Читать книгу: «Ел я ваших демонов на завтрак! Том 1»

Шрифт:

Глава 1

Нас нещадно болтало. Вертушка то прижималась к склону горы, то падала к земле, буквально ползла на пузе. Взмывала в небо и так же быстро ныряла, пряталась за складками местности, ведь мы всё ещё находились на вражеской территории.

Пилот, который вывозил нашу группу с задания, знал своё дело. А нам оставалось только молиться, чтобы радиолокаторы врага нас не засекли.

Вот вылетим из ущелья и можно будет выдохнуть – до аэродрома останутся считанные минуты. А там – баня, нормальная еда, а не сухпаёк, который за неделю уже надоел, и сон… Спокойный сон, когда не надо прислушиваться к каждому шороху. Сон в нормальной кровати с подушкой и одеялом. Полноценный, а не по два часа.

А ещё штабные крысы, которые не подготовили как следует операцию… Ох, и начищу чьи-то морды! Дайте только добраться! Уж коли отправляешь группу в тыл врага, так проследи, чтобы связь нормальная была! Если б не золотая голова Санька, то хрен бы мы с вертушкой связались! Штабные тараканы, сука! Из-за них Саньку пришлось дополнительно рисковать! Только и могут, что: «Майор, выручай, только ты сможешь, никто, кроме тебя…»

Я смотрел то в иллюминатор, хотя понимал, что ни хрена там не увижу, то на своих пацанов. Уставшие, грязные, как черти. Но живые! Живые, бляха муха! Рассказать кому из какой жопы мы выбрались, не поверят. А мы выбрались! В последний момент вертушка успела. Ещё б чуть-чуть и…

Неделя на вражеской территории – это вам не хухры-мухры! Постоянное напряжение. Хорошо ещё, обнаружили нас только под конец, когда боевое задание мы выполнили. Но пострелять пришлось. Санёк вот попал под раздачу, пока связь с вертушкой налаживал. Ничего, доктора подлатают, будет как новенький. Дотянул бы только… Потому что, если Санька помрёт, я этих штабных крыс лично своими руками передушу. А потом пусть хоть военный трибунал, хоть тюрьма. Но несколькими мразями на земле меньше будет!

Дверь в кабину пилота была открыта и застопорена. Не по уставу. Но я был благодарен пилоту – пусть и немного видно через лобовое стекло, но достаточно, чтобы понимать: мы вот-вот выйдем из ущелья.

Прилетим, отчитаюсь, морды штабным начищу, чтоб блестели, и – в отпуск. К своей Машке-простоквашке – на следующей неделе принцессе аж три года! На пони катать повезу.

Ох, что-то я рановато размечтался. Не к добру это… Всякое говно случается, именно тогда, когда кажется, что всё закончилось.

– Товарищ майор… – услышал я в наушниках взволнованный голос пилота.

Но продолжить он не успел. Как и я не успел ответить.

Резким ударом вынесло лобовое стекло. Словно вертолёт на полном ходу налетел на невидимую стену.

Впереди ударной волны на меня летел… Желтоглазый монстр? Демон? Потусторонняя тварь? Или это уже начались предсмертные глюки? А почему тогда не тоннель со светом в конце?

Потом вращался не винт, а кабина. Посреди какого-то белого марева. А меня выворачивало наизнанку.

Когда голова перестала кружиться, я открыл глаза.

Перед глазами плыли цветные круги, в ушах звенело, а во рту был металлический привкус.

Я проморгался и огляделся. Это точно было не десантное отделение Ми-8. И не госпиталь. Пещера? Рядом люди… Кто такие? Враги? Похоже, нет… Одежда странная – какие-то белые балахоны.

Грохот… Взрывы?

Я рефлекторно сполз с того, на чём лежал… С камня? Большого плоского камня…

– Слава Всеблагой! Ты выжил! – раздался женский голос.

Женщина… Нет, девушка, но очень фигуристая. Даже сквозь балахон видно выдающиеся прелести.

– Надо поспешить, они близко! – с тревогой ответил мужчина.

Тоже белый балахон с капюшоном, а на груди амулет… Сектанты?

– Где я? – спросил я и охренел от собственного голоса – он был чужим, высоким и ломающимся. – Что за…

Мой голос ломался, как у подростка. Лет пятнадцати…

Я глянул на руки. Это были не мои грабли. Тонкие узкие ладошки человека, не привыкшего держать в руках автомат.

