Бесплатно

Гостья с сюрпризом

Текст
17
Отзывы
iOSAndroidWindows Phone
Куда отправить ссылку на приложение?
Не закрывайте это окно, пока не введёте код в мобильном устройстве
ПовторитьСсылка отправлена
Отметить прочитанной
Гостья с сюрпризом
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Глава 1

Накануне Хэллоуина улицы украсились забавными декорациями. Тыквы, светящиеся фигурки призраков, осенние листья и ведьминские шляпы – все это радовало взгляд. Юлия Сергеевна с удовольствием ходила домой пешком.

Она вообще в последнее время полюбила пешие прогулки. На фитнесс-центр не хватало времени, но нужно было как-то поддерживать себя в тонусе.

Юлия хорошо понимала, что не молодеет. На работе она все чаще ловила на себе задумчивый взгляд шефа, юного и энергичного. Он окружил себя такими же прыткими, перспективными юношами и девушками. Они носились по офису, рождали идеи и горели. Довольно часто их задумки представляли, с точки зрения Юлии, полный бред, но это был юношеский, задорный бред.

До пенсии Юлии Сергеевне было еще далеко, но она понимала, что скоро ее попросят на другую должность, возможно, менее доходную и, совершенно точно, куда более скучную.

Время настало такое, с грустью думала Юлия, шагая по ярким улицам в толпе парней и девчонок, наряженных феями, ведьмами, призраками, мумиями и персонажами из незнакомых компьютерных игр и фильмов. Опыт, конечно, еще ценится, но предпочтение отдается тем, кто опережает время, мыслит нестандартно, свежо.

Если бы, думала она, ей предложили свободу действий: выбирай любой путь, начни сначала, верни молодость, что бы она предпочла? В новые двадцать или тридцать по какому пути пошла бы? Уж точно ее выбор был бы не в пользу статистики продаж. И, конечно, у нее появилась бы своя семья, хотя бы ребенок.

Юлия принялась мечтать. Общение с людьми, помощь в неожиданных ситуациях – вот, к чему лежало ее сердце. Ведь у нее же гибкий ум, пытливость, способность читать человеческую натуру «с листа», словно песню. Как часто, погружаясь в детективные романы и книги о выживании в чужих странах, она мечтала оказаться на месте героев! Уж она бы все расследовала, исследовала и обратила в свою пользу.

Но вдруг еще не поздно? Вдруг еще можно что-нибудь изменить? Найти дело по душе? Сменить скучный офис… на что?

Юлия передернула плечами в стильном кашемировом пальто и двинулась дальше. Не стоит уноситься мечтами вдаль. У нее есть хорошая работа, квартира (уже выкупленная у банка на свои, честно заработанные), высокий заработок, отсутствие долгов и кое-какие накопления. В сорок с лишним лет пуститься в авантюру – «шанс» потерять все. В конце концов, всегда можно завести кота.

* * *

… Внезапно налетел сильный ветер, подхватил женщину и потянул ее по парку. Молодежь весело завизжала, ловя поднятые вихрями яркие листья.

Юлия спряталась от очередного порыва в узком проулке у почты. Странно, она никогда не замечала, что между зданием почтамта и парикмахерской есть проход. И тем более не знала, что в нем затаился крошечный магазинчик с карнавальными товарами.

Юлия посмотрела на яркую витрину лавки, заставленную светильниками из тыкв, подсвечниками в виде черепов и прочей праздничной атрибутикой, и внезапно почувствовала жгучий интерес. Через минуту она была внутри. Флегматичный продавец кивнул ей и вновь погрузился в просматривание роликов на планшете.

Удивительно, но в преддверии Хэллоуина в магазинчике не было ни души. Юлия прошлась вдоль стоек с вычурными платьями и подивилась их достоверности: кружева, оборки, вышивка – все как будто по-настоящему старинное. Она поискала взглядом ценники, но не увидела ни одного.

– Примерьте, – лениво отозвался от прилавка продавец, лысоватый парень в черном и с огромными пластиковыми очками-тыквами на лбу. – У нас распродажа. Большие скидки. В честь праздника, Дня Урожая.

