Читать книгу: «История одного алабая. 1-я часть. Шаман»

Шрифт:

Дизайнер обложки Екатерина Кужлева

Редактор Галина Пырх

© Елена Дымченко, 2021

© Екатерина Кужлева, дизайн обложки, 2021

ISBN 978-5-0053-4038-2 (т. 1)

ISBN 978-5-0053-4039-9

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1

Когда Виктору подарили трёхмесячного щенка самого настоящего туркменского алабая, он не мог отказаться от подарка, не нанеся при этом оскорбления дарителю.

Он неделю как вернулся в Москву после завершения строительства большого комплекса в Туркмении и за это время уже успел получить несколько новых, интересных предложений по работе.

Когда Курбан неожиданно позвонил и сказал, что хотел бы с ним встретиться, Виктор был сильно удивлён и даже заинтригован.

При встрече Курбан произнёс проникновенную благодарственную речь и вдруг вручил ему этого щенка в качестве дара от туркменского народа, в знак большого уважения.

Приняв белоснежного бутуза, Виктор вначале лишь растерянно поблагодарил Курбана. Но, увидев, как медленно и неумолимо начала сползать с лица дарителя ослепительная улыбка, тут же взял себя в руки и рассыпался в сердечных благодарностях.

Он сам отвёз гостя в аэропорт и, посадив на самолёт, возвращался домой, ломая голову, что же ему теперь делать с этим неожиданным подарком.

Его жизнь заключалась в переездах с одного объекта на другой, и такой расклад его вполне устраивал. Но постоянные перемены мест делали содержание собаки довольно хлопотным, если не невозможным.

Но главной причиной его сомнений было даже не это.

Виктор был равнодушен к собакам, более того, он их недолюбливал и боялся. В детстве его однажды покусала здоровенная дворняга, когда он вместе с друзьями в поисках приключений полез на заброшенную стройку.

Шрам на ноге и сорок уколов в живот навсегда определили его отношение к бродячим псам, но и домашним собакам он после этого не сильно доверял и обходил всегда стороной. И вот, на тебе, такой подарок, и чтос ним делать – непонятно.

Щенок, дремавший на заднем сиденье, вдруг завозился и начал издавать какие-то странные звуки, он как будто чем-то давился.

«Чего это он?» – испугался новоиспечённый собачник.

Обернувшись на щенка, он увидел, как тот вдруг изверг из своего рта пенистую, густую жидкость прямо на свежевычищенный велюр его новой машины.

– Чёрт, что это он творит? – возмутился Виктор.

Щенок ещё поднатужился и вылил из себя новую порцию зловонной жидкости, уже на другой, до этого чистейший участок сиденья.

«Да его тошнит! – догадался, наконец, Виктор. – Чёрт, какая гадость, придётся остановиться».

Съехав с дороги, он распахнул заднюю дверцу и, брезгливо кривясь, оценил нанесённый ущерб. Всё сиденье было безнадёжно испорчено, оставалось надеяться, что химчистка всё-таки справится с этими отвратительными пятнами.

Виктор осторожно, стараясь не испачкаться, вытащил щенка из машины и, опустив на землю, попытался очистить салон салфетками, но зловонная жидкость уже успела впитаться в обивку сидений.

«И как я Нелли повезу в ресторан на такой машине?» – сокрушённо думал он, тщетно пытаясь оттереть пятна.

Сегодня он собирался провести вечер со своей подругой, в которую был давно влюблён, и планировал сделать ей предложение, о чём долгое время мечтал. Под предлогом того, что необходимо отпраздновать благополучное завершение строительства большого объекта, он ещё вчера пригласил её в ресторан, и через час собирался заехать за ней на своей новенькой машине. Виктор очень хотел произвести на девушку благоприятное впечатление, потому что Нелли давно дала понять, что выйдет замуж лишь за успешного и перспективного мужчину.

И вот возник прекрасный повод для серьёзного разговора, он, наконец, решился, и она согласилась на ужин в ресторане, но этот щенок устроил ему такую подставу.

