БестселлерХит продаж

Кровь на клинке

Текст
Из серии: Шатун #3
43
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Нет времени читать книгу?
Слушать фрагмент
Кровь на клинке
Кровь на клинке
− 20%
Купите электронную и аудиокнигу со скидкой 20%
Купить комплект за 568  454,40 
Кровь на клинке
Кровь на клинке
Аудиокнига
Читает Пожилой Ксеноморф
319 
Синхронизировано с текстом
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

– Главное, чтобы дом был. А дальше проще будет, – отмахнулся Шатун. – Я б вообще в том имении многое сделал. И мастеров всяких там собрал. Одна большая мастерская, для всяких задумок.

– А жить с чего станешь? – удивился следопыт.

– А сейчас с чего живу? – ответил Руслан вопросом на вопрос. – Задумок у меня много. И ежели их правильно в дело запустить, с них серьезный доход получить можно. Плохо то, что в этих местах ни угля, ни железа не добывают. Все привозить приходится. А от этого любая железка только дороже становится.

– Умеешь ты удивить, княже, – растерянно протянул Роман, почесывая в затылке.

* * *

Начав выходить из дома, Руслан попытался вернуться к работе в мастерской, но почти сразу понял, что одной левой тут не управиться. Правая рука все еще плохо действовала, а любое серьезное усилие сразу отзывалось болью в спине. Дежуривший рядом с ним Андрей, лучший стрелок десятка, заметив его мрачное настроение, принялся задавать вопросы и, узнав, в чем проблема, тут же предложил вызвать в помощь одного из своих племянников.

– Он, княже, спешить и вовсе не умеет, – принялся заверять Руслана казак. – Иной раз так бы и дал пинка, чтоб шевелился шибче. Но коль дело какое поручишь, все от сих до сих сполнит. Ты не сомневайся. Будет делать, как велишь.

– Вызывай, – чуть подумав, кивнул Руслан.

Казак был прав. Толковые руки ему сейчас были нужны. Из-за ранения встали все работы. Даже Митрича озадачить толком не получалось. Ведь начертить свою очередную задумку Шатун тоже толком не мог. А тут ловкие, сильные руки, приставленные к не самой бестолковой голове. А самое главное, что работать казачок будет только под его, Руслана, постоянным контролем.

По делам службы все шло ни шатко, ни валко. Горцы на их участке заметно притихли, а после разгрома большого отряда так и вовсе затаились. Зато у соседей то и дело возникали проблемы. Но вылезать со своими предложениями о помощи Руслан не спешил. Не те люди и не та служба, чтобы это было так просто. К тому же разница в вооружении вспомогательных подразделений. Вооружать другие отряды за свой счет Шатун не собирался.

Митрич по его просьбе изготавливал новые винтовки и револьверы про запас, попутно пуская новое оружие в продажу, в первую голову казакам, но это пока была капля в море. Даже советы самого атамана не могли сдвинуть эту махину с места. Как ни крути, а выходили новинки весьма дорогими, и удешевить производство просто не получалось. Хотя нужно было признать, что у многих офицеров из местных гарнизонов подобные стволы уже вошли в моду.

Люди, прослужившие в этих местах достаточно долго, чтобы понимать, что от качества оружия зависит их собственная жизнь, на таких вещах не экономили. Так что худо-бедно, но торговля оружием и боеприпасами шла.

С этими мыслями Руслан въехал на свое подворье и, перебросив поводья Мишке, аккуратно слез с коня. Двигаться быстро пока получалось плохо. Кое-как переодевшись, Шатун попросил подать чаю в кабинет и, присев к столу, принялся медленно вычерчивать так называемый волшебный фонарь.

Ничего сложного. Матовое стекло, на котором нарисованы фигурки птицы или животного в движении, установленное на вращающуюся ось, и лампа в центре этого сооружения. Крутишь ручку, стекла вращаются, и кажется, что нарисованное животное движется. Не самая замысловатая забава, но для состоятельных людей может стать весьма интересной. Местная публика, ввиду удаленности от столиц, на подобные забавы была падка.

Голоса в коридоре вывели Руслана из задумчивости. Отложив карандаш, Шатун обернулся к двери, когда та распахнулась, и ввалившийся в кабинет человек с порога повалился на колени. Пытавшийся удержать его Мишка досадливо закусил губу и уже примеривался, как бы покрепче приложить нежданного посетителя кулаком по затылку, когда Руслан жестом остановил его.