– Вы имеете в виду Хэллоуин?

– Ну типа да.

– А сколько стоит? – поинтересовалась Юлия, приглядываясь к роскошному бархатному платью с глубоким декольте.

Такое не зазорно надеть даже на корпоративную вечеринку. Кстати, именно такая вечеринка планировалась в офисе через два дня, в саму ночь Дня Всех Святых. Юлия не собиралась на ней появляться, давно отдалившись от молодого ядра коллектива.

– Договоримся, – туманно проговорил парень. – Сумки, обувь, все кожаное, ручная работа. Рекомендую вон те крепкие ботинки, на долгосрок, им сносу нет.

Юлия мысленно посмеялась, удивляясь собственной решимости вовлечься в совершенно чуждые ей традиции, сгребла со стоек платье и алый плащ с капюшоном, мечту Красной Шапочки, а с полки – высокие ботинки на плоской подошве, мягкие, из отличной кожи (а также сумку, в которой поместилась бы половина ее минималистичной квартиры) и пошла в примерочную.

Ей не попалось по пути ни одной остроконечной шляпы, что удивляло. Ну хоть что-то любители Дня Всех Святых раскупили, решила Юлия, с профессиональной точки зрения немного жалея продавца, которому в ближайшее время большие продажи явно не грозили.

Она вдруг загорелась идеей пойти на вечеринку. Ведьминская шляпа не помешала бы. Но сойдет и венок из бумажных цветов, листьев и крошечных тыкв. Что ж, это будет повод показать, что и сорокашестилетним дамам не чуждо веселье.

Наряд получился отличным. В нем Юлия была не похожа на саму себя. Конечно, она не стала моложе или стройнее, но взгляд обрел некоторую загадочность. А вот так будет еще интереснее: Юлия потянулась за карнавальной маской, видимо, забытой на полке в примерочной предыдущим покупателем. Маска холодила лицо и великолепно пахла качественной кожей.

Юлия посмотрела на себя в зеркало сквозь прорези и вздрогнула: глаза были не ее – не карие, а голубые. Все поплыло, Юлии показалось, что по поверхности зеркала пошла рябь, как по воде. Она попыталась устоять на ногах, но начала медленно оседать.

* * *

… Сколько времени женщина провела полусидя у стены примерочной, она не смогла определить. Может, минуту, может, час. Спину и руки странно покалывало. Юлия Сергеевна встрепенулась и поднялась на ноги.

В примерочной было почти темно, лишь мерцала потолочная лампа да тускло светились в темноте зеленые силиконовые маски с мордами троллей.

Юлия вышла в зал и изумленно огляделась. Свет в магазине был приглушен, роллеты закрывали окна, за прилавком никого не оказалось.

– Эй, – тихо позвала Юлия.

Ответом ей было молчание. Тогда она двинулась к выходу как была, в длинном бархатном платье, прихватив сумку и свои вещи. Неужели продавец забыл про позднюю покупательницу, запер лавку и ушел? С такими реакциями, как у медлительного лысоватого парня, это казалось возможным.

К облегчению Юлии выяснилось, что дверь не заперта. Женщина рванула ее на себя… и задохнулась от порыва свежего воздуха и ударивших в лицо солнечных лучей. Она провела в магазине всю ночь?! Что происходит?

Юлия машинально шагнула наружу. Ее немедленно оглушили звуки, а от количества вкусных запахов зачесался нос. Как странно! Похоже, она перепутала двери и вышла через второй выход, а в городе проводится осенний костюмированный фестиваль… с ярмаркой?

Ибо мимо Юлии текла, огибая прилавки с разной снедью и сувенирами, яркая толпа. Вот, значит, у кого пользовались успехом маски орков и троллей, перевязи для оружия, накладные уши с острыми кончиками и старинные наряды.

Юлия рассмотрела в толпе нескольких мужчин очень маленького роста, с бородами и в кожаных доспехах, и подивилась размаху праздника. И вдруг до нее дошло: здесь снимается фильм! Наверное, какое-то масштабное и далеко не бюджетное фэнтези. Вон как богато одеты те дамы в причудливых высоких шляпках, вышагивают так гордо, словно действительно принадлежат к знати. О! У них даже служанки есть!

