Месть подана, босс! Текст

17
Отзывы
Читать фрагмент
Как читать книгу после покупки
Нет времени читать книгу?
Слушать фрагмент
Месть подана, босс!
Месть подана, босс!
− 20%
Купите электронную и аудиокнигу со скидкой 20%
Купить комплект за 318 254,40
Месть подана, босс!
Месть подана, босс!
Месть подана, босс!
Аудиокнига
Читает Элеонора Панчук
189
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Глава 1. Ксения

Начиналось всё довольно безобидно…

Я поняла, что давно не слышала никаких новостей от своей младшей сестрёнки Анюты. Она была мне двоюродной сестрой, но её взбалмошная мама постоянно разъезжала по просторам нашей необъятной Родины в составе танцевального ансамбля, и Анюта очень часто бывала дома у нас с мамой. Так часто, что я считала её своей родной сестрой. Анюта была младше меня на три года. И так уж повелось, что я постоянно заступалась за неё и вытаскивала из неприятностей. Язык у Анюты был длинный, иногда она позволяла себе лишнее: например, обозвать главного драчуна из класса «верзилой». Потом она слёзно жаловалась на забияку, всячески обижавшего её. И мне, как старшей, приходилось вступаться за Анюту. Она, конечно, иногда сама была виновата. Почти всегда, по правде говоря. Но она же моя сестрёнка, к тому же младшенькая! Как не любить эту лису?

Анюта уже выросла и наверняка стала не такой проблемной девушкой. В детстве мы были не разлей вода, а потом интересы разошлись, у каждого появилась своя компания друзей и круг общения… В настоящее время мы регулярно созванивались, ходили в гости и иногда выручали друг друга. Несмотря ни на что, Анюта – моя младшенькая. Поэтому, когда по голосу я поняла, что у неё какие-то неприятности, я сразу же примчалась в ней домой. Анюта ходила с позеленевшим лицом, а настроение у неё было мрачнее грозовой тучи.

– Анюта, что с тобой?

Сестра сидела едва живая.

– Сама как думаешь? Тошнит меня! Сначала ничего не было, а сейчас даже вечером меня полоскать начало. Вот уже целую неделю!..

– Ты что, беременна? – удивилась я. – Так ты же с Ваней рассталась ещё месяц назад.

– Рассталась! А эффект от отношений остался, как видишь, – зло сказала Анюта, – не знаю, что и делать. С Ваней мы разругались в пух и прах, от него помощи ждать не придётся… Ещё и с работой не сложилось.

Про Ваню я была наслышана. Он был самовлюблённым пижоном, и я понятия не имела, как Анюта с ним встречалась. Целых полгода. Рядом с ним даже час было нелегко вытерпеть!

– А что с работой, Ань? Ты же была довольна… И работаешь месяцев семь, да?

– Уже не работаю, Ксень…

Анюта вновь позеленела. Я подскочила, налила воды сестрёнке в стакан и подала его. Анюта отпила несколько глоточков.

– Как не работаешь?

Я помню, как Анюта хвасталась, что устроилась на работу. К какой-то бывшей звезде спорта, футболисту, вроде бы. Но футболистом он был в прошлом, а после травмы ушёл из спорта, занялся бизнесом. Я в подробности не вдавалась, главное, что Анюта была довольна.

– Вот так, Ксень. Раз – и не работаю. Уволили меня. По статье.

– Как? А твой работодатель знает, что ты в положении?

– Я не говорила сразу же, потому что в поликлинику ещё не ходила. Но как только он заявил, что увольняет меня, пришлось рассказать.

– И?

– Что «и»? Ему плевать. Уволил и всё.

– Не имеет никакого права. По трудовому кодексу… – начала я.

Уж трудовой кодекс я знала. Как-никак бухгалтер, пусть и работающий удалённо.

– Ксень, не будь такой наивной. Законы написаны и обязательны к исполнению для простых людей вроде нас с тобой. А этой звезде плевать… Вот ты молодец, Ксень. Сама себе хозяин. А на чужого дядю работать не так весело, увы…

– Вот сука! – в сердцах произнесла я. – Ты разговаривала с этим… Мраковым?

