Читать книгу: «Лисовский. Всевидящий барон»

Шрифт:

Глава 1

Для глубоких морщин на лице и седых, как иней, волос, отец имел довольно крупное и, я бы даже сказал, накаченное тело. Тот ещё здоровяк. И не скажешь, что ему уже три тысячи лет.

И несмотря на то, что слухи о моей мощи доходят до самых дальних галактик, и я перебил ни одну тысячу врагов, тем не менее, отца – побаивался.

Ещё бы, ведь если он захочет, то сможет убить меня, не моргнув и глазом. Отец единственный, кому это реально под силу. Поэтому, злить его не стоит.

– Ублюдок! – громоподобно кричит отец со своего трона.

Чёрт…

– Что случилось? – спрашиваю я и уже начинаю искать пути отхода. Лучше всего будет выпрыгнуть через окно слева. Да, я полечу прямиком с высоченной горы прямо в бурлящую лаву, но это всяко лучше, чем испытывать на себе отцовский гнев.

Я ещё никогда не видел его в таком настроении. Глаза пылали кровавым огнём, желваки ходили ходуном, на шее от напряжения вырастали бугристые мышцы.

– Ты ещё смеешь спрашивать, что случилось?!

Еле сдержался, чтобы не прикрыть руками уши. Голос отца раздавался по залу и эхом отскакивал от стен с такой силой, что становилось не по себе.

– Я правда не понимаю.

– Сейчас ты всё поймёшь…

Да что это с ним сегодня? Как с цепи сорвался. В таком бешенстве отец не был уже под тысячу лет. Даже в битве с Мировым Змеем он вёл себя на порядок спокойнее.

Нашим отношениям все завидовали. Мы понимали друг друга с полуслова, отец относился ко мне, как к достойному наследнику и редко даже голос повышал. Он очень уважал меня и ценил. Я отвечал ему тем же.

Так что его теперешняя реакция мне совершенно не ясна…

Нет, я понимаю, чтобы подобным тоном он общался с моим братцем. Ибо тот действительно этого заслуживал. Завистливый, алчный, самовлюбленный, хитрый, как двенадцатихвостый лис. Они с отцом ругались чуть ли не каждый день.

Но со мной такого никогда не происходило.

– Давай спокойно поговорим, – я выставил перед собой ладони, а отец оторвался от трона и, гулко топая, начал ко мне приближаться. – Должно быть, произошла какая-то ошибка. И если ты всё мне объяснишь, я попытаюсь помочь. Хорошо?

Вот дерьмо. Лепечу, как испуганное дитя. Впрочем, а что ещё остаётся? Был бы передо мной кто-то ещё, да хоть целая армия самых опасных ублюдков во Вселенной, вёл бы себя иначе. Но отец – другое дело. Я бессилен перед его мощью и его авторитетом. Это закон мироздания.

– Тварь! – раздался свист и в это же мгновение отец оказался возле меня. Схватил за шею и поднял над полом.

– К…х… о…тец…что ты…

– Ага! Попался, сука! – вместо отца появляется маленький, тощий, и горбатый уродец. Длинные грязные патлы небрежно спадают на лицо, закрывая добрую его половину.

Твою же…

– Локхуд… – вырывается изо рта, и брат кидает меня в стену. Но не успеваю я до неё долететь, как из ниоткуда появляется тёмно-красный портал. Мощный поток энергии, гудя, начинает засасывать меня внутрь, но я успеваю схватиться за небольшой выступ в полу.

Держусь за него из последних сил.

– Чё ты творишь?! Локхуд! Мразь!

– Хе-хе-хе… – мерзотно смеётся брат и на его лбу пульсирует извилистая вена. – Вот ты и попался, Фенрис! – он дёргает головой, и волосы спадают назад, открывая лицо. – Вот ты и попался, мой старший придурошный братец!

– Где отец?!

– Он сдох. Я убил его, – самодовольно улыбаясь, произносит Локхуд.

– Что ты с ним… ай! – выступ отрывается, и я чуть не улетаю в портал. В последний момент успеваю замахнуться рукой и вонзить её в трещину между плитами.

Всё ещё держусь… но теперь я почти у самого портала.

Чёрт.

– Наверное, хочешь узнать, как я это сделал? Хе-хе-хе… – Локхуд подходит ближе, но портал его не притягивает. Брат выпучивает на меня глаза. Они загораются красным, пылают инфернальным огнём. – Глаза Хроноса.