Изведя все салфетки, Виктор вынужден был признать, что на такой машине девушку везти никуда нельзя, так что придётся воспользоваться такси.

Время приближалось к шести, надо было срочно ехать домой, чтобы успеть хотя бы привести себя в порядок и ехать за Нелли. Но, оглядевшись, он нигде не увидел щенка.

«Куда он подевался?» – искренне удивился Виктор, который привык, что всё, что кладётся на место, там же и остаётся.

Его матери в своё время пришлось приложить немало усилий, чтобы приучить сыновей к порядку, и с Виктором ей это удалось вполне, он был аккуратен до педантизма. Каждая вещь в его доме имела своё место. Костюмы в шкафу были развешены строго по оттенкам, карандаши на столе остро заточены и разложены по степени мягкости. В его квартире, как и в жизни, до этого царил идеальный порядок.

Исчезновение щенка рушило все его представления о мире. Ведь вот же странность, посадил щенка на место возле небольшого куста, а тот, вместо того, чтобы там и оставаться, куда-то делся.

Оглядевшись в полном недоумении ещё раз вокруг, он заглянул под машину, но и там своей пропажи не обнаружил. Пожав в смятении плечами, Виктор отправился на поиски, оставив заднюю дверцу открытой, чтобы машина немного проветрилась.

Обойдя ближайшие кусты и ничего не обнаружив, он расстроился. Не то чтобы ему так уж был нужен этот щенок, даже наоборот, он прекрасно обошёлся бы и без него, но ответственная натура Виктора не могла принять такого беспорядка.

«Вот ведь непоседа какой!» – ворчал он, углубляясь в пролесок и обшаривая кусты.

Начинало темнеть. Виктор вернулся к машине в полной растерянности, не зная, что делать дальше.

Уехать и оставить щенка здесь, или ещё поискать? Взглянув на часы, он с ужасом увидел, что безнадёжно опаздывает на столь важное для него свидание.

«Вот же незадача! – уже откровенно злился он. – Надо ехать, в темноте я всё равно его не найду».

Виктор принял решение, но на душе у него было тяжело, ведь оставлять маленького щенка одного здесь, вблизи оживлённой трассы, было равнозначно смертному приговору для такого несмышлёныша.

Решив всё-таки уехать, Виктор подошёл к задней дверце машины, чтобы её закрыть, и увидел на сиденье сладко спящего щенка.

– Ну, слава богу, ты на месте! – с облегчением проговорил он и строже добавил: – Не делай больше так никогда!

Щенок поднял голову и внимательно на него посмотрел.

«Что же мне с тобой делать, ума не приложу! – подумал Виктор. – Ладно, ломать голову буду завтра, а сейчас надо ехать».

Он захлопнул дверцу, сел за руль и выехал на трассу.

По дороге позвонил Нелли и, извинившись за опоздание, перенёс время встречи на час позже. Затем позвонил в ресторан, где заказал ещё вчера столик, и предупредил о задержке, подтвердив свою бронь.

Заехав в зоомагазин, он купил щенку корм и зачем-то поддон для туалета.

«Я же не смогу его сегодня вывести, так что пригодится», – объяснил себе покупку технарь до мозга костей Виктор.

Влетев в квартиру, прижимая щенка одной рукой и покупки другой, он поставил того на пол в коридоре, а сам побежал в душ. Быстро ополоснувшись, благо, бриться было не нужно, Виктор, запахнувшись полотенцем, пошёл на кухню, чтобы взять миски для корма и воды новому жильцу.

Щенок, в обнимку с его старым тапком, лежал в коридоре и следил глазами за каждым движением Виктора.

Достав миски из кухонного шкафа, начинающий собаковод засомневался было, сколько же надо насыпать корма собаке. Прочитав инструкцию и прикинув на глаз вес щенка, он, не будучи уверен, что вернётся скоро, щедрой рукой насыпал корма с верхом в миску:

– Ну, иди! Есть хочешь?