– Марковым, Ксень, – поморщилась Анюта, – конечно. Но он и слышать ничего не хочет. Ой, всё. Давай не будем… Ты же видела его самодовольную физиономию!

Я кивнула. Но на самом деле я понятия не имела, как он выглядит. Я далека от спорта. Конечно, я хожу в тренажёрный зал и плаваю в бассейне, но профессиональным футболом я не интересуюсь. Ни капли. Понятия не имею, кто, где и за кого играет. Поэтому мне что Мраков, что Марков – фамилия ничего не говорит.

– И что, совсем-совсем ничего нельзя поделать? – спросила я.

– Почему нельзя? Можно… И даже нужно… В поликлинику сходить, анализы сдать, всё ли в порядке. А то меня эта тошнота уже доконала!

Анюта всхлипнула. Мне было жаль мою сестрёнку. Я обняла её за плечи и погладила по спине.

– Ты к Левановой пойдёшь на приём? – спросила я.

– Какая Леванова, Ксень? Леванова мне теперь не по карману. В нашу государственную поликлинику пойду…

– Перестань. Пойдёшь к Левановой и точка. О деньгах не беспокойся. И съешь чего-нибудь полезного… Кстати, тебе теперь много чего нельзя, наверное, да?

– Я не знаю. Я еще в шоке. Ничего толком не читала и не хочется…

– Отставить, Анюта. Не ной. Мы с тобой сейчас вместе всё почитаем, идёт?

– Не надо, Ксень…

Я отмахнулась от Анюты и засуетилась, сбегала в магазин за свежими фруктами и овощами, напоила её свежим чаем с молоком, укрыла ноги пледом и села рядом.

– Спасибо, полегчало, – улыбнулась Анюта, – не знаю, что бы я без тебя делала!

– Ерунда, – улыбнулась я, – для чего нужны старшие сёстры?

– Спасать мою многострадальную задницу и устраивать пакости обидчикам, – развеселилась Анюта и принялась вспоминать, как мы разрабатывали планы мести и претворяли их в жизнь. Иногда приходилось действовать исподтишка, когда мы находились с обидчиками в разных весовых категориях.

– Да-а, – протянула я, вытирая слёзы, выступившие на глазах от смеха.

– Я бы этому Маркову устроила, – воинственно стукнула кружкой по столу Анюта. – Жаль, что уже не работаю на него. Да и он сейчас в отъезде, вернётся только через несколько дней.

Мы посидели ещё немного, потом я пожелала сестрёнке спокойной ночи и оставила ей денег. Она начала отмахиваться, но я цыкнула и попросила Аню не заниматься ерундой. Тем более, ей есть чем сейчас заняться. У меня будет маленький племяш или племяшка, как же здорово! Потискаю карапузиков…

Идя к парковке, я унеслась мыслями далеко-далеко и уже даже начала планировать, как мы будем гулять в парке по выходным и лакомиться сахарной ватой. Внезапно меня по голове чем-то ударило! Бум! Футбольный, мать вашу, мяч! Я выдала порцию отборного мата, чем немало повеселила пацана, прибежавшего за мячом. В ухе звенело. Пацан, давясь смехом, сказал:

– Тёть, мяч пните, а?

– Мяч тебе пнуть?

– Ага, ногой. Мы тут с пацанами в футбол гоняем.

Гадёныш мелкий. А извиниться? Как их, вообще, воспитывают? Вот мой племяш или племяшка будет совсем-совсем не таким! Я нагнулась за мячом. Мыслей поступать плохо не было. Но пацан свистнул:

– Пацаны! Зырьте… Сейчас она с головы пробьёт! В девятку.

