Читать книгу: «Академия магии Трех Королевств», страница 3

Шрифт:

Толком поговорить мы не успели. Но я узнала, что ту самую девушку отпустили, Крейк видел ее впервые и просто защитил от обидчиков. Не смог пройти мимо. Как мой брат похож на меня! Но я бы их приложила силой молний без использования дара элари, а что мог сделать Крейк, с его целительством? Правда, на краю сознания проскользнула мысль, что девушка появилась там не просто так…

Еще узнала о том, что Крейка приставили к какому-то дворцовому целителю, мрачному неразговорчивому типу, но брат не жаловался, а его наставник, похоже, был доволен успехами юного элари. У Крейка тоже обучение? Надо же… Почему они позволяют ему спокойно жить во дворце, пусть и под присмотром наставника? Неужели рассчитывают, что элари с даром целительства станет перспективным магом? У Крейка есть все шансы оказаться в полной зависимости от наших пленителей.

Братишка окинул меня непривычно цепким взглядом, нахмурился и положил обе ладони на мой затылок. Сразу полегчало, чугунные молоточки перестали стучать, а голова – кружиться.

– Искорка, они обидели тебя? – с тревогой спросил Крейк. – Откуда это?

Я замотала головой, которая – о счастье! – теперь не болела, и заверила, что просто поскользнулась и упала. Чмокнув брата в щеку, с силой прижала его к себе – самого дорогого человека. За дверью послышались чьи-то торопливые шаги, и Крейк быстро зашептал:

– Мне сказали, что ты исчезнешь на некоторое время, но потом мы будем свободны. Это правда?

Я кивнула. Партия сложится, если Эрвин не обманет, а Ларк выиграет Турнир и станет наследником императора… А его высочество выиграет, или я не Дайна Холфрост!

Глава 4

– Академия магии Трех Королевств, добро пожаловать.

Легкий поклон от служителя в серой униформе с черными вензелями, и за нашими с Ларком спинами закрылся портал. Стационарным я пользовалась впервые и с любопытством осматривала его. Все, как и рассказывали: квадратная каменная арка с белым туманом, слабый запах лаванды, мрачная комната с высоким потолком. Обратного пути нет, без разрешения мне не воспользоваться переходом.

Мы прибыли накануне официального приема в Академию. Король Рэстина настаивал, чтобы его сын обосновался в альма-матер первым и не подвергался случайным нападкам от других адептов у дверей приемной комиссии. А я мрачнела прямо на глазах – Ларк, безусловно, милый и чудесный, но эти качества не позволят ему ни выиграть, ни занять, даже в случае проигрыша, трон Рэстина. Вернее, он его займет по праву рождения, да только королевство стихий загнется с такими качествами правителя. Про Империю я вообще молчу…

Но желание выжить всегда вдохновляет на подвиги. В которые входит, в том числе, активная мозговая деятельность. До прибытия в Академию я уже набросала план действий, и теперь во что бы ни стало желала озвучить его Ларку, пока мы шли по темному коридору за служителем. Нам сухо объявили, что провожать адептов не принято, но из уважения к статусу его высочеству предоставлен эскорт.

– Значит, так, – заговорщицки прошептала я, взяв принца под локоть. – Я все придумала. Если ты, как раненая лимария, будешь верещать в случае нападения других адептов или на практических занятиях: «Дайна, сюда!», наш тандем раскусят очень быстро. В этом случае твое участие в подготовке к Турниру и сам Турнир не засчитают. Так как я изображаю твою близкую подругу, давай сразу договоримся о ключевых словах.

Его высочество непонимающе и, кажется, со страхом, смотрел на меня.

– Ключевых словах? Нападения других адептов?

Я кивнула.