Достоверность зашкаливала. На краю тротуара, выложенного щербатыми, стершимися плитами, виднелась куча самого настоящего мусора, в котором копалась крупная собака. Чумазый мальчишка попытался стащить с веревки леденец, торговец погрозил ему кулаком, и мальчик, презрительно свистнув, исчез в толпе. Актеры явно очень серьезно относились к вживанию в образ.

Теперь все стало понятным. Рациональный ум Юлии всему находил объяснение. Все гуляют, камер не видно – скорее всего, на съемочной площадке перерыв. Юлия не может найти магазин – значит, ее отнесло куда-то в сторону. Никто не обращает на нее внимания: конечно, она ведь одета точь-в-точь, как массовка. Теперь нужно найти кого-то из администраторов, объяснить ситуацию и покинуть место съемки. Вещи она вернет позже.

И что ей за блажь вчера в голову ударила? Ни на какую вечеринку она, конечно, не пойдет. Хватит с нее и этого неординарного зрелища, она словно попала на театральные подмостки. Но где она?

Юлия пошла вдоль прилавков с выпечкой, сглатывая слюну. Солнце поднялось довольно высоко, в такое время она всегда завтракала. Да, свежей сдобой из ближайшей кофейни – любовь к коричным улиткам всегда была Юлиной слабостью. Хорошо, что на работу не нужно – суббота.

Однако многое из происходящего вокруг Юлю напрягало. Слишком все было ярким, достоверным. Сама Юля тоже ощущала себя… непривычно. Руки и ноги все еще кололи, голова сделалась непривычно тяжелой, в прямом смысле, даже шея разболелась, волосы пухом лезли в глаза. Платье а-ля винтаж почему-то стало тесным в груди, а на талии, наоборот, болталось. То ли ткань оказалась некачественной и «поплыла», то ли…

Поглядывая по сторонам, Юля не заметила молодую девушку с корзинкой овощей и случайно с ней столкнулась. Несколько пучков моркови и зелени упали на землю. Юля извинилась и помогла девушке собрать «реквизит». Та почему-то сконфуженно бормотала:

– Ну зачем, госпожа? Мне неловко, – словно сама была виновата. Затем девушка убежала, не дав себя расспросить.

Юля остановилась у «скобяной лавки», ловко оформленной под старину. С палок свисали разнообразные металлические изделия. Юля засмотрелась на дверные щеколды, выполненные в форме ажурных бабочек. Вот бы такую на балконную дверь. Но в интерьер не впишется, а Юля давно зареклась покупать лишнее, пусть даже очень красивое.

 

– А не подскажете, где найти администраторов? – спросила она у торговца, немолодого человека с густыми бакенбардами. – Кто у вас занимается организацией… всего этого?

«Скобянщик» удивленно на нее воззрился. Он окинул взглядом плащ с алой подкладкой, платье и сумку. Видимо, определил «коллегу» и после нескольких минут тяжелых размышлений ответил «в образе»:

– Так, достопочтенная, вы про драков, что ли? Вона патруль идет. Потеряли что? Иль, не дай боги, ограбили вас?

– Нет, любезный, – Юля подхватила игру. Вдруг съемки все же идут, только в новомодном стиле – скрытыми камерами. Или все эти люди – увлеченные реконструкторы. Нехорошо портить им игру. – Боги миловали. Просто…

Она посмотрела, куда показывал торговец. Там по улице шагали двое молодых людей, одетых в черное и с кожаными доспехами поверх добротных костюмов. На поясе у каждого висели ножны. Точно, ролевики, фэнтезисты какие-нибудь. И такие симпатичные, что даже у Юли сердце затрепетало.

Парни бдительно оглядывались по сторонам, народ торопливо расступался перед ними и очень аутентично жался вдоль стен.