– Кто вы, сударь, и почему позволяете себе врываться сюда, словно в кабак? – спросил он, пытаясь рассмотреть нежданного посетителя.

– Не гневайся, князь, – вдруг взвыл посетитель пароходной сиреной. – Ваше сиятельство, князь, ваше благородие, помоги!

Мужик разогнулся, и Руслан с удивлением понял, что знает этого человека. Тот самый купец, который рискнул вызвать его на кулачный бой в ресторане. Но теперь, растеряв весь свой апломб, он выглядел растерянным и каким-то жалким.

– Я вас помню, сударь, – задумчиво протянул Шатун, разглядывая гостя. – Встаньте и изложите свое дело. Только без лишних слов. Миша, что там с чаем? – повернулся он к денщику.

– Сей момент будет, княже. Самовар уже вздули, – заверил денщик, настороженно поглядывая на посетителя.

– Так что у вас случилось? – спросил Шатун, дождавшись, когда купец встанет.

– Горцы семью скрали, ваше благородие, – ответил купец, судорожно вздыхая.

– Когда, где, при каких обстоятельствах? – посыпались вопросы.

– Третьего дня. Они из Ставрополя сюда ехали, а их в степи переняли и увезли. Слугу да кучера убили, жену, детишек двоих да няньку ихнюю схватили и в горы увезли, – коротко доложил купец, взяв себя в руки.

– Откуда известно, что горцы? – подумав, уточнил Руслан.

– Так я письмо от них получил. Денег хотят, – развел купец руками.

– Ну, а от меня-то вы чего хотите? – не понял Шатун. – Случай это не первый, заплатите денег, вернут семью. Или у вас с наличностью проблема?

– Да есть деньги, есть. Собраны уж, – отмахнулся купец. – Тут другое. Ваше сиятельство. Знаю я, что выкупить семью можно. Но ведь горцы, они хитрые, деньги возьмут, а семью не отдадут. Так и станут давить, пока не выжмут досуха.

– И чего же вы хотите от меня? – уточнил Руслан.

– Помоги, ваше сиятельство. Сделай так, чтобы семью сразу вернули, – взвыл купец, снова бухаясь на колени.

– Да встаньте вы, сударь, – поморщился Руслан. – Не надо мне тут лбом полы проламывать. Где это случилось, знаете?

– Конечно. Сам там был.

– На карте показать сможете?

– Попробую, – растерялся купец.

Руслан быстро раскатал на столе жалкое подобие нормальной карты, и купец несколько минут тщательно изучал ее, шевеля губами. Потом, уверенно ткнув пальцем в промежуток между городами, заявил:

– Вот тут все было. Они как раз ручей переехали.

– Не наша зона ответственности, – подумал Шатун с некоторым облегчением. – Когда вы должны передать им деньги? – повернулся он к гостю.

– Сказали, еще письмо пришлют, – вздохнул купец.

– Сказали? – насторожился Руслан. – То есть человек, передавший вам письмо, находится в городе?

– Торгаш один с базара принес. Он и с горцами торговлю ведет.

– Узнать его сможете?

– Конечно.

– Хорошо. Сейчас уже поздно, а вот завтра я буду на базаре. Пошлю с вами своего человека, и вы покажете ему того торговца. Остальное – мое дело. Все понятно?

– А как же семья? – не понял купец.

– Я вас, почтенный, не учу, как товар выбирать? Вот и не учите меня мое дело делать, – отрезал Руслан. – Завтра пополудни жду вас в чайхане Арама. Запомнили?

– Ага.

– Добре. А теперь ступайте, – закруглил Руслан разговор.

Поклонившись, купец вышел из кабинета, в дверях чуть не столкнувшись с Мишкой, который нес поднос с чаем.

– Отправь Васятку, пусть хорунжего приведет, – приказал Руслан, поблагодарив денщика за чай.

Спустя полчаса вызванный казак не спеша прихлебывал чай, аккуратно откусывая от пряника небольшие куски. Закусив, казак расправил усы и, отодвинув от себя стакан, негромко спросил:

– Случилось чего, княже?

– У купца из наших семью под Ставрополем украли.

– Это из каких таких наших? – не понял хорунжий.

