Аль! Пу-пух…

Текст
Из серии: Мир Вальдиры
4
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Давным-давным-давно

– В сторону, Лорди! – красиво изогнувшись в прыжке, закричала девушка, метая длинный кинжал.

Услышав отчаянное предупреждение, черноволосая волшебница в сером платье и красном плаще дернулась в сторону, успешно избежав брошенной ловчей сети, трещавшей электричеством. С ее рук сорвался ревущий огненный поток, захлестнувший игрока в причудливых римских доспехах. Выругавшись, тот отступил назад, умело сбивая пламя. От его плеч и головы исходил густой черный дым, почти скрывающий ярко-алый ник игрока-агра, игрока-разбойника, охотящегося на мирных «зеленых» ради наживы или удовольствия.

– Держись, подружка! – опять подала голос первая воительница, стреляя из подхваченного с земли тяжелого арбалета.

Стальной болт ударил гладиатора в грудь, заставив его упасть на колено. Волшебница сменила заклинания, и агра опутал десяток вырвавшихся из земли корней, временно обездвижив его. Лорди взметнула руку к небу, хлещущим ударом опустила ее вниз, и на агра рухнул немалых размеров булыжник, со звоном ударив по шлему. Оглушенный враг завалился на спину, в то время как корни продолжали сжиматься вокруг его тела.

– Добей, Моргана! – велела волшебница, поспешно доставая из поясной сумки эликсиры маны.

– Сделаем! – на этот раз воительница Моргана Величайшая подхватила с земли трезубец игрока-агра класса гладиатор.

– Не надо, девчонки! – крикнул опутанный, почти задушенный, обгорелый и ушибленный агр.

– Фу, – скривилась Моргана и вонзила трезубец ему в горло. – Ты такой плакса… а еще мужчина!

Противник замерцал и исчез в серой посмертной вспышке, оставив после себя парящий над землей сгусток серебристо-красного тумана.

– Подружка! Мы сделали это! – подпрыгнув, Моргана сделала сальто и ловко приземлилась на ноги. – Мы величайшие!

– Соберись! – оборвала ее Черная Лорди, отбрасывая пустую склянку и поднося ко рту флакон с серой густой жидкостью. – Погляди туда!

Обернувшуюся Моргану Величайшую ждало грустное зрелище – во весь опор к ним мчалось три всадника. Расстояние не скрывало самого главного – мерцающих над их головами красных ников. Еще разбойники. И на этот раз их трое. Плюс лошади. А две воительницы на свою беду выбрали для охоты и приключений регион, где не действовала путеводная магия. Отсюда можно было убраться только двумя способами – либо на своих двоих, либо…

* * *

– Проклятье! Мы мертвы! Снова! – зло топнула ногой Моргана Величайшая, стоя на краю утопленной в земле старой каменной плиты, покрытой странными символами.

– Ка-а-ар! – издал протяжный крик огромный ворон, сидящий на сухой ветви раскидистого дерева, высящегося над плитой.

– Да сойду, я сойду, – буркнула Моргана и вприпрыжку направилась к сидящей на краю обрыва подруге.

Добравшись, уселась рядом, свесила ноги в пропасть и прижалась плечом к плечу Лорди. Вместе они долго молчали, разглядывая раскинувшуюся под ними богатую долину, изобилующую «жирными» монстрами, старыми руинами, выходами рудных жил и прочими природными щедротами мира Вальдиры. При удаче в долине можно было хорошо поживиться. Заработать достаточно денег для покупки очень неплохой экипировки. Но в каждом торте уже торчит чья-то ложка – долину облюбовали игроки-агры, пасущиеся там денно и нощно. Недействующая путеводная магия отлично облегчала им погоню – жертвам не скрыться при помощи свитков телепортации.

Две подруги совершили три вылазки. Первая неудачно. Вторая прошла великолепно, они собрали денег и экипировались. Третья вылазка закончилась гибелью.

– Это не работает! – неожиданно ожила Черная Лорди, с размаху ударяя по ни в чем неповинному камешку, отправляя его в далекий полет в бездну. Сделав несколько глубоких вдохов и выдохов, умело погасив злость, она продолжила: – Не работает!

– Не работает, – эхом отозвалась Моргана, подобранным прутиком что-то вычерчивая на свободном от травы пятачке земли.

