Не дорога ведёт нас

Текст
11
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Нет времени читать книгу?
Слушать фрагмент
Не дорога ведёт нас
Не дорога ведёт нас
− 20%
Купите электронную и аудиокнигу со скидкой 20%
Купить комплект за 498  398,40 
Не дорога ведёт нас
Не дорога ведёт нас
Аудиокнига
Читает Энди Кейдж
249 
Синхронизировано с текстом
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Блюз настоящих людей

Хуже быть может. Ты оборачиваешься назад и обманчиво думаешь, что оказался на дне, но это не так, потому что только мертвый не летит в пропасть.

Я всегда думала, что практика в Академии не была напрасна, что Корпус подготовил меня к реальной работе. Правда была иной. Можно сколь угодно долго изучать теорию, но в конце концов жизнь треснет тебя по голове в самый неожиданный момент, а потом еще раз и еще раз, пока ты не окажется на земле в луже собственной крови.

Я часто спрашиваю себя: почему я тогда поднялась, что меня заставило? Когда бороться не было сил. Может быть, я просто не умею сдаваться? И не придумала ничего лучше?

* * *

Дождь усиливался, огни черных фонарей отражались в лужах, можно было подумать, что на улице праздник. Только это было не так. Ланиакея поднялась на ноги и прижалась к стене. Ее всю трясло, но не от холода.

– Вики… свяжи… меня с… полицией, – сказала она, стуча зубами.

Один гудок. Второй. Третий. Четвертый.

– Да, – сонно проговорил диспетчер.

– Я… не могу… связаться с… моей машиной.

– Ее наверняка угнали, – Эйджи зевнул.

– И… что мне… делать?

– Тут два варианта: можешь забыть о ней или… смарткаров в Корпорисе штуки три, не больше, а с эмблемой КБС вообще один. И тот твой. Как правило, машины, которые нельзя продать целиком, разбирают на запчасти и продают старине Руфусу.

– Где… его… найти?

– Поезжай… – Эйджи засмеялся. – Поезжай, вот ляпнул, тебе же не на чем!

– Давайте… без шуток.

– На Рок-стрит есть забегаловка «Млечный Путь», рядом с ней автомастерская и заправочная станция. Там и найдешь его.

– Конец… связи.

Ланиакея собиралась вызвать такси, когда ее кто-то окликнул. Плохая видимость мешала разглядеть фигуру, но голос звучал женский. Когда молодая девушка приблизилась и заговорила, все встало на свои места. Она прикрыла Ланиакею зонтом, чтобы та не мокла под дождем. Незнакомка была одета в черную кожу с металлическими вставками.

– Я смотрю, ты совсем вымокла, – сказала она.

– Да, неудачный день, – дрожь в голосе Ланиакеи сходила на нет.

– Я – модератор Мэй Тен.

– Эм… Я – Ланиакея Харт, детектив Корпуса Безопасности Сомнии.

– А я из церкви Джимми Уэйлса, – девушка все время улыбалась, словно бы ее кто-то заставлял. Это выглядело пугающе, особенно в такое время суток.

Ланиакея промолчала. Ей стало лучше, но нужно было побыстрее отделаться от собеседницы, чтобы вернуть автомобиль, пока его не разобрали на запчасти.

– Может быть, тебе интересно узнать, кто создал нас и зачем? – спросила Мэй.

– Эм… не хочу показаться грубой, – сказала Ланиакея.

– Разве ты не хочешь узнать правду?

– Мисс Тен, послушайте, я прекрасно знаю про Большой взрыв и эволюционный процесс, но мне нужно спешить. Я очень устала и…

– Нет-нет-нет! – быстро проговорила Мэй с таким видом, словно Ланиакея сказала глупость. – В первый день Джимми Уэйлс создал Рею, а через неделю и нас. На девятый день он дал нам знания через Википедию. Ты ведь читала Википедию? Там есть ответы на все вопросы.

– Да, читала… эти записи были довольно неточными, но для своего времени Википедия была прорывом.

– Нет же, через Википедию Джимми хотел донести до нас истину, научить нас жить.

– Извините, но, насколько я знаю, Джимми Уэйлс не создавал людей, он был идейным вдохновителем проекта Рея и нынешней системы связи искусственного интеллекта с человеком, в основе которой лежит разработка Илона Маска.

Мэй аж передернуло, когда Ланиакея упомянула Маска.