– Он здесь, в городе живет и торговлю имеет. Но это бог бы с ним. Людей убили. Слугу и кучера. А теперь горцы за семью выкуп требуют. Завтра к полудню пойдем в чайхану к Араму, и ты отправишь с тем купцом кого из наших казаков. Он ему покажет того торговца, который письмо привез. Есть у меня думка, что торговец тот с непримиримыми не только торговлишкой пробавляется. Все понял?

– Походить за ним придется, – уверенно кивнул казак.

– Верно. Но прежде того торговца твои бойцы в чайхану ко мне приведут. Я ему кое-что скажу. А после посмотрим, что он делать станет и куда побежит. И вот тут твои парни должны будут из шкуры выпрыгнуть, но точно узнать, с кем он встречаться станет и куда те люди потом пойдут. Не нравится мне, что местные торгаши с непримиримыми дела ведут.

– Ага, понял. Все сполним, княже. Не изволь беспокоиться, – заверил Руслана хорунжий.

– Только пусть переоденутся. А то казака и так за версту по выправке видать, а в черкеске и вовсе словно фонари ночью будут.

– Не изволь беспокоиться, княже. Я малых наших смотреть пошлю.

– Каких малых? – удивленно вскинулся Руслан.

– Так родичей младших. Племянников да сынов. Кто на мальчишек внимание обратит?

– Так-то оно так, но как бы мальчишки не упустили чего по юности лет.

– Не сомневайся, княже. Не упустят, – заверил хорунжий, горделиво подкручивая ус. – Мы их давно по науке воинской натаскиваем. Вот и посмотрим, чему выучились.

– Ну, дай-то бог, – вздохнул Руслан, понимая, что ничего иного им не остается.

Казаки и вправду были очень приметны. Особенно теперь, когда почти все воинство отправилось в поход. А вот мальчишек на улицах всегда много. Отправив хорунжего, Руслан вернулся к своему рабочему столу и, присев, отодвинул в сторону начатый чертеж. Нужно было как следует обдумать ситуацию.

Эту операцию требуется провернуть без сучка, без задоринки, чтобы все в округе поняли, что шутить с контрразведкой себе дороже. А самое главное, после выкупа купеческой семьи требовалось показательно наказать виновных в покушении. Чтобы другим неповадно было. Осталось решить, как это сделать. Наилучшим вариантом было бы при этом еще и деньги вернуть, но тут уж как получится. Но самое главное, за такое нападение должен ответить весь клан.

 

История с уничтожением тропы заметно отрезвила горячие головы многим непримиримым, но, похоже, они решили, что случившееся вдалеке от города никак местную власть не заинтересует. Не учли, умники, что купец этот живет в городе, где контрразведка первая власть. А значит, придется приводить горцев в чувство.

От раздумий Руслана отвлек вернувшийся со службы Рязанов. Войдя в кабинет, он устало поздоровался и, присев к столу, принялся рассказывать последние новости, касавшиеся дел службы. Внимательно выслушав его, Руслан кивнул и в свою очередь поведал о возникшей неприятности.

– Это что же получается? Ставропольские ушами прохлопали, а нам теперь подтирать за ними? – мрачно спросил граф, внимательно выслушав рассказ.

– Выходит так, – вздохнул Шатун.

– И ведь не откажешь, – мрачно кивнул Рязанов. – Что делать собираешься?

– Наказывать. Семью вытащим, и их накажем. Громко, показательно. Так, чтобы надолго запомнили, – зловеще пообещал Руслан.

– Только не говори, что хочешь весь клан вырезать, – охнул граф.

– Я ж не зверь, – отмахнулся Руслан. – Нет. Узнаем, где обитают, и всю тропу им в долину разрушим. Я под это дело побольше взрывчатки выделю. Пусть в своих горах хоть до посинения сидят. Деньги бы еще купцу вернуть, но это дело второстепенное. Хотя было бы неплохо.

– И как ты собираешься такое провернуть? – иронично поинтересовался граф. – Не забывай, что твое присутствие это не только гарантия, что горцы вернут семью, но и гарантия им, что они уйдут с места встречи с деньгами. В противном случае они всех схваченных убивать станут.

– Деньги они получат и с ними уйдут. А вот что с ними после станется, не моя забота, – ехидно усмехнулся Шатун.

– А с торговцем тем что делать станем? Думаешь, лазутчик непримиримых?

