Позитивная дисциплина. Как помочь детям развить сознательность, ответственность, навыки сотрудничества и решения проблем

Текст
9
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Позитивная дисциплина. Как помочь детям развить сознательность, ответственность, навыки сотрудничества и решения проблем
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Перевод с английского выполнила Галина Свирина по изданию: Jane Nelsen, Ed.D. Positive Discipline. – Ballantine Books, New York

Издание охраняется законом об авторском праве. Нарушение ограничений, накладываемых им на воспроизведение всей этой книги или любой ее части, включая оформление, преследуется в судебном порядке.

This translation is published by arrangement with Ballantine

Books, an imprint of Random House, a division of Penguin Random House LLC.

Copyright © 1981, 1987, 1996, and 2006 by Jane Nelsen

© Перевод, оформление, издание на русском языке. ООО «Попурри», 2021

* * *

То, о чем Джейн Нельсен говорит как о теории, отлично работает на практике.

Роберт Л. Эйтер, директор Международной школы Брюсселя

Легко читается. Легко применяется на практике. «Позитивная дисциплина» помогает родителям достичь положительных результатов в воспитании детей.

Марджори Шульман, родитель, Трамбулл, штат Коннектикут

Каждый раз, когда родители и педагоги применяют на практике идеи, стратегии и тактики, описанные в этой книге, результаты радостно удивляют. Ученики больше не хотят прогуливать занятия – они мчатся в школу со всех ног.

Дж. У. Роллингс, доктор педагогических наук, родитель, преподаватель

Ваша книга изменила мою работу в классе и мой подход к преподаванию в целом. Она помогла мне объяснить ученикам, что на них лежит социальная и учебная ответственность. На классных собраниях они осваивают языковые навыки с помощью самоконтроля, а также навыки организации учебного процесса, благодаря чему общая атмосфера в классе улучшается.

Джин Форд, учитель средней школы, Сакраменто, штат Калифорния

Джейн является одной из постоянных участниц конференций Сети родительского обучения, и мы используем «Позитивную дисциплину» на занятиях для родителей. Согласно опросам участников наших конференций и курсов, книга имеет высокий рейтинг по всем параметрам.

Мюриэль Келлегер, исполнительный директор, Сеть родительского обучения

Я использую эту книгу на мастер-классах для учителей – они ее обожают! Радостно наблюдать, как на протяжении многих лет ваши чудесные идеи совершенствуются, реализуясь на практике. Ваш вклад в образование бесценен.

Боб Брэдбери, магистр богословия, пастор, Конгрегационалистская Объединенная церковь Христа, Адмирал, Сиэтл

Никто из нас не совершенен, однако Джейн Нельсен просто и понятно пишет о том, как мы можем наладить практически идеальные отношения с детьми.

Ангелике Ягер, родитель, Бад-Зоден, Германия

Начальная школа «Уолнат Гров» в Плезантоне, штат Калифорния, внедрила идеи «Позитивной дисциплины» в практику, учителя с большим энтузиазмом устраивали классные собрания и добились потрясающих результатов. Как директор я организовал и вел несколько групп родительского обучения. Наш конечный результат – школа счастливых учителей, учеников и их родителей, которые вместе решают проблемы и помогают детям усваивать общественные и учебные нормы. Я очень высокого мнения об этой программе и ее пользе в образовании.

Роберт У. Уэйклинг, директор школы, школьный округ Санол Глен, Калифорния

Посвящается Барри


Я забеременела шестым ребенком, когда заканчивала работу над дипломом магистра. Университет, в котором я училась, находился в восьмидесяти километрах от дома. Поскольку предыдущие роды проходили быстро и часто начинались раньше срока, весь последний месяц Барри возил меня на занятия с пакетом всего необходимого для рожениц и ждал в свободной аудитории, пока я училась. Марк родился во время рождественских каникул. Я люблю нянчиться с детьми, поэтому, когда начался новый семестр, Барри по-прежнему возил меня на занятия, теперь уже с грудным сыном. Сто шестьдесят километров туда и обратно. Пока я училась, он сидел в свободной аудитории с Марком, которого я кормила грудью на переменах.

Когда наши грудные дети плакали по ночам, Барри вставал первым, менял подгузники и приносил младенцев мне. Я их кормила и нянчила. Он сразу засыпал и не помнил потом, сколько раз за ночь вставал, а мне, если я вставала первой, уже трудно было заснуть.

