-30%

Не дорога ведёт нас

Текст
11
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Нет времени читать книгу?
Слушать фрагмент
Не дорога ведёт нас
Не дорога ведёт нас
− 20%
Купите электронную и аудиокнигу со скидкой 20%
Купить комплект за 498  398,40 
Не дорога ведёт нас
Не дорога ведёт нас
Аудиокнига
Читает Энди Кейдж
249  174,30 
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Ланиакея спустилась по лестнице и вновь увидела знакомого швейцара в банном халате.

– Я же говорил, что шериф не в настроении, красотка, – сказал он.

Девушка посмотрела на мужчину убийственным взглядом и спросила:

– Как вас зовут?

Швейцар немного смутился.

– Эм… Танака. Эйджи Танака, – сказал он.

Ланиакея собрала все свои силы, посмотрела ему в глаза и улыбнулась одними лишь губами.

– Идите на хер, Эйджи Танака! – прокричала она, и в этот момент ей стало намного легче.

Мужчина был настолько ошарашен, что все едкие ответы, которые так умело генерировал его мозг, просто вылетели из его головы. Так он и просидел несколько минут.

– Похоже, она запала на меня, – сказал Эйджи позже.

К тому времени Ланиакея уже ушла, села в смарткар и поехала искать ночлег.

* * *

В одном шериф Канем был прав, этот город действительно пожирал людей. Тогда я впервые выругалась. Подумать только, я послала на хер человека. Мне было так стыдно, что хотелось умереть. А потом мне пришлось сказать это снова и снова, потому что по-другому в этом городе было просто нельзя и потому что ярость нужно было куда-то выплескивать, и уж лучше так, чем прострелить кому-нибудь голову.

По дороге к отелю я узнала о Корпорисе еще много интересного. Я смотрела на темные улицы города и видела только боль и ненависть. Там за каждым углом стояли проститутки, наркоторговцы и убийцы, а я ничего не могла с этим сделать.

Мудрым решением было бы уехать из этой проклятой дыры ко всем чертям, но я не была настолько мудрой. Мой дед как-то сказал: «Однажды ты спасешь этот мир, Ланиакея». Наверное, поэтому я и не сбежала из Корпориса. Хорошо помню теплоту тех слов. Тогда он еще умел быть добрым.

Я не стала отправлять жалобу на нарушения в полицейском участке. С этим можно было повременить. Гораздо важнее было выяснить, почему умирают люди. Знала бы я, что будет дальше, то поняла бы, что шериф Канем – всего лишь мошка, разбившаяся о лобовое стекло автомобиля. Неприятно, но когда ты летишь с обрыва навстречу смерти, то в последнюю очередь думаешь о насекомых.

* * *

Дождь хаотично барабанил по крыше смарткара, пока Ланиакея пыталась прийти в себя. Ей хотелось позвонить шефу Люпусу и отказаться от дела. Рассказать, как тут обстоят дела, что здесь невозможно работать. Но вместо этого девушка просто сидела за рулем машины и смотрела на улицу, покрытую мраком надвигающейся ночи, пытаясь бороться с желанием развернуться.

«Я здесь всего пару часов, а уже хочу сбежать, – подумала Ланиакея. – Не удивительно, что детективы, работавшие в Корпорисе, не любят говорить об этом. Мы всегда считали их героями, но, возможно, они просто бежали отсюда».

Девушка потянулась рукой к панели автомобиля, чтобы выбрать один из музыкальных плей-листов. В списках было много исполнителей потерянного мира и практически никого современного. И дело было не во вкусах Ланиакеи, а в том, что искусством, как формой самовыражения, занималось довольно мало людей в Рее, и большинство из них были родом из Корпориса, где плохие условия жизни располагали к творчеству.

Зазвучали первые ноты песни «White Dress» рок-группы Halestorm, и музыка наполнила салон автомобиля. Когда тяжелые аккорды припева обрушились на единственную слушательницу в смарткаре, Ланиакея закричала изо всех сил, чуть не сорвав голос. А потом ее руки обмякли, она растеклась по сиденью и уставилась куда-то в сторону, пока не затухла последняя нота песни.

