Читать книгу: «Сверхъестественное: И прошел год. Поцелуй койота. Ночной кошмар», страница 7

Шрифт:

– Дин! Бен! – раздался с нависающего над пляжем утеса голос Лизы.

Дин помог мальчику выбраться из воды, и они оба полезли по камням – мокрые, облепленные песком и измученные. Лиза схватила Бена и, хотя тот был весь грязный, прижала к себе.

– Что случилось? Вы же собирались спокойно пройтись по кораблю… по стоящему у причала кораблю! – Лиза недоверчиво взирала на всю суматоху.

– Там были призраки, мам! Пираты-призраки! – воскликнул Бен. – И мы их сделали! Перестреляли и сожгли! Круто было!

Лиза впилась в Дина взглядом:

– Он трогал оружие?

– Лиз, не в этом дело. У нас был трехчасовой адский вояж74. И потом, он неплохо справился с кремневым пистолетом, – Дин взъерошил мальчику волосы.

– Он держал в руках оружие! – разозлилась Лиза. – Я же сказала, никакого оружия. Никогда.

– Знаешь, Лиза, мы, конечно, можем постоять тут и побеседовать, но полиция, наверное, захочет… В общем, лучше нам уйти.

– Ну почему тебя всегда преследуют разрушения? – с отчаянием в голосе вопросила Лиза.

– Я не виноват. Правда, Бен? – Дин приобнял мальчика за плечи. – Пираты сами за нами пришли.

– И зачем они за вами пришли? Что ты им сделал?

– Они призраки, Лиза, здесь совершенно другая логика, – Дин оглянулся на все увеличивающуюся толпу зевак.

– Эй, Дин, а где Тедди? Он на корабле остался? – Бен взволнованно оглянулся на горящие обломки.

Дин причесал волосы пятерней. Нет уж, он в жизни не скажет парнишке, что произошло на самом деле, – тому и так сегодня досталось.

– Он в порядке. Наверное, где-то там, – Дин неопределенно указал на стоянку.

И тогда-то заметил женщину в черном пальто – высокую, с мрачным лицом. И смотрела она прямо на него.

– Ну и какая там логика? – окликнула Лиза, пытаясь привлечь его внимание. – Дин?

Женщина пристально смотрела на Дина над суматохой парковки. Он никогда ее не видел, но что-то в незнакомке казалось одновременно и знакомым, и угрожающим.

– Дин! Дин, я к тебе обращаюсь. Ты чего-то недоговариваешь? За нами еще какие-нибудь привидения заявятся?

Дин положил ладони Лизе на плечи, заглянул в глаза и твердо проговорил:

– Нет. Обещаю. Но ты должна доверять мне и делать то, что я скажу. А теперь возвращайтесь в гостиницу и не открывайте дверь никому. Ясно?

– Дин, ты меня пугаешь. Что происходит? – Лиза, широко распахнув глаза, ловила его взгляд.

– А можно я, как те чуваки в кино, скажу, что позже все объясню?

– Ты же знаешь, что в кино такие штуки никогда не проходят, – ответила Лиза.

– Знаю. Но придется тебе поверить на слово. Все будет хорошо. Я сюда не просто так приехал, но, кажется, подцепил более крупную рыбешку.

– Как на тебя не похоже, – она смогла слабо улыбнуться. – Ступай. С нами все будет хорошо.

Лиза крепче приобняла Бена, будто пытаясь удостовериться, что он с ней, целый и невредимый. Дин кивнул, развернулся и бросил еще один взгляд над толпой, но женщины и след простыл. Дин поискал ключ от машины в кармане влажных джинсов: на счастье, тот остался на месте – запрыгнул в автомобиль и надавил на газ.

* * *

Спустя четверть часа Дин припарковался около обгоревших развалин «Редкости и болтовня Конни». Полицейский и окружной коронер как раз заталкивали белый мешок с телом в фургон. Выскочив из машины, Дин подбежал к ним:

– Эй, ребятки, а кто там?

– Бедняжка, которая здесь работала. Поджарилась до хрустящей корочки. Вот уж в толк не возьму, почему она даже выбраться не попыталась, – коронер захлопнул дверь.

Дин проводил отъезжающий фургон взглядом, вернулся в машину и, варварски развернувшись через двойную полосу, погнал на север, к дому Конни Хеннрик.

Глава 22

Смерть Сьюки выбила Дина из колеи. За исключением эпизода с бейсбольной битой девочка была совершенно безобидна. «Вот оно, подтверждение тому, что баловаться колдовством нельзя. Все это опасное дерьмо аукнется тебе рано или поздно». И все же хотелось бы спасти Сьюки: она не заслуживала смерти.