– Джимми – создатель. Тебя, меня, все вокруг создал он. Так написано в Википедии.

– Эм… мисс Тен, не хочу вас разочаровывать, но перед закрытием проекта Википедия ее начали редактировать бесконтрольно. Возможно, на странице Джимми Уэйлса написано, что он создатель всего сущего, но это не так.

Мэй нахмурилась и отошла на шаг от Ланиакеи, так, чтобы на нее капал дождь.

– Глупости, почему ты сомневаешься в правдивости записей Википедии?

– Я их не читала так детально, но историю жизни Джимми Уэйлса знаю. Единственная вещь, которая остается загадкой до сих пор, – его исчезновение в четвертом году от Коллапса.

– Он ушел туда.

– Куда?

– В область поля Хиггса.

Ланиакея подняла руки, как бы говоря «сдаюсь».

– Джимми создал нас, дал нам смысл существования, но не все еще познали его, а потому заблудились, – проповедовала Мэй.

– Бессмыслица какая-то, – устало ответила Ланиакея. – Создатель дал нам смысл жизни? А кто тогда дал смысл жизни самому создателю? Или его существование бессмысленно?

– Мы просто никогда не поймем этого!

– А зачем было создавать земной шар, миллиарды галактик, да всю вселенную?

– Это обман, ты говоришь как свидетель Маска! Существует только Рея, а за ней – преисподняя, где живет Илон Маск со своими сторонницами кошка-девочками.

Ланиакея тяжело вздохнула.

– Бред какой-то.

– Это не бред, это написано в Википедии.

В правом верхнем углу AR-интерфейса перед измученным лицом Ланиакеи появилось красное сообщение о досудебном штрафе. Второе за день.

«Мэй Тен подала заявление в полицию на вас», – сказала Вики. – Вы обвиняетесь в оскорблении чувств верующих».

«Опять? Да что с этими людьми не так? – спросила Ланиакея. – Вики, какова вероятность, что дело не развалится в суде?»

«Не больше 3%».

«Максимальная мера наказания?»

«Штраф 2000 викоинов».

«Спасибо, Вики. Отклони досудебный штраф».

Ланиакея вновь обратила внимание на Мэй.

– Послушайте, Википедия всего лишь интернет-энциклопедия, которую составляло общество совместными усилиями. Это не догма, не свод поведенческих правил и даже не Святое Писание. Я не уверена, что Джимми Уэйлс вообще что-то в ней писал. Он был простым человеком, у которого были классные идеи. И все. Об этом свидетельствует история, есть много доказательств. Если поездить по Корпорису, можно найти людей, которые были лично знакомы с мистером Уэйлсом. И едва ли они считают его создателем всего сущего. Не говоря уже о том, что человечество жило и до него.

– Мир существует пятьдесят один год, а все, что помнит человечество – иллюзия, которую придумал Джимми, чтобы проверить нашу веру на прочность.

– С тем же успехом и я могу быть создателем всего сущего.

– Нет! Ведь только то правдиво, что написано в Википедии.

Ланиакея выдохнула и отошла в сторону, но Мэй не намерена была уходить.

– Мисс Тен, послушайте, мне некогда с вами спорить.

– Я вижу, что ты нуждаешься в помощи, что свидетели Маска тебя обработали. В Википедии написано: не бросать ближнего своего, даже если он отрекся от Писания.

– Так, все, – спокойно сказала Ланиакея, а потом повысила голос. – Иди на хер, Мэй, и засунь Википедию себе в задницу.

Слова девушки быстро дошли до собеседницы. Точка в дискуссии была поставлена. Стороны разошлись.

* * *

Я даже и не заметила тогда, что использовала слова шерифа Канема. Мне было жутко стыдно. Казалось, что если я проведу еще час в этом обществе, то сама стану шерифом Канемом.

Мэй, как и другие люди, которых я встречала в Корпорисе, вызывала у меня отторжение. Не лучший способ обратить кого-то в свою веру. Я ничего не имела против ее убеждений, но я впервые столкнулась с таким пренебрежением к фактам, мне казалось, что если я расскажу, как оно есть на самом деле, то сделаю что-то хорошее.

* * *

Прошло несколько минут, прежде чем такси подъехало к бару. Ланиакея со скепсисом взглянула на автомобиль. И вовсе не из-за разбитого стоп-сигнала. Больше всего девушку смутила вмятина на бампере машины, словно водитель сбил оленя. И все же она залезла в салон, чтобы по крайней мере высохнуть и согреться.