– Пока не знаю, – пожал Руслан плечами. – Вот завтра поговорю с ним, а там посмотрим. В любом случае это дело нужно прекращать. Хотят непримиримые торговать, пусть приходят в долину без оружия. Точнее, оружие при себе пусть имеют, только белое.

– И как ты себе это представляешь? Несколько кланов в городе? Да они нам тут все разнесут, – возмутился Рязанов.

– Нет. В город им ходу не будет. Надо с торговцами поговорить и устроить торг за заставой. Раз в месяц, к примеру.

– Это с торговцами обсуждать надо, – помолчав, вздохнул в ответ граф.

– Значит, обсудим. Вот дело сделаем и обсудим, – заверил Шатун, обдумывая мелькнувшую мысль.

* * *

Войдя в чайхану за четверть часа до назначенного времени, Руслан едва заметно улыбнулся девчонкам-подавальщицам, кивнул стоявшему за стойкой сыну хозяина и, присев за знакомый уже столик, внимательно осмотрелся. Быстро подошедший к столу юноша коротко поклонился и, обмахнув стол полотенцем, спросил:

– Чего изволите, ваше сиятельство?

– Скажи отцу, что я пришел ради его кофе, – усмехнулся Шатун. – Ну и казакам, чего сами спросят, подай.

– Отца еще нет, но кофе скоро будет.

– У него учился варить? – слегка насторожился Руслан.

– Конечно, – развел юноша руками. – Не извольте беспокоиться, князь. Варю не хуже отца, – заверил он и поспешил на кухню.

– Купец идет, – тихо сообщил Роман, сидевший лицом к окну.

– Вовремя, – кивнул Руслан, щелкая крышкой часов.

Ввалившийся в чайхану купец быстро осмотрелся и, увидев парня, ринулся к столу.

– Ваше сиятельство! – завопил он на весь зал. – Я уж не чаял…

– Тихо, сударь. Тихо, – осадил его Руслан. – Незачем всему базару знать, зачем вы здесь. Присядьте, – жестко приказал он.

– Прощенья просим, ваше сиятельство, – вздрогнув, сбавил купец тон и осторожно присел на край лавки. – Так что мне делать?

– Сейчас хорунжий укажет вам человека, которому вы должны будете показать того торговца. После вы отправитесь по своим делам. Дальше мы сами. Не стоит вам без дела на базаре мелькать. Будут новости какие, сразу ко мне ступайте. А ежели вы нам понадобитесь, позовем. Есть вопросы?

– Никак нет, ваше сиятельство.

– Вот и хорошо. Ступайте, сударь, с богом, – закруглил Руслан разговор.

Кивнув, купец поднялся и, подхваченный под локоток Романом, покинул чайхану. Проводив его взглядом, Шатун повернулся к хорунжему и, хищно усмехнувшись, приказал:

– Как покажет, сюда его. Только вежливо. Бить после станем, ежели слов не поймет.

Подавальщицы принялись накрывать на стол, и собравшиеся замолчали, отдавая должное свежайшей выпечке и восточным сладостям. Минут через десять вернувшийся Роман уселся на свое место и, коротко кивнув Руслану, ухватил с тарелки свежий пряник.

– Знаешь его? – на всякий случай поинтересовался Шатун, даже не надеясь на положительный ответ.

– Из местных. В ауле за длинным оврагом живет, – последовал неожиданный ответ.

– Вот и хорошо. Чаю попьешь и сюда его пригласишь. Вежливо. Поговорим.

– Сделаю, княже, – усмехнулся казак, одним глотком допивая чай и выскакивая из-за стола.

Вернулся он в сопровождении пожилого горца. Усадив его за стол, Роман уселся на свое место и, повернувшись к Руслану, представил:

– Знакомься, княже. Магомед. Известный на нашем базаре торговец. Его все честным человеком считают.

– Святое имя носишь, почтенный. С таким обманывать нельзя, – кивнул Шатун, рассматривая гостя.

– Кого я обманул, князь? – возмутился горец.

– Я не говорил, что обманул, – качнул Шатун головой. – Но есть у меня к тебе разговор, от которого и будет зависеть, кем тебя на базаре считать будут.

– Говори, князь. Что знаю, честно скажу, – насупившись, кивнул торговец.

– Скажи мне, почтенный, кто тебе письмо для купца передал?