Один из молодых людей, светловолосый, вдруг поймал Юлин взгляд. Глаза его загорелись тем, что Юля, в силу прожитых лет, сразу определила как неприкрытый мужской интерес. Она растерянно моргнула – вот уж не ждала не гадала, что в таком возрасте получит внимание от юного, лет двадцати, парня – и молодой человек хищно прищурился, явно довольный ее реакцией.

Он остановился и тронул за локоть спутника, крепкого и темноволосого. Тот тоже обратил свой взор в сторону Юли. Восхищенно улыбнулся и что-то сказал. Посмотрел так, что у Юли прилила кровь к щекам. Однако в этот момент к молодым людям подступили несколько разодетых мужчин, очень взволнованных и каких-то дерганых. Светловолосый и черноволосый нахмурились, внимательно их слушая.

– Купцы опять вона дракам жалуются, – фыркнул торговец, прокомментировав происходящее. – Ночью к ним в лавку воры влезли, все вынесли, что утащить смогли. Магия охранная, видать, опять подвела.

– Да вы что? – «удивилась» Юля, стараясь не рассмеяться. – Жуть какая.

– Так что, достопочтенная, к дозорным обращаться будете? Ловите их, пока не ушли. Это Вернееры, они подобрее старых драков будут, не такие… злыдни. Вопрос ваш решат.

– Пожалуй, попозже. А пока посмотрю, что тут у вас.

Раз это все-таки ролевики, она тихо уйдет, не привлекая к себе внимания. Хотя с удовольствием осталась бы. Просто тусить с фанатами средневековья не в ее статусе, особенно с молодежью, особенно с такой… странной. Юля воровато покосилась на таинственных «драков». Те были заняты разговором.

– А сколько стоит это зеркало? – спросила она, поднимая руку к высокой полке и разворачивая к себе тяжелый предмет в массивной раме.

Скобянщик открыл было рот, но подавился словами. Он смотрел на руку Юлии, открывшуюся из-под рукава плаща. Она тоже туда поглядела и вздрогнула: ее предплечье до самого запястья было покрыто причудливой вязью татуировки. И это была не одна из тех временных ярких татушек-переводок, популярных у подростков. Часть ее была явно старой, часть – свежей, яркой.

Не веря глазам, Юля потерла татуировку пальцем. Послюнявила кончик и еще раз потерла. Что за…?! Она перевела взгляд на свое отражение в зеркале и почувствовала, как опять закружилась голова.

Глава 2

На этот раз Юлия призвала на помощь всю свою волю и всё самообладание, хотя шок был велик. На нее смотрела незнакомая девушка, статная, белокурая, голубоглазая, с аккуратным носиком и пухлыми губами, очень красивая и похожая на Юлю разве что цветом волос. Только у Юли роскошный блонд являлся результатом кропотливой работы стилиста, а у девушки волосы явно были такими от природы.

Юля нервно облизнулась, отражение – тоже. Юля потянула из-за спины толстую, причудливо переплетенную косу (так вот почему капюшон плаща казался таким тяжелым и болела шея!) – девушка в зеркале повторила ее жест.

Сомнений больше не осталось: это не сон (уж слишком яркое все вокруг и… пахучее) и не галлюцинации. Юля чувствовала каждый сантиметр своего тела, и этот каждый сантиметр вдруг начал жутко болеть, словно все ощущения по непонятному сигналу прорвались сквозь онемение и покалывание.

Юля даже охнула. У нее ныли руки и ноги, по спине будто проехался вездеход, а голова взорвалась тупой болью.

– Что с вами, госпожа? – пробормотал скобянщик. – Никак плохо вам? Так я… эта… позову драков все-таки. Вы того… не говорите им, что я старейшин злыднями назвал, хорошо? А муж ваш, простите, где? А служанка?

Несмотря на боль, Юля собралась с мыслями. Торговец смотрел на нее с тревогой и подозрением. Внутри зрело ощущение опасности.

– Я… – проговорила Юля, подбирая слова. – Все в порядке. Муж мой… недалеко. Мы издалека… сегодня только приехали. А служанка…

В голове шумело. Юля оперлась о прилавок. Из открывшейся сумки-мешка выпала под ноги маска, та самая, из лавки. Найти бы сейчас ту лавку, схватить того лысого парня и трясти его, пока не объяснит, что здесь происходит!

