Убийства в кукольном домике Текст

4.5
Читать бесплатно 31 стр.
Как читать книгу после покупки
Убийства в кукольном домике
Убийства в кукольном домике
Убийства в кукольном домике
Бумажная версия
274
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Betty Ren Wright

THE DOLLHOUSE MURDERS

Text copyright © 1983 by Betty Ren Wright

First published by Holiday House Publishing Inc, New York

Published by arrangement with CHT Rights representing Holiday House

Jacket art © by Leo Nickolls

Серия «Дом теней Бетти Рен Райт»

Внутренние иллюстрации Виктории Тимофеевой

© Наумова И. Ю., перевод на русский язык, 2019

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2019

* * *

Посвящается дорогой подруге, талантливой писательнице и любительнице кукольных домиков Беверли Батлер Олсен, а также Шерри Барр Джерри, чьи изумительные кукольные домики пробудили во мне желание создать свой воображаемый кукольный домик.


Глава 1


Эми Трилор сбросила туфли и встала на мягкую скамейку посреди торгового центра «Риджент-Молл». В пятничный вечер в центре толпились покупатели, кое-кто из них с изумлением посмотрел на неё.

– Ты её видишь? – спросила Эллен Крамер. – Хотя её трудно не увидеть, она такая…

– Здоровенная, – закончила за неё Эми и спрыгнула со скамейки.

Так оно и было, она могла отыскать Луанн в её ярко-синей ветровке даже в толпе. В одиннадцать лет Луанн была на пять сантиметров выше своей двенадцатилетней сестры Эми и весила на пять с половиной килограммов больше, чем она. Она была самой крупной девочкой в классе, учась в школе Стэдлера для особенных детей.

– Мама убьёт меня, – пожаловалась Эми. – Она постоянно крепко держит Луанн за руку, когда они вместе ходят за покупками.

– Она раньше уже терялась?

– Не меньше, чем миллион раз, – подтвердила Эми.

Впервые они с Эллен собрались заняться чем-нибудь вместе после школы и отправились по магазинам! Эллен недавно переехала в Клэйборн, и Эми горела желанием подружиться с ней. «Вероятно, этому не бывать, – подумала Эми. – Мы понапрасну потратили полдня, это будет самая короткая дружба в истории».

– Что нам делать? Она знает, как позвонить домой? – Эллен разглядывала витрину с дизайнерскими джинсами, вероятно, сожалея о том, что не пошла в торговый центр одна.

– Она потеряется, к тому же мамы ещё нет дома. Давай пройдём чуть дальше, возможно, она за углом, и отсюда её не видно.

Вскоре они услышали противные звуки, прорывающиеся сквозь доносящуюся отовсюду музыку. Эми не сразу поняла, что это голос человека.

– О, нет, – застонала она. Она разобрала слова: Луанн Трилор. Прокатилась волна детского смеха.

Эми стрелой рванула вперёд. За углом в центре прохода стояла сцена кукольного театра. Перед ней был расстелен толстый ковёр. На нём сидели малыши вместе с мамами и смотрели на сцену, где кукла с крючковатым носом задавала вопросы публике. Посреди сидящих стояла Луанн с сияющим от возбуждения лицом. Она отвечала на вопросы куклы, имитируя её визгливый голос.

Эми скорее почувствовала, чем увидела, как Эллен отступила за угол. Если бы только она тоже могла уйти! Но она не могла. Некоторые матери уже смотрели на Луанн с раздражением.

– Луанн! – Эми пробиралась к ней сквозь толпу зрителей, стараясь никому не отдавить пальцы. – Простите. Извините меня, пожалуйста. – Она схватилась за рукав ярко-синей ветровки и потянула за него. – Пойдём!

Луанн обернулась, её широкое лицо светилось от радости. – Эми, со мной разговаривает кукла. Она спрашивает, как меня зовут.

– Луанн, шевелись! Это представление для маленьких детей. – Она обхватила сестру за талию, и Луанн позволила утащить себя, но была не в силах оторвать глаз от сцены.

