Уведомления

Мои книги

0

Воздушный стрелок. Опричник

Текст
13
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Нет времени читать книгу?
Слушать фрагмент
Воздушный стрелок. Опричник
Воздушный стрелок. Опричник
− 20%
Купите электронную и аудиокнигу со скидкой 20%
Купить комплект за 548  438,40 
Воздушный стрелок. Опричник
Воздушный стрелок. Опричник
Аудиокнига
Читает Александр Городиский
299 
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Пролог

Резкий звук сирены и яркий свет зажегшихся плафонов моментально вырвал спящих из сна и выкинул их из постелей раньше, чем рассеялась сонная муть в глазах. А в следующую секунду кубрик наполнился шорохом надеваемой одежды, сдавленными матерками и топотом обутых в берцы ног.

А пока поднятая по тревоге смена охраны готовилась к выходу, в сотне метров от казармы на стартовую площадку выкатился небольшой аэродин и гостеприимно раскрыл широкую пасть аппарели, в которую тут же устремилась полудюжина бойцов, закованных в черные, почти невидимые в ночи ЛТК[1] «Визель». Несмотря на массивность доспехов, двигались фигуры на диво стремительно. Миг – и они уже в чреве экранолета, еще один – и аппарель захлопнулась, а в воздухе послышался набирающий мощь свист винтов. Аэродин пробежал по короткой взлетной полосе и, не включая бортовых огней, почти моментально растворился в черноте ночного неба, оставив на земле лишь суету охраны, занимающей посты согласно боевому расписанию.

Что поделать? Устав никто не отменял, а его положения четко регламентируют порядок действий подразделений отряда. В том числе и усиление охранных постов на время исполнения заказа. И плевать, что место очередной работы находится в пятистах километрах от домашней базы отряда. Сказано «усиленный режим», значит, так тому и быть.

Гдовицкой окинул взглядом демонстрируемую на огромном экране схему базы и довольно кивнул. С момента тревоги не прошло и трех минут, а все бойцы охранного подразделения уже заняли отведенные им места и, судя по зеленым огонькам подтверждающих сигналов, готовы к отражению любой вероятной угрозы.

Словно в подтверждение мыслей начальника службы безопасности отряда «Гремлины», по залу контроля разнесся как всегда насмешливый голос майора охранного отряда базы:

– Самурай, группы на позициях. Приказы?

– Готовность два, Толстый, – отозвался Владимир Александрович.

– Ясно. Бдим, – вздохнул его собеседник и отключился.

Гдовицкой же, невольно кивнув в ответ на эту констатацию факта, развернул перед собой еще один экран и, вбив короткую команду на клавиатуре, вывел системы эфирного контроля на рабочий режим. Где-то на вершине Апецки открылись люки, и из-под земли выскочили четыре на совесть защищенных полусферы, каждая не больше метра в диаметре. Мгновение, и все подступы к древней горе и расположившейся на ее покатых склонах базе оказались под присмотром мощного сканирующего комплекса. Теперь здесь не то что птица, мышь не проскочит незамеченной.

Паранойя? Возможно. Но Владимир Гдовицкой, бывший начальник службы безопасности рода Громовых, а ныне занимающий ту же должность в отряде Кирилла Николаева, полностью поддерживал командира в его осторожности. Лучше уж «пере», чем «недо» Тем более в таких местах, как червоннорусское пограничье, с его засильем наемников и откровенных бандитов. И пусть подавляющее большинство их «пасется» на землях СБТ[2], не рискуя гадить в землях русского монарха, но кто гарантирует, что кому-то из лихих людей золото не застит глаза? А база «Гремлинов» в плане оснащения тот еще Клондайк. Такое место и пощипать не грех, особенно в отсутствие хозяев, умотавших на очередной заказ и прихвативших с собой главную ударную силу отряда – ЛТК. В общем, как заметил однажды его бывший ученик и нынешний командир: береженого Бог бережет, а небереженого конвой стережет. Вот Гдовицкой в компании с бойцами Толстого и бережет базу, и стережет ее, как никакому конвою не снилось.