– Не может быть…

– Может. Ещё как может, Фенрис. Да, я потратил несколько сотен лет на их поиски, но мне удалось! Удалось! – брат безумно скалится и вскидывает руку. – Теперь я заполучил силу, о которой ты и мечтать не мог! О которой никто не мог мечтать!

Вот же ублюдок…

Глаза Хроноса. Это плохо.

Это очень плохо.

– И теперь я! Я! А не ты, самый могущественный в восьмиста мирах! Я! Больше никто не помешает мне творить то, что захочу.

– Это не так. Ты всё ещё не самый могущественный.

– Что-что? – поднимает заросшую бровь. – Не так? Но ты ведь знаешь, что именно так оно и есть.

– Не-а.

Локхуд вздыхает.

– Даже перед смертью не хочешь казаться слабее меня? Заносчивый болван…

– Может, ты и заполучил глаза Хроноса, но ты всё тот же маленький и бесполезный засранец. Я сильнее, – стараюсь говорить ровно и уверенно, хотя болтающиеся в воздухе ноги несколько этому мешают.

– Хе-хе-хе… – смеётся брат, но уже не так весело. Я задел его. Задел его самолюбие. Это было несложно. – Ну-ка повтори…

– Говорю, ты кусок бесполезного дерьма, Локхуд. И я надеру тебе задницу даже в таком положении.

– Думаешь, я куплюсь на твои уловки, Фенрис? – нервно улыбается Локхуд. – Не пытайся обвести меня в такой момент. Не выйдет. Через мгновение тебя засосёт в Бездну Хаоса, в которой ты и секунды не продержишься. Сгоришь, как лист бумаги, брошенный в камин.

– Кстати, ты всё ещё девственник? Или какая-нибудь блаженная таки сжалилась над твоей уродливой харей и отдалась за сундук с драгоценностями.? Хотя… нет, с тобой ни за какие деньги не захотят трах…

– Заткнись! – рявкает Локхуд и вена на его лбу начинает пульсировать ещё сильнее. Он сжимает свои корявые кулаки и глубоко вздыхает, прикрыв глаза. Чуть заметно трясётся.

– Хотя, даже у уродов есть девушки. Наверное, всё-таки, дело в другом. Хм… а, ну точно. Я понял. Дело в твоём маленьком, как джарахский червяк, ч…

– Ах ты гнида! – Локхуд не выдерживает. Он срывается с места и летит в мою сторону, заносит ногу для удара.

Попался, мудила…

Активирую все ресурсы своего организма, и на секунду ускоряюсь до световой скорости. Это последний шанс.

– Идиот… – шепчу я и подтягиваюсь вперёд. Вцепляюсь пальцами в правый глаз Локхуда. Сжимаю его изо всех сил и тяну на себя. – На!

– А-А-А! – по-девчачьи вопит братец и Глаза Хроноса разгораются с новой силой. Ощущаю, как мощь портала за спиной многократно усиливается.

– Дерьмо! – успеваю произнести я, и улетаю в портал.

***

– Марин, он проснулся! – послышался приятный женский голос на русском языке.

– В смысле? Как проснулся? – удивилась вторая девушка, что стояла где-то подальше.

– Ну вот же. Глаза пытается открыть!

Я и правда пытался их открыть. В целом, чувствовал себя более менее, но вот в глазах ощущался дискомфорт. Особенно в правом. Создавалось впечатление, что он горит, и что маленькие иголочки тычут в него со всех сторон.

Странно.

От этого гудит голова, и в мыслях полный штиль. Я не помню, что происходило до, и как я сюда попал.

– Надо убавить свет, – произнесла девушка и куда-то пошагала.

Щёлк!

Да. С приглушёнными лампами и вправду стало легче. И хотя правый глаз всё ещё горел, я, всё-таки, разлепил веки. И что же я увидел…

То, как лежу на небольшой кровати, под лёгкой белой простынёй. Рядом с нею стоит капельница, по другую сторону – белый монитор, мелькающий зелёными полосками и издающий раздражающие звуки.

Я в больничной палате. Это очевидно. Но самое интересное – не это. Самое интересное – сексапильные девушки, похожие на стриптизёрш, которые играют роль молоденьких медсестёр.