Пробью. Я вам сейчас так пробью, зародыши футболистов. Я достала брелок. На нём висел миниатюрный набор инструментов: штопор, пилочка, миниатюрный ножик на кнопочке. Шутливый подарок приятеля мне, девушке одинокой и самостоятельной. Сам себе мужик, короче говоря. Я нажала на кнопочку, ножик послушно выскользнул. Я с каким-то садистским удовольствием вонзила его в футбольный мячик пару раз и дёрнула в сторону. Потом кинула испорченный мячик пацану, замершему без движения.

– В десятку, мальчик.

Десятки в футболе не существовало. Или существовала? Да хрен его знает! Я же в этом нифига не смыслю!

Но каким-то образом в моей голове щёлкнуло: обида моей сестры не сойдёт с рук так просто этой закатившейся звезде футбола. Нас, Варягиных, обижать нельзя! И пусть фамилия у моей сестры Самохина, доставшаяся ей от отца, но мама же у неё Варягина? Варягина!

Всё, Марков, можешь начинать молиться. Вендетта!

Глава 2. Ксения

Я так загорелась идеей мести, что домой не поехала, а завернула к своему приятелю, Альберту Риттеру, модному стилисту и хозяину салоны красоты «Beautiful life». Альбертом мне его и в голову бы не пришло называть. Для меня он – Алик, мой лучший друг. Или, вернее сказать, лучшая подружка. Парень-подружка, потому что Алик немножко не такой, как все остальные парни. Алик уже закрывал свой салон. Он любил своё дело и всегда уходил самым последним.

– Тыковка, если ты на укладку, то я уже закончил! – поприветствовал меня Алик, поцеловав в щёку. – Приходи завтра? Я из тебя конфетку сделаю.

– Тебе придётся из меня не только конфетку делать, но грёбаную икону стиля! – воинственно заявила я.

Алик присвистнул:

– О, мой бог! Кажется, сегодня я пропущу новый выпуск «Топ-модели по-американски», но послушаю тебя.

– Да, именно так.

– Тогда пойдём в наше местечко!

Алик зацепил меня под локоть и потащил в любимое кафе. Там подавали безумно вкусный чизкейк. Именно за кусочком чизкейка я и поделилась с Аликом своей идеей.

– Посыл ясен, но нужно отполировать. Нюансы, мелочи… Ты в глаза его хоть видела?

– Мракова? Нет, конечно же! Но увижу…

– Маркова, тыковка. Даже я, далёкий от футбола, и то знаю его фамилию. Давай посмотрим, что у нас на него есть…

Я пересела на диван к Алику, прижавшись к нему плечом. Наверняка со стороны мы выглядели парочкой: мы самозабвенно пялились в экран смартфона и посмеивались над шутками, понятными только нам двоим. Тонкие пальцы Алика с полированными ноготками порхали над экраном последней марки iPhone.

Браузер послушно загрузил информацию о Маркове.

– Марков Давид Антонович, – прочитала я вслух, взглянула на фотографию и осторожно поинтересовалась: – Может быть, это не тот Марков?

– Почему?

– Этот слишком…

– Горяч, да? – посмеялся надо мной Алик. – А ты как хотела? Один из самых желанных холостяков, как-никак. Недавно разошёлся с женой.

Я обмахнулась рекламным буклетом и ещё раз посмотрела на фото: почему всем красивым мужчинам обязательно быть мудаками?

Марков был хорош. Даже чересчур. Тёмные волосы, потрясающе зелёные глаза…

– Рост – сто восемьдесят пять сантиметров, – читал вслух Алик.

Он листал фотографии. Маркова можно было помещать на обложку журнала. Ах, да, собственно говоря, его и помещали несколько раз на обложки модного глянца. Есть за что. Если только все его прелести – это не старания мастера по обработке фотографий в графическом редакторе.

 

– Всё. С меня хватит. Мне уже дурно.

– Конечно, дурно… Смотри, не прожги сиденье дивана, – хихикнул приятель.

– Алик, я не для того! Но делать что-то надо.

– Первое – собрать информацию, второе – разработать план, третье – исполнить.

– Просто, как три ореха для Золушки, – вздохнула я.

– Да, тыковка. А я – твой добрый фей.