Хотя вообще-то на его месте сейчас должна была сидеть Ольга – невеста командира и владельца отряда. Как сертифицированный специалист БИЦ[3], в работе систем защиты она разбирается куда лучше Владимира, тем более что именно она и собирала всю эту машинерию. Но взятый заказ требовал присутствия хотя бы двух техников, понимающих окружающие реалии и знающих, что делать по любую сторону от мушки прицела. Отправлять же в Свободные территории необстрелянных новичков, набранных Георгием в московских училищах аккурат после рождественского выпуска, было глупо. Да и сам Жорик Весло, хоть и числится майором отряда, от тех желторотиков мало чем отличается, почему и вынужден исполнять роль пилота аэродина, пока Ольга с Вячеславом будут работать «в поле», под прикрытием своего командира и его валькирий.

От размышлений Гдовицкого отвлек сигнал браслета. Глянув на экран, Владимир покачал головой.

– И что вам не спится в ночь глухую? – спросил он еще сонного, ошалело лупающего глазами новичка-технаря из Жорикова пополнения.

– Так… сирена же, – тряхнув головой, ответил тот. – Мы с Георгием связаться пытались и с командиром… но ни они, ни Ольга не отвечают. Что нам делать-то, Владимир Александрович?

– Спать, – фыркнул Гдовицкой. – Не про вас та сирена, отдыхайте.

– А что…

– Ничего, – отрезал начальник службы безопасности. – С утра в ваши норы работа подвалит, так что отсыпайтесь, пока есть возможность.

– Понял, – протянул технарь и отключился. Начальник службы безопасности только огорченно хмыкнул.

И ведь не в первый раз уже такая реакция. Хоть и предупреждали, и объясняли, а желторотики все равно суетятся. Ш-штафирки! Нет бы брали пример с пигалиц… то бишь с воспитанниц, конечно, воспитанниц. Младшие ученицы Кирилла уже во время второй ночной тревоги перестали теребить окружающих. Инге и Анне вообще одного-единственного объяснения хватило, чтобы твердо уяснить: если вдруг случится нечто серьезное, их первых в бункер наладят. Малолетки, да, а разумности больше, чем у куда более взрослых технарей-новичков! Нет, определенно надо поговорить с Ольгой по возвращении, чтобы развела систему тревожной сигнализации на общую и пообъектную, а то подчиненные Жорика себе все нервы вымотают, а им ведь еще с тактиками[4] работать, теми, что должен доставить отправившийся в экспедицию отряд. Чинить, латать, собирать… уж на что сам Гдовицкой не специалист, но и он понимает, что спросонья к тактическим комплексам лучше не соваться. Как бы не напортачили с недосыпу, кролики красноглазые. Да и самому Георгию пора бы вспомнить, что его настоящее место не за штурвалом аэродина, а в кабинете начальника технической службы, а то повадился, понимаешь, летать туда-сюда, а кто за подчиненными следить будет, а? Эх, молодежь…

Придя к такому выводу, Гдовицкой внес соответствующую запись-напоминание в браслет и вновь уставился на огромный экран. Пробежав взглядом по столбцам цифр и графикам, демонстрируемым главным вычислителем, и убедившись, что никакой супостат не крадется в темноте, желая взять базу «на штык», он откинулся на спинку удобного кресла и тяжело вздохнул. Остается самое трудное в любой работе: ждать. Ждать возвращения группы и бдить, как выразился Толстый.

Сигнал о возвращении летучего отряда поступил на пульт БИЦ, когда утро уже заявило свои права и, разметав в клочья молочную кисею тумана, залило долины и горы не по-зимнему ярким солнечным светом. Впрочем, что там той зимы осталось? Неделя, максимум две… и весна вступит в свои права, не оставив и следочка от и без того не по-русски хилых и уже основательно просевших и почерневших сугробов.

Притихшая в ожидании база моментально наполнилась шумом и гамом. В эфире зазвучали отрывистые команды, заставляя встрепенуться охранников и поднимая на ноги уже готовых к работе технарей. Тут же загудели приводы ворот основного ангара, рядом с ним, со свистом взрезая воздух винтами, практически вертикально зашел на посадку аэродин, чуть ли не на ходу откидывая аппарель трюма. А в следующий миг из ангара показал тупой нос тяжелый погрузчик с цепочкой тележек, в которых устроились техники, и попыхтел к усевшемуся на посадочную площадку экраннику.