Вычерчиваемые прутиком линии и завитушки складывались в легко читаемые буквы, а те в свою очередь сливались в слова: «Бурый Мглач – ненависть навеки! Убил мою Лорди! Убил и меня! Ненависть! Уничтожить! Уничтожить! Ф.О.М.Л! Ф.О.М.Л! Ф.О.М.Л!»

– Прекрати, – устало вздохнула Лорди. – Этот твой Ф.О.М.Л. уже везде.

– Не мой, а твой, подружка, – мило улыбнулась Моргана, с такой силой вдавив прутик в надпись «Бурый Мглач», что он с жалобным хрустом сломался.

– Это был просто разговор в таверне. Просто мысли об успехе. И о том, каким должен быть настоящий клановый лидер. Просто сочетание слов. Наспех придуманный кодекс. А ты слишком увлеклась им.

– Ф.О.М.Л! Отлично звучит!

– Смешно звучит.

– Кому как, подружка. А имена агров я не забуду записать в свою черную книжку. Не забуду…

– Прекрати, – повторила со вздохом Черная Лорди.

Моргана обидчиво надула губы и замотала головой:

– Ну нет! Они ответят за все! Обязательно ответят!

– Делай что хочешь. И все же… это больше не работает. Наши классы. Наша тактика.

– Не работает, – повторным эхом донеслось от погруженной в прорисовку слов на земле Морганы. – Ф.О.М.Л спасет нас, подружка!

Не обращая внимания на бубнящую подругу, Черная Лорди задумчиво смотрела на зеленую долину и продолжала размышлять вслух:

– Старая добрая классика больше не рулит. Не в Вальдире. Время классики ушло. Все знают, как противостоять боевому магу. Или способы защиты от атак физовика. Чем слаб и чем силен лучник. Какая группа сбалансирована, а какая не продержится и пару схваток без потерь. Форум переполнен инфой о раскачах, умениях, заклинаниях, питомцах. Все это стало стандартной дешевкой.

– Дешевкой! Но мы не такие, подружка!

– Нам с тобой нужны новые классы персонажей. Что-то особенное. Что-то новое. Что-то очень редкое. Такой класс, что помог бы стать универсальным бойцом, способным дать отпор противнику любого класса.

– Бойцом живущим по кодексу Ф.О.М.Л!

– К черту Ф.О.М.Л! Нам нужны новые боевые классы! Надоело! Не хочу я быть боевым магом! Не рулит он! Не подавляет умелого врага – разве что при большом перевесе уровней и при отличном экипе.

– Не рулит. И мой класс тоже. Кинжалы, арбалеты… мечи и топоры… фу! Мне надоело убивать руками… хочу убивать взглядом…

– Не в оружии дело… но… как насчет большой интересной задачи? Для нас обеих. Как насчет отыскать пару интереснейших редких классов? Если найдем – то ради такого и на перерождение пойти не пожалею!

– Перерождение? Но, подружка… я так долго выбирала имя. Моргана Величайшая. Я ведь тоже думала стать волшебницей… А вдруг после перерождения это имя уже будет занято? Что тогда?

– Переживешь как-нибудь! Да и не отыскали мы пока ничего интересного. К тому же всегда можно найти имя покруче. Мало ли имен великих волшебниц можно найти в старых легендах? Их там море! Например, Гвиневра – она ведь тоже вроде как великая волшебница? Если это имя занято – найдешь другое! Ну что? Согласна? Все силы и деньги бросаем на поиск действительно редких классов.

– Редких…

– У меня есть у кого спросить. Но эти двое любителей загадок стоят друг друга, – сморщилась Лорди, будто раскусила кислую ягоду. – Ничего не скажут просто так. Ведь бесплатно раздается только скука. А все остальное – в обмен. Но попробовать с ними поговорить стоит. Особенно с младшеньким…

– Стоит, подружка! Напористей! Решительней! Все по кодексу Ф.О.М.Л!

– Уф! Пошли!

– И куда, подружка?

– Для начала оденемся.

Поднявшись и помогая встать подруге, Черная Лорди с нескрываемым вздохом осмотрела Моргану, облаченную в белоснежный купальник с обилием золотых кружев. Сама Лорди была в практичных черных шортах и спортивном черном же топе.