О переселении душ и реинкарнации Юля, всегда симпатизировавшая восточным религиям, читала много, но в путешествие между мирами не очень-то верила. Что ж, если она не попала под машину и не лежит сейчас в коме, гуляя по закоулкам подсознания, нужно разруливать ситуацию на месте. Думать она будет потом.

– Ну раз издалека… – лицо скобянщика разгладилось. Он заискивающе проговорил: – А муж ваш где именно, простите за дерзость? Только ради вашего благополучия, госпожа.

– Он там, – Юлия неопределенно махнула рукой в сторону.

И угадала. Толпа немного рассосалась, и за рыночными прилавками теперь виднелись башни города. Невероятно красивого города, слегка задернутого розовой утренней дымкой. Где-то звонили в колокола. Над шпилями высокого здания на холме кружились какие-то очень крупные… птицы?

– Дорога была долгой, – сглатывая подступившую к горлу тошноту, соврала Юля. – Мне что-то… нехорошо.

– Из северных фьордов? – торговец кивнул собственной догадке. – Уж больно вы беленькая.

– Да, из них… фьордов.

– А муж ваш, небось, на Совет приехал.

– Именно так, на… Совет.

– Эх, жаль, драки ушли, они бы вас мигом в город донесли. Ну ничего, сейчас что-нибудь придумаем. Цила! – проорал вдруг скобянщик. – Поди сюда! Тут госпоже плохо! Проводи ее к гостинице при Ратуше!

К прилавку подбежала та самая хрупкая темноволосая девушка-зеленщица, которую Юля чуть не сбила с ног. Только теперь ее корзинка была пуста. Девушка уставилась на Юлю, округлив глаза, и вдруг засуетилась: подхватила ее под локоть и заботливо помахала рукой на покрытое потом лицо.

– Цила – хорошая девушка, она вас проведет, – пообещал скобянщик.

Делегировав проблему, он с явным облегчением вернулся к торговле.

* * *

… Цила повела Юлю по узким улочкам. Мимо потянулись невысокие, в один-два этажа дома, яркие и аккуратные. Юля шла очень медленно, пользуясь передышкой, чтобы обдумать ситуацию.

Тарахтение попутчицы немного отвлекало, но Юля старалась краем уха к нему прислушиваться. Любая информация о новом мире могла ей пригодиться.

Пока она узнала только то, что по всему городу ходят патрули драков – уж больно воры обнаглели, пользуясь магическим затишьем. Что такое «затишье» Юля уточнять не стала, это было бы слишком подозрительно. Одно то, что в этом мире есть магия, немного сбивало с толку.

Боль постепенно отпускала, вернее, Юля к ней привыкла. В голове мелькнула неприятная мысль: он наверняка попала в лютое средневековье, в котором ей уж точно не предложат таблетку нурофена.

Хорошо, что она понимает местный язык, словно все вокруг говорят по-русски. При этом мозг настойчиво напоминал: это не русский, просто сработал какой-то странный механизм лингвистической адаптации, возможно… та самая магия?

Девушка-зеленщица ласково уговаривала Юлю потерпеть. Мол, скоро они доберутся до улицы Гиацинтов, а там госпожа наймет себе телегу, чтобы спуститься с холма. А когда спустится, возьмет экипаж, чтоб уж не на телеге к гостиницы подкатить, а в соответствующем статусу транспорте, потому как при такой слабости…

– Знаешь что, Цила, – перебила ее Юля, попросив жестом остановиться и присев на скамеечку у какой-то лавки, – есть одна проблема: голова у меня болит так, что все из нее вылетело. Убей не помню, в какой гостинице живу… и, кажется, даже имя мужа забыла… и свое.

Возможно, это был перебор, но перечисление последствий амнезии произвело на зеленщицу нужное впечатление. Цила ахнула и посмотрела на подопечную с еще большим сочувствием.

– Да как же так, госпожа?! Ох и беда-то!