Из открывшегося трюма шлюпа пахнуло гарью, запахом обожженного железа и сгоревшей проводки, и технари тут же скрылись в брюхе летательного аппарата вместе с притащенными погрузчиком тележками. Погрузка привезенной отрядом техники надолго не затянулась. Не прошло и четверти часа, как оставленный у аппарели погрузчик натужно взревел мощным стокубовым[5] двигателем, качнулся и, тронувшись с места, потянул из нутра аэродина кучу металла, в которой при должном воображении еще можно было узнать секстапод-шасси тяжелого тактического комплекса, его же кабину и что-то, когда-то бывшее артиллерийским орудием, а ныне представляющее собой завернутый штопором кусок обожженной трубы, больше похожий на несуразный образчик современного искусства. Следом показались другие тележки, нагруженные не менее странным металлоломом, и весь этот поезд со скрипом и грохотом пополз обратно в ангар.

 

– А я говорил, что нужно нормальную кран-балку установить. – В тишине, обрушившейся на площадку с выключением движков аэродина, голос Георгия прозвучал неожиданно громко.

– А реанимационный комплекс ты куда денешь?! – тут же возмутился девичий голос в ответ.

– Не ссорьтесь. – Шагнувший на бетон посадочной площадки боец в ЛТК снял шлем, оглядевшись по сторонам, выудил из подсумка пачку сигарет, закурил и обернулся к спускающимся по аппарели друзьям. – Никто не собирается выкидывать из аэродина медицинское оборудование. Но, Лиза, Георгий прав, как показал сегодняшний опыт, нам жизненно необходимо погрузочное оборудование. Кантовать ТТК руками, пусть даже и в «Визелях» – удовольствие невеликое, и с этим нужно что-то делать. Одно дело, затаскивать на платформу поврежденный ЛТК, совсем другое – пытаться погрузить на нее разваливающуюся от малейшего движения полуторатонную махину того же «Скорпиона»[6].

– И что ты предлагаешь? – хмуро осведомилась Елизавета, следом за командиром стягивая с головы шлем тактика, и, довольно вдохнув свежий горный воздух, тряхнула гривой огненных волос.

– Я?! – делано удивленно воскликнул Кирилл. – Ровным счетом ничего. У нас здесь аж три технаря с неплохим багажом знаний и умений, вот пусть они головы и ломают… исходя из имеющихся возможностей и ограничений.

– Самый простой вариант: установить на нашу платформу лебедку и гидродомкраты, – тут же откликнулся присоединившийся к компании Вячеслав. – Была подобная штука у Баума в мастерской, мы на ней тяжелые детали на погрузку таскали. Удобная вещь, собирается в пять минут и места занимает не так чтобы очень много.

– «Не очень много» это сколько? – недовольно буркнул Георгий.

– Ну, скажем, если в походном положении принайтовить лебедку и домкраты к аппарели, то ничего никуда выкидывать из трюма не придется, – пожав плечами, невозмутимо ответил бывший раб.

– Идем в зал, набросаешь эскиз, посмотрим, – подтолкнула его под локоть Ольга. – Глядишь, действительно решим проблему.

– Хм… я тоже, пожалуй, пойду, – протянул Жорик. – Нужно посмотреть, что там молодые с нашим грузом делают… чтоб не напортачили.

– Сначала обслуживание «Борея», – притормозил своего ватажника Кирилл, а когда тот скривился, развел руками. – А ты как думал? Любишь кататься, люби и саночки возить. Иди-иди, Жор. А за техниками вон Ольга с Вячеславом присмотрят.

– Эх… иду. – Вздохнув, Георгий развернулся и вновь скрылся в трюме шлюпа, на ходу обогнув застрявших посреди аппарели ожесточенно спорящих близняшек.

О том, что Громовы вновь чего-то не поделили, можно было догадаться по резкой жестикуляции, а вот узнать о сути спора… ну лень было Кириллу вновь напяливать шлем «Визеля» и подключаться к циркулярной связи. К тому же он еще не докурил.

Впрочем, спустя минуту ему все равно пришлось избавиться от сигареты, развеяв ее невесомым пеплом, чтобы не травить никотином детей, точнее, появившихся на площадке младших учениц, с писком и визгом рванувших к учителю с требованием рассудить очередной их спор. Ну это просто эпидемия какая-то!