– Такую красоту надо скрывать, – согласилась безмятежно улыбающаяся Моргана, наступая ногой на имена агров и несколькими размашистыми движениями стирая их.

– Ну, вперед. На поиски старых легенд, замшелых тайн и способов отыскать нечто действительно особое!

– Вперед, подружка! Куда ты – туда и я! Навеки!

Новос

– И давно он тут сидит?

Пряча рот в шерстяном шарфе, глухо пробасил страж Храдальроума, коренастый гном, что из-за обилия на нем меховой одежды и заиндевевшего железа выглядел в два раза крупнее, чем был на самом деле. Покрытая сосульками завитая борода свободно трепалась на свирепом порывистом ветру.

Зябко переступив с ноги на ногу, второй страж, чуть пониже ростом и не с такой длинной бородой, ответил:

– Второй день уж пошел.

– Второй день?! Да жив ли он вообще?

– Да покамест вроде живой еще, – с некоторой даже обидой отозвался юный страж, облаченный в такое количество одежды, что ее бы хватило еще пятерым, не будь погода на левом плече горы Храдальроум настолько холодной.

– Потолковать с ним пробовали? – поинтересовался старший стражник.

– Пробовали. Без толку это. Даже ухом промерзшим не ведет. И губами заледеневшими не шевелит. Хлебает порой глоток из очередной бутылочки. И снова застывает.

– Ну… мы сделали что могли. Коль чужеземец замерзнет насмерть… стало быть, участь его такова.

– Это да…

– Продолжай нести дозор, боец!

– Так точно!

Выплюнув облачко сразу исчезнувшего белого пара, молодой стражник вытянулся в струнку. Подкованные железом сапоги лязгнули каблуками по глухо отозвавшемуся камню.

– А громада наша потихоньку строится. Потихоньку вырезается, – с полным удовлетворением истинного гнома пробасил старший, поднимаясь по очищенным от снега ступеням к высокой сторожевой башне, обещающей так много славного и такого разного тепла – от раскаленного очага, от кипящего чайника с кофе и от кружки с парой глотков гномьей бражки.

А чужеземец… пусть себе замерзает. Морозы Храдальроума каждый день кого-то убивают. Одним больше, одним меньше – кто их считает?

Старший страж ушел, а младший, облегченно расслабившись, тоже глянул в сторону того, о чем наставник и начальник только что отозвался как о «громаде нашей». Под громадой имелась в виду немалых размеров гора, младшая сестра величественного Храдальроума. Вот ее-то гномы и решили превратить в гигантскую, величественную и при этом угрожающе красивую крепость. Целиком – всю гору разом от вершины до подножия. Объем работ колоссальный, но трудности гномов никогда не смущали. Прошло немало времени, и вот уже видны очертания буквально выплывающих из монолитного камня мощных башен и стен. Замок рождался из горы будто сам собой – словно и был там внутри изначально, а мастера просто освобождали его постепенно, убирая лишний камень. Когда крепость будет закончена, она получит свое имя и станет самой большой и самой неприступной крепостью Вальдиры. А пока же строящийся замок так и называли – Громадой.

 

Поглазев на Громаду, страж довольно попыхтел в хрустящие от холода усы и перевел разом погрустневший взгляд ниже. На странного чужеземца, что заявился сюда вчера и вот уже второй день кряду неподвижно сидит лицом к стене и играет в гляделки с безымянной статуей, находящейся в глубокой стенной нише и изображающей мудрого старого гнома, сидящего на камне и держащего на коленях раскрытую книгу.

Все бы ничего. Пусть бы себе и дальше сидел. Благо не запрещено. Но ведь на чужеземце из одежды ничего кроме заплатанной ветхой рубахи и таких же штанов! Ноги босы! Нет варежек. Шапка есть, да. Рваная меховая шапка с торчащими в стороны ушами.