– Пока, – крикнула она. – Пока-пока, кукла!

– Пока, дорогая, – ответила марионетка. – Возвращайся поскорее. – Со стороны матерей послышались смешки и сердитые вздохи. – Кто ещё хочет поговорить со мной? – спросила кукла.

Пока Эми тащила Луанн подальше от сцены, за их спинами слышался хор детских голосов. Эллен, стоя подальше у магазинов, внимательно рассматривала витрины с обувью. Когда они подошли к ней, её лицо было безучастным, и она ни разу не взглянула на Луанн.

– Что мы теперь будем делать? – быстро спросила Эми. – Ты хочешь купить что-нибудь особенное, Эллен?

Эллен пожала плечами.

– Мы могли бы пойти в магазин одежды и посмотреть, какие у них есть свитера, – предложила она, – если ты считаешь, что всё в порядке. – Она осмелилась бросить быстрый взгляд на Луанн.

– Я хочу посмотреть кукол, – сказала Луанн. – Давай вернёмся, Эми. Мне нравятся куклы.

– Мы идём в магазин одежды, – отрывисто проговорила Эми. – Пойдём. – Луанн широко открыла рот, собравшись завопить. – Это здесь рядом, после цветочного магазина. – Её сестра любила цветы.

– Где? – Луанн, вырвавшись, начала внимательно осматривать всё вокруг.

Эми отпустила её, не было никакой причины для того, чтобы постоянно держать Луанн за руку, пока та находилась в поле зрения.

– Ты собираешься купить свитер? – спросила она Эллен. – Я бы купила.

– Возможно, рубашку-регби. Мне хочется полосатую. – Они медленно брели за синей ветровкой. – Я могу и не покупать, если найду точно, что мне нужно. – Эллен закатила глаза и улыбнулась. – Просто намекну родителям. Через две недели у меня день рождения.

– Через две недели? А у меня – в следующую пятницу, пятнадцатого июня, в последний день занятий.

– У меня – двадцать второго. Мы с тобой практически близнецы.

– Может быть, мы могли бы устроить вечеринку или как-нибудь отпраздновать, – предложила Эми. – Было бы весело погулять на двойном дне рождения.

Она ждала, что ответит одноклассница, но та смотрела на цветочный магазин, у витрины которого остановилась Луанн.

– Угу, – кивнула Эллен. – Тот мужчина…

Эми проследила за её взглядом. Из магазина вышел высокий мужчина и помахал пальцем прямо у лица Луанн. Та резко отклонилась и огляделась вокруг в поисках помощи.

Эми побежала. На этот раз Эллен не отставала от неё.

– …и больше так никогда не делай! – кричал мужчина, когда девочки подбежали ближе. – Ты не должна бродить здесь одна. – Он прекратил орать, когда Эми взяла Луанн за руку. – Ты с ней?

Эми кивнула. Рука сестры дрожала в её ладони.

– Тогда почему ты не следишь за ней? – Он был в ярости. – Посмотри, что она натворила!

Перед витриной на нижней полке стояла охапка жёлтых тюльпанов. Один из цветков был сломан.

– Она причинила мне ущерб на девять долларов! – надрывался мужчина. – Мне придётся взыскать деньги с ваших родителей. Они не должны выпускать из дома этого ребёнка без кого-нибудь, кто действительно способен за ним присматривать!

У Эми горело лицо.

– Простите, – она старалась, чтобы её было слышно сквозь становящиеся всё громче рыдания Луанн. – У нас дома есть тюльпаны, и она знает, что ей можно срывать их. Она просто забыла – то есть, она понимает, что нельзя рвать чужие цветы, но она их так любит…

– Мне от этого не легче! – саркастически заметил продавец. – Кому-то следовало получше научить её, как себя вести, если она разгуливает в общественном месте.