Часть первая
Весна идет

Глава 1
Полон рот забот

Выход в поле. Очередной, уже, можно сказать, привычный нашей команде срочный заказ. Не первый и даже не пятый. Уже больше десятка таких вот выполненных «технических» заданий за плечами «Гремлинов». И вроде бы что здесь такого – забрать сломанную технику, оценить, отремонтировать, вернуть хозяевам и получить за это неплохие деньги. Просто? Ну, несложно на первый взгляд. А на деле все иначе.

Битая техника не образуется сама собой, это следствие боестолкновения, и зачастую забирать ее приходится прямо с поля боя. Естественно, что собираем мы все найденное железо, а не только принадлежавшее заказчику до начала боя, то есть, по сути, помимо прочего исполняем функции трофейной команды. И именно в этом кроется опасность. Места боев, какими бы тихими и безлюдными они ни казались, всегда привлекают искателей легкой наживы, а их среди жителей СБТ подавляющее большинство. Мародеры и бандиты, словно почуявшие кровь акулы, моментально стекаются в такие места, едва отгремят последние взрывы и выстрелы, и нередко победителям приходится вступать в бой с этими падальщиками, чтобы отстоять собственное имущество и трофеи.

Вот и нынешний наш заказ был из той же серии. Где-то в районе Ломицы столкнулись два отряда и устроили небольшую войнушку, в результате которой победитель потерял несколько тактиков, взамен получив пару почти не пострадавших боевых машин и несколько битых тактических комплексов противника. Часть трофеев и свою технику наемники утащили с поля боя самостоятельно и отправились в город зализывать раны, а часть имущества уничтоженного противника им пришлось бросить на месте. Но это же СБТ! Здесь даже убитый в хлам стреломет никто не выкинет на свалку, что уж говорить о вполне подлежащей ремонту боевой технике? Вот и летим мы с отрядом к месту боестолкновения с целью забрать то, что не смог утащить сам заказчик, а при необходимости и отбить трофеи у мародеров. Впрочем, сегодня, думаю, обойдется без перестрелок. Все же с момента боя прошло меньше суток, а значит, есть шанс, что «Гремлины» окажутся на месте раньше, чем туда доберутся ушлые местные.

– Минутная готовность! – Голос пилотирующего «Борей» Георгия на миг перекрыл шум двигателей аэродина, и я, окинув взглядом зашевелившуюся команду, поднялся с лавки. Ну а как иначе-то? Тяжесть «Визеля» не каждое кресло выдержит, вот и пришлось специально для таких случаев сварить пару длинных лавок вдоль бортов экранника.

Пока я прокручивал в визоре статусы подчиненных, проверяя их готовность к высадке, Ольга с Вячеславом устремились к кофрам с оборудованием, что должно превратить место посадки «Борея» во временную крепость, а близняшки с Елизаветой занялись проверкой вооружения. И это правильно. Мало ли что ждет нас внизу? Расчет расчетом, но от случайностей-то никто не застрахован.

– Весло, Сильверу[7], – буркнул я.

– Слушаю, – откликнулся пилотирующий наш транспорт Жорик.

– Дай картинку с бортового СЭКа[8], – потребовал я, и через секунду в визоре замерцала иконка карты, которую я и развернул.

– Чисто там, – произнес наш майор. – Я уже смотрел.

– Убедиться не помешает, – ответил я. – Время?

– Тридцать секунд до выхода на точку, – доложил Жорик, закладывая пологий вираж. Двигатели аэродина изменили тон, и в следующее мгновение тяжелая машина, ощутимо вздрогнув, пошла вниз.

– Внимание, отряд! – переключившись на циркулярную связь, произнес я. – Идем на посадку. Готовность – десять секунд. Весло, аппарель вниз!

– Есть, командир, – почти в унисон отозвались «Гремлины».

Елизавета метнулась на помощь Ольге и Вячеславу, а близняшки, активировав вооружение «Визелей», моментально оказались у опускающейся аппарели. Ну да, их номер первый. Пока наши технари не развернут «Флешь»[9], именно от Лины с Милой будет зависеть безопасность всех присутствующих. Ну и от спарок «Борея», конечно. Но орудия аэродина – это скорее тяжелая артиллерия, а вот Громовы – наша охрана и разведка, а значит, и в огневой контакт с противником, если таковой случится, первыми вступят именно они. Я же… присмотрю, чтоб моим ученикам никто не поджарил хвост.