Ибо по другому я их идентифицировать не могу…

Белые халатики что у одной, что у другой, даже не достигали коленей. Верхние пуговицы были расстёгнуты из-за того, что объёмная грудь не помещалась в тесной одежде. Девушки имели высокий рост и стройную фигуру. Длинные ноги обтягивали тонкие колготки.

Но что самое необычное – медсестрички были одинаковы. Похожи одна на другую, как две капли воды. Близняшки, чтоб их…

Фигуристые блондинки смотрели на меня со снисходительной полуулыбкой, а я на них с вожделением. Ещё бы, когда по пробуждении видишь такое, инстинкты взвинчиваются на максимум.

– Ой… какой необычный… – удивлённо произнесла та, которую звали Мариной. Она всматривалась в мои глаза и прикусывала нижнюю губу.

Мм?..

А куда я вообще, собственно, попал? Я что, в раю?

Так, стоп…

Перед глазами вдруг всплыло безумное лицо брата. Его отвратительные патлы и… Локхуд, сука! Меня обуял гнев. Я сорвал с себя проводки, откинул простынь и встал на ноги. Стал крутиться по сторонам.

Времени терять нельзя. Локхуд заполучил себе Глаза Хроноса, и уже убил отца. А если я его не остановлю, он точно наделает глупостей.

– На каком мы этаже? – спросил у медсестёр.

– На последнем… – испуганно произнесла Марина. – Вы чего? Лягте, пожалуйста, обрат…

– Последний? Это хорошо. Всего лишь крышу продырявлю.

– Чего…

Чуть присаживаюсь, чтобы получше оттолкнуться и прыгаю вверх для полёта. Р-раз!

Отрываюсь от пола максимум сантиметров на десять и приземляюсь обратно. Колени подкашиваются и меня уводит в сторону. Сажусь на кровать и хватаюсь за голову. В глазах потемнело…

Я что, разучился летать?..

– Что вы здесь устроили?! – к койке подходит Марина номер два и бросает на меня недовольный взгляд. – Вам нужен отдых. А не вот это вот…

Смотрю наверх, но взгляд мой встречает преграду, и больше не может двигаться дальше. Я остановился на пышной груди. Она буквально приковала меня. Большая, упругая, ей очень тесно во врачебном халатике…

Так!

О чём я вообще думаю? Что со мной?

Мразь Локхуд убил отца. И сейчас это моя самая главная проблема. Я должен разобраться с ним, а иначе…

Чёрт, какая же слабость…

– Да, согласен, – отвечаю я. – Мне нужен отдых.

Он мне и правда нужен. Судя по всему, я лишился всех своих сил. И тело моё – ужасно слабое. Пока я вертелся по сторонам, мельком успел заметить отражение в зеркале. Сначала не поверил, но теперь явственно осознал, что я – не я.

Вот же… дерьмо.

Но, почему так?

Есть объяснение. Но, чтобы разобраться, нужно вернуться немного назад. К тому моменту, когда Локхуд убил меня, отправив в Бездну Хаоса. Да, именно убил, потому что в Бездне Хаоса выжить невозможно. Даже такому, как я. Там вообще жизни по определению быть не может. Так что вот.

Но я не умер. И это очевидно. Как?

Я ведь не идиот. И всегда понимал, что несмотря на свою гигантскую силу, нужно иметь запасной план. Как бы ты ни был хорош, случиться может всякое. И я обезопасил себя от случайной смерти. Способом не самым простым и очевидным, но, как оказалось, действенным.

По всей вселенной, в разных галактиках, на разных планетах, я оставлял в случайных живых существах частичку своей души. Совсем небольшую, да, но которая спасла бы меня после смерти основного тела, подарив жизнь в новом.

Таких существ, запасных сосудов для моей души я наплодил, может, с тысячу. И то, в какое именно тело я попал теперь – чистая случайность.

Случайность привела меня на планету Земля, в Российскую Империю. Я понял это по тому, на каком языке говорят девушки. На русском. А этот язык используют только в Российской Империи. Я ведь уже бывал здесь, лет так двадцать тому назад.

После того, как тело моё во мгновение сгорело в Бездне Хаоса, душа со скоростью света устремилась в самый ближайший сосуд. В тот, который был готов к заселению, ибо его прежний владелец – вот-вот умер.