Смущение Эми сменилось яростью. У неё в кошельке лежали десять долларов, оставшиеся от суммы, подаренной бабушкой на Рождество. Она надеялась выбрать себе купальник и оставить эти деньги в залог, чтобы выкупить его после дня рождения. Однако неожиданно оказалось, что намного важнее проучить этого мужчину. Пусть он пожалеет о своей жестокости!

– У нас есть деньги, – отчеканила она. – Луанн, прекрати плакать. Всё в порядке. – Она взглянула на цветочника. – Вы сказали девять долларов?

Он посмотрел на Эми, а потом скользнул взглядом по людям, смотревшим на Луанн.

– Бедный ребёнок, – покачала головой одна женщина. – Она так расстроена. Посмотрите, как она плачет. Она не понимала, что делает. Это же ясно.

Достав из кошелька десятидолларовую купюру, Эми протянула её цветочнику.

– Мне нужна сдача, – заявила она.

Луанн перестала плакать. Вокруг стало очень тихо. Цветочник потянулся было за купюрой, но потом с отвращением отвернулся.

– Да ладно, – отрывисто проговорил он. – Просто держи эту девчонку подальше от моих цветов. – Что-то бормоча себе под нос, он вернулся в магазин.

Торговый центр снова ожил, зрители разошлись, и на трёх девочек перестали обращать внимание.

– Давайте уйдём отсюда, – предложила Эми. – Ненавижу его! Если бы я была тюльпаном, я бы поникла и умерла только оттого, что нахожусь рядом с ним.

– Умерла? – Луанн опустила взгляд на яркие жёлтые цветы. Она снова была готова расплакаться. – Цветы умирают?

– Нет-нет-нет! Нет, пока не сорвёшь их!

– Может быть, нам лучше вернуться домой? – предложила Эллен. – Думаю, я не настроена сегодня ходить по магазинам.

Эми расстроилась.

– Хорошо, – согласилась она. – Как хочешь.

«Это было просто ужасно, – скажет своей матери Эллен, вернувшись домой. – Все глазели на нас. Я никогда больше не пойду за покупками с Эми Трилор».

Когда они вышли на улицу, солнце садилось. От лёгкого вечернего ветерка трепыхались растяжки над главным входом в торговый центр. Луанн плелась на несколько шагов позади Эми и Эллен.

– Кукольное представление… – грустно пробормотала она, когда они пересекали парковку.

Эми притворилась, что не слышит. Она ждала, что Эллен что-нибудь скажет.

– Ты классно себя повела, Эми. Мне понравилось, как ты достала деньги. Я до смерти испугалась этого мужчину. Что за зверь!

Эми глубоко вздохнула. Может быть, Эллен было не слишком противно.

– Я тоже испугалась, – призналась она. – Но он так взбесил меня! Луанн тоже бесит меня, но я всё равно не люблю, когда её оскорбляют. Она не виновата в том, что она такая.

 

Именно эти слова всегда повторяла про себя Эми. Однако в последнее время они не слишком-то помогали. Симпатию к сестре она испытывала только тогда, когда кто-нибудь грубо разговаривал с Луанн или насмехался над ней. В других обстоятельствах под внешним спокойствием в глубине её души всегда таилась обида.

– Прости, что Луанн испортила тебе шоппинг, – поспешила извиниться Эми. – Я не хотела брать её с собой, но моя мама работает, и когда я возвращаюсь из школы, никого нет дома.

– Тебе приходится нелегко, – протянула Эллен. – Не знаю, смогла ли бы я так.

– Смогла бы, если бы оказалась на моём месте. – Её слова прозвучали раздражённо. – По поводу завтрашнего пикника, – Эми резко сменила тему, – в котором часу мне зайти за тобой?

Она произнесла это с лёгким нажимом, надеясь, что Эллен воспримет это как сигнал к тому, что Луанн не придёт. В начале недели девочки договорились встретиться в субботу. Эми упомянула о водопаде Рейнбоу в северной части города, и выяснилось, что Эллен хотела бы увидеть его. Поскольку они собрались ехать на велосипедах, тащить с собой Луанн было невозможно. Она не умела кататься на велосипеде, хотя сто раз пыталась научиться.

