Читать книгу: «Сверхъестественное: И прошел год. Поцелуй койота. Ночной кошмар», страница 4

Шрифт:

– Шести. За вычетом шести человек, – с улыбкой поправила Лиза.

– А ты кого посчитала? Бойфренд Элис с ними на Гавайи не летал.

Так, обсуждая подробности путешествия семейки Брэди, они набрели на старомодный магазинчик с эркерными окнами, под завязку заполненными ведьмовскими безделушками и еще кучей всяческих вещиц, за которые бы Дин и гроша ломаного не дал.

– Давайте заглянем, – Бен нырнул в дверь.

Лиза и Дин вошли вслед за ним. Насколько Дин разглядел в полумраке, они были единственными покупателями. Других туристов отпугивали не очень приятные запахи, атмосфера запустения и скрипучие полы. На полке вдоль боковой стены выстроились, словно в аптеке, большие банки с травами. Дин заметил, что, если верить написанным вручную ярлыкам, многие из них могли использоваться в черной магии: корень аира, горчичное семя, корень валерианы, черный перец, лакричный корень. Но многие банки были наполнены безобидными ароматическими смесями: лавандой, цитронеллой, сандаловым деревом. Интересно, не обслуживает ли этот магазинчик местных ведьм? Тут же нашлось полно дребедени, которую можно встретить по всей Новой Англии, включая вездесущие ароматизированные свечки в стеклянных банках, дешевые китайские конфетницы и черное мыло в форме кошек и ведьминских шляп.

– Привет!

Девушка лет двадцати появилась из-за занавесок, собранных из бусинок. Сомкнувшись, нити зазвенели за ее спиной, когда девушка подскочила к прилавку.

– Добро пожаловать в «Редкости и болтовня Конни»! Чем могу помочь? – девушка щеголяла юбкой в стиле хиппи, ее талию обвивали два шарфа, а на браслете из черной кожи болтался маленький амулет.

– Ух ты, мам, можно я ее возьму? – Бен подхватил лапу аллигатора.

– Господи, зачем она тебе?

– Талисман. Приносит удачу, иногда любовь, – отозвался Дин. – Не самое тупое, что можно было бы взять с собой на твое завтрашнее свидание.

– Ты мне совершенно не помогаешь! – Лиза недовольно взглянула на Дина. – Никакое это не свидание, так, Бен?

Дин подмигнул Бену через плечо Лизы, и мальчик с ухмылкой помотал головой:

– Не-а, ма. Не свидание, обещаю.

– Спрашивайте, если нужно! – снова подала голос девушка и обратилась к Дину: – А вы разбираетесь в колдовстве.

– Да так, знаете ли, чисто по-любительски, – Дин огляделся. – У вас тут неплохой выбор. Щенячьи головы имеются?

– Дин! – круто обернулась Лиза.

Девушка за прилавком вдруг растеряла весь задор и напряглась.

– Да ладно, я просто спросил, – Дин нащупал в кармане мешочек гри-гри29.

Если эта девушка действительно ведьма и захочет как-то навредить Дину, он защищен. Щенячьи черепа – измельченные черепа – использовались в некоторых самых темных заклинаниях, чтобы связывать демонов. А если соорудить шарик, покрыть его серой и закопать в месте, где должен пройти человек, то, по некоторым поверьям, этот человек умрет.

Девушка показала нефритовое ожерелье с амулетами.

– Знаете что, – обратилась она к Лизе. – Оно будет чудно на вас смотреться.

– Оно милое, – признала Лиза. – Но не уверена, что в моем стиле.

– Хотите померить?

Дин подступил ближе и наклонился к девушке.

– Ей правда не подойдет, – сказал он. – Пошли отсюда, ребята.

Дин первым вышел из магазина, Лиза и Бен последовали за ним.

– Зачем ты так? – Лиза догнала его.

– На этом ожерелье висела косточка черного кота.

– Серьезно? – влез Бен. – Круто!

– Правда? И для чего она?

– Она бы помогла выследить, где ты. Эдакий ведьминский GPS, – зло проворчал Дин. – Мне надо вернуться и перевернуть эту лавочку кверху дном.

– Дин, серьезно, мне кажется, ты ошибаешься. Я уверена, это была просто хипповатая девчонка, которая пыталась делать свою работу.

– Может, и так, – уступил Дин.

Была та девушка ведьмой или нет, но что-то Дину показалось подозрительным. Сколько бы ни было в магазинчике безделушек, настоящая ведьма могла бы купить там действительно сильные вещи.

Они подошли к гостинице, но перед дверями Дин остановился:

– Эй, я все-таки пойду осмотрюсь.

– Да ну?