К счастью, душа успела до того, как закрылся портал. Я ощущал, что был на волоске. Но успел!

Правда вот, дела теперь плохи. Да, я выжил, но… нахожусь в теле немощного человека. И это отныне – моя единственная возможность жить. Прежнее тело мертво, и я навсегда стал другим.

Придётся как-то к этому привыкать.

– Ваша светлость, – Марина держала в руках синюю папку и подобострастно смотрела на меня. – Вы – Барон Глеб Лисовский?

– Да, – ответил я и снова посмотрел на грудь девушки. На этот раз она, к сожалению, была запахнута, но всё ещё заметно выделялась на фоне остальной тоненькой фигуры.

Барон Глеб Лисовский. Да. Это теперь я. Помню, как выбирал себе подходящий вариант. Отыскал младенца, наследника одного из самых влиятельных родов империи, и добавил в него кусочек своей души. Хотел, чтобы в случае чего жизнь моя была самой лучшей.

Только вот…

Что-то здесь не так.

Больничная палата, в которой я лежал, хоть и выигрывала за счёт двух сексуальных медсестёр, в остальном же выглядела… дёшево. Небольшие размеры, окрашенные облупившейся голубой краской стены, устаревшее оборудование.

Так теперь лечат наследников влиятельных родов? Или я чего-то не понимаю?

К Марине номер один подошла Марина номер два и что-то прошептала ей на ухо. Я мельком услышал свою фамилию.

Марина номер один прикрыла рот от удивления. Поглядела на меня. Подобострастие как рукой сняло. Теперь она смотрела на меня как… не знаю. Как на человека, которого одновременно и уважают, и презирают. Что за нахер?

– Что-то не так? – спросил я.

– Вы сын того самого… Александра Лисовского? – скривила губы девушка.

– Ну да. Какие-то проблемы?

– Нет-нет. Всё нормально… – ответила она и отвернулась. Взяла под руку свою сестру и они вышли из палаты.

Ну охренеть теперь.

И что это было?

Видимо, я пропустил что-то довольно важное, что произошло с семейством Лисовских. Эта… грудастая богиня посмотрела на меня с таким презрением. Что сделал Александр Лисовский?

Вряд ли что-то настолько ужасное, как Локхуд. Тогда за что же его так не любить?..

Загадка.

***

Двое людей в белых халатах пробирались по коридору. Очень крепкие и высокие. Медицинские маски скрывали лица, на головах сидели синие шапочки. Невооружённым взглядом видно – врачи. Холодное спокойствие в глазах, размеренные движения.

Хирурги, должно быть. Или кардиологи. Специалисты, знающие себе цену и умеющие выполнять свою работу на отлично.

Правда, есть одно но.

В этой больнице их ещё никогда не видели. И если бы хоть кто-то получше заглянул в хладнокровные лица, то возникли бы подозрения. Но остальным было не до этого.

– Ты уверена, что это тот самый Лисовский? Может, просто фамилия похожа? – спрашивала белокурая медсестра. Она стояла возле окна, держа в руке синюю папку. Рядом с ней находилась точно такая же девушка, облачённая во врачебную одежду. Близняшки. С ярко выраженными вторичными половыми признаками.

– Я в интернете посмотрела, это точно он! На фотографии – один в один.

– А мальчик-то красивый… – тоскливо улыбнулась девушка. – Странный только, видимо, сильно болеет. Глаза у него разного цвета. Заметила?

– Гетерохромией называется. Между прочим – безобидная вещь… Ты как в институте училась, Марин?

– Ой всё…

Пока девушки продолжали беседовать у окна, двое крепких незнакомцев спокойно зашли в палату. В ту самую, где лежал старший наследник рода Лисовских.

– О, покушать принесли? – усталым голосом спросил парень, лежавший на койке. – Наконец-то. А то я жуть как проголодался. Стоп, а где…

Из рукавов мужчин синхронно выпадают небольшие пистолеты, и она направляют их на парня. Начинают стрелять.

Глава 2

Медсестрички обещали принести мне еды. Но их нет уже подозрительно долго. Надеюсь, это никак не связано с тем, что я Лисовский?..

Возле двери с той стороны доносятся шаги, и я радостно отрываю голову от подушки. Ну, наконец-то. Сейчас поем, а то совершенно не осталось сил… Вместо близняшек внутрь заходят крепкие мужики во врачебной одежде и безэмоционально смотрят на меня. Я смотрю на них.