– Увы, – Юля криво улыбнулась и поморщилась. Напрасно она обрадовалась раньше времени – боль никуда не делась, голова запульсировала вновь. – Издержки долгой дороги.

– Ох и странно вы говорите, – пробормотала девушка, – сразу видно, издалека приехали. Вот что! Я живу недалеко, отведу вас к себе. Придете в себя, отдохнете, глядишь, все и вспомните.

– Добрая душа, – улыбнулась Юля, – даже не знаю, как тебя благодарить.

Цила только махнула рукой, мол, ерунда какая. И почему-то выразительно покосилась на татуировку Юли, которую опять обнажил задравшийся рукав плаща.

До дома зеленщицы, приткнувшегося в живописном уголке склона, рядом с небольшой площадью и речушкой, было полчаса пешего пути. Юля даже присвистнула, оценив нарядное, пряничное здание, утопающее в кустах и цветах.

– Какой прелестный домик! – воскликнула она.

Цила почему-то слегка скривилась и процедила сквозь зубы:

– Да уж. Наследство мое.

Внутри все было, как в исторических фильмах, которые Юля просто обожала… в своей прежней жизни. Помещение, в которое они зашли, одновременно представляло собой гостиную, столовую и кухню. В очаге тлели дрова. Закопченные балки над массивным столом были увешаны пучками трав. В зале пахло приятно и остро: специями, чем-то копченым и жареным. Юля непроизвольно облизнулась.

Цила усадила подопечную на лавку и бросилась к огромному камину. Она раздула огонь и подвесила над пламенем медный котелок.

– Сейчас вода закипит, заварю вам травок. Покажите-ка, что там у вас. Никак ушиб сильный, – девушка поцокала языком, осторожно ощупывая голову Юли. – Шишка огромная, потому и память вам отшибло. Падали?

– Возможно, – пробормотала Юля, спуская платье с плеча. – Я ведь не помню ничего. А посмотри, что у меня со спиной.

– Да вы вся в синяках! – расстроенно воскликнула Цила. – И здесь, и здесь! И на руке! И ноги тоже! Что же с вами приключилась, госпожа?! Не иначе как вас в дороге по камням протащило!

Хотела бы я знать, подумала Юля, а сама только покачала головой. В животе у нее вдруг громко забурчало.

– Я вам ванну согрею, с травами, – Цила решительно тряхнула головой, – а пока отобедайте чем боги порадовали.

* * *

… – Как же вы, госпожа, на Цветочный холм из города попали? – задумчиво проговорила Цила, водружая на стол котелок с рагу. Она принялась медленно помешивать варево из кусочков овощей и кролика, а Юля сглатывала слюну, следя за движением медного половника. – Вы же без памяти были.

– Думаю, за сувенирами пошла, а там меня на солнышке и… того, накрыло, – выкрутилась Юля. – Помню только, что муж на Совет приехал… и что мы из Северных фьордов.

И уф! Ей опять повезло. Цила объяснение приняла, важно кивнула и назидательно произнесла:

– Потому что без служанки. Разве можно госпоже, супруге драка, без сопровождающих по городу бродить?

– Нельзя, – послушно подхватила Юля. Супруга драка? Это что-то новенькое!

– Хорошо вам Ван скобянщик попался… да я.

– Это просто замечательно! – искренне согласилась Юля, принимая из рук Цилы тарелку.

Гостеприимная зеленщица и так чувствовала себя польщенной, а после того, как гостья разразилась потоком восхищений в адрес рагу, совсем раскраснелась и разомлела.

– Я думаю, вам пока следует у меня остаться, – заключила она в конце трапезы, разливая по глиняным кружкам подслащенную медом воду. – Как только что-нибудь вспомните, я спущусь в город и узнаю, в какой гостинице остановился ваш муж.

– А вот по этим… – Юля развернула руку с татуировкой, – узорам определить никак нельзя? Кто я? Кто мой муж? Я бы сама, но что-то перед глазами все плывет и двоится.

– Так я только основные символы знаю, – Цила виновато пожала плечами. – А за остальное вам лишь драк скажет.