– Именно. Ты мало знаешь об Академии, а я наслышана, сын старосты в прошлом году ее закончил. На каждом факультете есть кучка адептов, которые любят глумиться над другими, невзирая на лица. Причем делают этот настолько искусно, что не подкопаешься, маски надевают, чтобы их узнать было нельзя. И вовремя убегают. Может, нам повезет, и тебя не тронут, все-таки принцев здесь еще не бывало, но даже сыновья герцогов страдают регулярно. Академия принимает всех магов, за которых могут заплатить их родные, и попадаются разные личности. Внутренний кодекс чести гласит о том, что спускать нападение нельзя. Жаловаться можно, но тебе необходимо авторитет заработать, и уж точно не жалобами. Понимаешь?

Ларк икнул.

– Ты шутишь?

Я пожала плечами:

– Не думаю, что Мирон шутил. Шрамы демонстрировал вполне настоящие.

– Что?! Шрамы?!

Если честно, мне тоже было не по себе. Я еще отходила от слов Эрвина, но показывать слабость нельзя, иначе дрожать будем оба – я и принц. И вряд ли выиграем.

Кажется, я всерьез напугала моего светловолосого Лютика, как мысленно окрестила принца. Ладно, зайдем с другой стороны.

– Тоже надеюсь, что он пошутил, но кто предупрежден – тот вооружен! Вряд ли они полезут к принцу, однако я хочу быть уверена в том, что ты не пострадаешь.

Голубые глаза в страхе уставились на меня:

– И какие твои предложения?

И я, загибая пальцы, начала перечислять:

– Если ты громко заявляешь «На вашем месте я бы этого не делал» – я сразу бегу к тебе и оцениваю ситуацию. Может, и без боя обойдемся. Следующей фразой будет «Вы пожалеете об этом!» – и я, если вдруг не успела к первой фразе, уже однозначно стою рядом. «Ну что ж…» – дальше используй любой из своих даров, потому что я вцеплюсь в тебя, и твоя магия станет сильнейшей в Империи.

Тут я задумалась.

– Знаешь, последняя фраза и для вполне мирных практических занятий подойдет.

Глаза его высочества превратились в два огромных обалдевших блюдца. До этого я никогда не видела обалдевшую посуду, но Ларкион умеет удивлять.

– Мы приехали участвовать в войне?

Мыслим в одном направлении, это хорошо! Однако сейчас важно другое. И я расплылась в ехидной улыбке:

– Хочешь стать наследником императора – люби и характер показывать!

Ларкион потер ладонями лицо.

– Не особо-то я и хочу…

– Что?! – вскрикнула я так, что даже служитель обернулся. Поняла, что перестаралась, и понизила голос до шепота: – Ты что, испугался?!

– Нет, просто…

– Только попробуй! – возмутилась я. – Станешь наследником – и можешь отказываться! Но ты им станешь, или я не Дайна…

Но Ларк не дал мне закончить, прищурившись:

– Эрвин поставил тебе серьезное условие, да?

Я запнулась на полуслове. Принц не знает? Впрочем, неудивительно. Либо его пожалели, не сказав жестокую правду, либо просто не сочли нужным. И тот, и другой вариант мне не нравился.

Поэтому я даже не подумала лукавить:

– Да. И знаешь, думаю, что ты тоже заложник обстоятельств. Его величество не простит тебе проигрыша.

Я шла ва-банк, понятия не имея об отношениях короля Рэстина и его старшего сына. Но, кажется, попала в точку. Принц вздрогнул:

– Ты права…

– Ну вот, – воодушевилась я. – Так что давай поможем друг другу. Ты выиграешь имперский трон, а я свою жизнь и жизнь брата.

– Даже так?

Ларкион остановился, не обращая внимания на удаляющегося служителя, и засунул руки в карманы, пристально изучая мое лицо. Я кивнула. Наверное, не стоило вываливать на него все и сразу, но принцу, похоже, многое не договаривали. Я не хотела быть к этому причастной и начинать отношения с обмана. И пусть Ларк не думает, что мне посулили что-то не слишком важное! Вроде платьев и драгоценностей.