«Не сдавайтесь, Ланиакея, – подбадривала себя девушка. – У вас есть шанс сделать что-то важное. Или вы хотите до конца жизни ловить кошек и переводить старушек через дорогу?»

– Ладно, – проговорила она, – Вики, найди отель поприличнее.

«Найден пятизвездочный отель „Безысходность“, – ответил голосовой помощник. – Проложить маршрут до места?»

– Да, название не обнадеживает, но надеюсь там хотя бы насекомых не будет.

Смарткар направился к цели, проезжая мимо обветшавших многоэтажных домов в плотном потоке трафика. В нескольких метрах впереди кто-то столкнулся, из-за этого и без того не быстрое движение еще сильнее замедлилось. Два водителя вышли из машин и начали словесную перепалку. Завязалась драка. Ланиакея покачала головой. Пока водители дрались, два подростка выскочили из-за угла улицы и прошмыгнули в салон одного из автомобилей. Машина резко тронулась и поехала по тротуару, чуть не раздавив всех шедших по нему людей. Владелец электрокара тем временем систематически получал по лицу.

«Ужас, неужели с этим ничего нельзя сделать?» – пробежала мысль в голове девушки.

Ланиакея позвонила в отделение полиции.

– Да, что надо? – ответил диспетчер.

– На Сайдвэйс-стрит произошел угон автомобиля, драка и авария, – проговорила девушка.

– Уже поздно, детка, полицейский прибудет туда завтра. Отбой.

«Но ведь это бессмысленно!» – хотела сказать Ланиакея, но связь прервалась. Ее всю передергивало от происходящих на ее глазах преступлений, но бегать за каждым, кто нарушал закон, она не могла, потому что у нее было свое задание, и об этом она старалась не забывать. Никто не скажет тебе спасибо за поимку пары преступников, если ты не раскроешь свое дело.

– Вики, открой карточку Декарда Шепарда, – Ланиакея решила переключиться на расследование.

Перед глазами детектива всплыли листок с информацией и фотография.

«53 года, в прошлом привлекался за сбыт легких наркотиков, нападение на полицейского и вандализм. Последние несколько лет работал на стройке. Есть жена и дочь. За день до смерти выиграл в лотерею 250 000 викоинов».

«Хм…»

«Выигрыш не был передан, ни жене, ни дочери. Знания исчезли вместе с Шепардом, когда он сбросился с крыши десятиэтажного дома».

«Это странно, самоубийцы обычно оставляют свои викоины либо в ячейке „Вики.Банка“, либо отдают их своим родственникам. Во время обучения мы много таких дел разбирали. Корпорис служил хорошей базой для теоретических занятий».

Смарткар медленно ехал в потоке, машины без конца гудели, а водители открывали окна и ругались, словно это как-то могло повлиять на движение.

– Вики, покажи мне записи свидетелей по делу Шепарда.

Ланиакея посмотрела несколько видеороликов. Люди говорили, что Шепард был простым работягой, семейным человеком. Иногда выпивал, но кто не без этого. На вопрос про склонность к суициду все отвечали «Нет! Исключено».

«Декард Шепард закончил работать 7 сентября в шесть вечера, в 18:30 его видели в баре „У Эрла“, где он пил пиво с друзьями. Похоже, отмечал выигрыш. Через полтора часа он приехал домой и лег спать. 8 сентября в пять утра Шепард спрыгнул с крыши своего дома. Очевидцы уверяют, что там больше никого не было».

«Хм…»

«Согласно полицейскому отчету, на крыше располагается голубятня. Друзья Шепарда говорят, что он любил ухаживать за птицами. Утром он приносил им корм».

«Судя по любительским роликам из сети, Шепард просто бежал по крыше, пока не свалился. Может быть, на стройке теряешь страх высоты, поэтому ему было так просто сделать последний шаг?»

До отеля оставалось несколько километров, казалось, пробка не рассосется никогда.