И тут вместо еды они достают пистолеты и начинают стрелять в меня.

Пространство искажается красным, начинает рябить. Всё вокруг замедляется, а правый глаз пылает. Пули одна за одной влетают в моё туловище, и оно начинает неметь. Режущая боль растекается по телу, и я падаю с кровати. Задыхаюсь. Белая рубашка прилипает к телу, из меня ручьями вытекает кровь. Хлещет она и из носа, а изо рта вырывается жёлто-красная желчь.

Сука…

А потом всё меняется. Мужики в халатах пропадают, моё тело в порядке и нет никакой крови. Я снова лежу на кровати, в палате – тишина. Единственное, что осталось по прежнему – это пылающий глаз.

Всё случившееся кажется лишь видением, хотя и очень реальным.

Что это было?..

С коридора вдруг доносятся шаги. Точно такие же, как несколько секунд назад в моём воображении.

Чёрт! Это они. Те самые мужики в халатах!

Дверь не успевает открыться, как я спрыгиваю с кровати. Подбегаю к ещё давно замеченному столику и хватаю с него два скальпеля, что лежат на железном подносе. Прячусь за ширму и поджидаю мужиков. Они заходят в кабинет и тут же начинают стрелять в сторону кровати. Я специально оставил простынку в таком положении, будто под ней кто-то лежит.

Попались, ублюдки.

Когда стрельба прекращается, я резко вылетаю из-за ширмы и точным ударом всаживаю скальпели в шеи мужиков. Проворачиваю. Пистолеты с лязгом ударяются об пол, незнакомцы хватаются за раны и начинают кряхтеть. Пятятся назад и вываливаются в коридор. Оттуда раздаётся женский крик и звук удаляющихся шагов.

Я выхожу в коридор и вижу истекающих кровью мужиков. Оба скрюченные и уже почти не дышат, под ними растекаются две красные лужицы, что совсем скоро соединятся, образуя одну большую лужу.

В конце коридора, сверкая пятками, бегут медсестры-близняшки. Одна из них потеряла туфлю и поэтому двигается чуть неуклюже. Обе забавно виляют бёдрами и визжат.

Из соседних палат, опасливо озираясь, выглядывают люди. Охают, видя окровавленные тела, и прячутся обратно.

Я же, тяжело вздохнув и ещё раз окинув взглядом незнакомцев, возвращаюсь в палату. Подхожу к нашпигованной свинцом кушетке и сажусь на неё. Откидываюсь на подушку, закидывая руки за голову.

Так…

И что сейчас, вашу мать, было?

Пылающий, хотя уже намного меньше, правый глаз даёт подсказку. Чёрт побери…

Ко мне приходит осознание. Теперь я в полном объёме вспоминаю всё то, что случилось со мной и Локхудом, сопоставляю факты и прихожу к выводу, что у меня – Глаз Хроноса.

Ведь перед тем, как меня засосало в Бездну Хаоса, я сумел подобраться к брату и вырвать у него глаз. Судя по всему, он улетел в портал вместе со мной. И при перемещении души оказался вживлён в новое тело.

Ох…

Забавно.

И немного непонятно. Нет, вырвать глаз у Локхуда было совсем несложно. Ведь этот мудак, как я и говорил ему прямо в лицо, довольно слабый. Хоть он и заполучил такой сильный артефакт, но в достаточной мере управляться с ним так и не научился. Поэтому мне не составило особого труда, чтобы со своей мощью и своим опытом совершить всё это.

Не ясно другое – как этот глаз прижился в новом, и намного более слабом теле, чем тело Локхуда?

Скорее всего глаз должен был уничтожить его, или просто сгореть в Бездне Хаоса, не перемещаясь вместе со мной.

Но, получилось то, что получилось. И хотя пока что не понятно как, но я это обязательно выясню. Сейчас же очевидно одно – Глаз Хроноса у меня. И хотя я совершенно точно не могу обладать всей полнотой его возможностей, но кое что у меня уже получается.

Например, видеть будущее на некоторое время вперёд. Если быть точнее – ровно на две секунды. Я довольно неплохо ориентируюсь во времени, и подсчитал, сколько прошло от момента шагов, до момента появления незнакомцев в палате.