– Кунак привез, – тут же последовал ответ. – Он в горах живет.

– Непримиримый? – насторожился Руслан.

– Нет, уважаемый, – решительно открестился горец. – Их клан мирно живет. Бывает, что молодые шалят, но в долины в набег не ходят.

– А кунаку кто письмо дал? – не унимался Шатун.

– А вот ему непримиримые привезли, – нехотя вздохнул торговец.

– Это они людей скрали? – влез в разговор хорунжий.

– Да, – опустив голову, тихо вздохнул Магомед.

– Не расстраивайся, почтенный, – успокоил его Руслан. – Ты никого не предаешь. Больше того. Ты сейчас клан своего кунака от беды спас. Мы ведь это дело так не оставим. Начнем всех участников трясти. А как мы это делать умеем, ты уже слышал.

– Избавь нас Аллах от такого, – зябко передернул торговец плечами.

– Где тот клан живет, ты знаешь? – поинтересовался Шатун.

– Нет. Я в те места не ездил, – поспешил откреститься Магомед. – Они, если надо, сами к нам приезжают.

– Получается, ты здесь товар покупаешь, а после у себя в ауле им продаешь, я тебя правильно понял? – уточнил Руслан.

– Правильно. Они в город ходить не любят. Говорят, с гяурами дела вести, себя позорить. А в чем позор? – вдруг спросил торговец, явно начиная горячиться. – Вот ты умный, князь. Скажи, в чем позор? Кому плохо, что я со всеми торгую?

– Никому, – твердо ответил Руслан. – Глупые они, эти непримиримые. Их обманывают, а они верят. В книге сказано, что пророк, да святится имя его, сам купцом был, и от Китая до франков все страны прошел. Со всеми торговал. Нет греха в честном деле. Так что не слушай их. Глупые они, – повторил Руслан, задумчиво барабаня пальцами по столу. – Как они хотят тебе второе письмо передать?

– Не знаю, – качнул торговец головой, медленно оглаживая бороду. – Наверно, опять сами придут или через кунака пришлют. Не знаю.

– А кунак твой где живет? – подумав, спросил Шатун.

– Аул Надар-юрт знаешь? Там.

– Благодарю тебя, уважаемый. Это все, что я хотел у тебя узнать, – закруглил Руслан разговор.

– Я могу дальше торговать? – вдруг спросил горец.

– Конечно, – развел Шатун руками. – Я торговлей не занимаюсь, я бандитов ловлю.

– На базаре говорят, кто тебе поперек дороги встал, долго не живет, – помолчав, осторожно отозвался торговец.

– Не в этом случае, – усмехнулся Шатун. – Гонца не душат, посредника не убивают. Ты честный человек, и ты только посредник. Ступай с миром и ничего не бойся.

– Храни тебя Всевышний, князь, – склонил торговец голову и, поднявшись, вышел.

– Так, браты, – помолчав, вздохнул Руслан. – Аул этот надо под колпак взять, чтобы не упустить момент, когда непримиримые с весточкой приедут.

– Сделаем, княже, – решительно кивнул хорунжий.

– Я пойду, – вдруг заявил Роман. – И молодых своих возьму. Пусть учатся правильно зверя выслеживать.

– Это еще не все, – вздохнул Шатун. – Твоей команде придется в горах сидеть до того момента, когда непримиримые обратно с деньгами пойдут. Вот тогда вам придется их обстрелять и отбить деньги. А когда мы подойдем, показать тропу, по которой они в долину спускаются. Сможете?

– Все сполним, княже, – подумав, азартно пообещал Роман.

– Парней береги, – буркнул Руслан, вздыхая. – В драку очертя голову не лезьте. Обстреляли их, и в сторону. Главное, снять того, кто с деньгами поедет, и не дать горцам к мешкам подойти.

Непримиримые не признавали бумажных денег, и выкуп всегда брали только монетой. Серебром, а при особой удаче золотом. Так что про мешки было сказано не для красного словца. Купец собрал выкуп в серебре, а это два весомых мешка, которые просто так не утащишь.

– Коня бить придется, – скривился Роман. – Ну да ничего не попишешь.

– Кладите и коня, и всадника. Наглухо, – жестко приказал Руслан. – Деньги их главный повезет, так что заодно и накажете.

– Добре. Сделаем, – решительно кивнул следопыт.

– За торговцем-то этим ходить станем? – уточнил хорунжий.