Когда три года спустя у нас родилась Мэри, мы с Барри оба подумывали о защите диссертации. Было ясно, что мы с ним не можем одновременно вернуться в науку, так как у нас было двое детей младше пяти лет. Барри решил, что писать диссертацию буду я, так как я люблю науку, а он – не очень и предпочел бы каждый вечер после работы (а он работал инженером-строителем) быть дома с детьми. В такие вечера я писала диссертацию и стала доктором педагогических наук.

Люди часто спрашивают, как мне удается все успевать. Теперь вы понимаете, почему я так люблю и ценю его.

Вступительная статья

Тысячелетиями родители и наставники перенимали искусство воспитания у бабушек и дедушек, тетей и дядей, соседей, которые жили все вместе – целыми поколениями в относительно стабильных условиях.

Когда возникла необходимость перемен, пилигримы и первопроходцы, интуитивно понимая важность обмена мудрым опытом, основывали новые колонии и поселения с общими ценностями и целями.

В конце Второй мировой войны вдруг началась массовая миграция из маленьких городов и фермерских общин в большие города и пригороды. Под воздействием совокупности факторов, среди которых промышленная революция, Закон о правах военнослужащих (США, 1944 год), реакция на Великую депрессию и стремительное развитие технологий, разрушилась целая культура. Были утрачены такие ценности, как мудрость и поддержка большой семьи и старых друзей. Вскоре после переселения людей в города почти 11 миллионов семейных пар, ставших новыми горожанами, имели в среднем четверо детей, при этом находясь на переднем крае развития технологического образа жизни без связей и каких-либо налаженных структур обмена опытом, который можно было бы перенять.

Не осознавая, что они сами являются первопроходцами, эти семьи забыли об основной стратегии, которая когда-то помогла первым поселенцам колонизировать новый континент. Они забыли о том, как их предки собирались вокруг костра с незнакомцами, такими же первопроходцами, и сравнивали свои путевые заметки, чтобы не погибнуть, усваивая одни и те же уроки новой земли. Вместо того чтобы набраться мудрости из опыта предыдущих поколений, учившихся новому друг у друга, эти новые семьи оказались в изоляции.

Многие люди утратили связи с семьей и сообществом и не смогли найти им замену в новых структурах взаимопомощи, созданных переселенцами. Они скрывали собственную некомпетентность, неуверенность в том, что же делать с ложным чувством гордости за умение «самим справляться со своими проблемами». Они убедили себя в том, что людям не следует обсуждать семейные дела с незнакомцами. Они стали скрывать проблемы и стараться решать их, часто весьма безуспешно, за закрытыми дверями. Они променяли мудрость и опыт, накопленные веками, на сомнительные книги и непроверенные теории.

В то же время в США возник национальный миф о том, что новое поколение идеальных родителей-мигрантов способно воспитать идеальных детей. Сторонников этого мифа ожидал глубокий шок: дети нового поколения оказались далеки от идеала. Разочарованных взрослых разрывали на части чувства вины и отрицания, а также непреодолимый стресс. Родительство, ранее представлявшее собой совместный труд нескольких поколений одной семьи, превратилось в напряженную прерывающуюся борьбу двух-трех взрослых с собственной неопытностью в сфере воспитания.

Согласно статистике, в 1951 году классы городских школ США приняли около 4,3 миллионов новых детей 1946 года рождения. В 1963 году эти дети сдавали выпускные экзамены, в результате чего в трехсотлетней положительной динамике в сфере образования наметился явный спад. До этого момента каждое молодое поколение показывало лучшие результаты по всем направлениям по сравнению с предшественниками. Дети, рожденные после Второй мировой войны, стали инициаторами новых тенденций: резкое снижение достижений, рост преступности, учащение случаев подростковой беременности, клинической депрессии и суицидов. Стало ясно, что урбанизация и развитие технологий поставили под угрозу наше видение и возможности правильного воспитания новых поколений.

В своей книге «Позитивная дисциплина» Джейн Нельсен обобщает ценнейший мудрый опыт многих предшественников и снова приглашает родителей и учителей собраться у воображаемого костра и поделиться принципами воспитания, действенными во все времена в отличие от современных теорий. В этой книге Джейн предлагает практичный набор рекомендаций родителям и педагогам, которые стремятся воспитать в детях самодисциплину, ответственность, помочь раскрыть потенциал их лучших способностей и сформировать положительное отношение к окружающему миру.