Это время и составило две секунды.

Хотя, сказать то, что я вижу будущее – будет небольшим преувеличением. Нет, я не вижу будущее. Но в критические моменты я вижу то, что произойдёт со мной через две секунды. Это немного другое.

Пространство в моём видении окрасилось в красный цвет, и всё воспринималось чуть иначе. Иными словами, когда появляется какая-то опасность, я тут же смогу об этом понять.

Это что-то типа животного чутья… только более совершенное.

– Что здесь случилось?.. – в палату заглядывает мужик в чёрной форме. Очевидно – охранник. Он ошарашенно глядит на меня и на мёртвых незнакомцев в коридоре.

– А не видно? Какие-то ублюдки пытались убить меня. Но… у них немного не получилось.

– Но… как… – мямлил охранник. Его толстоватое лицо покраснело от шока и он не мог сдвинуться с места.

– Давай полицию вызывай. Чего встал?

– П… полицию. Да… точно…

***

Меня перевели в другую палату. Ту же, где случился инцидент с незнакомцами, оцепила полиция. Допрашивали меня недолго. Так как я ещё болен, да и ситуация выглядела однозначно.

Сотрудники изъяли пистолеты, а трупы мужиков унесли, запечатав в специальные пакеты.

Общались со мной… мягко скажем, не так, как следовало бы. Когда люди в форме посмотрели мои документы и узнали, как меня зовут, тут же изменили своё отношение. Взгляды их сменились на презрительные точно так же, как это произошло и с медсёстрами.

Мне задали всего несколько глупых вопросов, которые уж точно никак не помогут следствию, и отпустили на все четыре стороны. Я настоял на том, чтобы мне хотя бы оставили номер телефона, по которому я смогу позвонить и выяснить, как продвигается следствие.

Не густо. Но, радует хотя бы то, что меня не загребли за убийство мужиков для разбирательств. Видимо, подпорченная репутация сыграла теперь, как надо.

Телефон я, к слову, обнаружил у себя в кармане. Довольно старенькая, потрёпанная модель. Такие я встречал ещё тогда, когда в прошлый раз заглядывал на Землю. С помощью глаза Хроноса мне удалось подобрать пароль. Для этого стоило сосредоточенно посмотреть на экран, и я увидел еле заметные красные точки. Сразу догадался, что это те области экрана, по которым чаще всего нажимал предыдущий владелец тела.

Пока я отдыхал в новой палате, то успел немного пошариться в интернете. Это такая вещь, что изобрели люди. В интернет я вышел прямо с телефона.

Первое, что стал там искать – информацию о своём теперешнем роде. О роде Лисовских.

И выяснилось, мягко скажем, не особо приятное… зато отлично объясняющее то положение, в котором я оказался. Всё дело в том, что раньше Лисовские были очень крупным, богатым родом. Лисовские славились тем, что владели десятками компаний, занимающихся высокотехнологичными исследованиями.

Глава рода – Александр Лисовский, по совместительству мой теперешний отец, был самым влиятельным учёным Российской Империи. Он создал целую кучу полезных вещей, которыми пользуются миллионы людей по всей Земле.

Только вот… стоило ему допустить одну ошибку, как все против него обернулись. Впрочем, ошибка это была довольно серьёзная. Дело в том, что Александр работал над созданием некоего устройства, которое должно было позволить перемещение в другие миры.

Но случилась какая-то авария, всё пошло не по плану, и теперь по всему миру бесконтрольно появляются Червоточины. Они образуются в совершенно случайных местах, и из этих Червоточин вылезают странные существа, пожирающие людей.

Несложно было догадаться, что Земля после этого сильно изменилась. И всю ответственность за случившееся понёс Александр. В конце концов суд вынес приговор, и его казнили. Казнили, оставив без средств к существованию весь остальной род Лисовских.

Вот всё, что мне пока что удалось выяснить.

– Глеб?.. – в палату, моргая большими глазками, заглянула девушка. Она смотрела на меня, остановившись в проходе, и, казалось, что сейчас заплачет. – Мне сказали, что… – заплакала.

Память реципиента тут же ожила при виде девушки и напомнила мне, кем она является. Это моя сестра. Младшенькая. Зовут – Ксюша.