– …Хрень, – закончил я фразу.

Снова громыхнуло, на этот раз ближе.

– Ёсико, уводи его! – крикнул мужчина.

– А вы, сэнсэй? – девушка сложила руки на груди.

– Обо мне не беспокойся, Ёсико. Сейчас Кизаму важнее! – и добавил негромко: – Я их задержу.

Девушка подскочила и протянула руку:

– Кизаму, пойдём! Быстрее!

Я не спешил отвечать.

– Ну же! – нетерпеливо и испуганно воскликнула она. – Скорее! Они сейчас прорвутся!

– Кто? – спросил я, чтобы выиграть хоть немного времени и разобраться в ситуации.

Ну а что? Вдруг я в плену и это наши идут освобождать меня?

Девушка удивлённо посмотрела на меня, как будто я сморозил откровенную глупость.

Чёрт, не похоже, что в плену…

– Кизаму! – крикнул мужчина уже мне. – Уходите немедленно! Иначе всё будет напрасно!

В его голосе была такая уверенность, что я поверил и поднялся. Я был босым и в таком же балахоне, как у них.

Новый грохот, и с потолка или что там в пещере вместо него, посыпался песок.

Девушка вскрикнула и, схватив меня за руку, потянула вглубь пещеры.

Откуда я знал, что вглубь, а не наружу, понятия не имею. Я просто знал и всё.

Бежать было неудобно – ноги путались в балахоне. И… моё тело… Изменился не только голос. Моё тренированное, закалённое в боях тело сорокалетнего мужика куда-то исчезло. Вместо него было тщедушное, слабосильное тело подростка. Что за нах?

Я мельком глянул на девушку. Она бежала. Молча. А по её глазам текли слёзы.

– Что? – спросил я на ходу.

Она поняла. Шмыгнула носом и выдохнула:

– Сэнсэй…

То, что тот, кого она назвала сэнсэем, остался прикрывать наш отход, я понял. Не понял, как я тут оказался – в таком виде, без оружия, без броника в этом тщедушном теле, и кто нападает, от кого нас остался прикрывать сэнсэй.

Тоннель, в который мы забежали, освещался факелами, воткнутыми в держатели. Что за средневековая дичь?

Земля была холодной. И утоптанной, отполированной до каменной плотности – видно ходят тут часто. Или долго. В смысле, много веков. Потому как явно не центральный проспект, где много людей.

Мы повернули за угол, и девушка навалилась на огромный камень. Такой не всяким экскаватором сдвинешь.

– Давай, помогай! – крикнула она с натугой.

Сам не знаю почему я тоже навалился, хоть с точки зрения здравого смысла это было абсолютно бесполезное занятие.

И вдруг камень сдвинулся. Прокатился немного и перекрыл проход, оставляя сэнсэя с теми, кто напал на пещеру.

– А как же?.. – спросил я, уже понимая ответ.

Девушка всхлипнула и провела по камню пальцем – нарисовала иероглиф.

Тот вспыхнул и доносящийся из пещеры грохот исчез. Словно шторку опустили.

– Пойдём! – сказала девушка и зашагала вперёд.

Она тоже была босой. Шагала по холодным камням решительно и целеустремлённо. И… у неё под балахоном ничего не было. У меня, кстати, тоже.

Понимаю, что не к месту и не ко времени, но, едва я увидел, что она практически голая… Чёрт! Вот только стояка мне сейчас не хватало! Подростковые гормоны плюс неделя на вражеской территории… Пришлось начать рассматривать каменные стены.

Да, тоннель был прорублен в скале. И, что интересно, стены были сухими. На равных расстояниях на стенах были закреплены держатели с факелами. И все они горели, как будто их только что зажгли.

Пол тут тоже был холодный и гладкий. Ноги у меня уже задубели. Несмотря на адреналин, я начал замерзать. И… Задыхаться?! Мы ж пробежали совсем ничего.

Девушка больше не бежала. Но шла быстро. Я еле поспевал за ней. Что за херня? Пробежал немного, и уже колет в бок и задыхаюсь, как астматик. Выносливости – ноль.

Наконец, я больше не смог идти. Остановился и согнулся, пытаясь отдышаться.

– Кизаму, пойдём! – встревоженно позвала девушка. – Только не здесь! Не хватало ещё, чтобы нас тут застукал твой отец!