Я стукнула кулаком по костяшкам Алика и махнула официанту, чтобы он принёс ещё кофе. Сидеть нам с Аликом над планом пришлось долго…

Уже на следующий день мы начали активно готовиться. Времени у нас было не так много. А к возвращению Маркова из поездки я уже должна буду сидеть на месте секретаря в его офисе как ни в чём не бывало… Я вытрясла из Анюты кое-какую важную информацию. И если всё пойдёт так, как я задумала, очень скоро Маркову не поздоровится.

С планом мы определились очень быстро. Вдохновение нам в помощь. К тому же одна голова – хорошо, а две – ещё лучше… Осталось несколько нюансов: одеться и попытаться выглядеть так, как типичные секретарши. И в этом мне должен был помочь Алик. За дело он взялся с энтузиазмом, запретил подглядывать до окончания стрижки, покраски и укладки волос. А чтобы я не жульничала, вовсе посадил меня спиной к зеркалу.

– Готово!

Алик лихо развернул меня в кресле. Я посмотрела на себя и остолбенела, даже рот приоткрылся от удивления.

– Это что?

Из зеркала на меня смотрит… шатенка. Шатенка, мать вашу! Рассвирепев, я оборачиваюсь к Алику и встаю с кресла.

– Ты что наделал?

– Я сделал из тебя конфетку, – осторожно отвечает Алик и начинает потихоньку пятиться назад.

И вовремя, потому что я в бешенстве. Я хватаю расчёску, лежавшую около зеркала, и запускаю ей в своего приятеля.

– Конфетку? Какую еще конфетку? Алик!

– Ты просто не тем глазиком посмотрела на себя, – торопливо убегает от меня Алик, – взгляни ещё разочек!

– Я на тебя сейчас не так посмотрю, парикмахер несчастный!

Я хватаю распылитель и брызгаю в сторону Алика, улепётывающего от меня со всех ног.

– Стилист! – голос Алика срывается на визг, когда в него попадают брызги воды. – Стилист, а не парикмахер!

Я отбрасываю распылитель и пускаю в ход тяжелую артиллерию. Я беру в руки бутылку шампуня и целюсь в Алика, который мечется из одного края своего салона красоты в другой.

– Тыковка моя, поставь его на место, пожалуйста! Ты же сама недавно ставила все расходные материалы на приход и знаешь, какой он дорогой! А если бутылка откроется и выльется содержимое, мне потом за полгода салон не отмыть!

– Какая я тебе тыковка?

– Согласен, – осторожно говорит Алик, – от твоей былой рыжины не осталось и следа. Сейчас ты шоколадка!

Я верчу в руках бутылку шампуня и со вздохом ставлю её на место. Мельком гляжу на своё отражение в зеркале.

– Ты привыкнешь, – бодро заявляет Алик и бочком, словно краб на пляже, движется в мою сторону. – Садись, в ногах правды нет.

Я опускаюсь в кресло и рассматриваю новую себя. Непривычно, чёрт побери. Теперь и кожа выглядит белее, и глаза выделяются на лице совсем иначе.

– И всё же я хотела совсем не то! Мне нужен был пепельный блонд, Алик! Я же даже показывала тебе фото. Сейчас все так ходят! А ты… Тьфу на тебя! Больше никогда тебе не доверю свою голову.

Алик подходит и садится в соседнее кресло, закидывает ногу на ногу и подпирает голову рукой. Ага, принял позу мыслителя. Сейчас начнет меня уму-разуму учить. И точно!

– Послушай, Ксю… Блондинкой я тебя сделать не смог по нескольким причинам. Во-первых, с пепельным блондом ты выглядела бы как старушенция, а твоя кожа приобрела бы сероватый подтон. Оно тебе надо? Выглядеть как полуживой труп… Ну, серьезно, Ксю. Не твой цветотип!

– А вдруг бы неплохо смотрелось? Макияж поярче – и дело в шляпе?

– Нет, – отрезает Алик, – не вышло бы. Доверься профессионалу.