– Твои кольца ограничивают разрушительную магию элари, – подумав, произнес он. – Зачем вас убивать?

Я покачала головой:

– Но законы Империи они не отменяют.

Наследник Рэстина поджал губы и решительно произнес:

– Я уже сказал тебе, что в случае твоего отказа вы с братом не пострадаете.

Сказал… а толку-то? Я не смогла сдержать грустной улыбки:

– Ларк, давай начистоту, ты сам-то веришь в это? Даже если формально нас пощадят, то потом все равно убьют… – Я вздохнула и отвела взгляд. – Мы же элари.

Принц дернулся, как от удара, и испытующе взглянул на меня:

– Почему же ты думаешь, что вас не убьют после моего выигрыша?

– Потому что мы заключили договор на крови, – со вздохом призналась я.

Это была правда. Хотя и не очень понимаю, зачем это потребовалось тайному советнику Первого Королевства. Вернее, не столько ему, сколько королю Рэстина. Но отчасти понять могла – опасно оставлять наследника наедине с элари, даже если сила ограничена экспериментальными кольцами. А у меня, как у недочеловека и недомага, может разум помутиться. Мы же не в себе, как все вокруг считают. Вдруг я от колец как-то избавлюсь и придушу несчастного Ларкиона под покровом ночи. Кровный договор являлся гарантом безопасности принца, ведь, как известно, без истинного желания соглашение заключить нельзя.

Лэр Эрвин явно не был счастлив, подсовывая мне договор, который я очень внимательно прочитала. Там говорилось о том, что я никогда и ни за что не причиню вред его высочеству. Любая попытка напасть на наследника Рэстина станет последним, что случится в моей жизни. Те же самые кольца меня и убьют. Обязуюсь помогать Ларкиону, не щадя живота своего, чтобы сделать его магию абсолютной. Взамен обещали, после завершения Турнира и выигрыша, сохранить жизнь мне и брату, а также оставить меня в Академии. И когда придет время, если потребуется, обеспечить обучение и Крейку. В законе Империи был пункт о том, что за выдающиеся заслуги любому элари можно сохранить жизнь, им-то и воспользовались мои тюремщики.

Интересно, если Ларкион выиграет, это же будет, по сути, обманом императора. Но ушлый тайный советник и это обошел в следующем пункте – мои «услуги» назвали «помощью старшему принцу Рэстина в обретении им родовой магии». О как! Звучит! Надеюсь, и силу имеет такую же… Впрочем, договор же кровный, так что да, имеет. В любом случае, истинную суть помощи афишировать никто не станет.

Расторжение договора возможно только со стороны короля, тогда мы с Крейком получали все, что сулил нам договор. Безо всяких действий с моей стороны. Но на такое, как меня заблаговременно предупредил Эрвин, его величество никогда не пойдет. И я это прекрасно понимала.

Ставки были очень серьезными, так что Ларкион выиграет – и точка!

На подписание договора пришел сам Рандар, король Рэстина. Высокий, очень статный мужчина с густыми светлыми волосами, точь-в-точь такими же, как у Ларкиона, в расшитой золотом тунике. Его величество поджал губы, увидев меня, но не сказал ни слова. Быстро полоснул тыльную сторону ладони черным ритуальным кинжалом и капнул кровью под договором. И так же быстро вышел из комнаты, я даже не успела испугаться как следует. Я сделала то же самое – кожу обожгло, но я стиснула зубы, только поморщилась. Едва моя кровь попала на пергамент, он засветился красным, признавая и договор, и сделку.

Тайный советник быстро свернул бумагу в свиток и замотал алой лентой. Второго экземпляра не существовало, но это не имело никакого значения. Договор на крови будет действовать в любом случае, даже если умрет один из подписантов.

– Ты будешь жить, элари, – напомнил тайный советник, – если выполнишь все условия. В твоих интересах стараться, надеюсь, ты это понимаешь.