Повздыхав, страж чуть повернул голову. Здесь, на левом плече великого Храдальроума, имелась небольшая и довольно глубокая пещера. В ней водились вылетающие только ночью снежные крыланы такого размера и силы, что легко поднимали в воздух крупную овцу. Извечная проблема стражей и пастухов. Давно пора хорошенько вычистить эту пещеру раз и навсегда, но команды все еще так и не поступило. Еще пещера славилась обилием природных кривых зеркал – ледяных, само собой. И огромными каплями мерзкой ледяной слизи, обожающей вкусно поесть и умеющей притворяться застывшими ледяными лужами, зеркалами или свисающими с потолка сосульками. Одним словом – там было на что поглазеть. Пещера небольшая. Но чужеземцами облюбованная – их поток не иссякал. Впрочем, стража Храдальроума этому только рада – ведь чужеземцы прореживали число обитающих там тварей.

Перед пещерой имелась крохотная каменная площадка с ограждением на одной стороне – дальше начинался крутой обрыв, а еще дальше высилась Громада. Над входом в пещеру стояла крепкая сторожевая башня. В грубо отесанных стенах по бокам от дышащего стылостью черного пещерного зева имелись глубокие нише. Всего шесть – по три с каждой стороны. Четыре пустые, а в двух последних – по статуе. Старик с книгой. И еще старик с книгой – полная копия первой статуи. Статуи до того одинаковы, что поменяй их местами – и разницы не заметишь. Даже и не понять, почему странный чужеземец выбрал именно того каменного старца, чтобы сыграть с ним в гляделки.

Чужак сидел здесь долго. Ладно днем – хоть морозец за уши и хватает, жить вполне можно. Но ночью… ночью мороз куда крепче. Мороз лютый, злой. В особо холодные ночи огонь в сторожевой башне ревел подобно загнанному в ловушку зверю, яростно огрызаясь волнами тепла на тихо и неотвратимо подступающий стылый холод. Слава светлым богам, чужак не сидел подле статуи всю минувшую ночь – после полуночи он исчез и вернулся с рассветом. И снова застыл в неподвижности, таращась на безмолвную статую и походя на нее во всем. Изредка на его лице появлялась широкая косоватая улыбка, порой он чуть наклонял голову, словно в легкой задумчивости. И снова застывал. Тем, кто видел это со стороны, казалось, что странноватый парень внимательно слушает монолог статуи, не забывая поразмыслить над особо глубокими мыслями или же улыбнуться хорошей шутке. Вот только статуя молчала. И потому чужеземец больше походил не на слушателя, а на малость тронутого. Учитывая его жалкие обноски, не предназначенные для снегов, и крохотные бутылочки с горячительным снадобьем… парень идеально вписывался в образ подзаборного пьянчуги.

Бутылочки же его…

Крепкое снадобье, если верить этикетке, изображающей набыченного, пылающего, но широко улыбающегося гнома с бешеными глазами, держащего перед собой каменную потрескавшуюся доску с названием. Такое снадобье опалит не только глотку, но и желудок насквозь прожжет. Вызовет испарину даже у ледяного голема, рискни тот сделать глоток. Название под стать содержимому: «Душежог». И название полностью отвечает сути. Ибо первый глоток душу опаляет, а второй превращает ее в горсть углей – во всяком случае, если судить по ощущениям. Чужеземцам питье «Душежога» дается куда легче. Видать, глотки у них луженые, а желудки выстланы листовой закаленной сталью. Состав «Душежога» сложен, но вроде бы входят туда пять сортов перца, два сорта хрена, немало гномьей ядреной браги, несколько листочков огненной календулы, растертые семена пылающего кактуса, горсть вулканических термитов и много других ингредиентов, известных только мастерам-алхимикам. Пить такую отраву часто нельзя. Но порой приходится – особенно если находишься там, где нет возможности укрыться от мороза. Тысячи бутылочек и бутылей и сотни бочек «Душежога» высшего качества были использованы во время знаменитых Северных Кампаний. И там они спасли жизнь многим почти замерзшим воинам. И поправили финансовые дела Гильдии Алхимиков и отдельных зельеваров, что денно и нощно варили сей ядреный напиток, разливали и отправляли на север, где ящики грузили на обледеневшие корабли, стоящие в заснеженных портах. Было времечко…

В мирное время «Душежог» тоже нужен. Коли взялся покорять особо высокую горную вершину – возьми с собой бутылочку, не пожалей золотой монеты – а такова цена самой маленькой бутылочки «Душежога». Да и мало ли приключений и схваток, где можно столкнуться с лютым морозом, вызывающим оцепенение? То-то и оно…

Но это в приключениях. В битвах. Но чтобы хлебать «Душежог», сидя на донельзя мирной Арене Снежков?