Виктор потряс миской, гранулы корма зашуршали и вызвали необходимый интерес. Щенок встал, смешно переваливаясь, подбежал и начал с аппетитом есть.

– Ну и хорошо! – обрадовался Виктор. – Вот тебе вода, поешь и спать! И не хулигань у меня! – строго добавил он.

Вызвав такси и переодевшись, он поспешно покинул квартиру, оставив её на попечение щенка.

Заехав за Нелли, Виктор отправился с ней в ресторан. Она, обидевшись на него за опоздание, была немногословна и отвечала на вопросы подчёркнуто сухо. Косясь на её тонкий, будто вырезанный резцом, профиль, Виктор сильно нервничал, ведь сегодня он планировал сделать ей предложение, а она явно была не в духе.

Усадив девушку за столик и вручив одно из меню, принесённых официантом, он, читая другое, то и дело поглядывал на склонённую голову и слегка нахмуренный лоб своей подруги.

– Ты не стесняйся, заказывай себе всё, что угодно, – небрежно сказал он.

– Всё, что угодно? – переспросила она, растягивая по привычке слова. – Хорошо.

Когда официант принёс заказ, Нелли выпила сначала один бокал красного вина, затем второй, и немного оттаяла, оживилась, речь её зажурчала весёлым ручейком. Виктор с наслаждением вслушивался в каждый оттенок любимого голоса, с замиранием сердца следя за малейшим изменением выражения милого лица.

Всё складывалось как нельзя лучше, и Виктор решился и сделал ей предложение, которое она, немного поколебавшись, всё же приняла.

Покинув ресторан, они, не в силах расстаться, поехали к нему домой.

Зайдя в подъезд, который оказался не освещён, так как во всём доме вырубили электричество, они в полной темноте, на ощупь, кое-как добрались до дверей квартиры Виктора.

С трудом попав ключом в замочную скважину, он пропустил Нелли вперёд, и закрыл за собой дверь. В квартире была такая же абсолютная темнота. Пощёлкав зачем-то выключателем, Виктор потянул девушку в спальню:

– Пойдём, держи меня за руку!

– Ах! – вскрикнула вдруг Нелли, заскользив по кафельному полу, и схватила жениха за руку. Но, не удержавшись на ногах, всё-таки упала, потянув его за собой.

– Боже, что это за гадость! – вскрикнула она. – Фу-у!

– Что такое? – испуганно спросил Виктор.

– Тут что-то вонючее у тебя разлито везде! – чуть не плача кричала Нелли. – Что это?

Виктор вспомнил про щенка. Хоть он и не знал ничего о собаках, но по специфическому запаху, понял, что может быть разлито на полу.

– Чёрт, я и забыл совсем! У меня здесь щенок.

– Какой ещё щенок? – удивлённо спросила Нелли.

– Курбан мне сегодня подарил, я не мог отказаться, закинул его домой и сразу к тебе.

– Ясно. Помоги мне встать, – сухо сказала она.

Виктор поднялся, но, поскользнувшись, тут же чуть снова не упал.

– Что он тут натворил? – пытаясь удержать равновесие на мокромполу, ворчал он.

Нащупав в темноте плечо Нелли, Виктор скользнул по руке ниже и сжал ее пальцы, помогая подняться.

В этот момент его что-то толкнуло в бедро и, не удержавшись на ногах, он упал прямо на свою подругу.

Мигнув пару раз, вспыхнула лампочка в плафоне – дали, наконец, электричество.

Зажмурив вначале глаза, чтобы защититься от яркого света, он теперь боялся их открыть. Когда же всё-таки открыл, то увидел под собой перекошенное лицо Нелли и её прекрасные каштановые волосы, разметавшиеся в коричневатой вонючей лужице. Недалеко от её лица лежала одна жидковатая кучка, рядом – вторая.

«Боже мой!» – только и смог подумать он.