– Не беспокойтесь, лэр Эрвин, я умею читать, – не выдержала я.

– Надеюсь, и на память тоже не жалуешься, – парировал он. – Да, и еще. Обноски, оставленные в таверне у лэры Адис, совсем не годятся для твоей новой должности – фаворитки его высочества, – ядовито добавил он. – Тебе подобрали гардероб, изволь соответствовать.

Куколку одевают? Я расплылась в ехидной улыбке:

– Неужели вы сами его выбирали?

– Такой чести ты не заслужила, – усмехнулся он. Странно, что не прибил за дерзость. Ах да, у меня же теперь есть договор. Не прибьет. Тем лучше.

– Жаль, – неискренне протянула я. – У вас же все получается идеально, правда, господин тайный советник?

Эрвин даже не вздрогнул, хотя уверена, что удивила его. Зато ухмылка сероглазого была поистине издевательской.

– Да и ты времени зря не теряешь, не так ли? Попробуй использовать это умение во благо, тебе выпал отличный шанс.

– Премного благодарна, – расшаркалась я. – Раньше была элари вне закона, а теперь фаворитка его высочества, новый гардероб имеется, чего еще может желать такая, как я? Правда, лэр Эрвин?

Тайный советник почему-то не ответил. Просто смотрел на меня, не отрываясь, и молчал. Я тоже не знала, что сказать, ждала ответа, но так и не дождалась.

В комнату заглянул один из стражей:

– Лэру Дайну ждет его высочество.

Эрвин кивнул и прошел мимо меня, едва не задев плечом. Вот и поговорили…

Само собой, рассказывать Ларку подробности я не собиралась, да и зачем? Мне хватило ошарашенного взгляда огромных голубых глаз, когда сказала о договоре на крови. Похоже, наследник Рэстина наконец-то понял, что Академия – это не увеселительная прогулка, и за пресловутый договор спросят и с него в том числе. У нас теперь есть одно дело на двоих, и я уверена, что мы выиграем! Иначе и быть не может, правда?

Глава 5

Мы догнали служителя, поднялись на третий этаж и добрались, наконец, до отведенных нам комнат. Правда, те роскошные покои, которые достались Ларкиону, сложно было назвать «комнатой». Они состояли из двух помещений – вычурно обставленной спальни, обитой серебристым шелком, с балдахином над широкой кроватью, и огромной гостиной с диванами, креслами и камином. Благородный темно-синий цвет обивки радовал глаз, а на пушистом ковре так и хотелось посидеть, скинув эти чертовы туфли на высоком каблуке.

Преображение бедной меня началось в королевском дворце Рэстина. С помощью служанки новую игрушку принца нарядили в красивое изумрудное платье со шнуровкой на спине. Фаворитка должна соответствовать, чтобы не посрамить честь принца Рэстина. Интересно, а в следующий раз мои наряды кто шнуровать будет, Ларк? Базовыми бытовыми заклинаниями я не владею… Очень надеюсь, что в моем гардеробе есть одежда попроще, а мантия скроет этот феерический ужас. Мода Рэстина начала распространяться на всю Империю, но Мэррит пока держался, предпочитая более лаконичные варианты одежды. В этих слоях юбки запутаться можно!

Я все же не выдержала и оступилась, ойкнув и едва не потеряв туфлю. Ларк понимающе хмыкнул:

– Да сними их уже, страдалица. Под платьем все равно не видно.

– А можно я его тоже сниму? – радостно спросила я. – Ой…

Ларк не выдержал и тихо рассмеялся:

– Как тебе будет угодно, дорогая! – И тут же наклонился ко мне и шепнул: – Вошла в роль, да?

– Эм…

Служитель посмотрел на нас недовольно и, поджав губы, заметил:

– Соседняя комната принадлежит лэре Дайне. Вот так, – он указал рукой на скрытую за тяжелой портьерой небольшую дверь, – можно попасть в нее, не выходя в коридор.