Я другими глазами посмотрел на красотку – пора было добывать данные о моём местоположении.

– Что происходит? – спросил я и добавил: – Где я?

– Ты что, ничего не помнишь? – спросила она, нервно оглядываясь.

– Ничего! – подтвердил я.

Я соврал только в одном: нельзя забыть то, чего не знаешь. А где я сейчас находился и почему в таком виде – я не знал.

Девушка с сомнением посмотрела на меня, но потом решилась:

– Хорошо, я тебе всё расскажу. Но ради Всеблагой, давай уйдём поскорее отсюда!

Видно было, что она боится. Я не стал быковать и пошёл за ней. К тому же она чуть сбавила скорость, и я теперь вполне успевал.

Мы прошли ещё не так много, но я дважды останавливался передохнуть, и каждый раз девушка нервничала.

Потом, перед очередным поворотом, она повернулась ко мне и приложила палец к губам. Прижалась к стене и аккуратно выглянула. Осмотрелась. И шепнув:

– Быстро! – побежала вперёд.

За поворотом нас ждал огромный зал с высоченными колонами. Я даже запнулся от неожиданности. И тут же услышал раздражённое:

– Скорее, не отставай!

Мы добежали до огромных открытых дверей, в которые с лёгкостью влетит Ми-8.

Девушка побежала к дверям, но рядом с ними свернула в сторону.

Сразу за колоннами располагалась небольшая клетушка.

Девушка дождалась, когда я забегу и захлопнула дверь.

Я думал, что она расслабится, но она выхватила из-под топчана небольшой тюк и кинула мне:

– Быстро переодевайся!

Достала такой же тюк и, не обращая внимания на меня сдёрнула свой балахон.

Да, она была голая.

Я вылупился на неё, как дурак. Как будто никогда не видел голых баб.

Она увидела, что я пялюсь и зашипела:

– Ты что, придурок, хочешь, чтобы твой отец узнал, чем мы занимались?! Быстро переодевайся!

Знать бы ещё, чем мы занимались…

Я сглотнул набежавшие слюни и потянулся к своему тюку. Развязал его.

Понятно, что штаны-рубаха. Но вместо пуговиц тут были многочисленные завязки, ремешочки и пояса. И я в них запутался.

– Чего копаешься? – нервничала девушка.

Она была уже одета и обута. Платье выше колен с запахом на бок, штаны, носки с выделенным большим пальцем и плетёные из коры сандалии.

Я глянул на её одежду и разобрался с некоторыми своими завязками. Но не со всеми.

Девушке пришлось помогать мне.

Когда мы переоделись, она засунула балахоны в тюк и спрятала там же, откуда до этого вытащила одежду. Потом протянула мне конусообразную соломенную шляпу и надела такую же.

Шляпа застёгивалась на ремешки на подбородке.

Да, на каску и полное обмундирование спецназовца это и близко не походило, но так было комфортнее, чем в балахоне.

Девушка снова выглянула за дверь и спряталась, показывая мне знак молчать.

Выждав несколько минут, она проверила обстановку и махнула мне:

– Пошли!

Мы быстрым, маскирующимся под спокойный, шагом направились ко входу – к тем самым огромным дверям, которые для Ми-8.

Вышли наружу.

Перед нами была широченная лестница вниз. И город, полный людей.

Люди ходили по улицам, суетились. Кто-то что-то продавал, кто-то что-то покупал, кто-то куда-то спешил. На ступенях сидели нищие и тянули руки к тем, кто поднимался по ступеням в храм. Или спускался…

Некоторые подавали милостыню, другие проходили мимо. Таких нищие провожали злобными взглядами.

Одеты жители были по-разному, но преимущественно в одежду, похожую на нашу.

В балахонах никого я не увидел. Из чего следовало, что мы сделали что-то из ряда вон выходящее. Знать бы ещё что?

Девушка, прячась за шляпой, наклонила голову.

Я последовал её примеру. Что-то подсказывало мне, что у меня ещё будет время рассмотреть тут всё. А пока я поддался её тревоге и следовал её командам. В конце концов, я водил гражданских в зону военных действий. Те, кто делает херню, подвергают опасности всю группу. А то, что тут может быть опасно, я не сомневался. В конце концов, сэнсэй явно пожертвовал собой.

Здания в городе были преимущественно двухэтажные. Храм, из которого мы вышли – а это несомненно был храм – возвышался над всеми зданиями.