Оттолкнув его от себя, Нелли села и тут же вляпалась рукой в одну из кучек. С её волос стекали желтоватые ручейки на голубое шёлковое платье, в глазах была ярость и отвращение.

– Это просто неслыханно! – шипела она, с брезгливостью глядя на свою руку.

К ней, весело переваливаясь, подбежал щенок и, встав лапами на грудь, повалил её снова на пол. Хвостик его радостно вилял, говоря о том, что он в восторге от игры.

– Убери его от меня! – завизжала Нелли и, отпихнув щенка, попыталась встать на ноги.

Высокие тонкие каблуки не прибавляли ей устойчивости. Виктор попытался подхватить девушку под руку, чтобы помочь, но она снова его оттолкнула и, ухватившись за стену, кое-как поковыляла к выходу.

Распахнув дверь, она с грохотом захлопнула её за собой.

– Нелли! Куда ты? Иди хотя бы в душ сходи! – крикнул вслед Виктор, выглянув в подъезд.

Ответом ему был грохот захлопнутой со всего размаха двери подъезда.

Зная Нелли, он понимал, что бежать за ней и извиняться сейчас было бесполезно, надо дать ей время остыть. Закрыв входную дверь, Виктор с тоской посмотрел на испачканные грязной рукой Нелли обои и понял, что до свадьбы теперь очень далеко, если она, вообще, когда-нибудь состоится.

– Ты просто злой дух какой-то, шаман! – сказал он щенку, который наблюдал за ним, склонив голову. – Что ты наделал-то?

Щенок ничего не ответил, но, тихонько заскулив, положил повинную голову на передние лапы и затих, видимо, давая понять, что сожалеет.

– Так я тебе и поверил… – проворчал Виктор.

Он был сильно расстроен, но злость куда-то ушла.

– Ладно, вместо любви займёмся уборкой, – вздохнул он и пошёл в ванную комнату.

Утром Виктора разбудил телефонный звонок. Чертыхнувшись, он уже было накрылся с головой одеялом, надеясь ещё немного поспать, но, вспомнив вчерашний вечер, схватил телефон и взглянул на экран, в надежде увидеть имя «Нелли», но звонил брат.

Со вздохом разочарования Виктор обречённо ответил на звонок:

– Да, Вадим, слушаю.

– Здорово, братан, дрыхнешь, что ли? – раздался жизнерадостный голос младшего брата.

– Угу, – промычал в ответ Виктор.

Настроение у него было хуже некуда и разговаривать с Вадимом совсем не хотелось.

– Давай подъём! – не отставал тот. – Сейчас заеду за тобой, поедем к маман на дачу.

– Какую дачу? – удивился Виктор, но тут же вспомнил о договорённости поехать помочь матери с забором. Но как же это было не вовремя!

– А, может, завтра? – сделал он слабую попытку отвертеться.

– Никаких завтра, маман ждёт. Через полчаса я у тебя! – и Вадим отключился.

– Вот чёрт! – сел на постель Виктор. – Ещё сегодня только маман мне не хватало.

У Виктора были сложные отношения с матерью. Екатерина Андреевна была строгой и властной женщиной, железной рукой управляющей не только своим бизнесом, но и обоими вполне половозрелыми сыновьями.

Требовательная и бескомпромиссная, она не терпела слабости, лени и безответственности, и муштровала своих сыновей, как ефрейтор солдат.

Виктор с детства восхищался и боготворил её, мечтая быть достойным своей матери. Стараясь заслужить её похвалу, он всегда и во всём стремился быть лучшим. Прекрасно учился и, хотя не мог похвастаться блестящими способностями, добивался своего усидчивостью и старанием. Он из кожи лез вон, чтобы услышать от неё хотя бы иногда скупое – «неплохо».

Его брат же, Вадим, совсем не стремился угодить матери. Всё-то он делал по-своему, всё-то наперекосяк, и учился как попало, и вечно во всякие истории влипал, особенно в подростковом возрасте. Хлопот с ним у Екатерины Андреевны было невпроворот, но никогда она не смотрела на своего старшего сына Виктора с такой любовью, как на младшего Вадима.