Ну вот, началось. На меня уже смотрят, как на падшую женщину, которая приехала вместе с принцем составлять ему компанию. И это служитель, который, так или иначе, вынужден держать лицо. Что же меня дальше-то ждет?

Настроение резко испортилось. Конечно, я помню, что это условие моего выживания, но Ларк, бросив на меня взгляд, сразу все понял.

– Дальше мы сами разберемся, можете идти.

Служитель поклонился и покинул комнату, не забыв напоследок одарить меня таким взглядом… Принц повернулся ко мне и тихо спросил:

– Расстроилась?

Я кивнула.

– Представляешь, что будут обо мне говорить? Я все понимаю, элари в моем положении не может рассчитывать на что-то большее, но…

– Может, – твердо ответил Ларк, а я удивленно подняла глаза. – И пусть только кто-нибудь посмеет тебя обидеть.

Весьма неожиданное заявление, учитывая характер принца. Его высочество понял мое замешательство и искренне улыбнулся:

– Знаешь, мне еще ни с кем не было так легко, как с тобой.

Тепло разлилось по сердцу, а счастье расправило крылышки разноцветной бабочкой. Мне показалось, что характер Ларка не подходит правителю Империи, но вдруг я ошибаюсь? Как минимум один подданный в моем лице уже доволен его решением. И я невольно улыбнулась в ответ:

– А если ты себе здесь девушку найдешь? Что ей скажешь?

– Что ты не ревнивая, – со смехом заявил наследник Первого Королевства.

– Ах, так! – Я, наконец, сбросила туфли, схватила подушку с дивана и швырнула ее в Ларка. Он не успел увернуться, и снаряд угодил прямо в голову. – Моя месть будет страшна!

– Боюсь-боюсь, – захохотал Ларк, подныривая под мою руку и заключая меня в объятья, от чего стало еще приятнее. – Пойдем, ревнивица, посмотрим твою комнату.

С ним было радостно. Весело и приятно. Пусть он не тянул на роль короля, и тем более императора, но ведь только пока. Да и я чувствовала себя хорошо, как никогда. Радужное настроение заставляло растягивать губы в улыбке, и я была уверена, что у нас все получится.

Мои апартаменты оказались намного скромнее, нежели покои принца. Всего лишь узкая кровать со скромным темно-серым пологом из грубой ткани, потертый паркет на полу, шкаф, небольшой стол для занятий и два стула. Зато балкон у нас с принцем был общий.

Ларкион весело подмигнул:

– Если я запру смежную дверь, ты всегда сможешь вломиться ко мне через балкон.

Я усмехнулась:

– Как и ты, если будешь сбегать от очередной любовницы.

Он с улыбкой покачал головой:

– Я не такой.

– Значит, выход на балкон можно закрыть, я поняла.

Он не успел ответить – вдали раздался стук, и мы дружно, не сговариваясь, поспешили к входной двери в покоях его высочества. Я сама себе удивилась, насколько легко у меня получилось стать для принца-иголочки элари-ниточкой. Даже на шаг не хочу отходить!

– Вы что-то хотели? – вежливо спросил Ларк, узрев на пороге очередного служителя.

– Ваши учебники, тетради, расписание на первый семестр и план Академии, ваше высочество. – Мужчина в летах протянул внушительную стопку принцу, заметил меня и, нахмурившись, протянул вторую, которую держал под мышкой. – А это ваше, лэра Фэммит. Как хорошо, что я встретил вас здесь.

Он выделил последнее слово, и осуждение в его голосе скрыть не удалось. Или не было осуждения, а мне просто показалось? Несмотря на расположение и отношение принца Ларкиона, в чужих репликах слышались ехидный подтекст и издевка. Смириться с некоторыми трудностями оказалось не так просто, как я думала.

Нет, не показалось. Вернее, не только мне.

Голос принца стал ледяным.

