Ты тоже едешь в столицу, одна, без детей, но с компаньонкой и охраной. Проверишь состояние нашего столичного замка и отвезёшь моё личное послание императору.

– А ты? – растерялась от такого предложения Изабелла. Одна она ещё никуда не ездила и тем более не выполняла такие серьёзные поручения.

– А я с сыновьями начну объезд наших границ. Давно пора провести ревизию гарнизонов. Заодно загляну в Гент и проведаю Симону.

Изабелла сразу замолкла. Против прежней королевы, которая когда-то добровольно ушла в монастырь, а ныне стала известной настоятельницей самого крупного монастыря, она не могла сказать и слова. Внутри себя Изабелла ненавидела первую жену короля, потому что Игнаций до сих пор её любил, но Белла умела скрывать свои чувства и научилась выражать почтение по отношению к Симоне. Правда, она не знала, что её показная вежливость никого не обманывает, и что король прекрасно знает истинное положение дел.

– Как скажешь, дорогой, – склонила она голову. – Тогда я могу собираться?

– Да, иди, дорогая.

Жена вышла, а король вздохнул и придвинул ещё один лист для письма. Теперь уже самому императору. На материке осталось всего с десяток государств, которые сохранили свободу от империи. Нет, может быть, у императора хватило бы сил и таланта захватить все земли, но каждая из оставшихся самостоятельных территорий, имела какую-то особенность. Эти особенности и помогали сохранить независимость. Например, у короля Игнация в его королевстве Славенция находился межмировой портал, а сам король Игнаций слыл могущественным пространственным магом.

С такими правителями император предпочитал дружить, а не воевать. И давать им видимость свободы, а не вторгаться на их территории. Потому что, например, сильных пространственных магов в мире можно было по пальцам пересчитать. И с ними лучше дружить. Ведь они могут не только сами уйти хоть куда, но и привести в этот мир хоть кого и хоть откуда. И император, и король прекрасно понимали эту зависимость друг от друга и поддерживали приятельские отношения, вернее, их видимость.

Закончив письмо, Игнаций скрепил его личной печатью и отложил в сторону. Кажется, пришло время начать более активную политику. Империя в последнее время позволяет себе слишком много, ведёт себя с независимыми государствами, как с сателлитами, но ведь королевство и само чего-то стоит. И хорошо стоит, так что амбиции империи пора укоротить.

– Надо ещё связаться с князем Матишем Орсаном, – вдруг встрепенулся король и застрочил новое письмо.

Княжество было соседом королевства. С Матишем короля Игнация связывала не только дипломатия, но и товарищеские отношения. Они часто затевали совместные проекты на пользу обоих государств. Например, построили общую дорогу, соединяющую их столицы, образовали совместную геолого-разведочную экспедицию в нагорье, да и по многим мелким вопросам сотрудничали по-соседски.

Внезапно Игнаций отвлёкся от письма и внимательно оглядел комнату. У него возникло ощущение, что за ним наблюдают. Сделав пасс, король запустил в кабинете поиск артефактов-шпионов. Через несколько секунд на стол свалились два миниатюрных записывающих кристалла.

– Жабы болотные! – выругался король и сжёг шпионов коротким разрядом. – И ведь каждый раз проверяем! Робин! – окликнул он помощника. – Посмотри по камерам, кто заходил в кабинет!

– Да, мой король!

– Вот и узнаем, кому тут спокойно не сидится и почему, – пробурчал Игнаций.

Земных следящих устройств во дворце было много, но знали о них всего несколько проверенных человек.

ГЛАВА 1

– Леон, возьми одно подразделение, прокатимся сейчас до Брашица. По рапортам дорожной стражи там снова появилась чья-то шайка. Надо проверить, а то гости прибывают и не все из них идут порталами. Стыдно, если на имперской дороге они встретят бандитов.

– Да, мой принц! – бодро откликнулся помощник. – Мы всегда готовы.