Ареной Снежков называлась каменная площадка перед входом в пещеру, находящаяся под строгим надзором стражников. Посмей обидеть кого-нибудь – и тут же последует суровая и справедливая кара. А вот снежками швыряться не запрещено. Подхватывай снег, уминай в ладони, выбирай цель и швыряй себе на здоровье. В кого угодит снежок – на двадцать минут получит плюс три к выносливости и плюс пять процентов устойчивости к холоду. Через час можно повторить. А швыряться снежками просто так – веселья сугубо ради – так хоть сутки напролет. Никто не запретит.

Но, как и в каждой, казалось бы, невинной забаве, здесь нашлось несколько подводных камней.

Сила снежков зависит от силы кидающего. Одно дело, если снежный шарик метнет худенькая волшебница. И совсем другое, когда снежок вылетит из могучей длани зеленокожего воителя. Такой «подарок» не только принесет временные желанные бонусы, но и с ног шутя собьет.

Опять же никак не оговорен размер самого снежка…

И потому летящие по воздуху гигантские снежки тут совсем не редкость. И вполне привычно взору зрелище летящего по воздуху кричащего волшебника, сбитого с ног огромным снежным комом. Вреда здоровью никакого. Веселья хватает – особенно метателю-проказнику. Популярным событием была игра в боулинг. Шарами выступали снежки. А кеглями – заходящие в пещеру плотной стайкой боевые группы игроков от пятнадцатого до тридцатого уровня. Едва группа из пяти-шести приключенцев доходит до входа в опасную пещеру и застывает перед дышащим стылым паром провалом, как прилетает здоровенный снежок и либо сбивает с ног одного из авантюристов, либо еще хуже – вбивает его в черноту входа. Буквально забрасывает в пещеру бедолагу. И нередки случаи, когда там на несчастного мгновенно падает с потолка снежный крылан и начинает терзать барахтающуюся в снегу жертву. Или же несчастный попадает прямиком в объятия ледяной слизи…

В таких случаях подвергшиеся атаке начинают возмущенно кричать, призывают на помощь стражу. Но на метание снежков нет запрета. Стража остается безучастной. А мускулистые метатели гогочут во все горло и продолжают соревноваться. Особенно крутым считает тот бросок, что собьет с ног хотя бы троих игроков сразу. А если всю группу – это уже безусловный страйк. Часты и денежные пари, заключаемые между поднаторевшими игроками в снежный крико-боулинг, как они его назвали.

Впрочем, долго этим забавляться не станешь – приключения зовут! Несколько часов – и вдоволь пошвырявшиеся снежками игроки уходят дальше. Но, к сожалению, не все. Арену Снежков облюбовали для себя два игрока, никак не могущих наиграться в снежный крико-боулинг. Они отлично освоили искусство метания снежков, включающее в себя отвесное падение гигантского снежка сверху и накрывание им ни о чем не подозревающей группы, подошедшей к стене и входу в пещеру. Когда эти двое верзил приходили на заснеженную каменную площадку, для новичков начинался ад – град снежков не утихал. Мешал договариваться, продавать товары, собираться в строй и проверять снаряжение. Трудно обсуждать детали будущей вылазки, если тебе в рот ежесекундно влетает снежок, верно?

Верзил звали Блоксо Хохотун и Великий Кинг. Полуорк и человек. Оба высокие и широкоплечие. Полуорк двадцать шестого уровня. Человек достиг двадцать пятого. Один с мечом, другой орудует двумя саблями. Оба очень сильны для своих уровней. И оба завязли в вечном соревновании друг с другом – кто кого в снежном боулинге?

Кто больше игроков собьет с ног сегодня?

Кто накроет разом всю группу?

Кто сделает такой страйк, что стайка хилых новичков целиком впорхнет в пещеру как от мощного пинка?

Кто устроит ни о чем не подозревающей девушке снежные «похороны», придавив ее гигантской грудой снега, упавшей с неба?