– Ой, я хотела предупредить тебя, – ответила Эллен, – я не могу пойти с тобой завтра. Из Чикаго на один день приезжают мои дядя и тётя, и мама хочет, чтобы я осталась дома. – Она не обратила внимания на то, что Эми в смятении слегка приоткрыла рот. – Мы так редко видимся. Прости, возможно, мы устроим пикник позже.

– Конечно.

Эми представила поникший тюльпан. Именно такой она ощущала себя – сломанной. Мёртвой! Всего несколько минут назад Эллен поняла, что значит иметь такую сестру, как Луанн. Но оказалось, что она ничем не отличается от других девочек, которые были слишком заняты для того, чтобы общаться с Эми, узнав, что им, возможно, придётся также общаться с Луанн. Все люди одинаковы.

Они молча дошли до угла, где Эллен нужно было сворачивать.

– Мне правда очень жаль, что завтра ничего не получится, – повторила она.

Когда Эми заговорила, ей показалось, что она вот-вот расплачется.

– Желаю тебе приятно провести время с тётей и дядей, увидимся в понедельник.

– Точно. – Эллен поспешно ушла.

Взяв Луанн за руку, Эми ждала, пока переключится светофор. У сестры было опухшее от слёз лицо, но она с любопытством оглядывала людную улицу.

– Завтра мы снова увидим кукол, – заявила она.

– Ни за что! – Ответ Эми заглушил автомобильный гудок.

Это была их мать, возвращавшаяся с работы. Помахав рукой, она показала на противоположную сторону дороги. Эми перевела Луанн через улицу, и они забрались на переднее сиденье машины. Эми оказалась зажата между дверью и мягким задом Луанн.

– Ну, ты нашла купальник, который хотела? – спросила мама. А потом, не дожидаясь ответа, продолжила: – В чём дело, Луанн? Ты плакала?

Луанн кивнула.

– Так. Что случилось, Эми? Кто-то сказал ей что-нибудь неприятное?

– Продавец цветов в торговом центре, – отозвалась Эми. – Она попыталась вытащить тюльпан из горшка, а он закатил сцену.

Луанн тёрла глаза кулаками.

– И где была ты, когда это произошло? – Голос мамы звучал устало. – Наверняка тебя не было поблизости, если ей удалось…

– Я не могу следить за ней каждую секунду!

Миссис Трилор поджала губы.

– Не дерзи. Мы доверяем тебе, Эми. Луанн доверяет тебе, она нуждается в твоей защите.

Эми показалось, что в ту же секунду у неё внутри началось извержение вулкана ярости. Она уже много раз слышала эти слова. На этот раз она не могла сдержать гнев.

– Я не хочу, чтобы она нуждалась во мне! – закричала Эми. – Я устала нянчиться с ней и терять друзей, и ловить на себе любопытные взгляды, когда мы идём с ней рядом. Я больше не хочу защищать её. Я никогда, никогда больше никуда её не возьму!

Руки миссис Трилор неподвижно лежали на руле.

– Я не верю своим ушам, – сказала она. – Не могу поверить, что ты можешь быть такой жестокой. Такой эгоисткой! Ты, девочка, у которой есть всё…

– У меня ничего нет, – взревела Эми. – Ты хочешь, чтобы я всю жизнь таскала её с собой. Так вот, я не хочу этого!

Её рука лежала на ручке двери, она была готова выпрыгнуть из машины в ту же минуту, когда та окажется на подъездной дорожке к дому. Ей нужно было сбежать – сбежать от Луанн и от матери, и от тех ужасных вещей, которые сорвались у неё с языка. Ей хотелось бежать и не останавливаться.

– Можешь не сомневаться, что твой отец узнает обо всём, когда вернётся домой, – пообещала мама. – Я собираюсь передать ему наш разговор слово в слово. Ему станет стыдно за тебя так же, как и мне. – Чуть-чуть не доехав до гаража, она резко затормозила.

Эми выскочила из машины, а Луанн кувырком вывалилась за ней.