Будучи высокого мнения о книге Джейн, мы адаптировали ее текст для использования в нашей обучающей программе «Развитие одаренных людей» (Developing Capable People). Программа широко применяется в странах Северной и Центральной Америки и в Африке, признана на международном уровне. Принципы, описанные Джейн Нельсен, работают на практике и могут послужить источником обогащения семейного опыта.

 
Г. Стивен Гленн[1]
www.empoweringpeople.com
Ноябрь 1985

Пролог и благодарности автора

«Позитивная дисциплина» основывается на философских учениях Альфреда Адлера и Рудольфа Дрейкурса. Мне не выпало счастье учиться у этих великих людей лично, однако я безмерно благодарна тем, кто познакомил меня с адлеровской теорией. Это знакомство перевернуло всю мою жизнь и способствовало установлению прекрасных отношений с детьми дома и в классе.

Сейчас, в 2006 году, я – мать семерых детей и бабушка восьмерых внуков. Много лет назад, когда у меня было только пятеро детей, включая двух подростков, мне не давали покоя те же проблемы воспитания, которые волнуют многих современных родителей. Я не знала, что делать, чтобы дети перестали драться друг с другом, собирали разбросанные игрушки или доводили до конца те домашние дела, с которыми обещали помочь. Проблемой было вовремя уложить их спать и поднять утром. Проблемой было загнать их в ванну мыться, а потом – выманить их оттуда.

Каждое утро мы успевали по десять раз переругаться, пока дети собирались в школу. После школы нас ожидали бесконечные перебранки по поводу домашнего задания и их обязанностей по хозяйству. Мой «арсенал» состоял из угроз, криков и наказаний. И я, и дети чувствовали себя ужасно. Кроме того, эти методы не работали. Я запугивала, орала на них и наказывала за одни и те же проступки. Однажды я поняла это, когда в который уже раз повторила, обращаясь к детям: «Я сто раз вас просила: соберите игрушки!» Меня вдруг осенило, кто в нашей семье настоящий болван. Нет, вовсе не дети. Как глупо с моей стороны было сто раз не замечать, что мой подход к детям не работает! И как досадно! Ведь я по-прежнему не знала, что делать.

Усложняло мою дилемму то, что я как раз заканчивала колледж по специальности «Детское развитие». Я перечитала море чудесных книг, в которых описывались фантастические действия, которые можно было совершить с моими детьми, но ни в одной из книг не объяснялось, как именно родителям достичь описанных благородных целей. Представьте мою радость, когда на первом же занятии нового курса я услышала от преподавателя, что мы не будем изучать новые теории воспитания, а подробно рассмотрим адлеровский подход, в том числе действенные стратегии, помогающие справиться с плохим поведением детей и привить им самодисциплину, ответственность, навыки взаимодействия и решения проблем.

К моему восторгу, этот подход сработал. В нашей семье количество драк и ссор между детьми сократилось процентов на восемьдесят. Мы решили проблемы пробуждения и отхода ко сну и достигли согласия по поводу домашних обязанностей. Самой важной для меня переменой оказалось то, что материнство стало приносить мне огромное удовольствие.

Меня переполнял энтузиазм, мне хотелось поделиться своими успехами. Первая такая возможность возникла во время работы с группой родителей детей с особенностями развития. Сперва родители особенных детей скептически отнеслись к новым идеям. Они беспокоились, что детей не удастся научить самодисциплине и продуктивному взаимодействию. Многие из них даже не осознавали, как умны их дети и как выявить это при помощи правильного подхода. Вскоре родители из нашей группы поняли, что вели себя неправильно, чрезмерно опекая детей вместо того, чтобы помочь им развивать потенциал скрытых способностей.

Затем меня пригласили работать социальным педагогом Объединенного школьного округа города Элк-Гроува, штат Калифорния. Здесь многие родители, педагоги, психологи и руководители учебных заведений являлись сторонниками адлеровских идей и их эффективного применения дома и в школе. Я безмерно благодарна доктору Джону Платту, психологу, моему наставнику. Он меня многому научил.