Проходя мимо нищих, девушка подала каждому по монетке.

В ответ раздалось:

– Да благословит тебя Всеблагая.

Как бы да, вся милостыня во имя местного божества.

Я хотел пройти мимо нищих, но девушка удивлённо выглянула из-под шляпы.

Я понял, что тоже должен подать копеечку. Знать бы ещё, где её взять.

Пошарил по карманам. Обнаружил кожаный мешочек на завязках. Раскрыл, увидел монеты. Выделил попрошайкам по одной. Услышал адресованное мне:

– Да благословит тебя Всеблагая.

Исполнился этого самого благословения и посмотрел на девушку.

Она снова спряталась за шляпой, развернулась и пошла по улице.

Я отправился за ней.

Через несколько шагов мы влились в человеческое море, и мне пришлось усилить внимание, чтобы не потерять из виду мою провожатую. Я понимал, что без неё совсем потеряюсь. К тому же мне нужны ответы, а они у неё есть!

Через несколько поворотов мы зашли в небольшое кафе.

Девушка выбрала столик в углу и направилась к нему.

Расположившись за столиком, она кивнула на свободный стул напротив себя.

Я сел.

– С тебя ужин! – бросила она устало.

Я немного удивился – сэнсэй остался прикрывать, а она первым делом в кафе. С другой стороны, откуда я знаю местные порядки? Может тут это нормально?

Я достал мешочек с монетами и протянул ей.

– Ты что, дурак? – прошипела она. – Хочешь, чтоб меня обвинили в краже денег у наследника старейшины?

Я убрал мешочек в карман, сел. И приказал:

– Рассказывай!

– Ты правда ничего не помнишь? – в её голосе появились жалобные нотки.

– Не помню, – подтвердил я.

Она вздохнула.

Подошёл официант и молча остановился возле нашего столика.

– Рамен, – бросила девушка, и, глянув на меня, поправила: – Два рамена и два зелёных чая. А ещё две рисовых булочки.

Официант вопросительно посмотрел на меня. Я кивнул, подтверждая заказ. Он всё записал и ушёл.

В кафе было не так чтобы сильно многолюдно, но посетители присутствовали.

На нас внимания никто не обращал. И это хорошо.

– Рассказывай! – сказал я уже мягче.

– Ты сын старейшины этого города… – начала она.

Я это уже понял, но всё равно подбадривающе кивнул:

– Продолжай!

– Отец тебя не очень любит… – как бы извиняясь добавила она.

Я снова кивнул:

– Принял к сведению. Дальше!

– На наш город время от времени нападают желтоглазые демоны.

Я насторожился. Тварь, которая налетела на меня в момент удара нашей вертушки о невидимую стену, была желтоглазой.

Перед глазами всплыла картина крушения вертолёта – то, что это было крушение, я уже не сомневался.

– В последнее время нападения демонов усилились, – голос девушки снизился до шёпота: – Совсем, как написано в пророчестве.

– Что за пророчество? – спросил я.

– Тс! – девушка начала испуганно оглядываться – не услышал ли кто. – Об этом нельзя говорить вслух!

На нас по-прежнему не обращали внимания. Почти… У самой двери за столиком сидел тип. Тоже в соломенной шляпе. Пил чай. Вроде ничего такого, но мой натренированный глаз выхватил несоответствие – за показной расслабленностью угадывалась настороженность и готовность действовать.

И тут официант принёс наш заказ.

– Ешь, – сказал я. – Расскажешь потом. И… Как тебя зовут?

– Ёсико, – ответила девушка.

– А меня?

– Кизаму. – И добавила: – Значит, ты действительно ничего не помнишь…

– Я же сказал, Ёсико, – пожал я плечами. – Зачем мне врать?

– А ты изменился… – прошептала девушка.

– Ты даже не представляешь как, – усмехнулся я.

Сорокалетний мужик, боевой майор, спецназовец, мастер своего дела и вдруг тело какого-то подростка. И вместо моего мира какая-то хрень с демонами. Что это, посмертие какое-то? Или я ранен и наш доктор вколол мне свой коктейль?

Но в любом случае, я чувствовал себя живым, а это уже что-то.

Я должен разобраться, что происходит, а потом вернуться домой – рожи штабных крыс пока не начищены и я обещал дочке покатать её на пони, а свои обещания я держу. Так что, пока собираем информацию, потом составим план действий и…

Чёрт, не нравится мне этот тип в соломенной шляпе! Ох, не нравится! Похоже, у него в складках одежды припрятан нож. Или даже кинжал, судя по размерам.