Каждый день их веселье бурлило и кипело. Каждый день их проклинали, обзывали, заносили в списки врагов. Каждый день на них жаловались стражам. Но злым весельчакам все было нипочем. Они отрывались. Швырялись снежками без остановки. Однако не все коту масленица. Площадка с пещерой хоть и была достаточно популярным местом, порой все же пустовала и она. Юркнет в пещеру новая группа игроков, ушедшая с заданием – и целый час никого. Приходится оттачивать мастерство метания снежков друг на друге, на камнях, торчащих из снега, бросаться в стенные ниши и статуи. Скука…

И тут такой подарок – на площадке обосновалась живая статуя!

Некий Орбит Новос. Человек. Класс неизвестен, но точно не воинский. Уровень двадцать четвертый. Одет в лохмотья. Сидит неподвижно перед дурацкой статуей. Видимо, занят чем-то важным. Может, не стоит тревожить его в таком случае?

Ага. Как же.

Первый снежок последовал от Хохотуна. Ударил точно в затылок. Тощего парня швырнуло вперед и приложило лицом о каменную книгу, раскрытую на коленях статуи. Сняло несколько хитов жизни. Орбит Новос оглянулся, посмотрел с некоторым удивлением на ухмыляющегося метателя, что издевательские отсалютовал ему и заявил:

– Не благодари, чел. Снежками бафаю бесплатно.

Ничего не ответив, Орбит отвернулся и продолжил созерцание статуи. Новый снежок ударил в плечо, отчего игрока повело в сторону, и тот едва не упал. Орбит снова обернулся. Великий Кинг развел руками:

– Прими баф и от меня, чел. Пригодится.

Орбит отвернулся. Стряхнул снег с плеча. Приложил ко рту горлышко бутылочки с «Душежогом»… и от нового удара снежком опять клюнул носом.

– Эй, чел! – обеспокоенно крикнул Кинг. – Не спи – замерзнешь!

– Пока ты спишь – враг качается, чел! – добавил Хохотун, и оба приятеля залились смехом.

Они ожидали возмущенной реакции. Ругательств, криков, возможно, просьб не мешать. Может быть, ответного смеха. Или же броска снежком в жалкой попытке отомстить – в таком случае по жертве открывался шквальный огонь, и вскоре получалась «снежная могила», как оба называли этот прием. Жертву буквально хоронили в снегу. Веселья хоть отбавляй. Но Орбит Новос повел себя иначе. Вернее сказать – никак не повел себя. Промолчал. Продолжил таращиться на статую.

Игнорирование злило.

В спину Орбита один за другим ударило четыре снежка.

Пятый прилетел в затылок. Шестой шлепнулся на его макушку, упав с серых небес.

Пошел снег. Частое здесь явление, добавляющее новых сугробов и снижающее видимость. Шутникам снег не был помехой. А вот необычное поведение Орбита Новоса…

Первым не выдержал Хохотун. Дернув щекой, он поймал друга за руку.

– Ну нафиг. Пусть сидит.

– А? Ты чего?

– Пусть сидит себе, – повторил Хохотун. – Прикололись, и ладно. Хватит.

– Да с чего хватит? Тебе его жалко, что ли?

– Ну… вдруг у него реально плохое что-то случилось? Там – в реале. А он сюда пришел посидеть, в себя немного прийти. А мы снежками долбашим. Ты сам глянь – у него ноль реакции.

– Это и бесит! Пусть скажет – прекратите! И снежка больше не кину! Эй, чувак! Заторможенный! У тебя случилось что?! – прокричал Кинг, подбрасывая на ладони плотный снежок – А? Мы тебе мешаем? Так ты только скажи, чел – и мы сразу исчезнем! Прямо как незабудки под копытом атакующего дхомба! Ты только скажи!

 

В ответ тишина.

– Вот видишь, – расцвел Кинг в злой усмешке. – Он молчит!

Хекнув, он для пущего эффекта крутнулся юлой и с силой швырнул снежок. На этот раз эффект превзошел все их ожидания. Снежный ком ударил Орбита Новоса в уже привычное место – в затылок. Парня швырнуло вперед. Удар о каменную книгу на коленях старца также не был чем-то новым. Вот только за долю секунды до попадания снежка, как мог бы поклясться наблюдавший Хохотун, страницы книги вроде бы подернулись мерцающей дымкой. Словно туман искристый поплыл по страницам. Проплыл… и исчез…

А Орбит Новос вскочил.

Круто развернулся.