– Не надо. Аул под колпак. Заодно узнаем, как часто туда непримиримые приезжают. А главное, сделайте так, чтобы про вас ни одна собака не пронюхала. Никто кроме нас не должен знать, что вы за тем аулом следите.

– Оно и понятно, – закивал следопыт.

– Ну, раз понятно, тогда расходимся и начинаем готовиться, – подвел Руслан итог.

Казаки поднялись и дружно затопали к выходу. Руслан, бросив на стол рублевую купюру, кивком головы попрощался с сыном хозяина и, выйдя на улицу, задумчиво осмотрелся. Ехать в мастерскую не имело смысла. С одной рукой возиться с нитроглицерином – себе проблем наживать. Немного подумав, Руслан махнул казакам и, сев на коня, направил его к кузне Митрича. Нужно было выяснить, как идут дела с продажей оружия.

Увидев его, кузнец широко улыбнулся и, передав дела подмастерью, шагнул навстречу.

– Хотел уж сам к тебе идти, – пробасил он, оглаживая бороду.

– Никак новости есть? – насторожился Руслан.

– Имеются, – приосанился кузнец. – В мастерскую пошли, там погуторим.

Заведя Руслана в святая святых своей кузни, мастер прошел в дальний угол и, погремев железом, вернулся, неся в руке увесистый кошель.

– Изволь, Шатун. Твоя доля, – прогудел он, отдавая кошель.

Хмыкнув, Руслан распустил завязки и, заглянув внутрь, удивленно присвистнул. В кошеле оказались золотые червонцы.

– Это откуда роскошь такая? – поинтересовался Руслан, поднимая взгляд. – Ты кому оружие продавать начал?

– Как уговаривались. Казакам, – развел кузнец руками. – Да ты дурного не думай. И вправду казаки покупают, как взбесились. И добро бы реестровые, молодые. А тут те, которые уже из реестра списаны. Старики.

– Ветераны? – по-своему переспросил Руслан.

– Они, – кивнул мастер. – Я уж не успеваю винтовки выделывать. Да и с железом плохо. Боюсь, заказывать придется. А это цену поднимет.

– А чего раньше молчал, пенек каменный, – беззлобно ругнулся Шатун.

– Так не думал, что такое быть может. Хлама-то железного у меня всегда хватало, а тут все сараи подчистил, и все одно мало.

– Ладно. Подумаю, чем помочь.

– Да чем ты-то помочь можешь, княже? – изумился кузнец. – Это ж не разбойника какого пришибить. Тут да. Тут тебе равных нет. А вот в торговом деле ты ни уха ни рыла не смыслишь, уж прости.

– Я не смыслю, зато есть у меня всякие разные знакомые, которые смыслят, – хмыкнул Руслан в ответ.

– Ну, попробуй, – пожал кузнец плечами, с сомнением почесав в затылке.

Обговорив все текущие вопросы и пообещав принести чертежи с новыми задумками, Руслан отправился домой. Но едва только он успел переодеться в домашнее, как Мишка сообщил, что его срочно желает видеть давешний купец. Велев проводить гостя в малую гостиную и подать чаю, Шатун отправился туда сам. Купец едва не вбежал в комнату и, едва обозначив поклон, с порога спросил:

– Ну что? Известно чего стало?

– Ну, новостей от нас ждать было бы странно, – пожал Шатун плечами. – Все новости в первую голову вы узнаете.

– Как это? – не понял купец.

– О том, что вы помощи у нас просили, никому не известно. И это так и должно оставаться. А похитители связываться будут с вами.

 

– Так что же, просто сидеть и ждать? – растерялся купец.

– А чего вы ожидали? – не понял Руслан. – Что мы сорвемся в горы и станем тот аул штурмом брать? Так это глупость несусветная. При таком раскладе семью вашу тут же зарежут, едва первые выстрелы раздадутся.

– Так как же тогда? – растерянно пролепетал купец.

– Ждать и делать все так, чтобы они ничего не заподозрили и пошли на обмен. А вот когда семью вашу вернем, тогда и начнем действовать, – твердо ответил Шатун.

– Ваше сиятельство. Вы можете мне пообещать, что они вернутся живыми? – помолчав, еле слышно спросил купец.