Дождь прекратился.

«Кто следующий? Самир Хабиби…»

Не успела Ланиакея открыть карточку жертвы, как в правом верхнем углу AR-интерфейса появился значок звонка.

«Принять вызов? – спросила Вики. – Звонит диспетчер полиции Корпориса Эйджи Танака».

Девушка тяжело вздохнула.

– Да, я слушаю, – ответила она.

– Код два-два, – сказал диспетчер.

– Я не понимаю.

– Потому что я это только что придумал! – мужчина залился смехом.

– Не нужно тратить мое время. Конец связи.

– Постой-постой, красотка, что ты такая серьезная? Я по делу, думаешь, стал бы я отрываться от хентая просто так?

– Говорите, – Ланиакея нахмурилась.

– Недалеко от тебя – на Мелм-стрит – трех человек сбили на дороге.

– Полагаю, у вас такое каждый день происходит.

– Эй, ты думаешь, я скидываю нашу работу на тебя?

– Проницательно.

– Может, мы и начали плохо, но нам еще вместе работать, подруга. Не усложняй жизнь мне, и я не буду усложнять ее себе.

– Вы хотели сказать «тебе».

– Нет, я же знаю, что обо мне ты переживаешь больше, чем о себе.

Ланиакея вновь глубоко вздохнула.

– Что же необычного в этом происшествии?

– Человек, который сообщил о трупах, говорит, что видел, как они вышли на проезжую часть.

– И? – со скепсисом спросила девушка.

– И машины по ним проехались, разметав куски мяса по асфальту. Говорят, один еще дышит. Он пострадал меньше всех.

– Вызовите скорую. Пока я не понимаю, чем это событие связано с моим делом. Есть ли какая-то деталь, которую вы забыли упомянуть?

– Вызвали уже. Свидетель говорит, что эти люди просто шли по тротуару, а потом вдруг вышли на проезжую часть, как ни в чем не бывало. Похоже на тройное самоубийство, а это уже твоя тема, детектив Суицид.

– Хм… я уже еду туда. Конец связи.

«Возможно, пробка образовалась из-за трех трупов».

Ланиакея припарковала смарткар на ближайшей обочине, как перед ней это сделали еще три человека, ей казалось, что бегом добраться до места преступления будет быстрее. И она оказалась права.

Огни скорой помощи виднелись где-то далеко позади, когда детектив Харт пробиралась между людьми, которые столпились, чтобы посмотреть на аварию. Чужая смерть парадоксально привлекательна. Впереди столкнулось несколько машин, они-то и образовали затор. Рядом с ними в кровавых лужах валялись куски человеческого мяса.

Ланиакея остановилась и тут же прикрыла рот. Тошнота подступала.

«Кошмар… – подумала она. – Кажется, меня сейчас стошнит».

Девушка сдержалась и прошла вглубь толпы.

 

– Расступитесь, Корп… хм… полиция! – громко сказала она и не поняла, зачем соврала.

Пробравшись через живую стену, Ланиакея увидела умирающего человека, лежащего на асфальте в собственной крови.

– Расступитесь, я из полиции! – крикнула девушка. – Отойдите, здесь не на что смотреть.

Но смотреть было на что. Чужая смерть – увлекательное представление. Не все в этом признаются, но толпы бы не собирались, будь это неправдой.

Люди отошли подальше, когда Ланиакея все-таки добралась до пострадавшего. Его левая рука и правая нога были неестественно изогнуты, в груди образовалась вмятина – несколько ребер точно были сломаны – но хуже всего смотрелась большая рана на животе, из которой выпадали кишки.

И все же мужчина улыбался.

– Ужас… – детектив Харт отвернулась в сторону, и ее стошнило на асфальт.

«Что же это за место, почему… я не…»

Кто-то подошел к ней сзади и положил руку ей на плечо. Девушка обернулась и увидела мужчину с пепельными волосами в федоре. Сначала ей показалось, что он был весь в крови, но это была всего лишь красная рубашка под кожаной курткой. На вид ему было не больше тридцати. Белый шарф он носил явно не по погоде.