Гибель Сьюки в сочетании с «заплывом на Титанике» и смертью Тедди поселило у Дина в душе хаос эмоций: с одной стороны, он определенно наткнулся на крупную охоту, которая явно требовала его внимания; с другой, все еще жаждал отыскать «Некрономикон» и воскресить Сэма, но если учесть жестокие убийства, ведьмовские мешочки и призраки пиратов, становилось ясно: что-то здесь творится и кто-то вмешательства в это что-то не одобряет.

Следуя указателям на Ипсвич-роуд, Дин ехал на север в поисках фермы Хеннриков. Дорога вилась среди лесов. Через несколько километров деревья начали нависать над дорогой, перечеркивая серое небо. Дин притормозил перед большими железными воротами с декоративной гравировкой «Х», проехал еще метров двадцать, остановил машину и вытащил дневник Натаниэля.

На следующий день Натаниэль с сыновьями выбрался навестить вдову Фолкнер. Он хотел высказать свои соболезнования по поводу потери дочери, но его любопытство также подогревало упоминание того, что Эбигейл Фолкнер ходила стегать одеяла вместе дочкой преподобного Парриса, девочкой, страдающей от происков ведьм вот уже две недели. Более того, начало действия колдовства и смерть Эбигейл практически совпадали по времени. Нет ли между этими происшествиями связи?

Розмари завернула и вручила Натаниэлю буханку свежевыпеченного хлеба. Все знали, что с той поры, как Джон Фолкнер приказал долго жить, его вдова из сил выбивалась, чтобы прокормить детей и содержать маленькую ферму. Так что отвезти ей что-нибудь съестное, особенно после смерти дочери, казалось вполне разумной идеей. По крайней мере, так рассудил Натаниэль, когда они с Калебом и Томасом пустились в дорогу. Однако добравшись до жилища вдовы, они пришли в изумление, обнаружив вместо упадка и бедности маленькую процветающую усадьбу. В ранее пустовавшем хлеву стояли две коровы и две лошади – нечастое богатство в Салеме. Натаниэль постучал в дверь, и вдова Фолкнер пригласила их внутрь – не в холодную неприветливую каморку, но в теплую уютную комнату. На столе стояла еда, а над очагом кипела – как Натаниэль определил по запаху – тушеная оленина. Между тем, сезон для охоты был неважный, и принести домой только что добытого оленя можно было только при большом везении. Натаниэль вежливо представил вдове сыновей, передал соболезнования от Розмари и добавил, что мальчики с радостью помогут по дому, если нужно. Хозяйка дома так же вежливо отказалась от помощи, объяснив, что дом в порядке, а еды более чем достаточно для нее и оставшихся детей.

– А как двойняшки? Помнится, у них были какие-то нелады с ходьбой? – полюбопытствовал Натаниэль.

– С ними все хорошо, спасибо, – вдова встрепенулась на стуле. – Вот, к слову, и они.

Два совершенно одинаковых мальчика примерно возраста Калеба ворвались в гостиную, где сидели Кэмпбеллы. Оба выглядели здоровыми и румяными, от хромоты не осталось и следа. Какой бы недуг ни был причиной их слабости, он полностью исчез. Натаниэль подивился, как можно так быстро перейти от горькой бедности к процветанию.

– Вдова Фолкнер, я так сочувствую насчет вашей дочери, – искренне проговорил Натаниэль, следя за реакцией женщины.

– Бог дал, Бог взял. Не так ли говорит преподобный Паррис? – ровно отозвалась вдова.

– Совершенно верно. Вы правы. Так, значит, вы ни в чем не нуждаетесь, – в подтверждение очевидного Натаниэль обвел жестом комнату.

– Разве что в дочери. Я бы все сделала, только бы ее вернуть.

– Разумеется. Скажите, у нее было много друзей? Вероятно, она была знакома с дочкой преподобного Парриса? – спросил Натаниэль.

– Нет, ничего подобного. На вечерних молитвах по воскресеньям и четвергам они, возможно, разговаривали, но подругами точно не были.

Не такого ответа ожидал Натаниэль. Он мрачно кивнул, еще раз принес соболезнования и дал знак Томасу и Калебу, что пора уходить. На улице Натаниэль покачал головой: он был сбит с толку, он был уверен, что околдованные девочки имеют какое-то отношение к смерти Эбигейл.

Когда Натаниэль взобрался на лошадь, в дверях появилась вдова и окликнула:

– Мистер Кэмпбелл, есть еще кое-что.