– Странный вопрос, – вздохнул Руслан в ответ. – Как я могу обещать что-то в деле, о котором узнал только вчера? Пообещать вам я могу только одно. На тот момент, когда будет проходить обмен, я и мои люди сделают все, чтобы ваши близкие не пострадали.

– Иного мне и не надобно, – кивнул купец с заметным облегчением.

– У меня к вам имеется один вопрос, – осторожно начал Руслан. – У вас имеются знакомые, кто сюда железо и сталь в слитках возят?

– Сколько вам тех слитков надобно? – устало спросил купец.

– Ну, пудов по пятьдесят. И железа, и стали, и чугуна взял бы.

– Всего-то? – бледно усмехнулся купец. – Спасете семью мою, я вам по сотне пудов всего привезу. Бесплатно.

* * *

Следующая неделя прошла в текущих делах. Руслан с тревогой ждал новостей от разведчиков, делая вид, что все идет, как и должно идти. Но в субботу, сразу после заутрени, когда он выходил из церкви, князя дернул за рукав паренек лет пятнадцати и, сунув в руку записку, тихо пробормотал:

– Дядька Роман велел передать, что непримиримые из аула в долину поехали. Спрашивал, что дальше делать.

– А ты ему кто? – насторожился Руслан.

– Так брат младший. Он меня гонцом взял, – гордо приосанился паренек.

– Это что же, ты от аула по тропе один скакал? – еще больше удивился Шатун.

– Не, я пехом. Козьей тропой, – лукаво усмехнулся юный посыльный. – Меня дядька Роман сам учил.

– А почему тогда дядька? – продолжал недоумевать Руслан.

– Так он старшой самый, после батьки. Он меня да других парней на следопытов учит. Вот я и привык при других его дядькой звать.

– А стрелять он вас учит?

– А как иначе?! Конечно. Только оружия толкового нет. Дорого, – вздохнул паренек с неподдельной грустью.

– Закончим дело, сам тебе револьвер подарю, – пообещал Руслан. – Тебя как звать-то, казак?

– Ефимом крестили, – ответил парень, радостно сверкнув глазами.

– Пошли со мной. Я записку прочту, да подумаю, что ответить, – велел Шатун, направляясь к своему коню.

Велев Матвеевне покормить парня, он развернул записку и, внимательно прочтя короткий отчет, мрачно хмыкнул. В долины шли два десятка воинов. По местным меркам это была серьезная сила. А самое главное, что среди горцев не было купеческой семьи. Руслан задумался. Горцы вполне могли отправить пленников другим путем. Местные тропы они знали, как свой карман. А могли и вообще не выводить их из аула, надеясь получить деньги силой и заставить купца платить еще раз. В местной истории и такое бывало.

Чуть подумав, Руслан спустился на кухню и едва сдержал улыбку, увидев, с каким аппетитом паренек уничтожает полученное угощение. Увидев его, Ефим попытался вскочить, но Руслан махнул ему рукой, удерживая на месте, и, чуть улыбнувшись, спросил:

– По козьей тропе сюда дольше идти, чем по караванной, или быстрее?

– На полдня быстрее. Да только там не каждый и пешим-то пройдет. Про коня и вспоминать нечего.

– Это в гору или обратно?

– Что так, что эдак. Все одно полдня. Я бегаю быстро.

– Добре. Тогда так. Писать я ничего не стану. Роману на словах передашь. Горцев пока не трогать, раз они без полона идут. Нужно сначала узнать, что с людьми стало. Запомнил?

– Точно так, княже. Все обскажу, слово в слово, – истово закивал паренек.

– Как Роману мои слова передашь, обратно возвращайся. Как горцы обратно соберутся, ты вперед побежишь. Предупредишь его.

– Добре, княже. Буду, – снова закивал паренек.

– Ну и слава богу. Доедай, – кивнул Шатун и, развернувшись, отправился обратно в кабинет.

Теперь, зная, что горцы двигаются сюда, Руслан мог отправить людей встретить этих опасных гостей. Вызвав одного из своих телохранителей, Руслан отправил его за хорунжим. К тому моменту, когда Ефим наелся и полировал съеденное чаем, группа из трех казаков готова была выдвинуться к нужной тропе. Ефим, получив задание отвести казаков к нужному месту, подобрался и старался вести себя солидно. Казаки, усадив его за седло, направили коней к заставе.