– К такому в Сомнии не готовят, да, детектив? – сказал незнакомец. Хоть он и улыбался, но в его серых глазах, как показалось Ланиакее, скрывался целый океан печали.

– А вы еще кто такой? – лицо девушки выглядело бледным и измученным.

– Тот, кто вот-вот скажет: «Детектив, твоя зацепка через минуту умрет», – произнес мужчина и усмехнулся, как будто сказал что-то веселое.

Детектив Харт тут же подскочила к искалеченному человеку и спросила его:

– Почему вы вышли на проезжую часть, сэр?

Мужчина закашлял кровью. Ему оставалось недолго.

– Я… мне… мне было не страшно…

Больше он ничего не сказал.

– Время смерти 23:15, – Ланиакея сидела возле трупа незнакомого человека, держа его за руку. Она впервые увидела смерть так близко.

– Ты привыкнешь, детектив, – незнакомец протянул девушке банку Dr Pepper. – Держи, у тебя еще вся ночь впереди.

Взгляд Ланиакеи переместился на мужчину в красной рубашке. Ее глаза буквально кричали «помогите!», но с губ не слетело ни слова. Она взяла банку и продолжила сидеть на асфальте. Когда девушка в следующий раз посмотрела вверх, человек уже ушел.

«Кто он?»

* * *

Мне нужно было выпить, что-то покрепче газировки. Хотя бы винный потум, но в Корпорисе его просто не продавали. И по совету Вики я отправилась к ближайшему бару. Это было не похоже на то, что принято называть барами в Сомнии. Напитки здесь крепче, и пьют их по-другому – не для развлечения, а чтобы убежать от реальности.

С каждой минутой, проведенной в Корпорисе, я начинала все лучше понимать местных жителей – их неадекватное поведение, нервные срывы и прочие эмоциональные проявления. Вот только бороться со всем этим они не хотели, а многие и просто не замечали, в каком дерьме живут.

* * *

Бар «У Эрла» выглядел не очень презентабельно: неоновая вывеска снаружи едва горела, а от двери пахло мочой. Не лучшее место для времяпрепровождения, но искать другое у Ланиакеи просто не было сил. К ее счастью, внутри помещения было всего несколько человек, двое из которых играли в бильярд, другие – сидели у стойки, а кто-то спал в углу. Девушка прошла мимо деревянных столиков, за одним из которых два прилично выпивших постояльца о чем-то спорили.

– А я тебе говорю… пока мы не поймем, что такое «ничто»… мы не сможем ничего основательно понять, – мужчина в бейсболке быстро осушил рюмку.

– Да что ты несешь! – возмутился его собутыльник. – Нет никакого «ничто», плебей! Самое низкое энергетическое состояние пустого пространства – это квантовый вакуум!

– Это так, но «ничто»… оно за пределами пространства и времени!

«Да уж, – подумала Ланиакея и рухнула на стул возле барной стойки. – Впервые вижу, как два алкоголика разговаривают о физике. Боюсь представить, о чем говорят местные проститутки».

До этого дня девушка и представить себе не могла, что ее сможет загнать в тупик меню бара. В списке, возникшем в ее AR-интерфейсе, не было ничего знакомого. Ланиакея усердно вчитывалась в состав каждого напитка. Все было новым и необычным. Ей понадобилось минут пятнадцать, чтобы сделать выбор в пользу крепкого пива. Это казалось хорошей идеей после всего пережитого за последние несколько часов. Бармен ничего не спрашивал, просто принял заказ, и пара сотен викоинов исчезли из головы девушки.

После первого глотка пива Ланиакее стало немного легче. Напиток показался ей довольно горьким и необычным, но все же он оказывал приятный эффект на организм. Девушка вздохнула с облегчением и наивно подумала, что уж здесь-то, в этом вонючем месте, посреди ночи ничего плохого не произойдет. Но, как и во всех вонючих местах, в этом дерьмо все-таки всплыло на поверхность. К девушке подсел мужчина в ковбойской шляпе с красным платком на шее. Его нос украшала горбинка, а сам он был небрит, как заросли шиповника. Ковбой подмигнул Ланиакее и сказал:

– Кис-кис-кис.