– Надеюсь, вы усвоите с первого раза, что лэра Дайна Фэммит – моя подруга детства, и будете относиться к ней соответственно. Советую передать это всем остальным, чтобы больше не возникало недопонимания. Вам все понятно?

Служитель, обалдев от такого прямолинейного напора, неистово закивал, а я закатила глаза. Вот теперь точно конец… Его величество вообще не воспитывал сына? Как можно прожить столько лет во дворце, ничего не понимая в интригах и не зная, как взаимодействовать с людьми?! Теперь наши отношения точно станут притчей во языцех для всей Академии. Хотя… разве я могла надеяться на иное? А тут меня хотя бы защитили, теперь окружающие не будут тыкать в лицо. Уже плюс.

Кажется, я сама запуталась.

– Конечно, ваше высочество, – спешно поклонился служитель. – Приятного дня, ваше высочество, лэра Дайна. Ужин подадут в ваши покои через час. Столовая начнет работать только завтра.

– Вы свободны, – небрежно ответил Ларк, а я вздохнула. Тяжко мне будет…

Дожидаться сочувствующих реплик от Ларка я не стала, да и нужны ли они? В который раз напомнила себе – повезло, очень повезло, что мы с Крейком живы, а я даже исполнила свою мечту и поступила в Академию. Но в глубине души шевелилась непонятная тоска. Наверное, все произошло слишком быстро. Этого и буду придерживаться.

– И для меня слишком быстро, – вздохнул Ларк, поймав меня в объятья и увлекая на ковер перед камином. В ответ на мой удивленный взгляд лукаво заметил: – Ты бормотала, а я услышал. Понимаю, такое потрясение… Но ты не одна. Будешь вино? – спросил он без перехода.

Я икнула. Знаю за собой такой грешок – в минуты сильного волнения начинаю думать вслух. Как хорошо, что не сказала ничего лишнего. Впрочем, скрывать от Ларка было абсолютно нечего, и я махнула рукой.

– Давай. Только проведем время с пользой – изучим план Академии. Понятия не имею, где здесь столовая. Вряд ли они так расщедрятся, что будут кормить нас в твоих покоях каждый день. А утром я хочу завтрак!

Я не могла наесться с тех пор, как вышла из темницы. Надо ограничивать себя. Но не сейчас…

Ларкион согласно кивнул, быстро выудил из углового шкафа бутылку вина, подозреваю, стоимостью в половину нашего дома в Мэррите, разлил темно-красную жидкость по бокалам и торжественно произнес:

– За лэру Дайну, которая приведет наследника Рэстина к положенному ему величию.

Я тут же включилась в игру:

– За его высочество принца Ларкиона, который сам бы туда допрыгал, если бы постарался.

Вино было очень вкусным, намного лучше того, что приносил отец из таверны на праздники. Принц опустошил бокал и хмыкнул:

– Увы, моя дорогая, в данном случае принца можно считать калекой без рук.

– Ничего, отрастим, какие проблемы! – уверенно заявила я.

Воодушевилась, почувствовав такую легкость, как никогда до этого. Еще недавно едва ли не каждую минуту думала о том, что я элари, опасалась за свою жизнь, за жизнь брата и родителей, но не сейчас. Сейчас – впервые в жизни – мне было просто хорошо! Очень хорошо!

– Да у тебя миллион талантов, лэра Дайна!

– Не жалуюсь!

Первая бутылка ушла очень быстро, а на второй я все же спохватилась и больше пить не стала. В голове шумело, но сознание оставалось ясным. Доставленный в покои принца сытный ужин окончательно выветрил алкоголь.

Покончив с едой, я снова перебралась на ковер.

– Иди сюда, не будем отвлекаться, – наставительно сказала я, и Ларк со вздохом присоединился ко мне, склонившись над четырьмя листами с планами всех этажей Академии.