– Ага, профессионал через анал, – фыркаю я.

– Фу, как грубо! – бьёт меня по руке Алик. – Скажи спасибо, что мы дружим не первый год. Я тебя знаю, как самого себя, потому не обижусь на твои слова. Уверен, ничего плохого ты не хотела сказать.

Всего пара фраз – и я уже пристыжена.

– Извини, – бормочу я искренне, – но блин!.. Ты же обещал сделать всё в лучшем виде.

– Я и сделал всё в лучшем виде. Блондинкой тебе быть не стоит не только потому, что пепельный тебе не к лицу. Ты сказала, что секси-босс недавно расстался со своей женой-блондинкой…

– Никакой он не секси, – морщусь я, – просто физиономия смазливая и тело шикарное.

– Молчи, женщина, и слушай меня. Вот представь, ты недавно рассталась с парнем. Злость, агония, переживания, недотрах… И вдруг перед тобой начинает маячить копия твоей бывшей пассии. Ты обрадуешься? Навряд ли. И даже если ты что-то замутишь с ним, то явно ненадолго… А если взять во внимание, что босс всё-таки мужчина, если он и обратит внимание на копию бывшей жены, то только затем, чтобы задрать ей юбку и как следует нашпиговать.

– Иди ты! – кажется, у меня даже лицо порозовело от смущения.

– Конечно! Отжарит, представляя при этом бывшую стерву, и выкинет куда подальше. А нам с тобой ни чему лишний повод для расстройства. Если трахаться, то только так, чтобы потом не сожалеть и не размазывать сопли.

– Всё, хватит с меня разговоров о сексе! Я вообще-то не за тем туда хочу устроиться. Я хочу отравить этому говнюку существование, сделать пилюлю максимально горькой, заставить его поверить в то, что отныне вся его жизнь – одна длинная поперечная чёрная полоса на зебре…

– Которая заканчивается у неё в заднице, – добавляет Алик, – я тебя поддерживаю в твоем решении. Нельзя все спускать с рук, надо уметь постоять за себя и своих близких, пусть и таким необычным способом.

Потом мы отправились по магазинам. Алик хватал вешалки с одеждой и нагружал ими меня.

– Алик, а ты уверен, что я должна надеть именно это? – засомневалась я. – Чересчур обтягивает, дышать тяжело.

– Доверься умелым лапкам своего котика, – прищуривается Алик и заваливается на диванчик, пока я примеряю одежду.

Я вышла из примерочной кабинки, встав перед приятелем.

– А теперь пройдись мимо меня так, как будто хочешь меня соблазнить, – хлопает в ладоши Алик, откидываясь на диване.

– Зачем?

– Затем! Пока он будет пялиться на твои прелести, его мозг будет находиться в спячке. И тебе проще будет делать то, что ты задумала. Давай пройдись, как шаловливая кошечка!

Я одергиваю платье и старательно изображаю кошачью походку, надеясь, что не слишком вихляю задом при этом.

– Давай, детка, выдай мне больше секса!

Я томно откидываю прядь волос через плечо и опять нарезаю круги вокруг дивана.

– Ну, как?

Алик молчит, громко вздыхает и трёт виски, словно у него вдруг нещадно разболелась голова.

– Тыковка моя, только не говори, что вот то, что ты сейчас изобразила, и есть секс. Иначе я прямо сейчас превращусь в импотента и останусь им до конца дней своих.

– Что, всё настолько плохо?

– Откровенно говоря, хуёво, – выдает Алик.

И я сажусь на пятую точку. Если Алик заматерился, значит всё очень и очень плохо.

– Знаешь, может, не такая хорошая эта идея, – растерянно говорю я, пытаясь натянуть платье чуть ниже.

– Детка, идея огонь! Я всеми руками и ногами за! Но над её воплощением придётся потрудиться. Ну, чего нос повесила? И почему твоя попка все еще здесь, а не в примерочной?

– Может, не надо, а?

– Надо, Ксюша, надо… Так, подойди сюда. Повернись!