– Что именно? – уточнил Натаниэль.

– Я любила дочку, но одобряла не всех ее знакомых.

– О чем вы?

Вдова нервно огляделась, хотя рядом никого не было, и, наконец, проговорила:

– Например, семью Болл.

Засим она вежливо кивнула и исчезла в доме. Натаниэль посмотрел на мальчиков:

– Ну что, навестим Констанс Болл? Возможно, к делу имеют отношение разрытые могилы, которые вы нашли на ее земле.

Калеб и Томас согласились. Дочери Констанс Болл были известны по всему городку: во-первых, они, кажется, не желали разговаривать ни с кем, кроме как друг с другом, а во-вторых, были необыкновенно красивы. Резиденция семьи Болл располагалась недалеко от дома Кэмпбеллов, так что Томас и Калеб, случалось, срезали путь через нее, хотя знали, что так делать нельзя. Дом был внушительной кирпичной постройкой, что уже отличало его от ближайших зданий: те были обшиты досками. Единственное, что каждый знал о семье Болл наверняка, так это то, что сколько все себя помнили, она обреталась на этой земле и в этом доме.

– Как думаешь, Констанс Болл имеет отношение к смерти Эбигейл? – спросил Томас.

– Вот и выясним, – отозвался Натаниэль. – Помните, что делать, когда приглашают в дом?

Мальчики кивнули. Именно на такие ситуации их натаскивал отец. Да, они долгими промозглыми ночами караулили вампирьи гнезда. Да, они видели не одну одержимость демонами. Но еще Натаниэль учил их, как вести себя достаточно вежливо, чтобы впустили в дом, что иногда уже знаменовало половину победы.

К тому времени, как Кэмпбеллы добрались до усадьбы Констанс Болл, поднялся сильный ветер. Снег заметал поля, слепил глаза. Натаниэль привязал лошадь, и они поднялись по ступеням. Дверной молоток был с голову Калеба размером. Томас приподнял его и опустил на бронзовую пластину. Удар эхом прокатился по дому, заглушая даже завывания ветра. Через пару минут крупный мужчина в черных брюках и застегнутом до самого горла пиджаке отворил дверь, открыв взору огромный холл и витую лестницу. Натаниэль назвал себя и попросил разрешения войти. Мужчина провел гостей в большую гостиную справа от холла.

Томасу и Калебу никогда не доводилось бывать в таком огромном доме. Они устроились около ревущего в камине пламени. Пока ждали хозяйку, Натаниэль немедленно заметил несколько любопытных вещиц, а особо – маленькую потрепанную книжицу на возвышении. Заглянув на первую страницу, он удостоверился, что та целиком написана на латыни. Не успел он перелистнуть страницу, как длинный указательный палец быстро захлопнул книгу у него перед носом. Подняв голову, Натаниэль лицом к лицу столкнулся с Констанс Болл. Она была красавицей – всегда тщательно одетая почти в стиле Возрождения, однако излишне пышно для жительницы колонии.

– Могу я вам помочь?

– Мадам Болл, меня зовут Натаниэль Кэмпбелл, а это мои сыновья Калеб и Томас.

Мальчики вежливо поклонились.

– Я знаю, кто вы, – проговорила она. – Ваша собственность прилегает к моей. В этом дело? Мои девочки нарушают границы?

– Вовсе нет. Хотя, если вы не возражаете, я бы с ними побеседовал.

– Зачем?

– Мне хотелось бы знать, были ли они знакомы с Эбигейл Фолкнер, – ответил Натаниэль.

Констанс глубоко задумалась и спустя несколько секунд проговорила:

– Уверена, что это имя мне не знакомо.

Она опустилась на стул с прямой спинкой и смерила Натаниэля холодным взглядом.

– Странно, – проронил тот. – А ее мать утверждает, что Эбигейл знала вас и ваших дочерей.

– Не понимаю, к чему вы ведете.

– А вы знаете, что юная Эбигейл Фолкнер мертва? – вопросом на вопрос ответил Натаниэль.

Констанс помедлила перед ответом:

– Нет. Едва ли. Так чего вы хотите, мистер Кэмпбелл?

Во время разговора Томас и Калеб подобрались к стулу Констанс. Калеб вытащил из кармана мешочек и попытался подложить его под сиденье, но хозяйка дома внезапно развернулась, спугнув его:

– Что ты там делаешь, маленькая обезьянка?

– Простите, он немного странный мальчик, – вступился Натаниэль. – Калеб, иди сюда.

Калеб послушно вернулся и сел рядом с отцом.