– Где б такого найти? – забросила удочку Юля.

Цила помялась и посмотрела на потолок:

– Да есть тут один, вот только он вряд ли подскажет. Скверный у него характер. Ну смотрите, – девушка наклонилась через стол, – вот эта линия у вас с детства. Это ваша семья, достойные люди, много линий, каждая линия – поколение. Не высшие аристократы, но уважаемый род. Из другой семьи одаренный драк себе жену бы и не взял. А вот линия брака. Вот эти круги – ваше положение в семье. Но какая вы жена я сказать не могу, может, и первая, а может, и третья по счету – узор сложный, родовой, не для всякого глаза открыт.

 

Юля как раз пила медовый напиток и слегка поперхнулась. Третья по счету жена драка? Ну привет, новый мир! Срочно искать лавку с хэллоуинскими нарядами, допросить лавочника с особым пристрастием!

Цила вдруг выпрямилась и с опаской посмотрела наверх, даже голову в плечи вжала. Юля тоже подняла глаза и восхищенно ахнула: на балке сидел красавец кот, пушистый, огненно рыжий, с большими острыми ушами. Поняв, что его заметили, котяра выставил вперед лапы, потянулся и мягко спрыгнул на лавку, где сидела Юля.

– Какой красавец, – протянула она и принялась поглаживать кота между ушей. – Ки-и-иса, ко-о-отик.

Цила почему-то сдавленно пискнула и тихо проговорила:

– Это Трюфель. Вы с ним поосторожнее. Тварь та еще. Моего дяди кот, характер точь-в-точь такой же отвратительный. Лучше уберите руку-то.

– Почему? – удивилась Юля. – Смотри, как он ласкается.

Кот и впрямь заинтересовано обнюхал Юлю, положил ей на колени лобастую голову и принялся деликатно делать «массаж» живота, не выпуская когтей.

– Может, ему кусочек мяса дать?

– Нет, со стола он не будет. Его только мыши да крысы интересуют. Дядя потому его и терпит. Надо же! – изумилась Цила. – Поумнел, что ли?

Она протянула руку к коту, но поспешно ее отдернула: Трюфель развернул к ней морду и, злобно зашипев, сверкнул желтыми глазами.

– Вот зараза, – пробормотала Цила.

– У нас такая порода – редкость, – забывшись, проговорила Юля.

– Где у вас? Во фьордах? – обрадовалась Цила. – Вот видите, сытная трапеза что лечение – сразу вспоминать начали.

Сама Юля имела на этот счет некоторые сомнения. Сытная трапеза вела себя в желудке как-то странно: просилась обратно и, вообще, всячески бунтовала. Юле показали уютную будочку во дворе, но тут желудок подумал и милостиво разрешил оставить все как есть.

Она прогулялась вокруг дома, вдыхая свежий воздух и прислушиваясь к ощущениям. Тошнота прошла. После синяков и шишки Юля ей не удивлялась. Наверняка бедная девочка, что жила в этом теле до вторжения, заработала легкое сотрясение. Новый мир. Новый мир. Или Юля сошла с ума.

Она огляделась и с удовлетворением отметила, что двор у Цилы прикрыт от любопытных взглядов оплетенными плющом забором и беседкой.

Юлия Сергеевна не привыкла жить без какого-либо маломальского плана на будущее. Странная ситуация лишь обострила ее прагматичность. Она решила, что ей нужно оставаться у Цилы как можно дольше.

Возможно, стоит рассказать все хозяйке дома. Но сначала разведать, как здесь относятся к переселению душ. И вообще, выяснить, что это за «здесь», с юридической, экономической и социальной точек зрения.

А еще необходимо пока найти себе какое-то занятие, а лучше работу. Если Юля собирается задержаться у Цилы, она не должна быть нахлебницей.

Что-то подсказывало Юле, что с ее возвращением в прежний мир могут возникнуть сложности. Что если переброс душ произошел, когда владелица этого тела… погибла? Что если сама Юля умерла?

А пока нужно лечиться. Ушибы и сотрясение – дело серьезное.