Чертеж, относящийся к четвертому этажу, оказался лаконичным – покои преподавателей и кабинет ректора. Там не было ничего интересного, поэтому мы сразу перешли в третьему. В левом крыле располагались комнаты адептов с высоким титулом – покои принца Рэстина, принцессы Мэррита (чуть дальше по коридору, с другой стороны лестницы), некоторых герцогов и графов. В правом крыле расположились остальные адепты. Второй этаж был сплошь занят хозяйственными помещениями, а первый – аудиториями.

– Надо же, Академия меньше королевского дворца Рэстина, – почесал макушку Ларк.

– А что ты хотел? Она создана не так давно, и поступают сюда в основном маги второй и третьей ступени. Обладатели первой редко учатся, сразу идут в мелкие чиновники и ремесленники и не думают развивать свою магию. Да и денег у них нет, чтобы за обучение заплатить.

– Я знаю, – помрачнел принц и уставился на меня. – А у твоей магии молний какая ступень, как думаешь?

Я пожала плечами.

– Первая, вторая, третья. Не знаю. Ну ладно, с кольцами вторая, они стабилизируют. Я же элари, у нас сложно выявить уровень магии, даже сопутствующей. И потом, силу дара определяет способность всегда его использовать на нужном уровне. А про себя я не знаю, что сказать. Иногда могу ударить противника третьим королевским уровнем, а иногда – растеряться, как младенец, и не выдать даже первого. Зато сила элари всегда со мной, и… – Я запнулась. Кажется, слишком много болтаю.

Ларкион понимающе кивнул.

– Четвертый, да? Я знаю, что элари, способные выжигать дар, применяют именно четвертый уровень. По силе наивысший, императорский.

Я помотала головой:

– В минуты душевного волнения каждый элари может его использовать, не только я. Наш дар от родовитости не зависит, как у вас, и не ослабевает через несколько поколений, если не восполняется свежей кровью с соответствующей магией. Достаточно и одного элари в роду.

Принц сгреб подушку с дивана и улегся, опершись на нее локтем.

– Завидую, правда. В нашей семье уже давно одни маги стихий, никаких других даров, а я бы лучше артефактикой занялся…

У меня глаза на лоб полезли:

– Надеюсь, ты отцу это не говорил?!

Ларк вздохнул:

– Имел неосторожность…

Я невольно закатила глаза, а принц начал оправдываться:

– Сама посуди, родовая магия стихий мне почти не дается, а на результаты трудов моего камердинера я смотрел с восторгом. Он такие чудесные игрушки делал для меня… Первый уровень, его отец – разорившийся дворянин вашего Мэррита, а Пирас… Он общался со мной больше, чем отец.

Ларкион снова наполнил бокалы.

– Знаешь, его маленькие драконы, извергавшие подобие пламени, были намного интереснее истинной силы отца.

Так вот в чем дело… Возможно, наследник Рэстина на подсознательном уровне отказался от принадлежности к роду и сам запечатал свою магию? Сила отца его не восхищала, Ларк явно хотел другого. Чтобы его ценили не как продолжение отца, а как отдельную личность. Очень странно, если учесть, что он по крови является принцем Рэстина. Чудны дела твои, Ферн… Неужели никто этого не понял до меня?! Ладно, король, но тайный советник должен был видеть и видел, судя по его поведению, что из себя представляет принц. Значит, стремления Ларкиона не интересовали никого. Впрочем, логично, он же наследник.

Кажется, теперь я понимаю, почему мне так легко в обществе его высочества. Мы похожи. Я тоже не хотела использовать родовой дар элари, зато пыталась развить калеченую магию молний до уровня «огонь». Но даже без этого нашла себе интересное дело – создавать магические светильники. Накануне выходки Крейка получила работу в одной из мастерских по их изготовлению. Маг огня в штате имелся, а мои крошечные молнии, даже за толстым мутным стеклом, могли заворожить любого. В мастерской меня ждали через три дня…

У меня была цель. А есть ли цель у Ларка? Я втайне завидовала его возможностям и теперь понимала – да, есть. Как минимум добиться чего-то вне канонов своей семьи. Но я была относительно свободна: родители никогда не склоняли меня к ненавистному браку, а теперь и склонять некому, да и некуда… Если бы нас не поймали, я могла выбрать почти любую дорогу в жизни, а принц – нет. Если он отречется от семьи и наследия Рэстина – что он будет делать?