– Куда едем, юная мисс? – спросил таксист.

Мужчине было за пятьдесят, небритость добавляла еще пару лет сверху. Он носил яркую гавайскую рубашку и, кажется, совсем не стеснялся лишнего вес.

Улыбка далась девушке с трудом.

– Хоть у кого-то в этом городе есть манеры, – сказала она.

– В нашем деле нужно быть стрессоустойчивым, держать свой разум в покое, – ответил водитель. – Хорошие манеры помогают противостоять хамству.

– Понимаю, но это так трудно. Десять минут назад я нагрубила… хм… модератору Википедии. Я не хотела, но не смогла сдержаться.

– Иногда полезно оступиться, чтобы занять более устойчивую позицию в изменившихся условиях.

– Пожалуй. Просто я никогда никого не оскорбляла, но, приехав в этот город, в первый же день нагрубила нескольким людям. Мне так стыдно.

Ланиакея покачала головой от досады.

– Похоже, вы – рыбка из совсем другого водоема, и вас кинули на съедение акулам, ничего постыдного нет в том, что вы пытаетесь отбиваться.

– Не знаю… а аналогия хорошая.

– В этом болоте, кишащем разными тварями, есть свой плюс.

– Какой?

– Здесь проще найти счастье.

– Не понимаю. Трудно удовлетворить все потребности в таком месте.

– Разве это важно, чтобы стать счастливым?

– Нет? А что тогда важно?

Вдруг с пассажирского сидения донесся хриплый голос:

– Тук-тук, бац! Кто ты? Что тебе нужно?! Я сама смерть! Боль и страдание!

У Ланиакеи округлились глаза от удивления.

– Ну что ты несешь, Оззи? – сказал таксист, обращаясь к тому, кто сидел справа от него. – Как неприлично.

– Не подходи ко мне! Ха-ха-ха! Я вырежу тебе селезенку! И съем на завтрак. Шутка… На ужин! Ха-ха-ха.

Девушка потянулась рукой к кобуре в ожидании, что кто-то сейчас бросится на нее, но из-за пассажирского сидения вылез серый попугай – жако.

– Но смерть неизбежна, – сказал он Ланиакее. – И хватит кричать, ты пугаешь моего друга.

– Ну хватит, Оззи! Притихни или останешься без ужина.

 

Попугай медленно зашагал назад, когда за креслом осталась видна только его голова, он сказал «Лучше не делай резких движений, ты же не хочешь чтобы я тебя мучил?» и скрылся.

– Простите, пожалуйста, моего друга, юная мисс. Он всегда нервничает в присутствии красивых дам.

– Да уж, интересная у вас птичка.

На несколько секунд в салоне автомобиля образовалась тишина, а потом Ланиакея спросила:

– Так что важно для счастья? Вы не договорили.

– Ах да. Ничто, юная мисс. Если вы думаете, что вам нужно что-то, чтобы стать счастливой, то вы оказались на ошибочном пути, потому что когда вы достигнете цели, у вас появится новая. А это, я вам скажу, бесконечная погоня. Но…

– Простите, что перебиваю, но можете довести меня до Мелм-стрит, к дому № 5.

– Без проблем, – сказал таксист, и машина сдвинулась с места. – Меня, кстати, Пранай зовут, Пранай Чаттерджи, я тут давно живу. Перебрался во время Коллапса. Жуткое было время.

– Очень приятно, а я – Ланиакея Харт, – девушка еще раз улыбнулась. – Детектив Корпуса Безопасности Сомнии.

– Интересное имя! Знавал я одного человека с интересным именем, он как раз и научил меня тому, как стать счастливым, – Пранай повернул руль вправо и проскочил на догоравший зеленый.

– И как? – Ланиакею клонило в сон, но ей было приятно слушать Праная. У него был бархатистый тембр голоса.

– Он сказал, что если я не смогу быть счастливым, не имея ничего, то я никогда не стану счастливым, имея все. И я задумался. Хотя нет, задумался я, только когда в моей жизни появился Оззи. Мы все время гонимся не за тем. Вещи, друзья, любовь и общество нас дезориентируют, но скажите, мисс Харт, разве вы были когда-нибудь счастливы долгий промежуток времени?