– Подожди меня! – крикнула она. – Подожди меня!

– Луанн, ты останешься здесь, – приказала миссис Трилор. – Иди в дом, и мы с тобой поедим печенья. Пусть Эми уходит. Она ведёт себя очень плохо.

Заткнув ладонями уши, Эми сломя голову неслась по улице. Печенье! Повторяла она про себя. Пусть Эми уходит! Она свернула за угол, стараясь не слышать преследующего её жалобного плача.

– Завтра, Эми. Кукольное представление. Не забудь, Эми. Ты должна взять меня с собой!


Глава 2



На дорожном указателе значилось:

ВОДОПАД РЕЙНБОУ,
ТРИ МИЛИ.

Эми с бега уже давно перешла на шаг, сейчас она пребывала в нерешительности, понимая, что уже темнеет, а Клэйборн остаётся позади. Она чувствовала жжение в глазах, и ей трудно было дышать, но больше всего её мучила обычная усталость. Злость по пути вылилась вместе со слезами.

Впереди, в далеко стоящих друг от друга домах, мерцали огни. Между ними густела темнота.

«Как печально, – думала она, – оказаться одной на холоде, когда некому о тебе позаботиться, а другие в это время проводят вечер в тепле и безопасности в кругу семьи».

Впрочем, на самом деле этот июньский вечер был тёплым, а не холодным. И если её родители не знают, где она, и, возможно, им всё равно, то о ней есть кому позаботиться. Она была уверена, что тётя Клэр, сестра отца, будет рада ей.

Она недавно поселилась в огромном старом доме, который прежде принадлежал прабабушке и прадедушке Эми. Тётя Клэр приглашала Эми пожить там, когда ей захочется, но до сих пор Эми не решалась. Она стеснялась тёти, которая уехала жить в Чикаго задолго до её рождения. Те два вечера, что тётя Клэр провела в гостях у семьи Трилор, прошли в натянутой обстановке. Казалось, что тёте Клэр и матери Эми не о чем поговорить.

«Но тётя Клэр любит меня, – подумала Эми. – Она сказала, что мы очень похожи. Я просто зайду к ней ненадолго, а потом вернусь домой. Может быть, тётя Клэр подвезёт…»

На следующем перекрёстке Эми повернула, потом свернула ещё раз на узкую, усыпанную гравием дорогу, по обеим сторонам которой росла высокая трава и изредка попадались дубы. В полной темноте дорога казалась длиннее, чем при дневном свете, когда она навещала тётю вместе с отцом. Эми пошла быстрее, приглядываясь, когда дорога сделает резкий изгиб и приведет её к дому. Вокруг было темно, в кустах шуршала какая-то живность. У неё замерло сердце, когда она подумала, что тётя Клэр могла вечером уехать в город.

Потом перед ней в тумане возник дом, на всех этажах которого горел свет. Даже чердак был освещён. Эми никогда не видела, чтобы дом выглядел так гостеприимно. Когда она приходила сюда с отцом, ещё до возвращения тёти Клэр, они, обычно, обходили его снаружи, осматривая двери и окна. В том редком случае, когда им нужно было проверить отопление и водопроводные трубы, они заглядывали внутрь на несколько минут и на цыпочках, как грабители, передвигались по комнатам со старомодной мебелью.

По широким ступеням парадной лестницы Эми поднялась на крыльцо. Молоток в форме орла, из кованого железа, глухо стукнул о входную дверь. Тётя Клэр не ответила. Эми снова постучала, а потом подёргала щеколду. Дверь была не закрыта. Не дожидаясь приглашения, она вошла и неуверенно остановилась в передней. В доме было очень тихо.

– Тётя Клэр? – В полной тишине её голос прозвучал необычно, почти как стон. – Здесь есть кто-нибудь?

Послышались быстрые шаги по голому полу наверху, а потом всё стихло.

– Кто, кто там внизу? – прозвучал над её головой отдалённый и чуть-чуть испуганный голос тёти Клэр.

– Это я, Эми.