Я послушно выполняю указания, верчусь перед Аликом, словно на карусели, поворачиваясь то одним боком, то вторым.

– Так, диагноз ясен. Не твой фасончик, даром, что попка хорошо смотрится.

Алик звонко шлёпает меня по попе, отсылая в примерочную. Через полминуты его голова просовывается через шторку.

– Давай-ка я унесу отсюда все платья, подобные тому, что ты примерила. Будем подбирать тебе другой look. И подчеркнём два передних твоих преимущества…

После долгой примерки и препирательств мы всё-таки определились с гардеробом…

– Думаешь, сработает?

– Детка, уверен! – оттопыривает большой палец Алик. – Глядя на тебя, скажу честно. Я ещё никогда не был так близок к грехопадению! Чего говорить об обыкновенном самце с гигантскими яйцами?

Глава 3. Ксения

Дальнейшее было делом техники и моей наглости! В офисе Маркова секретаря временно не было. Я заставила Анюту оторваться от квартиры и сходить со мной в контору. Всё равно ей нужно было забрать свою трудовую книжку с нежелательной для неё записью. Она быстро мне объяснила, что к чему, и ушла. А я с самым невозмутимым покер-фейсом пришла к бухгалтеру со всеми документами и подписанным Марковым приказом о принятии на работу.

– Вас приняли? – недоверчиво покосилась на меня бухгалтер.

– Да, секретарь ввела в курс дела, созвонилась с Давидом Антоновичем… Вот приказ. Только номер зарегистрировать.

– Так это не ко мне, а к юристу, в соседний кабинет.

К юристу я вошла уже с той же легендой и важным дополнением, что у бухгалтера я уже была… Короче говоря, все были заняты своей работой, и никто не хотел заморачиваться со мной. Все были рады, что теперь неразбериха с входящими звонками и письмами закончится. Тем более, на бумагах стояла подлинная подпись самого Маркова (как оказалось, Анюта была прозорливым секретарем и загодя приготовила несколько чистых листов с его подписью).

За два дня я более-менее освоилась. А потом и сам Марков появился… под конец рабочего дня. Он изумлённо застыл в приёмной, разглядывая меня.

– А вы, простите, кто?

– Варягина Ксения Владимировна. Ваш новый секретарь, – улыбнулась я, стараясь оставаться спокойной.

Хотя сердце колотилось как бешеное. Если сейчас ничего не выгорит… А ещё этот Марков! Не мог выглядеть не так красиво, что ли? Стильная укладка, лёгкая небритость на смуглой коже лица. Глаза тёмно-зелёного малахитового цвета, сканирующие меня от головы до пят. Фигура как у какого-то древнегреческого бога, спустившегося с Олимпа.

– Не помню, чтобы я принимал вас на работу, – медленно произнёс он.

Я встала и прошлась до шкафа с папкой в руках. Нужно было поставить её на самую верхнюю полку, до которой я не дотягивалась. Я встала на носочки и потянулась: нет, не достаю, зато юбка поползла вверх, и блузка с места сдвинулась.

– Извините, вы мне не поможете? – улыбнулась я.

Марков, может, и опешил от моей наглости, но, как и предсказывал Алик, не мог не осмотреть все то, чем меня щедро наградила природа. Иначе говоря, Маркову пришлось по вкусу глубокое декольте, в котором волнительно колыхались упругие полушария третьего размера.

– Вы не помните, что принимали меня на работу, потому что я с вами вижусь впервые. Со мной разговаривал секретарь, бухгалтер и юрист. Я здесь уже третий день…

Марков удивился.

– Справляетесь?

– Ещё никто не жаловался. Вам кофе принести?

– Нет, спасибо… Потом попьём кофе. И всё-таки надо посмотреть, как вы справляетесь со всем этим…

– Легко и непринуждённо, – проворковала я и принялась клацать по клавиатуре.

Маркову позвонили, и он покинул офис, пребывая в лёгком недоумении. Я перевела дух. Первый шаг был сделан.