– Пошли!

Аппарель еще не коснулась земли, а два черных «Визеля» уже выкатились наружу, на ходу «ощупывая» местность сенсорными комплексами. Наплечные стрелометы хищно повели короткими стволами, и сестры, опустившись на колено, замерли на месте, прикрывая друг друга и выход из аэродина.

– Чисто! – первой подала голос Лина.

– Чисто! – тут же отозвалась Мила.

– У меня тоже, – подтвердил Жорик, пройдясь лучом сенсорного комплекса «Борея» по своему сектору внимания.

– Технари, на выход, – скомандовал я. – Разворачивайте «Флешь». Диаметр – сто метров.

– Есть, – откликнулась Ольга и, кивнув Вячеславу, ухватилась за одну из рукоятей первого кофра. Вячеслав взялся за вторую ручку, и оба техника двинулись на выход из аэродина. Ну а мы с Лизой потащили второй кофр.

Десять минут суеты, гул заработавшего генератора, и поляна, на которой приземлился шлюп, оказалась накрыта двойным эфирным куполом. Внешний прикрыл нас от визуального наблюдения и заглушил исходящие эфирные колебания, а внутренний должен защитить от возможного обстрела. Конечно, от артиллерии или техники уровня старшего воя, легкий кинетический щит не спасет, а вот от огня крупнокалиберного стреломета – запросто. А большего нам пока и не нужно. Все же мы сюда не воевать пришли, да и мародеры обычно не могут похвастать тяжелым вооружением или наличием в своих рядах серьезных бойцов. Не их уровень.

Скинув Елизавете присланную заказчиком карту с отметками примерных мест нахождения битой техники, я вывел из аэродина квадр с легкой платформой-прицепом и, дождавшись, пока ознакомившаяся с полученной от меня информацией девушка займет пассажирское сиденье, направил машину по прихваченной ночным ледком грязи к первой отметке. А следом за нами, оседлав второй квадр, покатили сестрички Громовы. Вячеслав с Жориком и Ольгой остались на месте, для охраны стоянки и аэродина.

Первым на пути попался заляпанный грязью и обожженный полуторатонный «Скорпион» с развороченным шасси и болтающейся на соплях кабиной. Пустой, к счастью. Вот чего не хотелось бы, так это отскребать ТТК от останков пилота. Был у нас и такой опыт, и, как легко догадаться, повторения его никто не желал. На этот раз повезло. И нам, и пилоту «Скорпиона», сумевшему выбраться из подбитой машины и удрать. По крайней мере, следы вокруг говорили именно о таком исходе дела. Да, тяж[10] – это вам не легкий тактик. Даже прямое попадание ракеты в такую машину оставляет пилоту шанс выжить. А носителям ЛТК о таком остается только мечтать, завистливо вздыхать… и быстро-быстро бегать.

Пока Мила с Линой присматривали за окрестностями, мы с Елизаветой взгромоздили тактик на платформу, хотя это было непросто. «Визели», конечно, изрядно увеличивают физические возможности носителей, но псевдомышцы легких тактиков просто не предназначены для длительных тяговых нагрузок сверх нормы. А она, между прочим, не так уж и велика. Максимум двести килограммов… да и то при условии, что пилот находится в хорошей физической форме, то есть способен уложиться в военный норматив при преодолении пятидесятикилометрового марш-броска с полной выкладкой. Не наш случай, прямо скажу. Я до таких кондиций еще банально не дорос, а Лиза… ну, у девушек в армии имеются собственные нормативы. И это правильно. Равноправие полов – штука, может быть, и неплохая, но физиологию еще никто не отменял.

 

В общем, пришлось нам с Посадской изрядно помучиться, но с помощью Эфира, наработанных в прошлых выходах приемов и чьей-то матери мы все же справились с погрузкой «Скорпиона» на платформу, а я в очередной раз пообещал себе напомнить нашим технарям о необходимости придумать более удобную систему погрузки.