– Мистер Кэмпбелл, с меня довольно вашего дурачества. Уходите, – заключила Констанс, поднявшись со стула.

– Вы, наверное, не поняли… – попытался возразить Натаниэль.

– Рэтберн, – позвала она. – Проводи джентльменов на выход.

Великан появился так быстро, будто все это время подслушивал под дверью. Он пересек комнату и схватил Натаниэля за руку. Вырвавшись из медвежьей хватки, тот принялся зачитывать заклинание, способное выявить ведьму:

– Per is vox malum ero venalicium. Per is oil malum unus ero ostendo…75

Констанс безмятежно улыбнулась:

– Мистер Кэмпбелл, если вы хотели узнать, не ведьма ли я, почему бы вам просто не спросить?

Одно движение ее ладони – и Калеб, пролетев по воздуху, ударился о книжный шкаф. Его маленькое тело скорчилось у стены.

– Пааааап!

Натаниэль выхватил нож.

– Думаете, сможете навредить мне этой зубочисткой? Мистер Кэмпбелл, вы не знаете меня и того, на что я способна!

Констанс повела ладонью, и комната наполнилась таким же густым туманом, как и поля за окном. Развернувшись к Натаниэлю, она швырнула через всю комнату и его. Томас набросился было на нее, но тут же кувырком отлетел в угол.

– Я не позволю нападать на меня в собственном доме, глупец! – она снова махнула рукой, и пламя, вырвавшись из камина, закрутилось к потолку огненным торнадо. – Eugae satan imus focales olle obligamus tu adque subsidium me clades mi trespassers!76

Огонь подбирался все ближе к лежащему безжизненной грудой Томасу.

– Томас! Очнись! – завопил Калеб.

– Ну разве не любопытно? Твой старшенький, кажется, лишился рассудка. Как и отец, – Констанс стояла величественно прямо, а пламя танцевало вокруг нее. – Скажи мне, Натаниэль, зачем ты притащил сюда детей? Зачем подверг их опасности? А, я сама знаю. Потому что ты – охотник. Все охотники одинаковы: выскочки, уверенные, что они имеют право судить всякого, кроме себя самих. А теперь позволь мне сказать кое-что, – она наклонилась к Натаниэлю, обдав его ледяным дыханием. – Мы приехали сюда, так же, как вы, в поисках новой жизни. Новый Свет открыт для всех, а не только для тех, кто носа из-за Библии не кажет.

– Ты убила Эбигейл Фолкнер, невинную девочку, – выплюнул Натаниэль.

Констанс дернула плечами и отвернулась:

– А что, если и так? Иногда слабых следует наказывать за ослушание.

– Салем такого не потерпит, – крикнул Натаниэль ей в спину.

– Упаси боже. Салем проделал большую работу, выжигая все разумное, не так ли, девочки? – обратилась Констанс к появившимся в дверях пяти девушкам, в чьих очень темных глазах отражалось пламя.

Затем она снова повернулась и впилась холодным взглядом в Натаниэля:

– Давайте проясним кое-что, мистер Кэмпбелл: я бы могла убить вас, и это было бы так же просто, как пальцами щелкнуть. Если вы снова заявитесь ко мне, ваши дети останутся сиротами: я уж об этом позабочусь, – она поднесла ладонь к его лицу. – И в следующий раз я не буду столь милосердна.

Три глубокие царапины прочертили щеку Натаниэля, струйки крови побежали с подбородка на куртку.

– Я много чего могу, – прошипела Констанс. – В Салеме нет от меня спасения. Девочки, покажите Кэмпбеллам выход.

Девушки собрались в круг, подняли руки, и, подхваченные неведомой силой, Калеб, Томас и Натаниэль вылетели через застекленные окна и упали на снег. Томас все еще не пришел в себя, когда Натаниэль поднял его на лошадь и они поковыляли восвояси.

Двери открыла Розмари.

– Господи! – воскликнула она. – Ханна, неси масла и травы!

Натаниэль осторожно уложил Томаса на стол, Калеб стянул с брата сапоги, а Ханна прижала к его виску теплый компресс из лечебных трав.

– Что случилось? – Розмари склонилась над сыном.

– На нас напала Констанс Болл, – объяснил Калеб.

– Она ведьма, – пояснил Натаниэль. – Пока Салем отправляет на виселицу ни в чем не повинных старух, настоящие ведьмы разгуливают на свободе.

– Но почему они на вас напали?

– Потому что я расспрашивал ее об Эбигейл Фолкнер. Констанс убила ее. Просто пока неясно зачем, – усевшись у очага, Натаниэль принялся снимать сапоги.