А для свершения второго шага мне потребовалось перевоплотиться в ниндзя следующим утром…

«Всё получится», – уверяю я себя, прокрадываясь в утренних сумерках к подъезду дома, возле которого припаркован автомобиль Маркова. Главное, не наткнуться на какого-нибудь собачника, выгуливающего своего питомца. Вот и серебристый внедорожник Маркова. Прости, Мерседес, жалко тебя портить, но что поделаешь, если твой хозяин – нехороший человек. Я оглянулась по сторонам и осторожно достала из рюкзака баллон с монтажной пеной. Нажала на спусковой механизм, проверяя: пена послушно зашипела из носика пистолета. Потихоньку я принялась за дело. Начала заполнять выемки на дверных ручках автомобиля. С левой стороны всё было сделано за считанные мгновения. Обойдя автомобиль сзади, я немного подумала и присела на корточки, добавив немного монтажной пены в выхлопную трубу. Теперь осталось обработать правую сторону автомобиля – и готово… Я уже сделала своё дело и собралась потихоньку ретироваться, как вдруг услышала:

– А я знаю, чья это машина!

Я едва не подпрыгнула на месте от неожиданности. Обернулась: пацан, лет одиннадцати.

– Могу и рассказать, – шмыгнул носом он.

Рассказать? И что ты расскажешь? Что девушка в огромной чёрной толстовке, в чёрной шапочке, в чёрных штанах, с чёрным рюкзачком творила здесь чёрные делишки?

– Дай пятихатку, я промолчу, – начал торговаться мальчик.

 

– Пятихатку? – удивилась я. Какой маленький, но жадный мальчик!

– Ага, пятихатку или… эт-самое…

Пацан вылупил на меня свои глаза, видимо шалея от собственной смелости:

– Или сиськи покажи!

Мда… И чему их только в школе учат! А Google и смартфоны для чего существуют? Я шагнула к пацанёнку и скрутила ему нос, зажав между указательным и средним пальцами, сделав подарочек в виде «сливы». Кажется, в мои школьные годы это называлось именно так. Как сейчас это называют, понятия не имею. Пацанёнок заверещал и драпанул со всех ног, забыв и про пятихатку, и про желание посмотреть на сиськи.

То-то же! А мне тоже пора уносить ноги. Я быстренько прошмыгнула на выход из коробки многоэтажных домов и неспеша пошла на остановку. Главное, не торопиться, не волноваться и… всё пройдёт как по маслу.

Звёздная задница Маркова выходит из дома всегда в самый последний момент и добирается до офиса за… Упс! Всего за минуту… Пройтись пешочком – дело пяти минут, не больше. Остаётся только надеяться, что он, обнаружив загаженную машину, не станет вызывать такси, а решит прогуляться…

В назначенное время моя старенькая Toyota Camry уже стеснительно пряталась за другими автомобилями. Через левое окно прекрасно был виден подход к подъезду Маркова. Ой, а вот и он! Выплыл из подъезда, поправил свои солнечные очки и поплыл к автомобилю! Представление начинается… Аж ладошки вспотели. Я, не отрывая взгляда от Маркова, тыкнула в экран смартфона, набирая приятеля.

– Ну, что, Ксю? Как ты там? Ещё немного, и я сгрызу свой маникюр!

– Не надо, Алик. Босс идёт к автомобилю. Застыл. Чёрт! Ему кто-то позвонил. Как бы он раньше времени не заметил сюрприз, – забеспокоилась я.

– Ой, не каркай, дурочка! – завопил Алик.

– Ты так громко верещишь, что сейчас всех своих клиенток распугаешь…

– Какие клиентки, Ксю? Я даже щёлкнуть не могу ножницами спокойно, так волнуюсь. Надо было с тобой идти!

– Нет, Алик. Так бы я ещё больше переживала.

Марков тем временем соизволил подойти к автомобилю и привычным движением сунул руку в дверную ручку.

– Есть! – крикнула я.

– Боже! Я жалею, что меня нет рядом. Подробности!