На следующий день прибежавший к Руслану купец с дрожью в голосе с порога объявил, что получил новую записку, в которой похитители требуют привезти деньги к старой башне. Развалины этого строения находились верстах в пяти от города, на склоне горы. Место это было пустынным и для темных дел вполне подходящим. Но самым главным было требование брать с собой не более двух попутчиков.

– Угу, щаз-з, – презрительно фыркнул Руслан, прочтя записку. – Миша? – обернувшись к дверям, позвал парень. – Скажи казакам: всем в ружье. Через полчаса всем стоять во дворе конно и оружно. И себе коня заседлай. Со мной поедешь, – чуть подумав, закончил Руслан, вспомнив, что стреляет его денщик не хуже лучшего стрелка десятка. – Деньги у вас с собой, сударь? – повернулся он к купцу.

– Нет. Дома, в сейфе оставил. Не знал, как правильно будет, да и опаска взяла, такую сумму с собой тащить.

– Правильно, – одобрил Руслан. – А теперь слушайте меня внимательно. С вами поедем я и мой денщик. Деньги будут у вас. Что бы там ни случилось, не паникуйте и поперек меня не лезьте. Все разговоры буду вести я.

– Вам что-то известно? – подобрался купец.

– Я отправил пластунов на тропу и точно знаю, что семьи вашей с горцами нет. Но они могли везти их другой дорогой. Так что на месте разбираться станем.

– А чего ж тогда они деньги требуют, ежели семью мою не привезли? – растерянно охнул купец.

– Думаю, решили первый выкуп отнять, а после еще столько же стребовать, – пожал Шатун плечами.

– Да как же так-то?! – ахнул купец. – Как же так можно?!

– Успокойтесь, сударь, – жестко осадил его Руслан, прерывая накатывающую истерику. – Сейчас нужно думать, как семью вашу вытащить. Остальное – пыль. Согласны?

– Да. Да, конечно, – закивал купец, утирая лицо дрожащими ладонями и ероша волосы. – Я все сделаю. Только скажите, как надо.

– Скажу, – спокойно пообещал Руслан. – Вы только держитесь рядом со мной и внимательно слушайте, что я говорю.

В указанный срок казаки стояли во дворе. Выйдя на крыльцо, Руслан уселся в седло и, оглядев свою команду, принялся ставить задачу.

– Так, браты. Горцы, что купеческую семью скрали, купцу встречу у развалин башни назначили. Прямо едем только купец, я и Мишка. Остальные в те места кружным путем пойдут. Их там два десятка, так что будьте осторожны. Пока мы едем, вы должны туда доехать и тех горцев найти. Хорунжий. Оружие всем в руках держать. Простых бандитов в случае чего кладите наглухо. Мне нужны только те, кто с нами говорить станет. Этих будем брать живьем. Хотя еще парочку парней помоложе можно только подранить. Ежели что, одного гонцом пошлем, а остальных на купцову семью сменяем. Все поняли?

– Поняли, княже. Сделаем, – дружно гаркнули казаки и, развернув коней, рысью понеслись к заставе.

– А мы с вами, сударь, сейчас поедем к вам. За деньгами, – повернулся Руслан к купцу.

– Вы ж сказали, их не привезли. Зачем же тогда деньги? – удивился купец.

– Я сказал, что с этой бандой их нет. Но могут везти по другой дороге. Надо и к такому готовыми быть.

– Ага, понял, – поспешно кивнул купец и, сбежав с крыльца, заскочил в свою коляску.

– Поехали, Миша, – вздохнул Шатун, направляя коня следом за транспортом.

На своем подворье купец сменил коляску на крепкого каурого мерина и, нагрузив его мешками с серебром, тяжело уселся в седло. Сразу становилось понятно, что верхом он не ездил уже очень давно. Шагом кавалькада выехала из города и, миновав заставу, немного прибавила ходу. Торопиться Руслан не собирался. Благо горцы не оговаривали точного времени встречи. Во всяком случае, в записке об этом ничего сказано не было.

Купец, двигаясь рядом с парнем, то и дело принимался елозить в седле, явно намекая, что неплохо бы прибавить ходу, но Шатун делал вид, что этих намеков не понимает. Казакам нужно было время, чтобы добраться до места и обнаружить всех членов банды. В том, что горцы решили кинуть терпилу, Руслан почему-то был уверен. К развалинам башни они подъехали примерно в два часа по полудни.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»