– Ага, скоро вернусь. Вы пока отдыхайте. – Заметив беспокойство Лизы, Дин махнул рукой: – Просто хочу разведать, что тут да как.

– Ладно, увидимся, – сдалась Лиза, и они с Беном скрылись в дверях.

Дин быстро пересек улицу и бросился к багажнику автомобиля. Из-за маленького расстояния между машинами открыть багажник было сложно, и Дину пришлось действовать осторожно, чтобы не задеть капот соседнего автомобиля. С «Импалой» таких проблем не возникало. Он хотел вернуться в лавку и посмотреть, что можно вытянуть из той девчонки-хиппи, но тут его отвлекли: Дин поднял взгляд на здание гостиницы и заметил в окне Бена, который – с глазами большими, словно блюдца – колотил в стекло, пытаясь привлечь внимание Дина. Дин выхватил припрятанную в нише для запасного колеса сумку и бросился обратно. Тут раздался визг тормозов, и какой-то автомобиль замер, когда между его решеткой радиатора и коленями Дина оставался всего лишь десяток сантиметров. Бен из окна исчез. Дин ворвался в фойе, переполошив Ингрид.

– О, мистер Винчестер, вы…

– Нет времени, Беа Артур30! – крикнул Дин через плечо и понесся по лестнице, перескакивая через три ступени.

Добежав до номера, он влетел внутрь, чуть не сбив с ног Бена.

– Что случилось? – он схватил мальчика за руку и потащил к двери их с Лизой комнаты.

– Не знаю, не… – пробормотал перепуганный Бен.

Лиза корчилась на кровати, по лбу ее стекал пот, а остекленевшие глаза закатились под веки.

– Лиз. Лиз! Ты меня слышишь? Ты пила что-нибудь? – Дин потряс ее, быстро оглядел комнату и, обнаружив открытую бутылку воды, понюхал ее содержимое: ничего.

Лиза дрожала всем телом, трясущиеся руки были сцеплены под подбородком.

– Что с ней? – Бен чуть не плакал от страха.

– Бен, мне нужно, чтобы ты обыскал комнату. Ищи что-то вроде этого, – Дин вытащил из кармана мешочек гри-гри. – Сделаешь?

– Да. Да.

– Ищи везде, – велел Дин. – Лиза, держись. Ты что-нибудь трогала? Ела что-нибудь?

Лиза вздрогнула, закашлялась, и изо рта ее потекла кровь.

– Д-дин, ч-что п-происходит? – выдавила она.

– Просто держись, – настойчиво повторил Дин.

– Дин?

Лиза начала кашлять, рывком поднесла руку ко рту и схватила что-то – что-то, тут же забившееся в ее пальцах. Разглядев, Лиза замерла в ужасе, а потом завизжала и потеряла сознание. Ящерица прошмыгнула в угол комнаты.

– Мама! – завопил Бен.

– Ладно, просто успокойся, – проговорил Дин. – Надо найти мешочек.

Он выхватил нож и распорол стоящее в углу сливочно-желтое кресло, добравшись лезвием и до пружин. Ничего. Он посрывал со второй огромной кровати все одеяла и стащил матрас. Ничего. В ванной он вылил все лосьоны, скинул на пол полотенца. Ничего. Тогда он сорвал с окошка занавески, путаясь в складках ткани.

Не приходя в себя, Лиза скатилась с кровати и теперь извивалась на полу, но хотя бы у нее изо рта больше ящерицы не лезли. А потом Дин вдруг заметил то, что искал: маленький мешочек под букетом вялых магнолий. Дин схватил его и открыл: драконья кровь, кость черного кота, чабрец и, насколько Дин мог судить, несколько видов масел.

– Что это? – спросил Бен.

– Ведьмовской мешочек. Это из-за него маме плохо, – Дин вытащил зажигалку и поджег находку.

Ткань занялась пламенем, и Дин выкинул мешочек догорать в мусорку. Они осторожно уложили Лизу обратно на кровать, и через несколько секунд Лиза открыла глаза и потерла горло.

– Что случилось?

– У нас были гости. Как ты себя чувствуешь? – Дин помог ей сесть и бережно убрал волосы с мокрого от холодного пота лба.

– Кажется, нормально. Кто это сделал? – она обвела взглядом разгромленную комнату.

– Не беспокойся, нам с Беном надо было найти то, от чего тебе было плохо, но все уже в порядке. Ну, или будет… Я приберу. Но сначала мне нужно отлучиться ненадолго. Побудете без меня?

Дин не хотел пугать Лизу, но нужно было отыскать того, кто все это устроил. Может, получится найти ответы у малютки-ведьмы из странной лавочки.

– Ты куда? – Лиза смотрела на него большими полными страха глазами.