И взглянул на не дающих ему покоя двух игроков. И взглянул так, что те невольно отшатнулись, Кинг сделал шаг назад, непроизвольно спрятав руку с очередным снежком за спину. Лицо Орбита пугало – напряженное до предела, застывшие сузившиеся в бешенстве глаза, плотно сжатые губы. Выражение глаз… не передать… это чистая ледяная ярость, странное безмолвное обещание чего-то очень нехорошего. Сгорбленная фигура с податыми вперед плечами неподвижно стояла в сугробе и казалась брошенной на снег гранатой с выдернутой чекой. Вот-вот рванет…

Но взрыв не раздался. Постояв еще немного, Орбит развернулся и мягко опустился на прежнее место. Опять застыл перед стоящей в нише статуей. Замер в оцепенении, не сводя глаз с припорошенных снежком страниц.

– Писец… – сипло выдохнул Хохотун. – Фига се…

– Н-на! – со странно тонким клекочущим криком Кинг бросил снежок. – Т-ты…

Кингу было безумно стыдно. Только что он трусливо сделал шаг назад. Да еще и боязливо спрятал снежок за спину – как нашкодивший мальчишка, боящийся гнева взрослых. Но это лицо… это страшное замороженное лицо с неподвижным грозным взглядом… ему почудилось, что перед ним стоит буйный безумец. Вооруженный безумец – воображение успело дорисовать в руке Новоса то ли окровавленный нож, то ли кусок стекла… Сейчас, когда наваждение спало, опомнившийся Кинг будто взбесился. И принялся швырять снежки один за другим. Стоящий рядом Хохотун в недоумении смотрел на спятившего приятеля.

– Эй! – крикнул он. – Тормозни!

– Не лезь! Понял?! Не лезь! Зашибу! – донеслось в ответ.

Кинг с остервенением метал снежок за снежком в спину Новоса.

– Как-как? – переспросил Хохотун изменившимся голосом.

В очередной раз вздрогнув, отчего брошенный снежок отклонился от цели и ударил в стену, Кинг пришел в себя и, не глядя на Блоксо Хохотуна, пробормотал:

– Сорри. Сам видишь?

– Вижу что? Пошли отсюда. Мы ему мешаем.

– Да и плевать! – снова завелся Великий Кинг. – Плевать! Плевать! Пусть скажет одно слово! Любое слово! Пусть хоть к чертям меня пошлет! И я сразу уйду! Эй! Скажи что-нибудь! Скажи! Скажи!

Орбит Новос молчал. Дергаясь под ударами снежков, медленно скрываясь во все растущем сугробе, он молчал. Пошевелился лишь раз – достал небольшую бутылочку согревающего средства и сделал глоток. Погода морозная. Если не согреваться – заледенеешь. Глядя на его отрешенное лицо, никак нельзя было поверить, что только что Новос вскакивал во вспышке безумной ярости. Такое лицо скорее подойдет буддийскому монаху, застывшему в многочасовой медитации перед стеной.

– Одно слово! Скажи одно любое слово! – продолжал кричать Кинг, что никак не мог остановиться.

И самое плохое – он не понимал, почему не может прекратить эту ставшую несмешной забаву. Просто не может остановиться, и все. Он просто не может проиграть этой безмолвной безразличной спине.

Следующий снежок летел точно в цель. Но Новоса не коснулся. Разлетелся мелкой снежной пылью в стальной ладони. Отразивший снежок игрок чуть шагнул, загородил собой сидящего у статуи парня. Опустив руки, глянул на Великого Кинга и Блоксо Хохотуна.

– Прекращайте, – пророкотал уверенный голос.

Лица не разглядеть. Не самый дорогой, но вполне приличный железный шлем скрывает голову широкоплечего игрока. Поверх видавших виды доспехов наброшен белый плащ с меховой оторочкой. Игровой ник не прочесть – информация скрыта, над шлемом нет ни единой буковки или цифры.

– Отвали, – окрысился Кинг, пригибаясь и сгребая снег. – Свали к чертям! Прямо щас!

Орбит Новос никак не отреагировал на прикрывшего его игрока. Даже не взглянул. Все его внимание обращено к каменным страницам.

– Здесь можно метать снежки, – попытался решить делом миром Хохотун. – Это Арена Снежков. Просто веселье.

– Веселье? Непохоже. Заканчивайте, парни.