Какие подробности? Я с удовольствием наблюдала, как выражение красивого лица Маркова меняется сначала на недоумённое, а потом на брезгливое. Он машинально вытащил руку и вытер её об своё пальтишко!

Да! Монтажную пену я купила из разряда самых дерьмовых. Этот суррогат не высыхал даже спустя четыре часа и висел мокрой склизкой каплей. В которую сейчас вляпался Марков. Он сбросил вызов, ругнулся и обошёл автомобиль. И… двойное попадание! Болван, смотреть надо, куда лезешь пальцами. Я давилась смехом. Вот так тебе, Марков!

Он оглядел себя зверским взглядом: пальцы были испачканы, кремовое пальтишко кое-где заляпано остатками монтажной пены. А в офисе ему надо быть с самого раннего утра! Как-никак было нехорошо опаздывать на «конференц-связь» с крупными партнёрами из другого часового пояса нашей необъятной родины. А Маркову это было очень и очень нужно. Карьера спортсмена закатилась, бизнесмен он начинающий, каждая сделка – на вес золота. Марков ругался. Скорее всего, матом.

Я хихикнула: а не натянет ли он от злости на голову свою рубашку? Ой, нет… Кажется, футболисты натягивают на голову футболку, когда забьют гол. Я от спорта далека, но мемы из интернета пестрят именно такими изображениями.

– Ой, Алик… Всё! Он двинулся пешком!

– Боже! Идеально! Всё просто идеально! Я знал…

– Подожди, нужно его ещё обляпать грязью с головы до ног.

– Я в тебя верю. Выжидаешь минутку, потом медленно-медленно едешь за ним… И эффектно давишь сначала по газам, а потом по тормозам. Только не перепутай, умоляю!

– Да ну тебя! Я же не совсем идиотка. И даже не блондинка.

Я отключила вызов. Сердце колотилось, как сумасшедшее.

Марков тем временем стянул с себя пальто и, повесив, его на руку, шагал по направлению в офис. Высокий, статный. Красивый, гадёныш. Глаз не оторвать…

Уф, Ксения, соберись. Я использовала экстренный способ для успокоения: быстренько перемножила в уме сорок семь на шестьдесят три и стала ждать. Прошло две минуты. Я завела автомобиль и медленно поехала к офису. Ничего не предвещало беды. Всё шло по плану. Но вдруг выезд мне перегородила красный Nissan «жук». Девушка за рулём усердно таращила глаза и никак не могла плавно выехать с парковочного места. Вот же курица! Таких точно нельзя пускать за руль. Я нещадно сигналила. Девица начала дёргаться ещё сильнее, но всё же смогла сделать это. Но время уже было упущено! Чёрт! Я опаздываю. Поэтому мне даже не пришлось ничего изображать из себя.

Я помчалась к офису, выруливая в тесном потоке автомобилей. Пришлось прижаться к правой стороне дороги. Я нажала на газ, торопясь успеть окатить Маркова водой из лужи на парковке у самого офиса. Но вышло даже лучше. Когда я надавила на газ, он, оказывается, всё ещё вразвалочку шёл по тротуару. И как его облило… Мама дорогая! Феерично! С головы до ног! Отплёвываться ему теперь не один десяток минут! А до офиса осталось всего метров пятьсот, не больше.

Я лихо остановила автомобиль у офисного здания и вихрем влетела в приёмную. Носком туфли тыкнула на кнопку включения компьютера, клацнула ногтём по кофеварке и приготовилась ждать. Что-то долго босса нет. Может, выйти в коридор и посмотреть? Окна как раз выходят туда. Я подскочила и поспешила на выход. Дверь распахнулась так резко, что я едва успела отпрянуть, испуганно пискнув. И не удержалась бы на каблуках, шлёпнувшись на пол, если бы Марков не схватил меня своими ручищами.

– Фу-у-у! – непроизвольно вырвалось у меня.

Грязи на Маркове было много.

Другие книги автора:
Нужна помощь
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»