Со следующими точками мы разобрались куда быстрее. Благо ничего столь же тяжелого и неудобного, как «Скорпион», нам больше не попалось. Один лишившийся ноги польский «Гусар» с ощипанными «перьями» развороченной ракетной установки, да пара оставленных в спешке, лишенных подвижности ЛТК, явно принадлежавших команде победителей. Да, была еще «трофейная» скорострельная спарка на треноге, найденная близняшками в нескольких метрах от довольно большой, кисло воняющей воронки, но ее мы прихватили лишь из жадности. Все же ремонт стрелкового вооружения – это не наша тема. Но бросить вполне пригодное к работе оружие?! Вот еще. Загоним победителям… со скидкой или выставим на аукционе в том же Мармациее. А что? В списке, представленном заказчиком, этот образец не числится, по всем писаным и неписаным правилам имеем право зачесть спарку как «честную» находку. А это, между прочим, тысяч пять-шесть крон. Немного? Скажите это Вячеславу.

В общей сложности на сбор битой техники, оставленной нашим заказчиком, спешившим доставить своих раненых бойцов к врачам, у нас ушло немногим более трех часов. И то надо сказать спасибо памятливому майору отряда, довольно точно указавшему на карте места, где эта самая техника может быть. Иначе, боюсь, нам пришлось бы потратить куда больше времени на поиск. А рыскать по грязи в лесистой местности да холодной ночью – удовольствие невеликое, смею заверить.

Да и тот факт, что в своем поиске мы умудрились опередить мародеров, тоже порадовал. А ведь был, был шанс наткнуться на этих падальщиков. Судя по встретившимся нам следам, отряд заказчика хорошо потрепало в бою, настолько, что после столкновения наемники отправились не на базу зализывать раны, а в ближайший город… где наверняка попались на глаза местным ухарям. А уж те при виде входящего в город измотанного, пропахшего гарью отряда на исклеванной стрелометами броне наверняка сложили два и два. И тем не менее во время «уборки» мы не встретили ни единого намека на присутствие мародеров… повезло, иначе не скажешь.

Как результат, на Апецку мы вернулись утром, бодрые и вполне работоспособные, а не после полудня, уставшие и задолбанные, как я предполагал изначально. Если бы еще не споры, вспыхивавшие всю дорогу до Апецки между ученицами… Хорошо Георгию, закрылся в рубке, и никто к нему не лезет. Да и Вячеслав неплохо устроился. Подкатился под бочок к Елизавете и спит, в ус не дует. Как только умудрился, в тактике-то? А мне завидно. Девицы задергали: «Кирилл, скажи ей…», «Учитель, ну ты же понимаешь, объясни этой…» Брр. Достали. Ну ничего, лететь до базы осталось совсем чуть-чуть, а там раздам задания всем причастным и несчастным, а сам сбегу… сначала в столовую, а после в кабинет. И пусть попробуют выколупать меня оттуда!

Мечты, мечты… Стоило только шлюпу приземлиться и раскрыть пасть аппарели, как на посадочной площадке, словно из ниоткуда, возникли еще две ученицы, самые младшие. И тоже с требованием рассудить и объяснить. Я говорил о везении? Соврал. С другой стороны, а кого винить? Мои ученицы – моя ответственность. Эх! Пришлось развеять только что зажженную, первую за день сигарету и вникать.

Рассудить спор Инги с Анной мне удалось еще на пути к стенду моего «Визеля», но, едва разобравшись в данных им объяснениях, девчонки просто утопили меня в сотне тут же возникших вопросов, на которые, естественно, я обязан был ответить сразу и полностью… Дверь тамбура перед стендом я разглядывал как спасение. Уж туда-то они за мной не полезут.

Не полезли, да. Зато, дождавшись, пока я переоденусь и покину капсулу, моментально оказались рядом и, подхватив под руки, повели в свой модуль, поближе к рабочим записям и наглядным пособиям. Хорошо, что по пути нам встретились близняшки Громовы. Они-то и перенаправили младших в столовую, напомнив, что их любимый учитель сегодня еще не завтракал. Черт побери, приятно, когда о тебе беспокоятся.