Интересно, как в этом мире с оружием?

Я взял палочки, разломил их и широко улыбнулся Ёсико:

– Ты ешь!

А про себя добавил: «Пока есть возможность!»

И не откладывая дело в долгий ящик, тоже приступил к еде. Потому что, действительно, кто его знает, что случится через пять минут?

_________________________________

Дорогие читатели!

Если книга вам нравится, ставьте лайки, пишите комменты. Это стимулирует автора писать больше.

Читайте, и да пребудет с вами удовольствие!

Глава 2

Лапша оказалась вкусной! И близко не похожей на те бич-пакеты, которыми мне, бывало, приходилось питаться.

Я ловко орудовал палочками, делая вид, что полностью увлечён едой, но типа в шляпе из виду не выпускал. Людей, способных доставить неприятности я всегда считывал на раз. Поэтому и справлялся с заданиями, которые другим были не по силам. Не зря же начальство, когда жареный петух в жопу клюнул, пришло именно ко мне.

Ёсико с аппетитом уплетала лапшу, видно было, что проголодалась. Она не смотрела по сторонам и на типа в шляпе внимания не обращала. А зря! Он уже не скрываясь пялился на нас. Не просто пялился, он поднялся и направился прямиком к нам.

Зацепил на ходу стул за соседним столиком и подсел к нам.

И только тогда Ёсико увидела его. И сразу же побледнела.

Когда тип только поднялся, лапши в моей миске оставалось ещё больше половины.

Я взял миску в руки – как бы для удобства. На самом деле в руках умелого бойца хоть что может стать оружием.

Подобрался для броска и тут взгляд упал на мои руки.

Лядь! Я же дрищ! Это в руках умелого бойца любой предмет становится оружием, а что я смогу в этом теле?!

Так, стоп! А чего это я подскочил? Я же про этот мир ничего не знаю! Как любил повторять прапор Семёнов: «Не надо торопидзе!». А ещё он говорил, что спешка нужна в двух случаях: при ловле блох и при поносе. Ни того, ни другого у меня, слава тутошней Всеблагой, не было! А потому, не посмотреть ли мне сначала, как будут развиваться события?

Пораскинув таким образом мозгами, я захватил палочками очередную порцию лапши и сунул её в рот. Ну а что? Будем посмотреть. А пока не пропадать же этому божественному рамену?

– Ёсико, – тип гнусно улыбнулся. – Сижу и думаю, ты ли это? Никак не ожидал увидеть тебя в таком месте.

– Что ты тут делаешь? – краснея спросила девушка.

Ей явно было неуютно.

Тип нагло рассматривая её прелести, улыбнулся ещё шире:

– То же, что и ты – зашёл поужинать!

– Ты, и в это кафе? – удивилась Ёсико.

– Ты, и в этом кафе? – вернул ей вопрос тип, явно наслаждаясь её смущением.

На меня мужик не смотрел, словно я пустое место.

Ошибка с его стороны.

А может, и не ошибка. Может, он не берёт меня в расчёт, потому что не знает, что Кизаму – уже не тот Кизаму. Хотя, судя по тому, как я задыхался от быстрой ходьбы, не такой уж и не тот. Чёрт!

Мне, конечно, пофиг их сексуальные игры, но я ещё не получил ответы на свои вопросы. Поэтому быстренько допив бульон от рамена, я поставил миску так, чтобы при необходимости её легко можно было смахнуть в морду этому ублюдку, и спросил:

– Уважаемый, а не пора ли вам пора? Мы вообще-то тут едим!

Мужик удивлённо посмотрел на меня, как будто только что заметил:

– О! Малыш Кизаму? Простите, ваша светлость, не заметил!

И тип изобразил издевательский поклон.

Я не спеша взял чашку с чаем.

– Эх, жаль, подостыл… – посетовал я вслух.

– Что? – не понял мужик.

– А вот что! – и я выплеснул чай ему в рожу.

Мужик взревел белугой и вскочил.

Но Ёсико двигалась быстрее. Я моргнуть не успел, как она уже стояла между нами, широко раскинув руки.

– Ты что, Шого, совсем обалдел! Не видишь, чей это сын?! – закричала она.