– Пожалуй, что нет, мистер Чаттерджи, – девушка уже клевала носом. – Иногда я чувствовала себя счастливой, но это ощущение быстро улетучивалось.

– Вот и я о том же, ни что не может сделать нас счастливыми постоянно, только мы сами.

– Интересная теория… – прошептала Ланиакея и провалилась в сон.

– Знаете, что для этого нужно…

Мужчина продолжал болтать, не замечая, что девушка сомкнула глаза. Она искренне улыбалась, впервые за весь этот ужасный вечер. Спустя несколько минут машина резко остановилась.

– Ха-ха-ха. Куда побежала? Твой кошмар только начался! – завопил Оззи. – Я предупреждал, не рыпайся, теперь тебя ждет агония…

– Приехали, юная мисс, – сказал таксист.

Ланиакея открыла глаза, осмотрелась, увидела то самое место, где она оставляла смарткар. Машины там не было.

– Значит, все-таки угнали, – сказала она себе под нос. – Мистер Чаттерджи, будьте добры, отвезите меня в кафе «Млечный Путь».

– Без проблем. Я заметил, что с вашего лица смылась улыбка, что-то стряслось? Вот со мной все время что-то происходит…

– Много чего, этот город… простите, конечно, но Корпорис…

– Дыра. Так всегда говорила моя покойная мама. Она ненавидела этот город, и, пожалуй, у нее было по меньшей мере восемьдесят три причины для этого.

– Странное место.

– Не то слово, последнее время здесь происходит что-то очень непонятное, все эти…

– Смерти! – дополнил Оззи.

– Не то чтобы раньше в Корпорисе никто не умирал, но люди просто теряют голову. Не буквально, но как будто головы у них все-таки нет.

Ланиакея промолчала.

– Да еще и этот пугающий ролик с человеком в маске. Вы видели?

– Ага, видела.

– Он говорил невероятное.

– Да, ведь знания нельзя украсть.

– Нет-нет, можно, – Пранай махнул рукой. – Удивило другое, мы живем в седьмую манвантару, а не в четырнадцатую, как говорил этот человек. Что до кражи знаний, мисс Харт, десять лет назад ходила легенда о корпорианском воре знаний…

Ланиакея отстранилась от спинки кресла и прислушалась.

– …кто-то в черном или красном, как эдакий герой или злодей, пожалуй, злодей, носился по городу и крал знания. Люди не понимали, как это происходит, но это точно происходило! Ставлю на это свои права и рубашку, которые подарил мне покойный папа. Я многих возил в то время, разные люди рассказывали одинаковые истории. Вот у них были знания, а в какой-то момент пропадали. И все. Их нет! Представляете?

– Думаете, этот тип из прошлого может быть тем самым Бхаутой из ролика?

Мужчина пожал плечами.

– Не исключено, с тех пор я больше не слышал о случаях кражи знаний, до сегодняшнего дня.

Ланиакея откинулась на спинку кресла и задумалась.

«Хм… неужели мистер Чаттерджи верит в это? Абсурд, но предположим, когда-то давно этот Бхаута узнал, как можно украсть знания, обойдя систему безопасности. Попробовал, ну так, по мелочи, у него все получилось. И в какой-то момент ему хватило ума затаиться. Допустим, он десять лет выжидал и готовил план действий, чтобы нанести внезапный удар. Ну, скажем, из-за детских обид. И вот ради эксперимента он отобрал викоины у нескольких людей, чтобы посмотреть, что случится. Люди в отчаянии… покончили с собой. Как у меня складно получилось связать два дела. Бред, конечно, но почему бы не заглянуть в базу данных полиции? Все равно еще ехать и ехать».

«Вики, поиск по базе данных полиции Корпориса, ищи упоминания о краже знаний».

«Ничего не найдено», – сказала Вики.

«Жаль, классная была теория».

Сказать, что Пранай Чаттерджи общительный, – ничего не сказать. Ланиакея время от времени поддакивала ему, пока вновь не отключилась. Ей снились маяк, родители и чернота, которая все поглощала.

Кто ты?

«Млечный Путь» выглядел как жемчужина в гигантском сером болоте. Красная крыша белого здания, большие окна с рекламой еды и мерцающая неоновая вывеска заметно контрастировали с местным пейзажем. Но особенно яркое впечатление производили клумбы с деревьями перед входом. Было удивительно, что здесь что-то росло.