– Мне сказали, что тебя хотели убить… – хныкала Ксюша. – Но… но…

– Эй, ты чего? Не плачь, – выдал я дежурную фразу. Ибо не знал, как правильно нужно общаться с младшими сёстрами. Всю жизнь у меня были лишь братья, и, как уже показала жизнь – не самые приятные.

Ксюша шагнула вперёд и я смог получше разглядеть её внешность. Невысокая девочка ростом не выше ста шестидесяти сантиметров. Пепельные волосы до плеч. Огромные, выразительные голубые глаза. Налитые слезами, они сверкали яркими огоньками. В них отражалось утреннее солнце, проникающее в палату сквозь приоткрытые шторы.

– Это правда? – спросила Ксюша и вытерла лицо.

– Ну да. Было такое. Приходили тут какие-то… но я их обезвредил. И теперь мне ничего не угрожает. Так что не переживай.

– Обезвредил… – удивлённо повторила за мной сестра.

Память реципиента вываливала на меня информацию нескончаемым потоком. Но я мог выхватывать лишь какие-то обрывки. Всё, что я сейчас мог вспомнить о сестре, это её возраст – восемнадцать лет, беспокойный характер и то, что она учится в каком-то училище.

Дверь в палату приоткрылась и внутрь вошёл мальчик. Как две капли воды похожий на Ксюшу. Я сразу понял, что это мой брат.

Ох, нихрена ж себе. У меня ещё и брат есть…

Тоже, кстати, младший. Ему, вроде бы, семнадцать. И он учится в школе. А зовут его…

– Рома, ты где так долго ходишь? – спросила сестра.

– В туалет заходил, – нахмурился Рома. Отчего-то парнишка сжимал кулаки и смотрел на меня с некоторой злобой.

Ну да. Память подкинула мне ещё немного информации о нём. Характер – взрывной. Тот ещё лютый парнишка. Постоянно приходил домой побитый, встревал в разные неприятности.

Брат дёрнул головой, чтобы серые волосы сдвинулись с глаз. Хмыкнул, и прошёл до небольшого железного стула, что стоял у окна. Сел.

Вот так кино…

Стоило мне испытать предательство от родного брата, потерять отца, как тут же я обрёл себе новую семью. Сестрёнку и братика. Интересно. И, как бы я не пытался отрыть в воспоминаниях информацию о ещё хоть ком-то из близких, но этого не получалось.

Рома с Ксюшей – единственные, кто у меня остался.

Насколько я понимаю, ещё до того, как казнили нашего отца, матери уже не было. А все прочие тёти и дяди разбежались после того, как на Лисовских обрушился весь тот ужас. Отреклись от рода.

Мы остались совершенно одни. Втроём.

Впрочем… а на кой хрен нужен кто-то ещё? Три человека для семьи – уже неплохо. Значит, будет намного больше времени на общение между нами. Без распыления на других.

– Как ты себя чувствуешь? – спросила сестра, вытаращив на меня свои обеспокоенные глазища.

– Уже намного лучше. Врачи сказали, что сегодня вечером я уже могу возвращаться домой.

– Ура! – мило улыбнулась сестрёнка. – Наконец-то… а то мы очень без тебя скучали.

– Говори за себя… – прорычал Рома. Я покосился на него, и поймал на себе взгляд его таких же больших и синих, как у Ксюши, глаз, но намеренно суженных и наполненных гневом.

Чёрт, да что я ему сделал? Мелкий чертёнок…

Похоже, придётся воспитывать. Ибо это не дело, когда младший брат не уважает старшего. Такого быть не должно. В нашей с Локхудом семье это привело к тому, к чему привело…

– Сегодня снова приходили, чтобы забрать у нас что-нибудь за долги… – разочарованно произнесла Ксюша. – Но мы не открыли дверь.

– Да-да. Пошли они в задницу. Ублюдки. И так ничего не осталось, так они последнее хотят забрать. В следующий раз переломаю им шеи, если заявятся! – заявил Рома.

Дерьмо. Видимо, дела у семьи чересчур плохи. Денег нет, а кредиторы хотят отобрать последнее. Нужно что-то с этим делать. Причём срочно. Да ещё и… убить меня кто-то хочет, до кучи. Кто были эти люди, что приходили меня застрелить? Что я им сделал?

Не ясно…

Со всем придётся разбираться, и хорошо, что меня выписывают из больницы. Ибо лёжа в четырёх белых стенах разбираться с проблемами не так уж и просто.