– Я ненадолго, – Дин поцеловал ее в горячую щеку и закинул на плечо сумку. – Бен, позаботься о маме и никуда не уходи, ладно?

Бен серьезно кивнул.

Дин понизил голос:

– Давай не будем говорить маме, что случилось, раз уж она ничего не помнит. Хорошо?

Бен кивнул еще раз, обеспокоенно поглядывая на мать. Дин рассудил, что не стоит наводить Лизу на мысль, что в Салеме что-то не так. Не нужно пугать Лизу, а с остальным он сам справится. Дин закрыл за собой дверь, обернулся и оказался лицом к лицу с красной от злости Ингрид.

– Извините за шум. В «крокодила»31 играли. Здорово повеселились, а ущерб я оплачу. – Дин проскользнул мимо и направился вниз по лестнице. Распахнув дверь, он вышел на улицу, ощущая вес оружия в сумке. Дин еще не знал, куда именно пойдет, но одно он знал наверняка: в Салеме действительно были ведьмы.

Глава 12

– Здесь сворачивай, – приказал Сэмюэль.

Сэм съехал с девяносто пятого шоссе, и они очутились в местечке под названием Дэнверс. Остановившись в мотеле, претендующем на колониальный стиль, они выгрузили багаж, и Сэмюэль зарегистрировал их под вымышленными именами. Находиться в Салеме в то же время, что и Дин, обещало стать проблемой. Сэму придется скрываться, а это сложно. Его высоченная фигура выделялась везде. К тому же, получится странно, если Дин вдруг заметит своего давно почившего деда. Сэм не до конца понимал, зачем они здесь, но предыдущая пара месяцев научила его делать, что сказано. Раз у Сэмюэля есть причина тут находиться, так тому и быть. Если в Салеме объявились ведьмы, Сэм не понаслышке знал, что хорошего в этом мало. Они бок о бок направились в свои комнаты.

– Дина разыщем завтра, – сказал Сэмюэль. – Думаю, задачка несложная: парень ведет себя, как захмелевший бык.

– А я пойду, осмотрюсь, – отозвался Сэм.

– Ладно, – пожал плечами Сэмюэль. – Просто постарайся, чтоб твоя здоровенная башка не торчала где попало.

Кивнув, Сэм отнес багаж в номер и вернулся к автомобилю. Для начала он объехал все стоянки ближайших мотелей, но машины брата не заметил. Потом он решил послоняться по самой любимой туристами части города. Ни следа Дина. А потом он свернул на улочку поменьше, заглянул в узкую аллею и успел заметить Дина, нырнувшего в проем с задней стороны старого, обшитого досками здания. Сэм развернул машину и припарковался перед магазином. Выпрыгнув на улицу, он позаглядывал в окна и проинспектировал травы в банках. Видно, Дин пришел к тому же выводу, что и он: здесь все прямо-таки вопило о колдовстве. В магазине стало светло. Похоже, кто-то только что вломился через заднюю дверь. Опасаясь нарушить наказ Сэмюэля и столкнуться с братом, Сэм решил посидеть в машине.

Насколько Дин разглядел, магазин был закрыт. Кажется, с наступлением вечера в городе все закрывались быстро. Дин осмотрел дверь.

– И никакой сигнализации? – пробормотал он и пнул прогнившую деревянную дверь.

Удар пришелся точнехонько справа от замка, выбив его так, что тот косо повис, словно язык из собачьей пасти. Держа наготове обрез, Дин прошмыгнул в подсобное помещение и разглядел там ящики и коробки с ведьмовскими вещицами, взгроможденные друг на друга.

– Редкости и всякая дрянь Конни, – пробормотал он.

Пробираясь в торговый зал, Дин решил, что за короткое время пребывания в Салеме умудрился кому-то напакостить, и этот кто-то, пока они с Лизой и Беном гуляли, проник в комнату отеля и подложил мешочек. Колдунья наверняка была сильная: чтобы собрать такой мешочек, нужно обладать недюжинными познаниями в темной магии. Дин кружил по магазину, выискивая что-нибудь подозрительное. Пошарил вокруг прилавка, около кассового аппарата. Ничего интересного. Справа Дин заметил крутую лесенку, уходящую на второй этаж, и протиснулся в узкий проем («Уф, как для хоббитов делали!»), поднялся по ступеням, выставив оружие перед собой. Наверху оказался убогий коридорчик. Пол скрипнул под его весом, и Дин поморщился. И тут – бац! – голову прошибло болью, отдалось в позвоночнике, и Дин свалился ничком. Обрез проехался по выстеленному широкими досками полу и остановился под обогревателем. Над Дином стояла давешняя девушка-хиппи, вооруженная бейсбольной битой с эмблемой «Ред Сокс»32.