– Я-то вижу! – с угрозой произнёс ублюдок. – Я всё вижу!

Его угроза предназначалась не мне. Меня он по-прежнему ни во что не ставил.

– Заткнись и убирайся! – рявкнул я, стараясь, чтобы мой ломающийся голос прозвучал внушительно.

Хрена вам! В самый не подходящий момент я дал петуха. Вышло не очень.

– А то что? – теперь этот самый Шого угрожал уже мне.

Блин, если драться с ним сейчас, то я однозначно проиграю. Но кто сказал, что поединок решают кулаки? А в бою прав тот, кто победил. И не важно, какими средствами.

Вот только средств у меня сейчас было – не разбежишься.

Шого заржал:

– Что, и ответить нечего? – Сел и, подняв руку, позвал официанта: – Дружок, принеси мне тоже рамена.

– Нет! – остановил я подскочившего официанта. – Он уже уходит!

И уставился в глаза ублюдку.

Я готов был не просто убить его, а сожрать. И мне плевать, что физических сил у меня хрен да маленько. Я боевой офицер! И не позволю так со мной разговаривать! Я таких ублюдков ем на завтрак!

И вдруг Шого дрогнул. Он как-то сник. Поднялся, и не разгибая спины, отодвинул стул на место. А потом, пятясь и извиняясь, выскочил из кафе.

– Чего это он? – я удивлённо посмотрел на Ёсико.

Она тоже вылупилась на меня, даже рот приоткрыла.

Я тяжело вздохнул и сказал ей:

– Садись, ешь! Лапша остынет.

Ёсико послушно села за стол и взяла палочки. Но не притронулась к еде, а всё продолжала на меня пялится.

– Да что с тобой? – не выдержал я.

– Т-твои г-глаза… – заикаясь произнесла она.

– А что с ними не так? – растерялся я и понял: я вообще-то даже не знаю, как выгляжу в этом мире. Раз изменились руки и тело, то скорее всего и моя майорская рожа больше не моя.

Но ясен пень не это удивило Ёсико – она не знала, как я выглядел до. Она вообще про «до» ничего не знала.

– Так что там с моими глазами? – повторил я вопрос.

– Они на миг пожелтели, – прошептала девушка.

– Чёрт! Неужели желтуху подхватил? – забеспокоился я, прислушиваясь к своим ощущениям и не находя симптомов какой-либо болезни. – У тебя зеркало есть?

Ёсико помотала головой. Она готова была расплакаться.

– Стоп! – приказал я. – Немедленно прекратить истерику! Быстро ешь!

Ёсико кивнула и захватила палочками лапшу.

Она ела, уткнувшись в миску, и что-то мне подсказывало: вкуса она сейчас не чувствовала.

Я дождался, пока её миска опустеет и взял рисовую булочку.

– Любезный, – попросил я официанта. – Принесите, пожалуйста ещё чаю, а то мой… разлился.

Официант поклонился и через минуту передо мной стояла новая чашка с горячим ароматным напитком.

– Ты мне не дорассказала, – напомнил я девушке о нашем разговоре, так нагло прерванном Шого.

– В последнее время демоны начали нападать чаще, – продолжила рассказ Ёсико. – Ваш отец, господин наследник, мобилизовал всех способных держать оружие для защиты от демонов. – голос Ёсико был безэмоциональный. Она просто рассказывала, подчинялась моему приказу.

Я отметил про себя, что она перешла на «вы», но решил пока не заморачиваться этим.

– Мой учитель… сэнсэй… говорил вашему отцу, что это не выход, что когда-нибудь у наших воинов не останется сил для защиты, но господин старейшина категорически против того, чтобы использовать магию.

– Магию? – вырвалось само.

В этом мире есть магия? Да ну нафиг! Может, это просто чокнутые сектанты? И моему папаше приходится отбиваться на два фронта – от внешнего агрессора и от внутренних идиотов.

С другой стороны, демоны… Хотя, кто сказал, что это именно демоны, а не замаскированные вражеские солдаты? Эдакая психологическая атака с целью деморализовать противника?

Ёсико удивлённо посмотрела на меня и, пробормотав:

– Ах, да, вы же не помните, – продолжила рассказ: – Сэнсэй нашёл в древних книгах пророчество, что невоин призовёт дух воина и положит мир на лопатки. Нужно только совершить обряд, чтобы пророчество начало действовать. Он рассказал об этом господину старейшине. Тот отказал. Сказал, что так мы можем породить силу пострашнее демонов. Но люди гибли, и сэнсэй…

Ёсико всхлипнула, видимо вспомнив недавние события.