Я представила Ларкиона мастером по изготовлению магических светильников и вздохнула. Если до этого мне хотелось высказать принцу, как ему повезло, что перед ним все дороги открыты и не стоит опасаться за свою жизнь, в отличие от нас с Крейком, то теперь весь запал куда-то ушел. Его высочество оказался еще большим заложником обстоятельств, нежели я. Мы нашли друг друга. Зато теперь понятно, что стоит держаться вместе. Даже если Ларка потом сломают, чего я постараюсь не допустить, и он забудет нашу дружбу – я буду помнить его всегда. Хотя бы этот камин и искреннюю заботу принца…

– Дайна, ты чего? – удивился Ларкион, уставившись в мое наверняка задумчивое и нахмуренное лицо.

И правда, чего это я? Не иначе становлюсь сентиментальной. А сейчас никак нельзя поддаваться унынию.

– Не обращай внимания, – растянула я губы в улыбке. Вымученной, но все равно искренней. – Мы раскроем твою магию до положенного третьего уровня, ты и я. Обещаю.

Самонадеянное обещание, а я отнюдь не уверена в себе. Может, всего лишь волью в принца силу элари, и на разовых акциях все закончится. Однако счастливая улыбка Ларкиона стоила дорогого, и я сама поверила в свои исключительные возможности.

– Знаешь, я тебе почему-то верю. Я странный, да?

– Да! – со смехом сказала я. – У тебя в мнимых фаворитках элари, и ты не боишься делиться с ней сокровенным. Воистину, ты станешь самым необычным императором за всю историю Доринора! И самым великим.

Кажется, Ларкион даже покраснел. По ходу, Эрвин вложил в него уверенность, что я помогу, а я «добила» своей ничем не подкрепленной уверенностью. Справлюсь ли я? И кто знает, что будет дальше?

– Тогда – к делу! – решительно заявила я. – Мы еще не изучили план первого этажа.

Мы просидели на полу перед потрескивающим камином не меньше часа, исследуя чертежи. Зачем-то я заставила Ларкиона выучить расположение столовой, Зала Обсуждений, аудиторий по каждому предмету. А заодно краткие описания предметов и имена преподавателей, обнаруженные с обратной стороны одного листа. Вряд ли мы заблудимся и ошибемся, но я все равно считала полученные знания весьма полезными.

Про Академию я не только слышала от Мирона, но и читала в доступных книгах и газетах официальные сведения об учителях, о порядках, царивших в имперской кузнице магов. Правда, боюсь, этой информации все же недостаточно, и сюрпризов нас ждет немало.

Мы с принцем разбрелись по комнатам за полночь, отчаянно зевая. Ларк помог мне со шнуровкой платья, пожелал спокойной ночи и закрыл нашу общую дверь. Я думала, что не смогу заснуть от разнообразных мыслей, устроивших свистопляску в моей голове, но, как ни странно, отключилась, едва голова коснулась жесткой подушки. А ведь завтра в Академию приедут другие адепты, и придется знакомиться со всеми… И держать лицо. А может, и удар.

Но день, насыщенный событиями, взял свое, и я провалилась в глубокий, хотя и беспокойный сон.

149 ₽
Возрастное ограничение:
16+
Дата выхода на Литрес:
20 ноября 2018
Последнее обновление:
2018
Объем:
350 стр. 1 иллюстрация
Правообладатель:
Автор
Формат скачивания:
epub, fb2, fb3, ios.epub, mobi, pdf, txt, zip