– Иисусе, Дженис Джоплин33, полегче! – Дин потер затылок: на пальцах осталась кровь.

– Ты что тут делаешь? Не видел табличку «Закрыто» на двери? Или вы, жители Нью-Йорка, всегда творите, что хотите, и всюду заваливаетесь, как к себе домой?

– Эй, придержи коней. Во-первых, я не из Нью-Йорка. А во-вторых, я был тут час назад со своей девушкой…

– Так это твоя девушка? Ты ей в отцы годишься.

– Чего? – Дин умиротворяюще вскинул руки. – Ладно, мой имидж позже покритикуешь. Дверь внизу была открыта.

– Открыта в смысле взломана или не заперта? Что-то мне подсказывает, что петли сами не ломаются.

Дин пожал плечами и поднялся на ноги.

– Договорить можно? Я был здесь, потом вернулся в гостиницу. И следующее, что я вижу: моя девушка выкашливает геккона GEICO34.

– Ящерицы? Кому ты перебежал дорожку?

– Поэтому я и здесь. Пришел выяснить.

– Это не я. Я с заклинаниями мести не вожусь, – девушка присела около маленьких наклонных окон. – Больше на Конни похоже.

– Так ты не Конни? – осведомился Дин.

– Нет, я Сьюки. Приятно познакомиться, – сухо отозвалась она.

– Это как Сьюки Стакхаус35?

– Боже, нет. Бери выше. Сьюки Риджмонт. Персонаж Мишель Пфайфер из «Иствикских ведьм»36. Я родилась в год выхода фильма, отсюда и имя.

– А где Конни?

– Конни вообще странная. Я ее нечасто вижу: обычно закрываю и открываю магазин сама, иногда нахожу записку с просьбой помыть окна. Вот и все на этом. А что ты хочешь ей сказать?

– У вас там внизу крутые штуки, их можно использовать в очень могущественных заклинаниях. Плюс ты пыталась продать моей девушке ожерелье с косточкой черного кота.

– Я? Я не знала.

– Ты не знала, что на том, что ты продаешь, есть кошачья кость?

– Нет. В смысле… Слушай, я как-то больше по любовным заклинаниям и по денежным. Немножко травок, свечка и пару слов. Я не трогаю мощные заклятия. И потом, поставками товара заведует Конни. Собственно, она мне утром позвонила и наказала впаривать эти ожерелья всем, кто зайдет. Ну, я так и делала. Я, правда, не знала, что на них кошачья кость. Это она… ну… она балуется темными делишками, если ты понимаешь, о чем я.

– Балуется ведьмовством? Как такими вещами можно «баловаться»? – удивился Дин.

– Ладно, хорошо. Она вроде как в этих делах конкретно по уши. Я пытаюсь у нее на пути не становиться. Конни из старожилов, живет здесь целую вечность. Задолго до того, как начали открываться магазины йогуртового мороженого и «Скечерс»37.

– Так ты добрая ведьма? – приподнял бровь Дин.

– Просто зови меня Глинда38, – отозвалась Сьюки.

– Хорошо. Понял. Так где мне найти эту Конни? Если она будет не против, я бы с ней поболтал.

– Э-э-э… Наверное, я тебе могу сказать, где она живет, – дернула плечом Сьюки. – Старое фамильное поместье Хеннриков. Езжай к северу от города, мимо не проскочишь. Как, ты сказал, тебя зовут?

– Я не говорил, – возразил Дин.

– Странно. Выглядишь знакомо. У тебя здесь семья?

– Что за генеалогический опрос а-ля «Кто ты такой39»? – раздраженно спросил Дин.

– Ух ты. Салют пятничному вечернему ТВ. Ты был под домашним арестом? Такого же никто не смотрит.

– Хорошо, Глинда, я ухожу. И раз ты шандарахнула меня битой, думаю, происшествие с задней дверью замнем.

– Я же сказала, заклинание на богатство у меня есть. Так что волноваться мне ни к чему.

Дин хотел найти того, кто навредил Лизе, однако ясно ощутил, что в Салеме все запутаннее, чем ожидалось. Дин ушел через сломанную заднюю дверь.

Сэм вылез из машины, заглянул в окно и, заметив продавщицу, забарабанил в стекло.

Девушка подняла голову и одними губами проговорила:

– Закрыто.

– У меня один маленький вопрос! – закричал Сэм, жестами показывая, чтобы девушка открыла дверь.

– Приятель, завтра приходи, – она помотала головой и отошла.

Сэм осторожно заглянул в аллею, в которой заметил Дина. Удостоверившись, что горизонт чист, он подошел и сунул голову в дверь. Продавщица стояла там, оценивая нанесенный двери ущерб.