Ланиакея попрощалась с Пранаем, еще раз улыбнулась ему и сказала «спасибо». Напоследок Оззи пожелал ей скорой смерти.

Девушка неспешно зашагала к автомастерской, но не увидела ни одного огня или признака жизни в той стороне. Ворота были закрыты.

«Моя машина должна быть там, или то, что от нее осталось», – с грустью подумала она.

Глупо было врываться в частную собственность, не имея доказательств, поэтому сперва Ланиакея решила зайти в кафе, где все еще горел свет, и расспросить местных, видели ли они что-нибудь напоминающее служебный смарткар. В конце концов машины здесь могло и не быть.

В заведении находился только один человек – полноватая светловолосая женщина лет тридцати в темно-красном платье с белым фартуком. Она стояла за кассой, которая, очевидно, служила лишь для создания атмосферы, и что-то напевала себе под нос.

Когда дверь открылась, зазвенел колокольчик. Ланиакея переступила порог и медленно зашагала вдоль столиков к барной стойке. Неестественная походка и скованные движения рук выдавали сильную усталость.

– Добро пожаловать в «Млечный Путь», – сказала женщина.

– Здравствуйте, можно мне кофейный потум? – спросила Ланиакея и села за стойку возле кассы.

– Что?

– Простите, я на автомате, здесь же не продают потум.

– Могу предложить кофе – американо, эспрессо, латте, капучино.

– Ээ… американо будьте добры.

– Что-то еще?

Девушка вызвала меню кафе в AR-интерфейсе и взглянула на список. Глаза разбегались, все блюда выглядели странно, и ничто не напоминало питательные кубы.

Официантка заметила, что Ланиакея мешкает с выбором.

– Рекомендую попробовать яблочный пирог.

– Хорошо, его и возьму.

И 400 единиц знаний по почвоведению исчезли из головы девушки.

– А вы знаете, когда откроется автомастерская? – спросила она, пока официантка бегала по кухне.

– Обычно Руфус открывается в десять, – женщина начала наливать кофе в чашку. – Что-то случилось с вашей машиной?

Ланиакея одарила работницу кафе грустной улыбкой.

– Видите ли, мой смарткар угнали.

– И вы решили, что найдете его здесь?

– Не поймите неправильно…

– Нет, что вы, вы все правильно решили.

Кофе и пирог наконец появились перед девушкой. Она осторожно отпила из стакана новый для себя напиток.

– Ого! Да это напиток богов, – произнесла Ланиакея. – Получается, все в курсе, что мистер Руфус покупает краденное?

– Хочешь жить – умей вертеться, – пожала плечами женщина.

– Не совсем понимаю, есть же закон, – девушка откусила кусок пирога, и он ей тоже очень понравился.

– Похоже вы – не местная.

– Да, я из Сомнии, детектив Корпуса Безопасности – Ланиакея Харт.

– Может, у вас там и работают законы, но у нас здесь все устроено несколько иначе.

– Это я заметила. Не беспокойтесь, я в городе не для того, чтобы ловить мошенников.

– Я и не беспокоюсь, беспокоиться нужно вам, дорогая. Этот город любит лакомиться приезжими.

– Хах, звучит как угроза.

Ланиакея попыталась усмехнуться, а потом поняла, что работница кафе вовсе не шутила.

– Можно узнать, как вас зовут?

– Эир Хансен.

– Миссис Хансен?

– Мисс.

– Мисс Хансен, вы, наверное, слышали о череде странных смертей в городе. В основном это самоубийства.

– Ох, это ужасно, мне кажется, эти люди совсем отчаялись. Мы живем в непростое время, и каждый из нас может оказаться на их месте.

– Ясно, спасибо.

Ланиакея замолчала на некоторое время, а потом спросила:

– И еще, скажите, что вам известно о краже знаний?

– Это невозможно. Система передачи знаний устроена так, что операция должна проходить добровольно. Инстинкты нас оберегают от опасных сделок.

– Верно, спасибо.

* * *

Я так глубоко зарылась в свои мысли, что не слышала, как он подошел ко мне – таинственный человек в шляпе, который слишком много знал для случайного прохожего.

* * *

Незнакомец бесшумно подкрался к Ланиакее сзади и положил ей руку на плечо.

– Как расследование, детектив? – спросил он.

Девушка резко обернулась и правой рукой потянулась к кобуре пистолета.

Мужчина наигранно поднял руки.