– Батюшки святы! Эми! Ох, как я рада, что это всего лишь ты. То есть, я и вообразить не могла… Проходи прямо сюда.

Винтовая лестница вела в башенку. Эми взлетела на второй этаж и окинула взглядом длинный коридор. Находившаяся почти в конце него дверь, ведущая на чердак, была открыта.

– Не бойся, заходи, – окликнула её тётя Клэр. – Здесь хранятся несусветные сокровища.

Пробежав по коридору, Эми поднялась по лестнице на чердак. Тётя Клэр ждала её наверху, на ней были синие джинсы и розовая рубашка, завязанная на талии. Волосы с проседью были зачёсаны назад и стянуты шарфом розового цвета, а тонкое лицо светилось радушием. Притянув к себе Эми, она обняла её.

– Вот так! Ты не можешь себе представить, как у меня колотится сердце! Настоящее потрясение услышать голос другого человека в этой древней гробнице!

Эми в ответ обняла её.

– Прости, я напугала тебя, – сказала она. – Дверь была не заперта.

– И это тоже здорово, – прервала её тётя. – Впрочем, я думала, что закрывала её. До сих пор мне не доводилось слышать, чтобы кто-нибудь постучал в дверь. – Она посмотрела вниз на лестницу. – С тобой кто-нибудь пришёл? Или ты проделала весь этот путь одна?

Эми кивнула, отступая назад под взглядом тёти Клэр, которая словно видела её насквозь.

– Что ты здесь делаешь, что-нибудь ищешь?

– Смотрю, что можно выбросить, – ответила тётя Клэр. – И нахожу. Тонны разного хлама! Мне придётся нанять грузовик, чтобы вывезти старьё. Поеденная молью одежда, сломанные стулья, разбитые зеркала… – Шагая по чердаку, Эми чувствовала на себе тётин внимательный взгляд.

– Как насчёт кока-колы? – предложила тётя Клэр. – В любом случае, мне нужно отдохнуть от всей этой пыли. Мне кажется, у меня аллергия на неё. Или на работу, не могу сказать с точностью, на что. – Словно желая доказать это, она шмыгнула носом.

Эми была в дальнем углу чердака.

– Хорошо, – согласилась она, но не двинулась с места, потому что прямо перед ней стояло что-то большое, укрытое простынёй, с торчащей остроконечной верхушкой. Что бы это ни было, но оно было ростом с Эми. Наклонившись, она дернула за простыню. Когда чехол соскользнул на пол, вокруг поднялось облако пыли.

– Ой, – взвизгнула Эми, приоткрыв рот. – Ой, тётя Клэр, посмотри сюда. Это самый прекрасный кукольный домик, который я когда-либо видела. Она опустилась на колени, когда тётя, подойдя, встала у неё за спиной. – Это же этот самый дом! Посмотри! Вот башня с винтовой лестницей и дверной молоток в форме орла – всё точно такое же! Какой он красивый!

Тётя Клэр провела пальцем по фасаду. И он от её нажатия отошёл от стен, открыв обставленные мебелью комнаты.

Эми любила все миниатюрное. В её спальне пришлось освободить несколько книжных полок, чтобы можно было поставить крохотные столики, лампы, комоды, даже пианино, которые ей подарили или она купила сама. Весь этот неудачный день – Луанн, Эллен, ссора с мамой – всё было забыто, стоило ей посмотреть на изысканно, до мельчайших деталей декорированные комнатки.

– Это прадедушкины настенные часы, – восторгалась она. – На них нарисован корабль, так же как на настоящих, что стоят внизу в холле. И такие же коврики. И картина над камином. А посмотри на эти крошечные подсвечники!

– Обычно пара таких подсвечников стояла на столе в столовой, – сказала тётя Клэр. – Каждая деталь повторена в точности. – Её голос звучал на удивление уныло.

– Откуда он взялся? – спросила Эми. – Он был твоим, когда ты была маленькой?