– У меня просто пара вопросов, – сказал он.

– Слушай, йети, я и так уже задержалась, так что, если не возражаешь, я захлопну дверь у тебя перед носом, а за своей светящейся в темноте ведьминой маской вернешься завтра.

– Так, Сабрина40, закругляйся, – терпение Сэма почти истощилось. – Я буду задавать тебе вопросы, а ты – шевелить своими сладкими губками, поняла?

– Ох, тренинг сензитивности41 творит чудеса. Ты недавно щенков топил? Расскажи, что ты по этому поводу чувствуешь, – девушка растеряла всю непосредственность и теперь язвила отчаянно. – Видала я трупы, но ни один из них не ходил и не разговаривал. Хотя ты не ходишь, а грохочешь.

– Ты это, черт побери, о чем? – Сэм встречал не так много людей, которые бы прямо заявляли, что с ним… что-то не так.

– Упаси боже. Твою дурацкую походку за километр видно.

– Со мной что? – прорычал Сэм.

– Я ведьма, тупица. У меня есть силы. Я ощущаю определенные вещи. А тебя здесь нет. Сам-то чувствуешь?

Но Сэм не был настроен на самокопание.

– Что ты ему сказала? – он кивнул головой туда, куда предположительно удалился Дин.

Девушка ухмыльнулась:

– Кому? Парню, что только-только ушел? Он тебе компанию в душе составляет или как? Вы, ребята, кажетесь похожими – у обоих черепушки, как у кроманьонца.

– Он – мой… Не важно. Что он хотел? – упрямо проговорил Сэм.

– Его подружке стало плохо, и он подумал, что в этом виноваты я или моя начальница. У нас здесь полно всякой дряни. И я сказала, что я тут ни при чем. Он и его цыпочка выглядели совершенно безобидными. Я упомянула, может, что моя начальница больше с колдовством якшается, но и только. Отправила его восвояси: мне тут взвинченные типы не нужны. Я была с ним сама вежливость. А вот ты мне не сильно нравишься.

– Что ж, хотя бы честно. А остальные суки-ведьмы в курсе, что тут творится?

– Я ни с кем не общаюсь, если ты это имеешь в виду. Я живу с мамой, которая зарабатывает на жизнь мыловарением, работаю, строчу эсэмэски своему бойфренду и иногда смотрю киношку на «Нетфликс»42. Я уже сказала тому парню, что не все, обладающие даром, кучкуются тут. Я понимаю, Салем Салемом, но из этого не следует, что мы все напяливаем шляпы и устраиваем гонки на метлах.

– И этот парень вот так запросто ушел? Ты ему больше ничего не говорила? – Сэм сомневался, что девчонка не врет.

– А-ха… Да. Нет. Ну, теперь-то мне можно идти?

– Угу, – Сэм развернулся и вышел в аллею.

– Не за что! – крикнула девушка ему вслед. – Придурок.

Глава 13

С океана полз прохладный вечерний туман. Возвращаясь в гостиницу, Дин срезал дорогу через старое кладбище. Обычно прогулки по кладбищам знаменовались для него раскопками и сжиганием костей, но сейчас он поймал себя на том, что разглядывает потрепанные временем надгробия. Из-за лишайника некоторые имена было сложно разобрать, но Дин обнаружил, что увлекся. Все эти люди обвинялись в колдовстве. Он знал о Салемских ведьмовских процессах немного. Возможно, упокоенные под землей и правда были ведьмами, и тогда туда им и дорога. Но еще Дин знал, что зависть и подозрительность способны натворить куда больше дел, чем парочка людей, промышляющих колдовством, чтобы спасти урожай. Он пересек улицу, оставил сумку в багажнике и задумался: надо бы проверить, как поживают Лиза с Беном (занавески на окнах были плотно задернуты), но одновременно очень хотелось найти эту Конни. Если дамочка практикует черную магию, как сказала продавщица, возможно, именно она виновата в том, что случилось с Лизой. А может, она достаточно сильна, чтобы помочь воскресить Сэма. Как ни крути, Дину нужно было собрать больше информации, прежде чем встречаться с Конни Хеннрик.

Захлопнув багажник, Дин вошел в фойе. Ингрид приветствовала его крокодильей улыбкой из-за стойки, жестом подозвала и предъявила подробный счет за испорченное имущество.

– Чтобы вычистить занавески и пол, пришлось привлечь профессионалов. А костер в мусорном ведре все задымил. Я переселила вас в другой номер.