– Сдаюсь, сдаюсь, только не стреляй.

– Кто. Вы. Такой?! – Ланиакея пилила взглядом незнакомца.

– Спроси правильно, и я отвечу.

– В смысле?

– Высокий слог тебе не к лицу, детектив. Будь проще, ведь мир вокруг тебя проще.

– Меня учили уважительно обращаться ко всем.

– Даже к тем, кто этого уважения не заслужил?

– Да, даже к таким.

– Тогда твое уважение ничего не стоит, детектив. Фикция. Лицемерие. А значит, делать важный вид и показывать свою высокую культуру необязательно. Ведь в это никто не поверит, разве что свидетели Илона Маска, но этим людям уже ничто не поможет.

Ланиакея промолчала.

– Язык проглотила? Ну давай, попробуй хоть раз опуститься до низкого слога. Вдруг тебе понравится говорить с нами… – мужчина снял шляпу и провел ею по воздуху. – …убогими, на одном языке? Учись играть по нашим правилам, и, может быть, тогда тебе повезет, детектив.

На лице Ланиакеи читалось «сдаюсь». Она выдохнула и повторила вопрос, только уже на низком слоге:

– Кто. Ты. Такой?

– Так-то лучше, – сказал мужчина. – Я тот, кто оказывается там, где должен, но гораздо интереснее, кто ты такая, детектив?

– Я не скрываю своего имени.

– Лана Харт, я в курсе.

– Меня зовут Ланиакея.

– Девочка из Сомнии, которая хочет прыгнуть выше головы. Но я спрашивал не об этом, – незнакомец развел руками.

– Я не понимаю.

– Серия загадочных самоубийств началась за несколько дней до твоего приезда в Корпорис, детектив, – мужчина приблизился к девушке, над его правой бровью можно было заметить внушительный шрам. – Потом ты возглавила это расследование – слишком уж быстро, обычно помощь из Сомнии едет месяц – и в этот же день умерло еще трое. Пока никто не знает, есть ли в этом деле дирижер, который руководит этим кровавым оркестром. Возможно, между смертями и вовсе нет связи, а все это одно большое совпадение. Но даже если кто-то и доводит людей до суицида, то никто из глупых полицейских и не подумает, что им может являться тот, кто приехал из утопии им на помощь, и тот, у кого такое прекрасное алиби, как у тебя.

Ланиакея рассердилась, на большее у нее едва хватало сил.

– Ты подозреваешь меня в этом?!

– Я лишь спросил: кто ты? А подозревать – это уже твоя работа, детектив, – мужчина, ухмыляясь, подмигнул Ланиакее.

– Иди на хер со своими предположениями.

По измученному лицу девушки было видно, что у нее нет сил на споры, поездки и расследование. Если бы она могла уснуть прямо за барной стойкой в кафе, то она бы это сделала.

* * *

Если бы не этот назойливый незнакомец, то, пожалуй, «Млечный Путь» был бы неплохим местом. Спроси я себя несколькими часами ранее: «Лана, что могло бы заставить тебя общаться на низком слоге с людьми?», ответ был бы: «Ничто». Наивно. Но такой я была.

 

Мы иногда льстим себе, думая, что все вокруг настроено против нас, но это не так. Корпорис не меня пытался сломать, он вообще никого не пытался сломать. Это город с устоявшимися условиями, в которых таким, как я, трудно выжить. Можно сказать, что мое пребывание в Корпорисе – это срез эволюционного процесса. Конечно, это очень грубо, но мне пришлось адаптироваться.

Самое забавное заключалось в том, что корпорианцы приняли бы меня в свое общество со временем. В Сомнии это было менее вероятно. Мне кажется, все дело в том, что в Корпорисе любой станет своим, стоит ему лишь обмазаться дерьмом.

* * *

– Кофе, – сказал мужчина в белом потрепанном шарфе. – Американо.

Незнакомец сел рядом с Ланиакеей. Ей это не понравилось, но желания говорить с ним у нее больше не было. Они оба молчали. И хотя мужчина был расслаблен, девушка чувствовала напряжение в воздухе, ей казалось, что сейчас может произойти что-то неожиданное.

Через несколько минут в интерфейсе дополненной реальности Ланиакеи появился значок вызова. Звонил диспетчер полиции Эйджи Танака. Было поздно, но разве это можно было назвать странным после всего, что случилось?