Почему сам не перенес беседу с Ингой и Анной на потом? Передумал. Переносил ведь уже, и не раз. Причем настолько «не раз», что перед девчонками и самим собой стыдно. Взялся учить, а времени не то что на лекции, даже на обычные тренировки порой не хватает. Заказы, бухгалтерия, снабжение, пополнение… Одно радует, после открытия московского ателье СЭМов[11] нагрузка должна уменьшиться, и я наконец смогу вплотную заняться подготовкой учениц… и учеников.

Да, пора уже вытаскивать младшего Бестужева и Хромова на нашу базу, пусть разбавят здешнее бабье царство. Тем более что срок моих игр в прятки с его высочеством Михаилом подходит к концу, а значит, присутствие на Апецке протеже цесаревича уже никому и ничем не помешает. Но лишь после открытия ателье. А до тех пор… да черт с ним! Оторву от сна еще часок, но найду время на нормальные занятия с младшими. А то у них с каждым днем вопросов все больше и больше, как бы не начали сами ответы искать… экспериментальным путем, да.

Я даже поежился, представив, что именно могут натворить две одаренные, увлеченные общим делом малолетние исследовательницы Эфира и рун. Ну его на фиг! Надо еще Вячеслава припрячь, пусть помогает, муж любечанский[12]. А то окопался в мастерских, понимаешь, и забыл обо всем на свете, включая свое обещание. Вот и напомню ему сегодня же… хотя, нет. Сегодня не выйдет. От притащенных из выхода разбитых машин его еще два дня за уши не оттащить, как, собственно, и всех наших технарей. Пока не разбросают тактики на детали и не определят фронт работ, из мастерских мне их не вытащить. Ни Славку, ни Георгия с Ольгой… впрочем, думаю, невеста моя не столько вокруг этого битого хлама крутиться будет, сколько займется наведением последнего лоска на те машины, что наши техники собрали для презентации в ателье.

От размышлений меня отвлек ощутимый толчок в бок. Положив вилку на стол, я повернулся к невесте.

– Очнулся наконец, – усмехнулась Ольга. – Зовем его, зовем, а он сидит как истукан…

– Задумался, – вздохнул я. – И зачем я тебе понадобился?

– Не мне. Девочкам. – Невеста кивком указала на сидящих напротив нас Ингу с Анной.

– Опять? – вырвалось у меня под смешки учениц. Только Вербицкая, как всегда, осталась демонстративно невозмутимой. – И что на этот раз?

– Учитель обещал лекцию, – протянула Анна, стрельнув глазками в сторону подруги.

Инга с готовностью кивнула.

– Обещал-обещал. Вот мы и спрашиваем: когда? – прищурившись, спросила сестрица Жорика.

– Сегодня вечером, в девять, – отозвался я. – И далее каждый день в то же время. Будем подтягивать вас не только в рунике, но и в теории Эфира. А то со всей этой суетой как-то подзабросили мы эту тему. Но ведь на одних тренировках, без понимания процесса, далеко не уедешь. Так что будем исправляться… ну и да, готовьте вопросы, если есть. Отвечу.

– Ура!!! – Сдвоенный крик младших девчонок сотряс модуль столовой.

– Это, кстати, касается и остальных учениц. Я буду ждать всех вас здесь после ужина, – добавил я и вновь повернулся к нахмурившейся невесте. – Оленька, я понимаю, что у тебя куча дел с нынешним заказом и подготовкой к открытию ателье, но увиливать от обучения не позволю. Возьмешь конспекты у подруг и проштудируешь. И да, не стесняйся спрашивать, если вдруг что-то будет непонятно. Все же конспект есть конспект… всех нюансов в нем может не оказаться. Ясно?

– Полностью. – Недовольство исчезло из глаз Ольги, будто его и не было. Ну-ну, это она еще не знает, что я не только отвечать на ее вопросы буду, но и сам их задавать собираюсь. Так что на чтение конспектов, что называется, по диагонали Оленька может не рассчитывать. Синекуры не будет.