Эми вспомнила те времена, когда приходила сюда с отцом, с нетерпением ожидая, когда он скажет, что они могут уйти. Если бы она знала, что здесь хранится кукольный домик, то могла бы остаться тут на целый день!

– Дедушка и бабушка Трилор подарили его мне, когда мне исполнилось пятнадцать лет, – объяснила тётя Клэр. – Представляешь, подарить кукольный домик пятнадцатилетней девочке?

– Мне бы он понравился, – ответила Эми. – Мне всю жизнь будут нравиться миниатюрные вещи. – В конце концов, возможно, они с тётей Клэр не слишком-то и похожи. – Я могла бы просто сидеть и часами смотреть на него.

 

– Ну, – протянула тётя Клэр, – бабушка и дедушка не позволяли мне играть с ним. Это было слишком дорогое, прекрасное воспоминание о маленькой девочке в их доме, а не о подростке, который очень спешил повзрослеть. – Её голос смягчился, когда она протянула руку и взяла с дивана в гостиной вышитую квадратную подушечку размером чуть больше, чем два на два сантиметра. – Многие предметы мебели бабушка Трилор сделала своими руками. Этот подарок она готовила с любовью, я знаю. А я была неблагодарной девчонкой. Знаешь, я расплакалась, увидев его. Я надеялась, что мне подарят проигрыватель.

Эми представить себе не могла, что её разочаровал бы подобный подарок.

– Где тут твоя спальня? – спросила она.

Тётя указала на угловую комнату.

– Только она одна не воспроизведена в точности до последней детали, – проговорила тётя с лёгкой улыбкой. – У меня все стены были увешаны постерами с фотографиями кинозвёзд. Бабушка Трилор не пожелала быть до такой степени точной. Она сделала спальню такой, какой, по её мнению, должна быть комната девушки.

Эми рассмотрела кровать с пологом, цветастое одеяло, белоснежную мебель и шторы с ламбрекеном. Это была комната принцессы. Как тётя Клэр могла не полюбить её?

– Всё это было ошибкой, – тётя Клэр словно читала мысли Эми. – Я имею в виду, наш переезд сюда был ошибкой. Когда наши родители умерли с разницей примерно в одну неделю – они проводили отпуск в Южной Америке и подхватили там какой-то ужасный вирус гриппа, – мне было четырнадцать лет, а твоему отцу всего год. Дальний родственник, у которого и без нас была большая семья, предложил забрать к себе Пола и меня. Мы должны были уехать к ним. Но бабушка и дедушка не хотели и слышать об этом. У них было много места, куча денег для того, чтобы нанять приходящую прислугу, но нам они не уделяли достаточно внимания. Из-за артрита бабушка стала хромать и ужасно боялась превратиться в инвалида. Видимо, она надеялась, что мы с твоим отцом продлим им с дедушкой молодость. Но с нами оказалось намного труднее, чем она ожидала. Особенно со мной. – Вспомнив об этом, тётя Клэр состроила гримасу. – Первая наша битва состоялась в тот же день, когда мы переехали сюда. Она накупила для меня целый шкаф платьев с оборками, чтобы я надевала их в школу, в то время как все остальные носили плиссированные юбки и лёгкие кожаные туфли! У меня была истерика.

Неожиданно тётя Клэр повернула фасад дома, державшийся на шарнирах, и с треском захлопнула его.

– Ох, отлично! – Она вздохнула. – Не стоит оглядываться назад. Давай спустимся по лестнице и попьём чего-нибудь холодненького, пока я совсем не впала в депрессию. – Она развернулась и пошла к лестнице. – Идёшь?

Эми неохотно встала. Ей ужасно не хотелось расставаться с кукольным домиком, но теперь она знала, где он находится, и намеревалась снова вернуться. Ей не терпелось рассмотреть каждый предмет, заглянуть в каждый уголок. То, что узнала о нём в тот день, который не принёс ничего, кроме неприятностей, стало будто счастливым знаком. Всё равно что найти клевер с четырьмя листочками.


Другие книги автора:
Развернуть
Нужна помощь
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»