– Вот же, – устало проговорила девушка. – Я так больше не могу.

– Ответь, детектив, – сказал незнакомец.

– Это вообще не твое дело! – прорычала Ланиакея, но не как тигр, скорее как котенок, который очень хотел походить на тигра.

– Смотря как посмотреть, – мужчина повернулся к девушке и взглянул в ее разноцветные глаза. – Я здесь живу. В этом городе умирают люди при странных обстоятельствах, и однажды начнут умирать те, кого я знаю. А все потому, что кто-то решил отдохнуть вместо того, чтобы делать свою работу. Разве это не мое дело, детектив?

– Я устала, я весь день на ногах, я не могу так! Мне нужен отдых.

– Оправдываешься ты лучше, чем ведешь расследование.

– Я не оправдываюсь! – беспомощно проговорила Ланиакея.

– Скажи, детектив, и каково это – знать, что по твоей вине кто-то умирает?

– Я в этом не виновата!

– Но это твое расследование, и твоя задача в нем – остановить серию смертей. Разве не для этого ты здесь? – мужчина издевался. – Напомню, что с момента твоего приезда сюда погибло уже трое, но ты даже не попыталась это предотвратить. Ну да, одним корпорианцем меньше, одним больше. Какая разница? С точки зрения Сомнии, мы – просто мусор. Скажи, детектив, что ты делаешь, чтобы не забыть, сколько корпорианцев уже умерло за время расследования? Ставишь крестики на бардачке машины? А, стоп, у тебя же нет машины.

И тут Ланиакея вскочила со стула, возможно, кофе помог ей слегка взбодриться. Она толкнула незнакомца – он наигранно свалился на пол – и достала пистолет, направив дуло ему в голову.

– Пошел ты на хер! – крикнула детектив Харт. – Я тебя пристрелю, и все закончится!

Руки девушки дрожали, а по ее щекам потекли слезы. Похоже, ей было не все равно. Люди умирали, а она ничего не могла сделать.

Мужчина поднялся с пола и отряхнулся. Дуло пистолета проследовало вслед за его головой. Он не казался напуганным. Ни капли.

– Как грубо, даже в Корпорисе принято уважать старших, – незнакомец улыбнулся и без колебаний приблизился к Ланиакее.

– Стой на месте! – крикнула она. – А не то я вышибу тебе мозги!

– Стреляй, детектив, – мужчина поднял руки. – Ну же, в этом городе нельзя колебаться.

Напряжение в воздухе сильно возросло, но Ланиакея ничего не предпринимала. Даже слов найти не смогла. Было заметно, что ее дыхание участилось, а ноги начали подкашиваться.

– Стреляй же!

Незнакомец улыбнулся.

– Не можешь. А ты когда-нибудь убивала человека?

Девушка оцепенела.

– Спрошу иначе: ты хотя бы раз стреляла в человека?

Но Ланиакея ничего не ответила.

Мужчина положил ладонь на дуло пистолета, опустил оружие вниз и вплотную приблизился к девушке.

– Как же ты спасешь кого-то в этом городе, если не можешь спасти даже себя? – прошептал он ей на ухо.

И тогда пистолет выпал из рук Ланиакеи.

Стук.

Вслед за ним рухнула и девушка.

Это было не первое ее падение в этом городе, но самое болезненное. Она прислонилась к стулу, на котором сидела минутами раньше, прикрыла лицо руками и зарыдала. Слезы было не остановить.

Мужчина слегка потрепал ее синие волосы и вернулся на свое место.

– Зачем ты так с ней, Квинт? – спросила Эир Хансен, наблюдавшая сцену с обратной стороны барной стойки.

Мужчина не ответил на вопрос.

– Эир, ты варишь чудесный кофе. Лучший в этом городе, – он одарил ее улыбкой и сделал глоток из чашки.

Когда Квинт закончил пить кофе, его взгляд сместился в сторону Ланиакеи. Она все еще сидела на полу, потупившись в пол.

– Узнай, что хотел диспетчер, детектив, – спокойно произнес мужчина.

– Нет… – тихо проговорила девушка и покачала головой. – Я… я… не могу…

– А кто тогда сможет?

– Не знаю…

Официантка подошла ближе к единственным посетителям заведения.

– Прекрати над ней издеваться, Квинт, – сказала она. – Это уже слишком. Разве не видно, что она измучена? Просто отвези девушку в отель. Хоть это ты можешь сделать?