– Он был хорошим человеком, – посочувствовал я девушке. И, не давая ей расплакаться, чуть-чуть надавил: – Продолжай!

Ёсико судорожно вздохнула и продолжила рассказ:

– Когда старейшина отказал, сэнсэй пришёл к вам, господин наследник. Предложил вам пройти обряд и призвать дух воина, стать защитником города. Вы… – она запнулась. – Вы больше всего подходили на эту роль. – и чуть слышно добавила: – Вы совсем не воин… И вы согласились.

Вот ведь козёл! – восхитился я сэнсэем. Батя запретил, так он подкатил к сыночку. Сыграл на тщеславии! А что, можно сказать, отомстил старейшине.

– Мы почти закончили обряд, – чуть слышно добавила Ёсико. – Но демоны…

Она замолчала. Но мне и не нужно было продолжения. Картинка дорисовалась сама: что-то пошло не так, и моя душа притянулась в тело мальца. А из-за нападения разобраться что к чему не успели… Ну что ж, придётся разбираться самому.

С другой стороны, кто его знает, что имелось ввиду в этом чёртовом пророчестве под словом «призовёт»? Может, как раз и подразумевалось переселение душ?

Верил ли сэнсэй, оставаясь прикрывать наш отход, что, жертвуя собой, спасает мир, или боялся, что папаше не понравится, когда он узнает, во что втянули его сыночка, я не знал. И спросить уже было не у кого.

Одно понятно: вряд ли я сейчас проснусь в вертушке на подлёте к аэродрому или отойду от наркоза в госпитале. Скорее всего вертолёт действительно разбился.

Эх, Санёк, видимо, я так и не смогу отомстить за тебя. Прости меня за это. И вы, ребята, простите! Не смог я доставить вас домой живыми.

Но не время было предаваться страданиям. Я по-прежнему ничего не знал про этот мир. А вот отношение Шого к сыну старейшины меня несколько напрягло.

– Кто такой этот Шого? – спросил я Ёсико.

– Начальник личной гвардии вашего отца, – ответила она.

Я мысленно присвистнул. Этот человек точно знал, кто перед ним. И… не просто проявил отсутствие элементарного уважения, а продемонстрировал явное пренебрежение.

Выходит, когда Ёсико сказала, что отец не любит меня, то есть, сына… она сильно смягчила ситуацию.

Но ничего! Мы это исправим!

– Ёсико, у меня ещё два вопроса, – вернулся я к допросу. – Шого удивился, что ты тут. И ты удивилась, что он тут. Чем это кафе особенное?

Ёсико смутилась и чуть слышно ответила:

– Это очень дорогое кафе. Я бы никогда сама…

Так, ясно! Женщины, женщины, имя вам коварство! Увидела глупого пацана при деньгах, распустившего слюни на её прелести, и решила поесть нахаляву. Во всех мирах одно и то же! Красотки крутят пацанами как хотят, пока те не заматереют и не начнут крутить красоток в разных позах.

Я перевёл взгляд на миску из-под лапши. Если в дорогом кафе подают рамен, то чем кормят в других, классом поменьше?

Ладно, выясним.

На Ёсико было жалко смотреть. После своего признания она сидела, как побитая собака. И я смягчил голос:

– И второй вопрос, точнее просьба… – я заговорщицки наклонился к девушке.

Она покраснела и потупила глазки. Поплыла вся.

Не знаю уж, чего она там себе навоображала, но продолжил я фразу явно не так, как она ждала:

– …Покажешь мне, где я живу?

– Да, конечно! – быстро закивала она, возможно даже чтобы просто скрыть смущение.

Я рассчитался за еду, и мы вышли из кафе.

Шли мы, не спеша, и Ёсико больше не пряталась за шляпой.

– Больше не нужно спешить и скрываться? – шёпотом спросил я у неё.

Она покачала головой:

– Нет. Ищейки вашего отца теперь не узнают…

Ёсико не стала озвучивать, чего они не узнают, а я не стал спрашивать. Я просто предложил ей взять меня под руку.

Она засмущалась, но взяла.

Я усмехнулся: кто девушку угощает, тот её и танцует.