Тут Томас зашевелился, потом сел и схватился за голову.

– Уверен, ничего хорошего эта женщина не задумала, – продолжал Натаниэль. – У нее там латинская книга заклинаний. По-моему, это «Некрономикон».

– И что она с ним будет делать? – поинтересовалась Ханна.

– Я такую книгу только мельком видел. Там полно способов связывать демонов. В книге множество могущественных заклинаний, все опасные и все – зло.

– Например?

– Пока не прочту, точно не скажу, – отозвался Натаниэль. – Но будьте очень осторожны, что бы вы ни делали. В городе, везде, где вас могут увидеть. Констанс что-то замышляет, и в городе вот-вот будто плотину прорвет.

– А могилы? – спросил Калеб.

Натаниэль огорченно покачал головой. Он не знал наверняка, что за план придумала Констанс Болл, но подозревал, что он должен быть связан со смертью Эбигейл Фолкнер и разрытыми могилами.

Глава 23

Дин закрыл дневник Натаниэля, медленно увязывая все в единое целое: Конни и Констанс, старый дом по Ипсвич-роуд. Могут ли они быть одними и теми же? Может ли она жить до сих пор, сотни лет спустя?

Он обошел машину, вынул мачете из ниши для запаски и срезал несколько нависающих низко веток с близстоящих деревьев, а потом накидал их на автомобиль для маскировки и вернулся к украшенным тяжелым замком воротам. За ними смутно виднелся высокий кирпичный дом, с обеих сторон окруженный полями и обнесенный каменной стеной.

– Едва ли я дождусь приглашения, – пробормотал Дин, карабкаясь на стену.

Он почувствовал, как что-то подалось под рукой, и посмотрел вниз: в щели между камнями и цементом обнаружился побитый временем мешочек, обернутый красной лентой, – мешочек гри-гри. Дин не ошибся домом. Он спрыгнул по другую сторону, ощутив, как мягкая земля просела под ботинками. Со всеми этими открытыми пространствами подобраться к дому незаметно будет нелегкой задачей. Изучив местность, Дин решил зайти через заднюю дверь и потрусил по краю участка, стараясь держаться в тени деревьев. Поднявшись на холм, он юркнул за конюшню. Отсюда было видно, как работают пять девушек: одна полола сорняки в огороде, вторая вела по пастбищу корову… Картинка была идиллическая, если не старомодная. Услышав разговор на конюшне, Дин заглянул через толстое волнистое стекло и увидел двух женщин, которые чистили лошадь.

«Либо все скатится на самое горячее пуританское порно, которое я когда-либо видел, – решил он. – Либо эти сучки – ведьмы».

Оглянулся и – бац! – с разворота вписался в стену конюшни. На грудь тяжело давило, хотя дюжий полевой рабочий, выросший перед Дином, его и пальцем не трогал.

– Привет, мужик. Прости, я заблудился. Это здесь на пони катают? – выдал он.

Мужчина не ответил, только махнул рукой – и Дин сверзился на землю. Рабочий знаком приказал ему направляться к дому. А в комнате Дина толкнули на стул перед высоким камином. Окна на всю стену оказались закрыты тяжелыми шторами, так что разобрать, что делается снаружи, было невозможно. Почти сразу в комнату вошла женщина средних лет, в которой Дин немедленно опознал незнакомку, которая таращилась на него на парковке. Теперь было видно, что у нее высокий лоб и широкий рот.

– И часто ты разгуливаешь по чужой собственности? – спросила она скрипучим голосом с легким европейским акцентом.

– Анджела Лэнсбери77, – съязвил Дин, вскочив. – Ух ты! Я огромный ваш фанат.

Большой парень, стоящий в углу, двинул рукой, и Дина снова бросило на стул.

– Не волнуйся, великан, – осклабился он. – Я никуда не убегаю. Можем вместе пойти и подоить корову. Хочешь?

– Что тебе надо? – хозяйка дома села напротив и впилась в Дина холодным взглядом.

– Видишь ли, Констанс… Я так понимаю, ты Констанс Хеннрик, Конни из лавочки «Редкости и болтовня Конни»… Можно звать тебя Конни? Так вот, при обычных обстоятельствах я бы перерезал тебе глотку серебряным ножом, прочел парочку заклинаний и убедился, что ты хорошенько зарыта в четырех разных местах. И ты бы еще легко отделалась, учитывая, что ты пыталась убить мою девушку и утопить меня и ее парнишку. Хотя парочку тех красоток со двора я бы сберег: в наши дни так тяжело найти хорошую прислугу.