– Как скажешь, Эир, – мужчина легким движением руки надел шляпу.

Квинт встал из-за стойки, слегка потянулся, зевнул и снисходительно посмотрел на синеволосую девушку с заплаканным лицом. Она была сломлена или сломана, смотря как посмотреть. Если бы сейчас кто-то приставил ружье к голове Ланиакеи, то она бы даже не дернулась. Так что не удивительно, что когда мужчина присел рядом с ней, поднял пистолет и сунул его за пояс, никакой реакции не последовало. Даже секундами позже, когда он протянул руки вдоль ее пояса и сгиба ног, чтобы поднять, она не сопротивлялась. Отсутствующий взгляд говорил сам за себя.

– С тебя яблочный пирог, Эир! – сказал Квинт и подмигнул работнице кафе.

– Можешь ты хоть раз сделать что-то бескорыстно? – спросила она.

– И кофе! – добавил мужчина и скрылся за красными дверьми.

* * *

Это была не последняя моя встреча с Квинтом, но самая запоминающаяся. Гиппокамп – враг мой, так иногда говорил дед. Многие в этом городе пытались сломать меня, но завершил начатое именно Квинт. Что-то во мне остановилось тогда, как в старых часах со стрелками, и, как старые часы со стрелками, починить меня было некому.

В ту ночь я хотела умереть.

* * *

Дорога была долгая. Не та, что лежала на земле и отмечалась на картах, а та, которую предстояло пройти Ланиакее, прежде чем все закончится. А пока она молчаливо сидела в кресле старого электрокара и смотрела на коврик для ног.

Tesla Roadster не спеша двигалась в сторону отеля «Безысходность» по набитой трафиком дороге. Огни мерцали. Стоп-сигналы горели. Рекламные баннеры советовали купить новые электрокары, модную одежду, недвижимость и модули, продлевающие возможность находиться в виртуальной реальности.

Все это время Квинт насвистывал какую-то мелодию, и его явно не грызла совесть.

– Хах, дежавю, – вдруг усмехнулся он. – Хорошо, что мы не едем к маяку.

В глазах Ланиакеи наконец-то появился блеск. Что-то внутри нее подтолкнуло ее к разговору. Возможно, это было простое любопытство, но какая разница, если в конце концов она подняла голову и тихо спросила:

– К какому маяку?

– К тому, детектив, которого нет на картах, – ответил мужчина.

– Я не понимаю.

– Почему ты интересуешься маяком? Он никак не связан с делом о самоубийцах.

Ланиакея не хотела рассказывать, поэтому промолчала. Кроме того, ее насторожило, что Квинт постоянно лезет в ее расследование. И, кажется, знает больше, чем говорит.

Девушка вновь поникла, как старый светильник, у которого перегорела лампа.

– Если хочешь узнать про маяк, тебе придется довести свое дело до конца, детектив, – сказал Квинт.

Ланиакея вздохнула и спросила с дрожью в голосе:

– Скажи… а как назвать человека… который делает больно… но не физически?

– Сволочь?

– Спасибо, – сказала девушка и на секунду замолчала, а потом продолжила. – Скажи, почему ты такая сволочь?

– Хах, я угостил тебя газировкой, детектив, и подвез к отелю. Разве я – сволочь?

Ланиакее нечего было ответить, Квинт умел обернуть все в свою пользу. До конца пути она молчала и думала.

«Что же ты за человек? За чью команду играешь? Какой у тебя интерес в этом деле? Почему ты все время маячишь перед моими глазами? Зачем… зачем… Да все равно… Хватит с меня приключений. Ловить кошек и решать споры между соседями – не такое уж плохое занятие. Завтра утром откажусь от задания и уеду в Сомнию».

Когда автомобиль остановился, ее мысли прервались.

– Пора прощаться, – сказал Квинт и открыл пассажирскую дверь, но его спутница не сдвинулась с места.

– Да брось, я не понесу тебя на руках до отеля, даже не думай.

Ланиакея промолчала.

– Решайся, детектив.

Девушка сжала губы и с раздражением сказала:

– Я пытаюсь.

«Утро еще не наступило», – подумала она.

Повисла пауза. В этот момент лицо мужчины резко исказилось, словно он что-то узнал, что-то очень неприятное. Трудно было сказать, что произошло, но мгновением позже его ухмылка вернулась на место.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»