Заместитель инспектора школьного округа Дон Ларсон и доктор Платт готовили заявку на получение гранта Title IV–C, и средства на развитие адлеровской консультативной программы были выделены из федерального бюджета. Мне выпала честь стать директором этой программы. В первые три года в рамках развития программы мы проводили тренинги для родителей и учителей, призванные помочь им во взаимодействии с недисциплинированными детьми. Тренинги оказались настолько эффективными, что наша программа была названа образцовым проектом и получила трехлетний грант на внедрение в образовательные учреждения школьных округов штата Калифорния. Мы назвали этот проект ACCEPT (аббревиатура от Adlerian Counseling Concepts for Encouraging Parents and Teacher – «Положения адлеровской теории для консультации и вдохновения родителей и педагогов»). Благодаря этой программе у меня появилась возможность поделиться адлеровскими идеями с тысячами родителей и педагогов. Было удивительно слушать их, когда они делились историями о том, как им удалось успешно применить навыки, полученные на мастер-классах и курсах проекта ACCEPT, в общении с детьми. Я многому их научила, но они научили меня большему. Я безмерно благодарю всех участников программы, позволивших мне поделиться их примерами с другими.

Выражаю особую благодарность Фрэнку Медэру за его вклад в проведение классных собраний. Ему удалось сформулировать и реализовать на практике важнейший принцип: свобода как ценность невозможна в социальной среде без восприятия порядка как ценности, равной свободе.

Я также глубоко признательна всем ассистентам, работавшим в проекте ACCEPT. Джуди Диксон, Сьюзен Доэрти, Джордж Монтгомери, Энн Платт, Барбара Смайли, Марджори Спайэк и Вики Зэркл неутомимо помогали организовывать семинары для родителей, подбирая и дорабатывая материалы для проекта. Все они делились со мной многочисленными примерами эффективного применения воспитательных принципов как в их собственных семьях, так и в семьях участников проекта, с которыми им довелось работать.

Линн Лотт – моя дорогая подруга и коллега, которая помогла мне вернуться к нормальной жизни в трудный период, когда один из моих детей пристрастился к наркотикам. Я была готова отказаться от принципов позитивной дисциплины и вернуться к строгому контролю и наказаниям. Я посетила семинар по работе с подростками, который Линн организовала и провела на конференции Североамериканского общества адлеровской психологии (NASAP), и сразу поняла, что она может вернуть меня к жизни. Я попросила Линн стать соавтором одной из моих книг, потому что, познакомившись с ней, я поняла: если что-то помогло мне, стоит поделиться этим с другими. С тех пор мы издали четыре совместных книги. Линн оказала большое влияние на мой рост как писателя и педагога и внесла неоценимый вклад в развитие идей позитивной дисциплины.

Источником вдохновения, любви и реализацией возможностей для меня всегда были мои дети. Теперь я называю их своими «детьми-до», «детьми-во-время» и «детьми-после». Терри и Джим были уже подростками, когда я узнала об этом подходе. Кенни, Брэдли и Лизе было семь, пять и три соответственно. Марк и Мэри родились, когда я уже имела опыт преподавания принципов позитивной дисциплины на семинарах и курсах для родителей. Они вдохновляли меня открывать новые возможности, продолжать учиться, а также снова и снова подсказывали мне простую истину: по иронии, я считала себя экспертом в воспитании до рождения детей, а не после.

Наибольшую пользу принесло понимание принципов и навыков, которые способствуют укреплению взаимного уважения, сотрудничеству, радости от общения, любви. Каждый раз, когда я в своей практике отхожу от принципов, изложенных в данной книге, в моей жизни наступает хаос. Положительный эффект от всего этого таков: в этой ситуации необходимо просто вернуться к действенным методам и навыкам, что поможет не только восстановить порядок, но и усовершенствовать многие аспекты общения с детьми. На собственных ошибках действительно можно многому научиться.

Я счастлива, что за несколько лет благодаря общему интересу к позитивной дисциплине в моей жизни появилось множество прекрасных людей. Мы создали Ассоциацию позитивной дисциплины – некоммерческую организацию, цели которой заключаются в подготовке сертифицированных специалистов, исследовании эффективности позитивной дисциплины, организации семинаров, стипендий, презентаций, внедрении принципов позитивной дисциплины в школьное образование, проведении контроля качества. Список имен людей, участвовавших в создании этой организации, занял бы несколько страниц, поэтому позвольте мне его не публиковать. Тем не менее я бы хотела, чтобы все эти люди знали, как сильно я их люблю и ценю.