У того с детства была врождённая способность находить со всеми общий язык и умело сглаживать острые углы. Друзья его любили, девушки обожали, и был Вадим душой любой компании, не зная ни в чём затруднений.

Когда он в последнем классе вдруг взялся за ум, то легко и играючи окончил школу с отличными оценками и, поступив в институт, также блестяще окончил и его, успевая при этом веселиться с друзьями и встречаться с девушками.

А Виктор в это время корпел над учебниками, не поднимая головы, забывая о сне и мире за окном, лишь бы не отстать, лишь бы не увидеть снисходительный или осуждающий взгляд матери.

В связи со вчерашними бурными событиями он совсем забыл об этой поездке, но делать было нечего, надо было собираться.

Открыв дверь в коридор, первое, что он увидел, была лужица, затем невдалеке вторая, а посередине, как бы во имя пропорции, эту композицию венчала свежая, пахучая кучка.

– О боже! – слабо возмутился Виктор. – Ты что-нибудь ещё умеешь, помимо того, чтобы здесь мины раскладывать?

Ответ не заставил себя долго ждать. Пройдя в комнату, Виктор увидел на ковре порванную и обглоданную книжку, ту, что он иногда читал перед сном. Рядом зиял свежими ранами старый тапок, а на журнальном столике стыдливо грустила голая лампочка, лишённая своего абажура, которому тоже неплохо досталось, судя по его растерзанному виду.

Виктор только растерянно всплеснул руками:

– Да уж, ты время зря не терял! Эй, ты где, негодник?

Щенка нигде не было видно. Заглянув под кресло и за диван, Виктор и там проказника не обнаружил.

– Эй, выходи, ты где спрятался? – повысил он голос.

Но щенок явно не торопился на разбор полётов, а где-то притаился или, скорей всего, был чем-то сильно занят.

Виктор, стараясь ступать бесшумно, отправился на поиски. Заглянул в ванную комнату, но она была пуста. Только валяющееся на полу полотенце свидетельствовало о том, что кое-кто здесь всё же побывал, но, видимо, не найдя для себя ничего интересного, покинул это помещение, не нанеся особого ущерба.

Повесив полотенце на место, Виктор отправился в прихожую. Разбросанная повсюду обувь явно указывала на то, что щенок здесь несколько подзадержался. Расставляя туфли и ботинки по парам строго на определённые для них места, Виктор обнаружил недостачу.

Не хватало одного ботинка от новой дорогущей пары, которую он купил в Париже, когда ездил туда в последний раз на семинар. Эти туфли он очень любил и берёг, надевая только для самых парадных случаев, например, таких, как вчера, когда хотел выглядеть успешным мужчиной.

– Вот же поганец, разбирается в обуви! – уже начинал злиться он, понимая, что украденную туфлю ничего хорошего не ждёт.

– Эй, ты где! – уже в полный голос закричал Виктор.

Но щенок снова проигнорировал его вопрос.

Из непроверенных помещений оставалась только кухня. Заглянув в неё, Виктор потерял дар речи. Дверца шкафчика была распахнута настежь, и практически всё его содержимое было вывалено на пол, который теперь походил больше на поле сражения, чем на образцово-показательное, сверкающее напольное покрытие его кухни.

Рассыпанная мука, крупы, макароны – всё это было перемешано и щедро полито подсолнечным маслом, липким ковром покрывая кафель. Композиция оживлялась яркими пятнами кетчупа, пластиковая бутылка от которого с обгрызенным горлышком валялась невдалеке от такой же опустевшей бутылки из-под подсолнечного масла.

И в самом центре этого разгрома возлежал довольный щенок, весь в муке, масле и кетчупе, догрызающий его ботинок из крокодиловой кожи.