Но девушка не обратила внимания и сделала еще один глоток пива, в этот раз напиток понравился ей больше, а затем аккуратно поставила кружку на стол.

– Эй, киска, может, устроим скачки? – продолжил подкатывать незнакомец.

Ланиакея так устала от Корпориса, от его жителей, от его законов, что была готова взорваться от одного лишь прикосновения.

– Я не знаю, сколько я выдержу, – сказала она спокойно, хотя ее руки немного тряслись.

– Расслабься, милая, тебя ждет море удовольствия, – мужчина улыбался. Так улыбаются победители, но он лишь казался таковым.

– Нет, вы не поняли, – девушка сделала еще один глоток пива. – У меня был плохой день. Я вот-вот сорвусь, приятель. Возможно, достану пистолет и перестреляю всех в этом баре, а потом застрелюсь сама, потому что я поклялась служить и защищать.

Алкоголь начал оказывать влияние на Ланиакею, ее язык немного заплетался, а мысли путались.

– Это значит «нет»? – спросил ковбой.

– Послушайте, как вас зовут? – вопросом на вопрос ответила девушка.

– Джек Дэниэлс, – мужчина засиял.

– Идите на хер, Джек Дэниэлс! – прокричала Ланиакея на весь бар и больше не смотрела в сторону собеседника. Девушка начала понимать, что в этом городе люди просто не умеют цивилизованно общаться, а высокий слог для них – что-то недоступное.

– Это потому что у меня горбинка на носу? – вдруг обиженно спросил ковбой.

– Ага, именно поэтому, – с иронией ответила Ланиакея.

Мужчина бросил взгляд на бармена.

– Эрл, ты все слышал.

Спустя минуту в AR-интерфейсе девушки появилось красное сообщение, в нем говорилось о досудебном штрафе.

«Оплатить штраф?» – спросила Вики.

«За что?!» – мысленно сокрушалась Ланиакея.

«Согласно заявлению мистера Дэниэлса, вы нарушили закон Корпориса о социальном равенстве, пункт № 11.4. Он приложил к заявлению видеозапись и показания свидетеля. Если вы не хотите, чтобы дело дошло до суда, то рекомендую вам оплатить штраф, если же вы уверены в своей невиновности, тогда отклоните запрос».

«В смысле? Каким образом я нарушила что-то?»

«Люди с горбинкой на носу, как и другие социальные меньшинства, имеют равные права в Корпорисе. Согласно заявлению мистера Дэниэлса, вы отказали ему в сексе только из-за его физических особенностей, что вызвало у него сильные страдания и стимулировало развитие чувства неполноценности», – ответила Вики.

«Сюр какой-то. В этом городе есть кто-нибудь не из социальных групп?»

«Большинство корпорианцев состоят в тех или иных социальных группах в зависимости от врожденных физических различий, идеологических убеждений и психологических особенностей, поскольку это дает возможность получать льготы. У каждой из групп есть свои преимущества. Вы хотите узнать об этом подробнее?»

«Спасибо, нет. Подтверждаю оплату штрафа».

– Ненавижу этот город, – прошептала Ланиакея.

Джек снисходительно посмотрел на девушку и сказал:

– Мое предложение все еще в силе, киска!

Ланиакея промолчала.

– Что же, придется проучить тебя снова.

Кто-то за дальним столиком крикнул:

– Эй, да он же домогается до тебя!

– Тебя не спрашивали, придурок, пей свое пиво, – ответил ковбой.

– Это потому что я – рыжий? Ты считаешь, что все рыжие алкоголики?

«Разделяй и властвуй, значит», – подумала девушка.

Мужчины продолжили выяснять, кто кому ущемил права больше. В конечном счете оба получили сообщения о штрафах.