Дин кивнул и поблагодарил. На самом деле ему было по барабану, но все равно сейчас он, как никогда сильно, хотел, чтобы они остановились в обычном затрапезном мотеле. Дин нацепил самую приятную улыбку:

– Ингрид, если я хочу отыскать информацию о семье, которая с некоторого времени живет в Салеме, куда мне пойти? Здесь есть библиотека или что-то вроде того?

Даже в век интернета некоторые сведения реально добыть только в старых записях.

– Есть Музей Пибоди Эссекс. Хотя до него пешком не прогуляешься. Многие туристы приезжают туда проверить, не имеют ли они отношения к ведьмовским процессам. Моя пра-прапрапрабабушка жила в Бостоне, и ее муж приезжал посмотреть разбирательство по делу.

– По какому делу? – не понял Дин.

– Суд заслушивал свидетельства девочек, обвинявших людей в ведьмовстве. В любом случае, езжайте в Музей Пибоди. Поищите фамилии своих предков. Хотя я никогда не слышала о Винчестерах в Салеме.

– Возможно, что и нет. Спасибо за информацию.

Дин переоделся в профессорский костюм – твидовый пиджак и хаки – и, сверившись с GPS, поехал к музею.

Пожилая женщина в бежевом брючном костюме как раз запирала дверь изнутри, когда подошел Дин. Он постучал в стеклянную дверную панель, изобразил самую интеллектуальную улыбку и прижал к стеклу удостоверение преподавателя Гарварда43. Женщина приоткрыла дверь.

– Извините, мы закрыты. Подойдите завтра, – сказала она, и хотела было снова закрыть дверь, но Дин втиснул в проем ногу и обворожительно улыбнулся.

– Простите, что так поздно, – он прочистил горло. – Я доктор Джонс из Гарварда. У меня завтра лекция, а я жутко не успеваю с очень важной ее частью. Можно мне как-нибудь?.. – Дин махнул рукой.

Женщина оглядела его с головы до пяток. Дин лучезарно улыбнулся ей, повысил уровень обаяния еще на пару градусов и поставил ногу на место. Кажется, его старания сработали: женщина приветливо улыбнулась в ответ, открыла дверь и провела Дина в обшитую деревом комнату.

– Какую семью вы разыскиваете, доктор Джонс? – спросила она из-за стойки.

– Ищу информацию о Хеннриках.

– Хммм, не уверена, что у нас много сведений о них. Дайте глянуть, – она вытащила из ящика стола листок.

Заглянув в него сверху, Дин увидел, что это список семей, проживающих в Салеме с тех пор, как он был основан в 1628 году.

– Хм. Эбби, Адамс, Аллен, Бэйли, Биббер, Черчилль, Кэмпбелл, Кори…

– Постойте-ка, – Дин взял листок и перевернул его так, чтобы читать не вверх ногами. – Кэмпбелл?

– Да, вот здесь, – она ткнула пальцем в лист. – По этой семье тоже немного информации, если я правильно помню. Могу принести, если хотите.

– Да, будьте добры, – попросил Дин.

Через несколько минут женщина, шаркая, вернулась с пыльной коробкой.

– Это все, что у нас есть по Кэмпбеллам. Если что-то еще понадобится, зовите. Мне надо кое-что доделать, так что у вас есть полчаса.

Дин поблагодарил ее и, когда она ушла, сел за один из ближайших столов. В коробке лежал старый кожаный дневник с вытертой золотой подписью «Натаниэль Кэмпбелл». Дин осторожно пролистнул мягкие пожелтевшие страницы.

Он никогда не слышал о Кэмпбеллах в Салеме. Собственно, он вообще не знал о своих родственниках до дедушки и бабушки, Сэмюэля и Дианы. Но кем бы ни был этот Натаниэль Кэмпбелл, дневник он вел весьма активно. Первая страница была датирована 1664 годом, и Дин начал читать.

«Сегодня я подписал бумаги на усадьбу вместе с достопочтенным Коттоном Матером44. Цена с нынешнего времени три английских фунта в год. Угодья начинаются в двадцати метрах от старого дуба на повороте дороги в Ипсвич45. Ширина примерно пятьсот метров, длина – две тысячи. На западе она ограничена маленьким ручьем, а на юге – рекой, которая течет к Ипсвичу».

Дин перестал читать и перевернул несколько страниц разом. Запись, датированная февралем 1692 года, привлекла его внимание.