Я хочу поблагодарить доктора медицинских наук Джоди Мак-Витти, доктора медицинских наук Майка Шеннона и доктора философии Марти Монро за то, что они нашли время прочитать рукопись третьего издания, и за множество ценных советов.

Огромную радость мне подарило сотрудничество с Джоанной Бауман, редактором издательства «Баллантайн». Когда я была уверена, что закончила все возможные правки, Джоанна указала на многие важные детали и внесла предложения, которые значительно усовершенствовали данное издание. Спасибо, Джоанна.

Авторское предисловие к третьему изданию

Я глубоко тронута тем, что книга «Позитивная дисциплина» переиздается уже двадцать пять лет и считается классикой воспитательной литературы. Еще глубже трогают меня слова многих родителей и педагогов о том, как книга помогла им наладить отношения с детьми в семьях и в школе. Вот два отзыва, к которым можно свести сотни комментариев об этой книге: «Проработав учителем 25 лет, я собиралась бросить преподавание. Дети стали совсем другими. Однако благодаря книге „Позитивная дисциплина“ я без труда приспособилась к этим изменениям, теперь мне комфортно работать учителем, и преподавание снова приносит мне огромное удовольствие» и «Мои дети далеки от идеала, я – тоже, но теперь родительство приносит мне только радость».

У вас может возникнуть вопрос: зачем вносить какие-либо изменения, если книга имела такой успех? Но ведь за двадцать пять лет я приобрела новый опыт и многому научилась, не правда ли? Мне посчастливилось работать с тысячами родителей и педагогов, которые посещали мои лекции и семинары. Они делились своими трудностями и успехами. Я поняла, какие принципы точны и продуктивны, какие требуют доработки, на что следует обратить особое внимание и какие новые идеи следует включить в переиздание.

В первой главе вы познакомитесь с четырьмя критериями эффективной дисциплины. Родители и педагоги признают большую пользу этих критериев в понимании различных подходов к дисциплине в том, какие из них приводят к длительным положительным эффектам в общении с детьми. Представленные в первой главе критерии помогают отсечь воспитательные практики, основанные на неуважении к детям и неэффективные в долгосрочной перспективе.

Иногда я думаю: будет ли вечным противостояние наказания и вседозволенности? На мой взгляд, многие оценивают воспитательный процесс через призму этих двух крайностей. Люди, считающие наказание обоснованным, уверены в том, что единственной ему альтернативой является вседозволенность. Люди, отвергающие наказание, часто впадают в другую крайность и становятся слишком либеральными в отношениях с детьми. «Позитивная дисциплина» помогает взрослым найти золотую середину, где не придется выбирать между наказанием и вседозволенностью. Наша книга проповедует принципы, объединяющие доброту и строгость, которые привьют вам ценные социальные и жизненные навыки.

В этом издании особое внимание уделяется тому, насколько важно быть с детьми добрым и строгим одновременно. Кажется, родители и педагоги до сих пор продолжают сопротивляться принятию этой идеи. Одной из причин подобного неприятия является мышление в категориях «или – или». На мой взгляд, аналогия с дыханием помогает понять данную ситуацию. Что случится, если мы будем только вдыхать или, наоборот, только выдыхать? Ответ очевиден. Нельзя выбирать: быть добрым или строгим, – это ведь не вопрос жизни и смерти. Если быть и добрым, и строгим, сразу станет ясно, какой путь – неудачный, а какой – успешный. Не стоит забывать, что доброта служит противовесом многим последствиям излишней строгости (например, бунтарство, раздражительность, неадекватная самооценка), а умеренная строгость нивелирует последствия чрезмерной доброты (вседозволенность, манипуляция, избалованность, неадекватная самооценка), если вы одновременно добры и строги с детьми.

 

Я также дополнила новое издание книги свежими материалами по использованию позитивного тайм-аута, который полезен не только для детей, но и для взрослых. И родителям, и детям будет полезно и даже весело вспомнить, что во время конфликта у нас активизируется рептильный мозг (а рептилии, как известно, поедают своих детенышей), который предлагает только два варианта действий: бей (силовое решение) или беги (уход от коммуникации). Это лишь одна из причин эффективности позитивного тайм-аута: после него мы чувствуем себя гораздо лучше и способны решать проблемы, основываясь на принципах сплоченности и доверия, а не отчужденности и враждебности.