– Эффектное приветствие, – заметила Конни. – К несчастью, мое терпение иссякло.

Она поднялась и подала знак верзиле в углу.

– Постой! – выпалил Дин. – Ты не отрицаешь того, что случилось днем, так что это ты была, скорее всего. Ты, должно быть, очень сильна, раз сумела поднять целый корабль пиратов.

Констанс молча пожала плечами.

– То, что нужно, – заявил он.

– С чего бы?

– Мне нужна твоя помощь.

– У меня на таких букашек времени нет, – по ее знаку рабочий подошел и сдернул Дина со стула.

– Стоп-стоп, послушай, – уперся Дин. – Мне нужен «Некрономикон». Необходимо воскресить кое-кого, заточенного в очень крепкой клетке.

– Ты все равно не понял бы, что с ним делать, даже если бы он у тебя был.

– Правильно. Для того ты мне и нужна.

– Невозможно. В книге заключена мощь, о которой ты своим скудным воображением и помыслить не можешь. Уверена, у тебя силенок не хватит.

– Так она у тебя все-таки есть? – уточнил Дин.

– Если бы и так, я тебя бы к ней и близко не подпустила, – отрезала она. – И потом, с какой стати я должна тебе помогать?

– Ни с какой. Просто я прошу того, кого при обычных обстоятельствах пристукнул бы в момент.

– Прости, но на мужланов не работаю, а особенно на таких, как ты, – возразила Конни.

С этими словами она покинула комнату, а великан за воротник стащил Дина со стула и выволок через дом на подъездную дорогу.

– Эй, Поль Баньян78, – прохрипел Дин. – С курточкой полегче!

Парень распахнул ворота и вышвырнул Дина на дорогу – тот приземлился на двойную желтую полосу метрах в пяти-шести от въезда. Бросок что надо. Дин поднялся и отряхнулся. Дела обернулись неважно. И он поковылял к машине, потрепанный, в синяках, все еще не обсохший после пиратского приключения. Поездка растрясла лежащую на переднем сиденье папку, фото из нее разлетелись. Дин подобрал изображение особо жестоко убитой девушки в голубом джемпере и почувствовал, что впору на части разорваться: здесь явно напрашивалась охота. Все мешочки гри-гри в машинах жертв определенно были работой ведьм, вероятно, Конни и ее девочек. Дин покачал головой, дивясь собственной неудаче. Толку себя обманывать? Другого объяснения не найти: Конни наверняка была той самой Констанс из дневника Натаниэля. Хуже того, она замыслила что-то весьма и весьма нехорошее. Опять.

«Выходит, единственный человек, который может мне помочь, скорее всего, замочил десяток бедолаг», – Дин выкинул все из головы и решил вернуться в гостиницу, проверить, все ли в порядке с Лизой и Беном.

В этот момент две большие черные «Эскалады»79 выехали с подъездной дороги дома Конни и свернули на юг. Машина Дина все еще скрывалась под ветками, поэтому из машин ее не увидели. Дин подождал, пока «Эскалады» не скроются из виду, а потом сел в автомобиль и поехал следом.

Глава 24

Сэм с дедом сидели в припаркованном за поворотом фургоне.

– Мы их упустим, – сказал Сэм.

– Подожди, – жестко оборвал Сэмюэль.

Они молча сидели еще с минуту.

– Ладно, теперь езжай. Но держись позади.

– Не вчера родился, дедуля, – пробормотал Сэм и завел двигатель.

Лавируя в потоке пригородного транспорта, они увидели, что две «Эскалады» въехали на парковку торгового центра, преследуемые по пятам машиной Дина. Было часов девять вечера: автомобилей на стоянке осталось мало, последние покупатели, нагруженные сумками, выбирались из дверей. На оштукатуренной стороне магазина висел большой знак «Книги и новеллы». Можно было разглядеть внутри работников, выключающих свет и запирающих двери. «Эскалады» устроились на двух ближайших свободных местах.

Дин остановился на краю парковки, подальше от фонарей. Потянулся за фляжкой – «Джек Дэниэлс» легко прокатился по горлу и скрасил безумный день. Дин в толк взять не мог, зачем Конни и ее девочкам понадобилось завернуть в книжный в девять вечера, но едва ли за новыми «Сумерками»80.

Сэм и Сэмюэль ждали в белом фургоне, стоящем далеко от торгового центра.

– Как думаешь, что они делают? – спросил Сэм.

– Без понятия, но не думаю, что покупают «Ad Hoc», – отозвался дед.