Виктор застыл в дверном проеме. Он стоял, изумлённо разинув рот, и смотрел на этого разрушителя, не в силах вымолвить ни слова.

Щенок, увлечённый ботинком, поднял глаза и увидел, наконец, впавшего в ступор мужчину, что привёз его в этот замечательный дом, полный заманчивых и интересных вещей.

Он наклонил голову набок, его глаза задорно горели, видно было, что он очень доволен своим новым жилищем.

Визгливо заверещал дверной звонок. Виктор, вздрогнув, не сразу понял, что это за звук. Звонок прозвучал снова, длительно и требовательно. Так сообщал о своём прибытии только Вадим.

Виктор распахнул дверь, пропуская брата в квартиру.

– Ты почему ещё не од… – начал было Вадим, но, увидев странные лужи на полу, а затем и ошарашенные глаза брата, запнулся. – Что случилось?

– Случился он, – ответил Виктор и показал рукой на кухню, голос его звучал слабо, почти безжизненно.

– Кто он? – почти испугался Вадим.

– Иди сам посмотри, – махнул рукой Виктор и пошёл в ванную комнату за тряпкой и тазиком с водой.

Пожав недоумённо плечами, Вадим проводил изумлённым взглядом спину брата и заглянул в кухню.

– Ого, – присвистнул он от удивления. – Да у вас тут весело, а этому… – кивнул он на щенка, – только перьев не хватает, – и уже откровенно засмеялся. – Чудо в перьях.

– Смешно ему, – проворчал Виктор, заходя на кухню с тазом, полным воды.

Встав на пороге, он огляделся, видимо, не зная, с чего начать.

– Да ладно, – похлопал его по плечу брат. – Тебе как раз этого и не хватает.

– Чего этого? – поинтересовался Виктор.

– Немного беспорядка, – улыбаясь, ответил Вадим. – Может, на человека станешь хоть немного похож, а не на робота.

– Это я-то робот? – возмутился Виктор.

– А кто же ты? Ты в свой шкаф с одеждой загляни, и сразу станет всё ясно. Не может нормальный человек в таком порядке вещи хранить. У тебя же пары носков по дням недели разложены, разве это по-человечески? – подмигнул Вадим брату.

– Зато у тебя прямо по-человечески, бардак вечно такой, что ступить некуда, – отмахнулся Виктор.

– Зато уютно, – рассмеялся Вадим. – А у тебя не квартира, а операционная какая-то, спасибо, хоть не белое всё. Ладно, давай ты здесь разгром убирай, а я пойду, это чудо-юдо помою, такую замарашку я в машину не посажу.

– А ты думаешь, его с собой надо взять? – удивился Виктор. – Маман будет в шоке.

– Маман переживёт, – беспечно ответил Вадим. – А, может, ты хочешь его одного на весь день на хозяйстве оставить? Тогда можно сейчас и не убирать, вечером сразу всё и приберёшь.

– Да уж, наверное, ты прав на этот раз, – согласился Виктор. – Но что скажет маман?

– Да плевать, что она скажет, ты же на дачу к ней едешь, а не в квартиру. Ну, съест он у неё пару сиреней, делов-то. А откуда он у тебя, кстати? Я прямо удивлён, что ты решил собаку завести, не похоже на тебя.

– Ничего я не решил, это мне Курбан вчера подарил от всего туркменского народа, отказаться нельзя было. Что я с ним делать-то буду, ума не приложу.

– Ладно, разберёмся, давай за дело, а то часики тикают, – сказал Вадим.

Он подхватил липкого, всего в муке, щенка и на вытянутых руках, чтобы не испачкаться, понёс в ванную комнату.

400 ₽
Возрастное ограничение:
16+
Дата выхода на Литрес:
11 марта 2021
Объем:
460 стр. 1 иллюстрация
ISBN:
9785005340382
Правообладатель:
Издательские решения
Формат скачивания:
epub, fb2, fb3, ios.epub, mobi, pdf, txt, zip

С этой книгой читают