Многие приходят к идее быть одновременно добрым и строгим уже «после»: успокоившись и извинившись перед всеми, кого мы обидели, легче перейти к принципам позитивной дисциплины. Именно поэтому в новом издании я делаю большой акцент на таком виде позитивного тайм-аута, который помогает детям и взрослым сначала лучше себя почувствовать, а затем и действовать.

К сожалению, многие взрослые выступают против тайм-аута, подвергая сомнению его эффективность. Они ошибочно полагают, что тайм-аут способствует «поощрению» плохого поведения. Однако, как только взрослые осознают губительные долгосрочные последствия наказания и других решений, подсказанных рептильным мозгом, они понимают и признают пользу позитивного тайм-аута.

Основная цель дополнений нового издания – акцент на решениях. На протяжении долгих лет меня глубоко разочаровывали постоянные разговоры о том, что фокусироваться нужно только на логических следствиях. Казалось, родители и педагоги считали, что существует только два инструмента дисциплины: логические следствия и тайм-аут. Тайм-аут всегда считался чем-то вроде штрафа, а логические следствия (например, «разбросал игрушки – собери игрушки») и вовсе представляли собой плохо замаскированное наказание. Похоже, взрослым действительно нелегко отказаться от наказаний.

Одно из моих наиболее часто цитируемых высказываний звучит так: «Где мы подхватили эту дикую мысль о том, что дети будут вести себя хорошо только после того, как узнают, что такое плохо?» Когда родители и педагоги слышат эту мысль, они признают ее дикость, но, когда они сталкиваются с плохим поведением ребенка, они снова возвращаются к привычным наказаниям.

Идея поставить решения в центр внимания была для меня настоящим озарением. Я была на одном из классных собраний, где дети обсуждали следствия для учащегося, который прогулял несколько дней учебы после каникул. Я заметила, что все предложенные следствия подразумевали наказание. Попросив тайм-аут, я задала вопрос: «Как вы думаете, что будет, если вместо следствий вы сосредоточитесь на поиске решения этой проблемы?» Дети правильно поняли мой вопрос. С этого момента они стали предлагать не наказания, а полезные решения. Я поделилась этой идеей со многими родителями и преподавателями и через некоторое время услышала много откликов: взрослые были поражены тем, что акцент на поиске решений практически сводит на нет конфликты и противостояние в классе и дома.

Еще одно отличие данного издания от предыдущих редакций заключается в том, что я уделяю особое внимание ответственности взрослых в большинстве поведенческих конфликтов. Прежде всего хочу поделиться, что в процессе написания этих разделов я постоянно сталкивалась с большой проблемой: как написать об осознании конфликта и ответственности взрослых, не прибегая к обвинительному тону? При этом я не переставала замечать, что многих проблем детского поведения, ставящих взрослых в тупик, можно было бы избежать, если бы взрослые изменили свое отношение к этим проблемам. Честно говоря, я устала слышать, как взрослые не переставая жалуются на то, что в очередной раз сотворило непослушное дитя.

Я стала максимально осторожно спрашивать у взрослых, из-за каких именно их действий возникла проблема. Мне казалось, что «плохое поведение» детей было прямым следствием поведения взрослых. Взять хотя бы такой пример: сколько детей бунтовало после того, как взрослые и учителя выдвигали им свои требования. Те же дети шли бы на контакт гораздо охотнее, если бы взрослые из их окружения предлагали им совместный поиск решения во время семейного разговора или классного собрания или, например, составив вместе с ребенком распорядок его дня, спрашивали: «Какая у нас договоренность по этому вопросу?» или «Что ты сейчас должен делать?» Разумеется, этот совет подходит далеко не для всех ситуаций, но ведь именно поэтому существует множество других инструментов позитивной дисциплины.

«Как ваша личность влияет на формирование личности ребенка» – новая глава, которая поможет взрослому понять, что ценного (а именно ресурсы и обязательства) его личность может предложить формирующейся личности ребенка. Многие взрослые не подозревают о том, что их личность, сформировавшаяся благодаря решениям, принятым в детстве, значительно влияет на их собственных детей. Думаю, вам будет интересно узнать, как избежать поведенческих конфликтов, за которыми стоят неправильные решения ребенка – формирующейся личности. Это, кстати говоря, также не имеет ничего общего с выдвижением обвинений, навешиванием ярлыков и осуждением. Осознанность – вот ключ к началу изменений к лучшему.