Рэдмон перевёл взгляд на казармы, где уже началось движение гвардейцев и вздохнул с облегчением: отец не успеет его остановить.

До назначенного императором отбора осталось ещё три дня. Замок уже был полон гостей, и они продолжали прибывать. Для невест в дворцовом комплексе выделили отдельный особняк, стоящий в глубине сада. Усилили охрану, наняли дополнительно слуг.

Вся эта суматоха угнетала, и заставляла Рэда находить поводы исчезать из замка. С раздражением он думал о начале отбора, когда, по правилам, он будет целый месяц находиться во дворце и участвовать в мероприятиях вместе с кандидатками. Да, по разную сторону барьера, так сказать, но всё равно без права отказаться. Худшего положения и быть не могло! Но приказ подписан, и магия отбора уже действует.

Костеря в душе отца на все лады, Рэд ежедневно вырывался из замка, ловя последние дни свободы. Сегодня он сорвался в дежурный рейд на тракт. Из-за большого количества богатых экипажей на оживлённом тракте вновь появились налётчики.

– Давишь их, давишь, откуда они появляются снова? – проворчал Рэдмон, проверяя подпругу.

– Из деревень ближайших, – лениво отозвался Леон. – Может, жрать нечего, а, может, это у них ремесло такое.

– А почему им жрать нечего? – заинтересовался принц. – Работать не хотят? Вроде налоги у нас приемлемые?

– Налоги имеют один размер для каждого сословия по всей империи, – нехотя ответил Леон. – Может, это и правильно, но только земли империи – разные. И доход с них – разный. К примеру, здесь, в центральной провинции земли бедные, урожаев с них не дождёшься. Вот люди и ищут любой другой промысел.

– Как-то я об этом не думал, – задумчиво отозвался Рэд и окинул взглядом готовое к выезду подразделение. – Готовы? Вперёд!

Группа всадников выметнулась за ворота дворца, скрываясь в шумных улицах столицы.

***

Марсела передумала переходить в столицу порталом. Она хотела посмотреть страну. Правда, от их Орлина до имперской Лиджи было две недели пути верхом. Но в империи существовали стационарные порталы в крупных городах. Марсела выбрала смешанный путь: день – верхом, к ночи – портал. До столицы империи надо было пройти три портала, поэтому выехать следовало за четыре дня раньше.

Нет, можно было уйти отцовским порталом сразу до столицы, но тогда Марси опять не увидит империю и не познакомится со своим родным миром. И так пять лет со времени прихода с Земли, она безвыездно жила в королевстве. Пора поглядеть и на другие земли.

Ещё можно было ехать на мобилях. Их в парке отца было несколько. От земных машин мобили отличались магическими двигателями. Но! Только в их Славенции были дороги, годные для мобилей. Их строили маги плавлением базальтовых пород. А вот дороги империи для мобилей совсем не подходили. Они были в основном грунтовыми или выложенными камнем, и во время дождей превращались в грязные лужи. А там, где дороги были мощёными, мобили скакали по стыкам грубо отёсанных камней, рискуя повредить шины. Так что основным средством передвижения в мире Амбетлор были по-прежнему лошади.

 

Кроме того, особо выделяться на фоне других кандидаток, Марсела не хотела. Она хотела прикинуться незаметной серой мышкой и выбыть из отбора где-то к середине, а, если получится, так и раньше. Потому что в принципе не хотела замуж! Ей всего двадцать пять. Марсела хотела свободы, путешествий, новых друзей, новых впечатлений, а не запертые двери дворца, пусть и небывалой красоты.

В этом мире женщины-аристократки редко имели другие занятия, кроме ведения дома и воспитания детей. Хотя законы империи не запрещали женщинам учиться и заниматься предпринимательством, но обычаи и традиции осуждали деловую активность аристократок и среди них было мало женщин, занятых серьёзными делами.