Сэм вздернул бровь.

– Новая книга Томаса Ке…81. Не бери в голову. Я просто поклонник.

– Ты фанат знаменитых шеф-поваров? – уточнил Сэм.

– А знаешь, как тяжело открыть и содержать ресторан? – горячо вступился Сэмюэль. – Он гений.

В магазине погасли последние огни. Из-за двустворчатой двери показалась смахивающая на мышку девушка с большим кольцом для ключей. Она вставила ключ в замочную скважину, подергала и принялась с нарастающим отчаянием крутить его то так, то эдак. В этот момент из задней дверцы «Эскалады» выскользнула фигура и направилась к ней. Дин приободрился, разглядев в незнакомке роскошную блондинку в сапогах и короткой джинсовой юбке.

– Помочь? – предложила она «мышке», которая начала явственно паниковать.

На парковке было тихо, как в могиле, и Дин, опустив стекло, слышал весь разговор.

– Нет, спасибо, – отозвалась та, не поднимая головы. – Дурацкие ключи. Начальнику пришлось сегодня рано уйти и…

И тут блондинка ударила ее локтем в лицо. Черты «мышки» исказились удивлением и болью, из уголка рта потекла струйка крови. Она попыталась вскинуть руку в слабой попытке защититься от следующего удара, но недостаточно быстро: блондинка стукнула ее в живот. Продавщица выронила ключи, сложилась пополам и зашаталась, потеряв равновесие. Ее мучительница мгновенно оказалась сзади, легко подхватывая обмякшее тело под мышки.

Из черных машин появились остальные девушки, все в темных толстовках, и сгрудились около двери. Дин насчитал их семь, всех их он видел на ферме Конни. Одна подобрала ключи, распахнула дверь, и все они вошли в магазин, причем первая волочила потерявшую сознание продавщицу. Девушка с ключами умело вскрыла и обезвредила панель сигнализации.

А потом из машины вышла сама Конни и, шмыгнув через парковку, тоже исчезла в книжном.

* * *

Сидя в фургоне, Сэмюэль и Сэм снова ждали.

– Мы не можем войти, пока там Дин, – раздраженно сказал Сэмюэль.

– Ну, раз они ведьмы, давай возьмем их тепленькими. Либо мы, либо Дин.

– Наверняка они с девушкой что-нибудь сотворят.

– И как, интересно? – вслух поразмыслил Сэм. – Если они делают монстров, то должны использовать какую-то мощную энергию для заклинаний, правильно? Наверное, практикуют человеческие жертвоприношения. Единственный способ набраться достаточно сил, чтобы превращать людей в чудовищ.

Сэмюэль промолчал. Монстров-то на самом деле не было, просто приходилось поддерживать легенду, чтобы Сэм поверил, что они здесь не затем, чтобы помешать Дину поднять Люцифера при помощи «Некрономикона». Возможно, ложь зашла слишком далеко. Сэмюэлю казалось, что, вернувшись в мир живых, он делал вещи, до которых никогда не опускался до смерти Мэри. Взять хотя бы сделку с демоном – самим Королем Ада, не меньше. И куда делись его моральные принципы?

Через огромные застекленные окна они наблюдали, как девушки добрались до центра зала и принялись передвигать целые книжные секции, не иначе как освобождали место.

– Давай, Дин. Сделай уже что-нибудь, – пробормотал Сэм.

* * *

Дин лихорадочно заряжал обрез обычными пулями: привидениями девушки не были, это уж наверняка. Значит, солью тут не обойдешься. Из бардачка он достал лыжную маску. Хорошо, что Лиза всегда собирает вещи с учетом всех вероятностей: даже в разгаре лета она брала с собой теплую одежду – а ну как метель. Дин натянул маску: Конни тоже была в магазине, и Дин не хотел, чтобы она его узнала: вдруг придется и дальше общаться. Надо было как-то подобраться к магазину. Так как весь фасад представлял собой сплошные окна, перво-наперво требовалось какое-то прикрытие. Из кармана сумки он вытащил четыре маленьких блока си-фор82.

«Бобби, ты мой спаситель…»

У Бобби было невообразимое количество поставщиков, которые могли достать что угодно, включая сильно нелегальную взрывчатку.

Затолкав в блоки несколько проводков, Дин вышел из машины и выудил с заднего сиденья скейтборд Бена, а потом начал пробираться к стене торгового центра. На углу он положил скейт, лег на него животом и проскользнул под окнами – достаточно низко, чтобы не заметили из магазина. По пути Дин прикреплял взрывчатку к стеклу через каждые пять метров. Потом он подхватил сумку и обогнул здание: на другой стороне вдоль стены, довольно высоко, начиналась лестница. Вскарабкавшись на мусорный бак, Дин, неуверенно балансируя, сумел ухватиться за нижнюю перекладину, потом подтянуться, вскарабкаться наверх и осторожно пересечь крышу.