Нет, если бы речь шла лишь о рунах, я бы и заморачиваться не стал. Раскидал бы обязанность по чтению лекций между Георгием, Вячеславом и самой Ольгой, на том и дело закончил бы. Эта троица живо разъяснила бы остальным ученицам, что почем. Конечно, до артефакторов уровня того же Славы они учениц недотянули бы, но принципы, основы рунного оперирования объяснили и общего понимания руники добились бы наверняка, и быстро. А вот с теорией Эфира такой финт не пройдет, тут придется работать самому. С другой стороны, зря, что ли, год назад покойный дед в Аркажском монастыре меня по этой теме натаскивал? Да и сам я, смею надеяться, кое-что в Эфире понимаю, хех.

После завтрака команда разошлась по рабочим местам. Громовы усвистели на учебу к Гдовицкому, натаскивающему их не только в тактике малых групп, но и в основах деятельности его родной службы безопасности. Посадская с Вербицкой удалились в медблок, где дожидался пациент – пострадавший в спарринге с ними же боец майора Толстого, отряд которого уже два месяца охраняет нашу базу. Ольга прихватила с собой младших учениц и удалилась в мастерские, гонять подчиненных ей техников, работающих с СЭМами, а следом за ней там же исчезли и Жорик с Вячеславом, которым еще предстояло оценить фронт работ по восстановлению притащенной нами с выхода боевой машинерии.

Окинув взглядом опустевшую столовую, я наткнулся на гору тарелок в мойке и, тяжко вздохнув, принялся за мытье посуды. Ну да, все вокруг такие занятые, что даже тарелку за собой помыть у них времени нет… Зато у атамана Николаева его, времени в смысле, конечно, до черта! Нет, положительно, пора нанимать гражданский персонал. Не хотелось вообще-то… опыт той жизни прямо-таки вопит и протестует. Но деваться-то некуда! Это пока на базе были лишь мои ученицы да Роговы с Гдовицким, проблем с той же кухней не возникало и готовили, и посуду мыли по очереди. Но появились нанятые Жориком техники, потом наемная охрана под началом Толстого… и если последние к нарядам на кухню привычны и вроде бы не возражают против такого положения дел, было бы место для кашеварни, то те же техники уже начали потихоньку скрипеть и жаловаться, несмотря на всю их молодость и безбашенность. Да и у нашей компании все меньше и меньше времени на кухонные дела остается. Заказы, тренировки… Эх, опять расходы. А что делать? Либо теряется время и, как следствие, страдает учебный процесс и основная деятельность отряда, либо уменьшается доходность дела. Незначительно уменьшается, надо заметить, но это лишь пока.

Решено. Сегодня же займусь поиском кухарей для базы… желательно где-нибудь в центральных воеводствах. Тащить на Апецку местных я как раньше не хотел, так и сейчас не намерен. Охранное подразделение – исключение. Да и назвать его бойцов местными, значит, сильно погрешить против истины. Свой отряд Андрей Вячеславович Евтихов по прозвищу Толстый сформировал в Приамурье, а в СБТ приехал, чтобы натаскать молодых бойцов в обстановке приближенной к боевой… ну и приподнять свой рейтинг по возвращении в родные места. Ценятся там отряды, прошедшие стажировку в СБТ, Африке или в Южной Америке.

1ЛТК – легкий тактический комплекс. – Здесь и далее примеч. авт.
2СБТ – Свободные Балканские Территории.
3БИЦ – боевой информационный центр, представляет собой управляющий модуль систем защиты стационарных объектов – от родовых боярских имений и подземных бункеров до пограничных укрепленных районов.
4Тактики – сленговое название тактических комплексов, преимущественно легких.
5Стокубовый – здесь указан не объем двигателя, а максимальное количество топлива, способное сгореть в его рабочей камере за минуту.
6«Скорпион» – модель тяжелого тактического комплекса на секстаподах-шасси, несущая на себе артиллерийские и ракетные установки среднего класса.
7Общепринятый стандарт ведения радиопереговоров. По сути, полностью фраза должна звучать так: «Весло, ответь Сильверу».
8СЭК – система эфирного контроля.
9«Флешь» – легкий тип мобильного комплекса пассивной обороны.
10Тяж – сленговое обозначение любого ТТК.
11СЭМ – спортивная экзоскелетная машина. Обезоруженный, лишенный бронирования ЛТК, созданный Кириллом и Ольгой.
12Муж любечанский – отсылка к указу Иоанна Пятого, приравнявшего членов любечанской гильдии артефакторов к боярским детям.
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»