«Сегодня к северу от деревни было найдено тело девушки. Эбигейл Фолкнер четырнадцати лет нашли с перерезанным горлом. Я спросил деревенского доктора Уильяма Григга, могу ли я повидать тело, чтобы соборовать несчастную. Я прибыл туда до его преподобия Парриса46, иначе он бы тут же наделал шуму, и я бы точно не смог осмотреть ее. Вдова Фолкнер не хотела ждать ни минуты, опасаясь, что дочь ее не вознесется на небеса, и позволила мне взять все в свои руки. Я настоял на том, чтобы сперва остаться с телом наедине на некоторое время, чтобы „подготовить все“ к визиту вдовы. За это короткое время я сделал несколько ясных заключений, до которых бы, уверен, не додумался даже хороший врач. В сущности, шея была сломана. Даже при перерезанном горле кости оказались переломаны, как если бы били обычным топором. Но на задней стороне шеи не было синяков. Боюсь, подобная сила может оказаться потусторонней. Я уверен, что истребил тогда ведьм, но вдруг другие попали под темную власть Сатаны? Могу лишь надеяться, что это не так. Однако боюсь, сыновья мои правы: ведьмы снова объявились в Салеме».

Дин выпрямился и уставился на страницу. Неужели это дневник одного из его предков? Возможно ли, что Натаниэль Кэмпбелл – его прапрапрадед по материнской линии? Дина перетряхнуло. Нужно дочитать дневник. Встав со стула, он прищурился в темноту коридора: тишину нарушил приближающийся стук каблуков. Дин всегда носил в кармане отцовский дневник: когда погиб Сэм, больше ничего не связывало его с семьей. При помощи карманного ножа, Дин снял с дневника Натаниэля кожаную обложку и тщательно обернул ее вокруг дневника Джона Винчестера. Они были одинакового веса и размера, и уж точно никого больше не заинтересует древний дневник семьи Кэмпбелл. Когда Дин со всем разберется, то вернется и поменяет их обратно.

– Нашли, что искали? – спросила женщина, когда Дин проходил мимо.

– И даже больше, – отозвался Дин.

Вернувшись к себе, Дин с облегчением увидел, что Лиза и Бен смотрят телевизоры и едят заказанные в гостиничной кухне бургеры (один и его дожидался). Лиза утверждала, что ей лучше, но все еще выглядела бледной. Она сказала, что окончательно оклемается к утру, и тогда можно будет посмотреть клиперы. А Бен весь вечер проговорил с пиратским акцентом.

Дин проглотил бургер и сел на вторую кровать с дневником Натаниэля.

– Что это? – спросила Лиза.

– Взял кое-что в библиотеке, – отозвался Дин.

И он начал читать о семье охотников по фамилии Кэмпбелл.

Глава 14

Калеб Кэмпбелл и его брат Томас (тремя годами старше) возвращались из деревни, когда с малоезженой дороги, уходящей на северо-восток, появились повозка и идущий рядом с ней мужчина. Он был весь мокрый, с дикими глазами.

– Дьявол объявился, мальчики. Ступайте домой и заприте двери!

– Но почему, сэр? – спросил Томас.

– Сам дьявол убил бедняжку. Слишком жестоко, чтобы показывать детям.

Мужчина указал на лежащий в повозке предмет, укрытый рогожей. Из-под грубой ткани выглядывали покрытые снегом башмачки. По размеру ступней и виду обуви стало ясно, что это – тело юной девушки. Мужчина погнал лошадь к Салему, а Томас и Калеб переглянулись.

– Самое время, – заметил Калеб. – А то я думал, усну в этой деревне.

Даже в тусклом зимнем свете рыжеватые волосы Калеба сияли, словно летнее солнышко. У него были темные глаза и широкий рот. Хотя он был младше брата, зато учился намного лучше. Томас уже нарастил мышцы, и куртка стала ему узка в плечах. Мать приберегла пару шкур с прошлой зимней охоты и сшила ему новую куртку из оленьей кожи, вычищенной до темно-коричневого цвета. Она приделала воротник, прикрывающий Томасу шею, и пришила большие карманы для рукавиц, потому что сын, ясное дело, уже терял свои рукавицы несколько раз. Куртка получилась совсем не такая, как у других деревенских мальчишек, но так всегда выходило у Кэмпбеллов – они были другими.

Семейство Кэмпбеллов прибыло сюда из Европы с волной англоговорящих поселенцев в середине семнадцатого века. Никто не знал точно, из какой именно страны они приехали. Они торговали зерном в деревне, но по большей части держались особняком и к тому же не ходили в церковь, что приводило в гнев многих соседей, а в особенности нового священника, преподобного Парриса. Натаниэль Кэмпбелл вообще не был религиозен, а преподобному еще и не доверял. Он учил детей не верить человеку, столь жадному до внимания и обожания. «Такой человек может быть опасен», – твердил он семье. Именно поэтому Натаниэль сказал священнику, что они будут молиться дома по вторникам и воскресеньям, в то время как остальные собирались в таверне и обсуждали Библию. На самом деле, Натаниэль наказывал своим троим детям скорее учиться, чем молиться.