А у Марселы такие дела были! В Славенции она развивала швейное производство и книгопечатание. А сам Игнаций, впечатлённый земными машинами и механизмами, внедрял похожие механические новинки в жизнь королевства. Так в королевстве появились мобили, экипажи для перевозки большого количества людей в городе по типу земных конок. В своей столице – Орлине – Игнаций ввёл правила движения на улицах для экипажей, верховых и пешеходов. На перекрёстках стояли регулировщики, и в Орлине уже давно не было хаоса на улицах. Вместе с Марселой они приспособили многие земные бытовые приборы к магическому миру, заменив в них электрические двигатели на магические кристаллы.

За пять лет таких нововведений королевство резко шагнуло вперёд, но хвалиться достижениями король Игнаций не спешил. Вначале надо было закрепить успех. Его королевство Славенция было небольшим и находилось на окраинах материка, далеко от столицы империи. И этот факт давал ему надежду избежать пристально внимания имперской службы безопасности раньше времени.

Игнаций не боялся нападения империи на своё королевство, но опасался, что их успехи вызовут зависть, и королевству начнут вредить.

Отбор, который внезапно объявил император, грозил привлечь к королевству лишнее внимание. Это не нравилось Игнацию. Но отказаться от участия они не могли. Теперь вся надежда была на сообразительность и удачу Марселы. Игнаций верил дочери, но всё же установил следящие заклинания на одежде и на предметах принцессы. Магия мира позволяла получать данные из любой точки. Лишь бы магия там была.

Игнаций подозревал, что императору доносят об изменениях в Славенции, но одно дело читать донос, другое – видеть глазами. Император и представить не мог истинный размах дел.

Игнаций отвлёкся от размышлений и взглянул на карту в кабинете. Здесь отражался путь Марселы. Сейчас магический огонёк мигал на подходе к столице. Марселе оставались день-два пути. Но что происходило на дороге, Игнаций видеть не мог. А жаль…

Отряд, который сопровождал Марселу, следовал мимо Старого урочища. По местным легендам в этом месте когда-то произошла битва магов. С того времени лес стол мёртвым, не рос и не умирал, в нём не было птиц и зверья, но находили приют разбойничьи шайки и отшельники.

– Дрэгор! – Марси подозвала командира своего отряда. – Я чувствую угрозу. Приготовьтесь!

Марси и сама придвинула ближе под руку сумку с боевыми артефактами и проверила сюрикены. На Земле она несколько лет занималась контактным каратэ и тренировками с метательным оружием. Няня объяснила ей, что самозащита – важнейшее дело. И Марси старалась, ведь их с няней было всего двое, вступиться за них было некому. А потом пришёл отец и очень хвалил её и благодарил няню за такие умения дочери. Они пригодились на Земле, пригодятся и на Амбетлоре.

Отряд подобрался и сгруппировался вокруг Марси. Их было немного – десять человек, но все парни были опытными бойцами, так что особой тревоги Марси не испытывали, но всё-таки…

Предчувствие не обмануло. Когда дорога сузилась настолько, что чёрные мёртвые деревья, казалось, срослись над головой ветвями, а сама дорога начала извиваться закрученной лентой, на одном из поворотов на них напали.

Бой сразу принял ожесточённый характер. Марсела сражалась рядом со своими бойцами. Может, она уступала им в физической силе, но не в ловкости, меткости и не в магии. Её сюрикены и фаерболы выводили из строя противника также, как и клинки её охраны. Однако противников было больше. Лучшей тактикой в этом случае было прорваться и сбежать с места стычки. Но именно этого им сделать не позволили. Дорогу впереди и сзади перекрыли срубленные деревья. Драться пришлось на небольшом пятачке и теперь уже до победы. Про поражение у Марси даже мысли не мелькнуло.