Девочки Конни явно что-то сооружали: снизу доносился внушительный грохот. Дин развинтил вентиляционную решетку и забрался внутрь. Из магазина слышались голоса, начитывающие на латыни. Карабкаясь по воздуховоду, Дин пытался подобраться как можно ближе к источнику звука. Прикинув, что находится сейчас приблизительно в центре магазина, он увидел свет, просачивающийся в большой вентиляционный люк. Приглядываясь между пластинками, Дин насчитал семерых девушек и Конни, окруживших работницу книжного.

– Умоляю, я все сделаю, – плакала она. – Я открою все кассы, я знаю код от сейфа… я встречалась с дневным менеджером.

Но девушки, не обращая внимания ни на мольбы, ни на слезы, продолжали говорить нараспев. В руках Конни держала маленькую, очень старую на вид книжицу.

«Некрономикон».

Дин замер. Неужели тот самый, что упоминался в дневнике Натаниэля?

Конни, вооружившись длинным серебряным ножом, ступила в круг и приблизилась к всхлипывающей пленнице.

– Сестры, наконец, пришло время, и мы можем воскресить его, – проговорила она холодно и ясно. – Он станет нашим лидером и нашим супругом. Возвысим же за него наши голоса, – и она перешла на латынь.

Дин вытащил из кармана куртки маленький пульт:

– Прости, Конни, но на этом придется прикрыть счет твоим жертвам, – и он нажал кнопку.

Ничего.

Он попытался еще раз – с тем же результатом.

«Слишком далеко по вентиляции, чтобы взрывчатка сработала. Много помех, – сообразил он. – Дерьмо».

Не переставая начитывать, Конни склонилась над девушкой. Дин продолжал лихорадочно жать на кнопку, но все было безуспешно. Остался только один выход. Дин неуклюже развернулся в узком лазе и всем весом ударил по вентиляционному люку. Голоса оборвались. Дин продолжал колотить ногой по люку.

– Ты не остановишь меня, Кэмпбелл! – громко проговорила Конни.

В этот самый момент Дин с грохотом выбил люк и наполовину свесился в торговый зал, придерживаясь одной рукой. Конни махнула рукой, и Дин с ужасом увидел, как голова продавщицы развернулась на сто восемьдесят градусов. Глаза ее расширились и сразу же остекленели. Одной рукой Конни схватила ее за цыплячью шейку, другой – полоснула лезвием по горлу. Кровь хлынула на пол, заливая линолеум и бежевый ковер. Девушки снова принялись бормотать на латинском.

74.Трехчасовой адский вояж – отсылка к американскому комедийному телесериалу «Остров Гиллигана»: семь человек, отправившихся на трехчасовую морскую прогулку, оказываются на необитаемом острове и на протяжении 98 эпизодов пытаются оттуда выбраться.
75.С помощью этого заклинания я изобличу Зло. С помощью этого масла я выявлю Зло… (лат.)
76.Эй, сатана, выйди из этого очага, свяжи (их) и окажи мне помощь, (чтобы) поразить преступников (искаженная латынь вместе с английским).
77.Анджела Лэнсбери – англо-американская актриса и певица; российскому зрителю больше известна по роли Джессики Флетчер в сериале «Она написала убийство».
78.Поль Баньян – вымышленный гигантский дровосек, персонаж американского фольклора.
79.«Эскалада» – «Кадиллак Эскалейд», полноразмерный люксовый внедорожник.
80.«Сумерки» – серия книг писательницы Стефани Майер, в которой рассказывается о любви обычной девушки Изабеллы Свон и вампира Эдварда Каллена.
81.Томас Келлер – один из лучших поваров Америки и один из двух поваров в мире, два ресторана которого одновременно были удостоены высшей награды «Мишлен».
82.Си-фор (С-4) – распространенная в США разновидность пластичных взрывчатых веществ военного назначения.
Возрастное ограничение:
16+
Дата выхода на Литрес:
20 октября 2021
Дата перевода:
2020
Дата написания:
2019
Объем:
771 стр. 2 иллюстрации
ISBN:
978-5-17-139547-6
Правообладатель:
Издательство АСТ
Формат скачивания:
epub, fb2, fb3, ios.epub, mobi, pdf, txt, zip

С этой книгой читают