Отпрыски Кэмпбеллов не затверживали Библию – они и так знали ее от корки до корки – вместо того они изучали латинский язык, травы и тексты о чудовищах, записанные предками. Их семейным делом была охота, и для Натаниэля было очень важно, чтобы сыновья и дочка продолжили традицию.

Томас взглянул на брата:

– Ты пойди, расскажи отцу, а я побегу за тем человеком в город.

– А почему сразу ты? Я тоже хочу, – возразил Калеб.

– Потому что я старше, и если заловят, у меня лучше язык подвешен.

Калеб помотал головой, но все равно направился к ферме, а брат припустил за человеком с повозкой. Томас был шустрый и догнал усталую кобылу еще до Салема. В деревне человек остановился и расспрашивал местного, где найти ближайшего доктора. Его отправили в восточную часть города, и Томас осторожно последовал за ним, держась на расстоянии. Прибыв на место, Томас притаился за стоящей дальше по улице повозкой, а мужчина вошел в дом. Через пару минут к телу подошел тучный врач, поднял девушку на руки и поспешно унес. Томас подбежал к дому доктора и заглянул в крохотное окошко. Мужчины уложили тело на стол. Томас разволновался: он знал, что отец захочет выяснить, что убило девушку, а для этого нужно было непременно осмотреть тело. Было много способов, которыми Натаниэль получал доступ к трупам, но обычно он врал и притворялся. Если дело происходило в другом городе или округе, он переодевался священником, торговцем или судьей. Ради таких случаев он всегда носил в мешке пару смен одежды. Натаниэль настаивал, что должен осмотреть труп первым, а когда удавалось, обычно быстро вычислял преступника. Томас знал, что отцу доводилось видеть странные укусы и следы когтей. Он знал, какие метки оставляет вендиго: друзья-индейцы помогли опознать первого, с которым он столкнулся. Подобные вещи привели бы обычного колониста в панику. Пусть даже Библия и играла главную культурную роль в пуританских поселениях, христианство не в силах было подавить фольклорные верования, которые люди привезли с собой из Европы.

29.Мешочек гри-гри – талисман вуду или амулет для защиты владельца от зла или на счастье.
30.Беа Артур – известная американская актриса.
31.«Крокодил» – игра, в которой игрок показывает какое-либо слово жестами, остальные должны угадать, что он имеет в виду.
32.«Ред Сокс» – профессиональная бейсбольная команда, базирующаяся в Бостоне, штат Массачусетс.
33.Дженис Джоплин – американская рок-певица.
34.Геккон GEICO – забавный геккон, лицо торговой марки страховой компании «Geico».
35.Сьюки Стакхаус – главная героиня американского телесериала «Настоящая кровь» и лежащей в его основе серии книг писательницы Шарлин Харрис «Вампирские тайны».
36.«Иствикские ведьмы» – экранизация (1987) романа Джона Апдайка: три современные ведьмы тоскуют по своему идеальному мужчине в маленьком городке Новой Англии.
37.«Скечерс» – мировой лидер молодежной обувной индустрии.
38.Глинда – добрая волшебница Юга из детской книги Лаймена Фрэнка Баума «Удивительный волшебник из Страны Оз».
39.«Кто ты такой?» – американский документальный сериал. Каждую неделю какая-либо знаменитость отправляется в путешествие, чтобы больше узнать о своем генеалогическом древе.
40.Сабрина – главная героиня американского семейного телесериала «Сабрина – маленькая ведьма».
41.Тренинг сензитивности – тренинг, направленный на то, чтобы повысить социальную чувствительность (способность чувствовать то, что чувствуют и о чем думают окружающие).
42.«Нетфликс» – интернет-ресурс, позволяющий скачивать и просматривать фильмы онлайн.
43.Гарвардский университет – один из самых известных университетов США и всего мира, находится в городе Кембридж, штат Массачусетс.
44.Коттон Матер – выпускник Гарвардского колледжа, священник Северной церкви Бостона, автор книги о колдовстве «Memorable Providences, Relating to Witchcrafts and Possessions».
45.Ипсвич – город в штате Массачусетс.
46.Его преподобие Паррис – пастор Самуэль Паррис, отец и дядя девочек, с «болезни» которых начался Салемский процесс.
Возрастное ограничение:
16+
Дата выхода на Литрес:
20 октября 2021
Дата перевода:
2020
Дата написания:
2019
Объем:
771 стр. 2 иллюстрации
ISBN:
978-5-17-139547-6
Правообладатель:
Издательство АСТ
Формат скачивания:
epub, fb2, fb3, ios.epub, mobi, pdf, txt, zip

С этой книгой читают