Лёгкое ранение от скользнувшего по плечу дротика, заставило Марселу отвлечься от боя. Стерев кровь и убедившись, что рана неопасна, она просто замотала её пропитанной лечебным составом лентой. Такие ленты в их королевстве научились делать по типу земных лейкопластырей: в середине слой лечебного состава, по краям – липкая основа, и теперь они входили в обязательную аптечку каждого бойца. Кстати, сами такие аптечки были новым словом в армии этого мира. Игнаций не зря побывал на Земле. Он вынес оттуда много полезных идей и уже применил их у себя в Славенции.

Закончив с обработкой раны, принцесса окинула взглядом место боя. Теперь силы противников почти сравнялись. Бандиты несли ощутимые потери, всё-таки парни из её отряда знали своё дело. Но помощь им всё же не помешала бы.

И как будто боги услышали Марси. С другой стороны завала послышался воинственный клич. Дерево, перекрывающее путь, взметнулось вверх и было отброшено с дороги в чащу леса. Марсела впечатлилась. В её отряде таких сильных воздушников, способных поднять и переместить огромный ствол, не было.

Сразу с освобождением дороги, в бой вступил отряд имперских гвардейцев. Об этом говорили их мундиры и их оружие. Только имперцы имели право на арбалеты и пистоли. Бандиты в пылу сражения ещё не заметили новой силы и продолжали наседать, но вот их главарь разглядел мундиры и издал оглушительный тревожный свист.

Банда бросилась врассыпную и через мгновение на дороге никого из них не осталось, кроме убитых.

– Тессина2, всё в порядке? – обратился к Марселе командир гвардейцев. – Почему не выпустили шар тревоги сразу? Мы могли бы подоспеть на помощь раньше.

– Шар тревоги? – Марси обернулась к командиру своего отряда. – Дрэгор?

– Забыл, госпожа, – пожал тот плечами. – Налетели внезапно, не до шара было.

– Командир отряда охраны не должен забывать о сигналах тревоги, – жёстко отчитал Дрэгора гвардеец.

Дрэгор опять пожал плечами и промолчал, мол, виноват, но всё уже закончилось. Однако Марселу задел тон, которым гвардеец выговаривал её охране, и она сурово осадила его.

– Чем выговаривать путешественникам, лучше поставили бы на тракте в опасных местах магическое наблюдение. Это, кстати, обязанность империи – охранять дороги. Или вы работаете по принципу: спасение утопающих – дело самих утопающих? – съязвила она в сторону гвардейцев.

Рэдмон аж задохнулся от несправедливости. Они тут рвались на помощь бедным путешественникам, а тут не бедные рыбки-мальки, а зубастые акулы, которые и сами могут дать отпор!

– Тесса разбирается в охранном и военном деле? – язвительно парировал он. – Неожиданно!

– Тессина! – поправила его девица. – Да, разбираюсь! Ничего сложного, если подумать головой.

Они так и не представились друг другу, а после короткой перебранки и не хотелось этого делать.

– Дрэгор, – окликнула Марси. – Если у нас нет раненых, продолжим путь!

– Слушаюсь, госпожа! Лёгкие ранения есть, но меры уже приняты. Готовы двигаться дальше!

– Тогда – вперёд!

Марси, не прощаясь и не оглядываясь больше на гвардейцев, резко взяла быструю рысь, торопясь покинуть опасный участок. Принц озадаченно глядел ей вслед. Девушка его не узнала или вообще не знает принца? Только этим можно объяснить свободную манеру разговора, как с равным и явно недовольный тон. Откуда она, интересно? Причём, девица явно не из бедных, хотя одета по-походному, совсем не в духе аристократок. Но при ней есть отряд охраны с очень приличной выучкой, а это дорогое удовольствие. Интересно…

– Мой принц, – размышления Рэда были прерваны его помощником. – Мы раскинули магическую сеть. Она указывает нахождение бандитов. Арестовать или прикончить на месте?

1Цветан – первый летний месяц
2Тесс, тесса, тессина – обращение к мужчине, женщине, девушке, независимо от положения в обществе
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»