– Отвали! – повторил Кинг. – Имя чего скрыл? Боишься?

– Это временный бафф «Безымянный герой» второй степени, – ровно ответил незнакомец в доспехах. – Получил за выполнение задания. Ну что? Закончили? Сидит парень и сидит. Может, молится за здоровье наше. Чего ему мешать? Прекращайте.

Ответом стали два снежка. Один летел в незнакомца и тот его легко отбил. Другой свечой взлетел в серое небо и отвесно упал, угодив Новосу по макушке. Победивший в короткой дуэли Кинг растянул губы в злорадной усмешке. Не удержавшись, засмеялся и Хохотун – очень уж нелепо дернулся доброхот, понявший, что уберег себя, но не того, кого должен был защищать.

– Ладно, – кивнул получивший урок воин. – Ладно.

– Ладно, – прозвучало от Кинга.

– Ладно, – поддержал приятеля Блоксо, зачерпывая снег. Вот теперь можно и повеселиться – соперник достойный.

Следующие минуты были заняты ожесточенной битвой. Гудящие и свистящие снежки разве что светящиеся следы за собой не оставляли – с такой силой и быстротой метали их два игрока. Воин в доспехах прочно удерживал позицию. И ему удавалось отбивать большую часть снежков – причем благодаря умелой тактике, а не быстроте и ловкости. Незнакомец просто предугадывал следующий прием Хохотуна и Кинга. И с каждой минутой ему это удавалось все лучше, с каждой минутой количество снежков, прошедших сквозь его защиту, уменьшалось. Вскоре из десяти снежков только один попадал в цель. Еще пять минут – и только один из двадцати.

– Прекращайте, – повторил незнакомец во время короткой передышки.

Она требовалась агрессорам – те применили приемы «снежная баня» и «снежный перекресток», что потребовало от них немало движений. Утомились. Восстанавливали бодрость.

– Отвали, – повторил Кинг, упрямо закусивший губу.

Припав на колено, он готовил снежки, уминая их с чрезмерной силой. Рядом сидел в снегу задумчивый Хохотун. Он единственный, кто во время боя обращал внимания на Орбита Новоса. И Хохотун мог поклясться, что еще раз видел мерцающие страницы. И что пара ниш вроде как вздрогнула… равно как и статуи. Он больше не сомневался – Новос сидит перед статуей не просто так. Это не блажь. Не причуда. Но расспросить не удастся – Кинг закусил удила. Снежный бой продолжится.

– Эй! Замерзший! Молчаливый! Чтоб у тебя лучший друг отморозком пристукнутым был! – заорал Кинг, поднимаясь. – Готовься к снежным похоронам, чудила! А ты… герой безымянный… отвали! Не то занесу в список врагов, и будешь каждый день жалеть об этом!

– Я вас уже занес в свой список, – последовал спокойный равнодушный ответ. – Таких, как вы, бить надо. Везде и постоянно.

От спокойности и категоричности ответа агрессоры ненадолго смешались. Первым пришел в себя Кинг, одновременно со словами возобновивший боевые действия.

– Не много на себя берешь, безымянный? Имя свое поганое назови.

– Ты его обязательно узнаешь. Потом, – отозвался тот, делая полшага вперед и отбивая сразу два снежка. – А вы такие предсказуемые…

– Ах ты с-су… – зашипел Великий Кинг. – Расход! Делаем «снежный ужас»!

– Понял, – по-военному коротко ответил Хохотун, не на шутку задетый спокойным обещанием игрока в доспехах.

Следующие минуты были переполнены действием. Слаженности и лихости метателей снежков поразился даже вышедший из башни страж, наблюдавший за происходящим сверху. Великий Кинг и Блоксо Хохотун старались изо всех сил, выкладываясь по полной. Свистящие и гудящие снежки летели, казалось, со всех сторон сразу и били по одной точке – застывшей перед заснеженной каменной статуей одинокой фигуре Орбита Новоса. За его покой сражался безымянный воин, принявший вызов и давший решительный отпор. И впервые за все прошедшие на каменной площадке долгие дни Хохотун и Кинг терпели поражение. Позорное поражение. Да, им удалось поразить Новоса не меньше десяти раз. Но и только. И это из общего числа выпущенных снарядов – а их было не меньше трехсот.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»