Прошли мы так совсем недолго. Я только собрался рассказать какой-то слегка похабный анекдот, как сзади раздалось:

– А ты наглец!

Ёсико даже подпрыгнула.

Я обернулся. Передо мной стоял подросток. Может, чуть повыше ростом, чем я, и чуть пошире в плечах. Но пацан. И сзади него ещё двое – свита. Классика жанра.

– Чего тебе? – спросил я. – Показать, где библиотека?

Я понятия не имел, где библиотека. Но и этой троице скорее всего туда было не нужно.

– Я тебе говорил не ходить тут? – пацан сразу перешёл к угрозам.

– Не помню такого, – чистосердечно признался я.

– Придётся тебе память почистить! – рявкнул он.

– Ну, попробуй! – я шагнул ему навстречу.

Пусть физических сил у меня сейчас и маловато, но как вести себя в драках, я точно знаю побольше, чем он.

Свита тут же повисла на плечах своего предводителя:

– Пойдём, Дэйки, он сегодня какой-то совсем больной. Завтра в школе побьём.

Парень великодушно позволил себя увести.

– И что это было? – спросил я вслух, провожая троицу взглядом.

– Похоже, ты только что чудом избежал избиения, – ответила на риторический вопрос Ёсико.

– Насчёт чуда не уверен, – поправил её я. – Но да, избежал. Пойдём?

И мы продолжили путь по широкой улице. По обе стороны которой вплотную стояли двухэтажные, а местами трёхэтажные домики. На первых этажах размещались магазинчики, парикмахерские, булочные, кафе, различные мастерские, лавки лекарей и травников – последних было очень мало. На вторых и третьих этажах жили. На окнах виднелись кружевные занавески и цветочки в горшках. Третьи этажи, видимо, были у наиболее зажиточных.

Я купил в кондитерской, мимо которой мы проходили, сладкие рисовые шарики на палочке и протянул Ёсико. Она с удовольствием сунула один в рот.

Приятно было смотреть, как девушка ест сладости. Она улыбалась, её глаза блестели.

Правда я всё чаще смотрел не в глаза, а чуть пониже, прикидывал, как бы мне проверить, нет ли там силикона. Хотя, какой силикон? В этом мире его не изобрели. Так что, всё должно быть мягким и натуральным.

Ну да, меня дома ждали жена и дочка. И я б с удовольствием к ним сейчас поехал. Но как?

Настроение испортилось. Мне больше не хотелось любоваться прелестями Ёсико.

Чтобы как-то отвлечься, я спросил:

– Ёсико, а чему тебя учил сэнсэй?

Девушка сразу же погрустнела. Вообще настроение у неё менялось моментально, как по мановению волшебной палочки – вот только звонко смеялась, а уже слёзы на ресницах дрожат. Но мне было не до того, чтобы успокаивать плачущих девиц. Мне нужно было переключиться на что-нибудь, чтобы не пойти тут всё крушить от бессилия.

– Сэнсэй служил Всеблагой, – негромко сказала девушка. – И я помогала ему.

Ага, – мысленно откорректировал я. – Не сектанты, а религиозные фанаты.

– Когда Всеблагая сорок лет назад явила нашему миру своё благословение, – продолжила рассказ Ёсико. – Сэнсэй был совсем юным. Он только окончил школу и отправился в город, чтобы поступить подмастерьем в лавку травника или в ученики к лекарю. У него был дар излечивать душевные недуги. Шёл он не спеша. И когда наступила ночь, решил скоротать её у костра в лесу. Несколько грибов, поджаренных на костре, коренья и ягоды стали его нехитрым ужином. Только он прилёг, любуясь звёздным небом…

Ёсико рассказывала, как будто читала книгу. Выучила её наизусть и теперь повторяла слово в слово.

Я не перебивал. Пусть рассказывает. И ей будет легче справиться с потерей, и я отвлекусь. Плюс, что-то узнаю об этом мире.

– …И только он задремал, – продолжала она. – Как явилась ему Всеблагая. «Макото, – сказала она. – Возведи храм в городе и служи мне, стань моим паладином».

149 ₽
Возрастное ограничение:
16+
Дата выхода на Литрес:
06 ноября 2023
Дата написания:
2023
Объем:
250 стр. 1 иллюстрация
Правообладатель:
Автор
Формат скачивания:
epub, fb2, fb3, ios.epub, mobi, pdf, txt, zip

С этой книгой читают