За последние 25 лет в отношении взрослых к родительству многое изменилось. Например, мои лекции и семинары с годами стало посещать гораздо больше отцов. В целом многие мужчины относятся сегодня к роли родителя с большей ответственностью, чем 25 лет назад. Некоторые вызовы современного мира (например материализм или стремление к «супер-родительству») не покажутся слишком серьезными, если родители будут уделять особое внимание неизменному тезису «Позитивной дисциплины»: стараясь слишком много делать для своих детей, окружая их гиперопекой, постоянно стремясь их защитить, спасти, не уделяя детям своего времени, покупая им все, что они пожелают, делая за них домашнее задание, докучая им своими требованиями, устраивая им головомойку и тут же смягчаясь, родители своим детям только вредят.

Заложить основы здоровой самооценки детям помогает развитие уверенности в собственных способностях. Ребенок должен говорить себе: «Я способный». Подобная уверенность не развивается у детей, родители которых поступают так, как было описано в предыдущем абзаце. У них также не развивается вера в себя, если им постоянно указывают, что делать, вместо того чтобы предложить вместе сосредоточиться на решении проблемы. Только в этом случае ребенок чувствует уважение и отношение к себе как к равному и развивает те самые навыки, которые ожидают от него родители.

Семейные и классные собрания популярны во многих семьях и школах, и все же нам есть куда стремиться. Именно в ходе таких собраний дети получают возможность развить семь важнейших убеждений и навыков, о которых речь пойдет в первой главе. И все же многие родители и учителя до сих пор уверены в том, что дети могут их развить без всякого опыта и практики.

Недавно я давала интервью, которое редактор одного из журналов хотел использовать для своей статьи. Он был уверен, что большинство современных людей и так знает про бесполезность наказаний в процессе воспитания. Хотелось бы мне верить, что это так. Но пока это не так, нам с родителями предстоит большая работа. У меня до сих пор есть заветная мечта: достичь полного согласия во всем мире путем достижения мира и согласия в семьях и школах. Если мы будем относиться к детям с уважением и помогать им развивать ценные жизненные навыки, они сделают этот мир лучше.

Одни книги о дисциплине адресованы родителям, другие – педагогам. Данная книга адресована и тем, и другим, поскольку:

◾ предлагаемые инструменты подходят и родителям, и учителям. Разница заключается лишь в обстановке, в которой они применяются. Большинство учителей сами являются родителями, поэтому смогут пользоваться предложенными инструментами как на работе, так и в семье;

◾ наладить понимание и сотрудничество семьи и школы удается лучше, когда родители и учителя находят одинаковые позитивные методы помощи детям, а также способы взаимопомощи.

Принципы позитивной дисциплины можно сравнить с пазлом, состоящим из множества идей (кусочков пазла). Трудно представить себе полную картину, пока не собраны все фрагменты. Иногда идея и вовсе кажется бессмысленной, если рассматривать ее саму по себе, но обретает огромное значение в сочетании с другой идеей или подходом.

Вот несколько кусочков этого важного пазла:

◾ понимание четырех основных целей плохого поведения детей;

◾ сочетание доброты и строгости;

◾ взаимоуважение;

◾ подход к ошибкам как к ситуациям, на которых учатся и приобретают опыт;

◾ социальная ответственность;

◾ семейные и классные собрания;

◾ участие детей в решении проблем;

◾ поощрение.

Если что-то не так, проверьте, все ли кусочки пазла вашей «картины» на месте. Например, совместное решение проблем не будет эффективным, пока взрослые и дети не поймут, что на ошибках учатся. Семейные и классные собрания не будут эффективными, пока все их участники не осознают важность взаимоуважения и социальной ответственности. Чрезмерная доброта без твердости характера рискует обернуться опасной вседозволенностью, а чрезмерная строгость без доброты перерастает в излишнюю жесткость. Иногда мы вынуждены переключать внимание с проблемного поведения на отношения с ребенком, поскольку эта проблема приоритетнее. Часто налаживание отношений подразумевает поощрение, которое устраняет причину конфликтного поведения само собой, без вашего вмешательства. Но поощрение вряд ли будет эффективным, если взрослые не понимают, что стоит за плохим поведением и с какой целью ребенок так себя ведет.

1От автора: Г. Стивен Гленн умер в 2004 году. Для нас это невосполнимая утрата, но утешением является то, что его программа «Развитие одаренных людей» (Developing Capable People) продолжает помогать тысячам людей во всем мире.
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»