Однако боль и ломота постепенно проходили. Ванна с травами в буквальном смысле воскресила Юлю, ей даже показалось, что багровые кровоподтеки исчезают на глазах.

Она посмотрела на свое отражение в тусклом зеркале и покачала головой.

– Бедная девочка, – тихо повторила она вслух. – Что же с тобой стряслось? И где ты сейчас? Прости, но мне придется импровизировать. Надеюсь, я еще смогу что-то исправить.

Ибо одно дело мечтать о молодости и прочих фантастических перспективах, а другое – вляпаться в эти самые перспективы по самое не хочу.

Юля развернула кусок мягкой ткани, которая заменяла здесь полотенца, и продолжила рассматривать «себя» в зеркале. Девушка из фьордов, какая-то там по счету жена некого драка, была очень красивой. А еще крепкой, сочной, с широкими бедрами, белоснежной кожей, тонкой талией и пышной грудью. Просто воплощение здоровья и женственности. Юле было очень непривычно, в прошлой жизни она подобными прелестями не обладала.

Когда она вышла из ванной, по дому разнесся зычный мужской голос:

– Цила, дуреха! Где мой обед?! Хочешь меня голодом заморить?! Долго я буду ждать?!

Юле показалось, что голос доносится из всех щелей. Она поморщилась и удивленно повертела головой.

– Простите, что не предупредила. Это мой дядя… по отцу, – виновато сообщила Цила, проворно собирая на поднос обед. – Он живет на втором этаже. Дядя – инвалид, прикован к постели, не ходит, только с кровати на стул пересесть может. Не обращайте внимания. После травмы он стал очень вспыльчивым.

– Да, это было громко, – пробормотала Юля.

И грубо.

– Магии у него совсем немного, – оправдывалась Цила. – Он и бесится, срывается на меня, будто я в чем-то виновата. А ведь я единственная из Рода его приняла, приютила. У него за душой после лечения ни одного медного «жаворонка» не осталось.

– Рода? – небрежно переспросила Юля, помогая Циле с сервировкой.

Для дяди девушка вынула из холодного шкафа (явно магического) не медовую воду, а жбан с пивом.

– Ну да, он ведь драк, – вздохнула Цила.

– И ты? – Юля не могла скрыть изумления.

Цила помедлила и подняла рукав простого серого платья. Ее руку тоже украшала татуировка, немного похожая на Юлину, но с другими узорами у запястья.

– Мою маму взял из семьи драк, за большой выкуп, третьей женой, с первыми двумя он развелся, – пояснила Цила с горечью в голосе. – Родилась я. У мамы до ее брака с драком был жених, он остался ей верен и ждал ее. Поскольку, будучи девочкой, драконьей магии я не унаследовала, драк позволил ему выкупить маму… и меня. Именно этого человека я считаю своим настоящим отцом.

– И этот дом…? – Юля вспомнила брошенную вскользь фразу Цилы. – Наследство от…?

– Да, от моего отца-аристократа. Надо отдать ему должное, он выполнил все пункты брачного договора, он ведь драк, для них традиции превыше всего. Дядя Эймет – его брат. Когда-то он был сильным магом, но потом бросил вызов другому дракону, из-за женщины. Дядя проиграл сражение и был сильно ранен. Его любимая досталась сопернику. Все деньги дяди ушли на лечение… И магия… без постоянных тренировок… она тоже… ушла. Вот дядя и стал никому не нужен. Мне было его так жаль… но сейчас… все сложно, – Цила поджала губы. – Впрочем, когда с ним бывает совсем тяжко, я вспоминаю, через что он прошел. Он иногда мне помогает – когда вспоминает, что нужно на что-то содержать дом – заправляет холодильный кристалл.

Юля тихонько хмыкнула. Самовнушение, оправдание чужих грехов и позитивная мотивация – это хорошо, но не в одностороннем порядке.

– Ты на него намекала, когда говорила, что некий драк может посмотреть мою татуировку?

– На него. Но он, скорее всего, откажется.

– Проведешь меня к дяде? Попробую его уговорить. У нас во фьордах говорят «попытка – не пытка».

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»