* * *

Мне следовало лучше изучить Корпорис, но времени было предательски мало. Этот город похож на минное поле, стоит сделать шаг не туда, как тебе оторвет конечность, и это еще не самый худший вариант.

Борьбу за права корпорианцы использовали не столько для получения этих самых прав, сколько для давления на власти города и других людей, чтобы получать преференции и процент с досудебных штрафов. Больше всего от этой истерии выигрывал городской бюджет.

Один мой знакомый сказал бы, что все дело в экономике, но я думаю, здесь есть комплекс самых разных причин и благородных из них не много. Но в конце концов так проще управлять массой, когда она разрознена и все время грызется между собой, выясняя, кто больше неправ.

* * *

Ланиакея положила руки на стойку бара и легла на них, повернув голову вправо. Большой плазменный монитор смотрел на нее. На экране мелькали новости.

«Какое старье, – подумала девушка. – Я думала, такие мониторы вывели из производства лет двадцать назад».

Экран резко вспыхнул ярким светом, и по нему пошла черно-белая рябь. Посетители бара оглянулись, даже бармен заинтересовался.

– Какого черта?! – возмутился он. – Я оплатил подписку на следующий месяц!

Ланиакея завороженно смотрела на снежную рябь и думала о погибших, особенно о том мужчине, который умер у нее на глазах, а она ничего не смогла с этим поделать.

Вдруг на экране монитора появился человек в черном пиджаке с красным галстуком. Его лицо скрывала безликая белая маска.

– Грядет очищение, – сказал он. – Кальпа подходит к концу.

– А ты еще что за хер? – проговорил бармен.

– Наступает ночь Брахмы. Сначала падет мир людей – Корпорис, а затем миры богов и полубогов – Анимо и Сомния. – продолжил мужчина в маске. – Сперва вы утратите то, чем на самом деле больше всего дорожите. Да, это ваши знания – драгоценные викоины. Я отберу их все. А потом мир людей погрязнет в отчаянии. Не я вас уничтожу, но вы сами, жалкие ничтожества на колесе Сансары. У вас был выбор, кем умереть и как, но вы предпочли агонию. Может быть, в следующем цикле вам повезет больше.

– И да, зовите меня Бхаута – четырнадцатый Ману. Еще увидимся.

Экран на секунду погас, а затем продолжился ночной выпуск новостей. Посетители бара были озадачены, пока вновь не добрались до алкоголя.

«Что это было?» – подумала Ланиакея. Это событие немного отрезвило ее.

«Похоже на очень странный розыгрыш. Что он там сказал? Я отберу викоины? Абсурд. Всем известно, что их нельзя украсть, их можно только добровольно передать. И то с ограничениями. Так работает экономическая система Реи. В случае угрозы срабатывают наши инстинкты – страх и самосохранение, – и процесс передачи знаний блокируется самой системой».

– Да уж, – произнесла она вслух. – Странный тип, едва ли он связан с моим делом, но ничего нельзя исключать…

– Что ты сказала? – спросил бармен.

– Ничего-ничего, доброй вам ночи.

– И тебе.

Ланиакея еще раз бросила взгляд на экран, встала со стула и пошла к выходу.

«Завтра разберусь со всем этим, – подумала она. – Нужно выспаться. Этот город меня убивает».

На улице было мрачно и сыро. Снова пошел дождь. Ланиакея взглянула в затянутое небо и вздохнула. Капли воды медленно стекали по ее лицу.

– Вики, подгони сюда смарткар, – сказала девушка.

«Не могу связаться с вашим автомобилем, мисс Харт», – ответила Вики. – Попробовать снова?»

– Что?!

«Вероятность угона 74%».

– Какого черта?! – неожиданно для себя выругалась Ланиакея. Она обернулась и замотала головой во все стороны. Но ответа не нашла.

Девушка опустила руки и от бессилия рухнула на тротуар, облокотившись на стену бара, в котором несколько минут назад пила пиво, думая, что хуже быть не может. Правда заключалась в том, что…

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»