Кстати… что насчёт больницы. Память реципиента подкинула мне воспоминания о последних часах его жизни. Он оказался в больнице после того, как подрался с каким-то аристократом. С его сверстником.

Случилось это прямо в центре города. Некий парень узнал реципиента и докапался к нему из-за того, что тот – Лисовский. Ага. Опять же он пострадал из-за подпорченной репутации своего рода. Случилась драка и реципиента отделали как беззащитного пса. У него случилось внутреннее кровотечение и тот отправился в больницу.

Но так как денег на нормальных врачей у него не было, пришлось добираться до этого места. Больница для бедняков. Подобное лечение оплачивает государство и грамотным подходом здесь и не пахнет.

Реципиента не сумели спасти, и он умер. Как раз в этот момент в его тело и подселился я. Взамен на его душу я сумел завладеть телом и вылечился от смертельных ран. Подобная схема была продумана заранее, и поэтому сработала идеально.

И вот теперь я здесь.

Дожидаться вечера я не стал. Попросил брата с сестрой подождать меня в коридоре, быстренько переоделся в то, что было. А это – потрёпанный синий костюмчик с такой же потрёпанной белой рубашкой. Видимо, последнее, что осталось от богатой жизни.

Брюки были испачканы в грязи и стёрты об асфальт. На рукаве рубашки зияла дыра. Всё это – последствия недавней драки.

Но, так как другого не было, пришлось одеваться в то, что есть. Не идти же голым?

– Подождите меня снаружи, – сказал я, когда мы проходили мимо стойки регистрации. Брат с сестрой потопали к двери, а я остановился возле Марины.

Марина – одна из сексуальных сестёр близняшек. Я уже успел заметить, как несмотря на одинаковую внешность, две этих девушки сильно различаются характером. Марина была слегка наивной и доброй девушкой. Её сестра же – хладнокровной девкой. Стервой.

Сейчас здесь стояла одна лишь Марина, а сестра – отсутствовала. И я решил этим воспользоваться.

Она, несмотря на то, что я Лисовский, всё-таки, положила на меня глаз. Я такие вещи сразу чувствую. А значит был неплохой шанс того, что получится с Мариной поразвлечься. Ну, или хотя бы на свидание сходить, что ли. Отчего-то в новом, молодом теле в этом чувствовалась огромная потребность.

– Хотел напоследок выразить вам огромную благодарность, Марина. Благодаря вашей заботе и профессиональному подходу я полностью вылечился. Теперь чувствую себя просто превосходно, и всё это благодаря вам.

Девушка приоткрыла рот от удивления.

– Я… профессиональный подход…

Я прекрасно чувствовал переживания, на раз выявлял чужие комплексы и мог умело ими пользоваться. Марина переживает из-за того, что не такая умная, как сестра. Готов поспорить, ей никогда не говорят, какой она профессионал и как хорошо справляется с работой. Подобные комплименты получает лишь её сестра.

И поэтому, стоит лишь надавить на болевую точку, и…

– Да. Вы действительно прекрасно справляетесь со своей работой. Именно из-за ваших умелых рук я так быстро и встал на ноги. Могу ли я вас как-то за это отблагодарить?

– Ой, да перестаньте… – покраснела Марина. – Не нужно никаких благодарностей, это же моя работа… – опустила глазки в пол.

– Давайте сходим с вами в ресторан. Я оплачу чудесный ужин в качестве подарка за своё спасение.

Марина часто заморгала. Её не накрашенные, но очень длинные и естестественные ресницы неловко дёргались, и девушка смотрела на меня исподлобья. Не решалась ничего ответить.

– Молчание – знак согласия, – улыбнулся я. – Тогда, Марина, мы с вами договорились. Давайте мне свой номер, и я на днях вам позвоню.

Всё так же ничего не отвечая, девушка взяла свой телефон, что-то на нём нажала и протянула вперёд. Я достал из кармана свой и приложил к телефону Марины. Её номер автоматически сохранился.

149 ₽
Возрастное ограничение:
16+
Дата выхода на Литрес:
06 октября 2023
Дата написания:
2023
Объем:
280 стр. 1 иллюстрация
Правообладатель:
Автор
Формат скачивания:
epub, fb2, fb3, ios.epub, mobi, pdf, txt, zip

С этой книгой читают