Русский мир. Часть 1Текст

Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Введение

Работа над «Русским миром» началась в 1991 г. И это не случайно. Страна стояла на пороге новой жизни, в который уже раз за свою историю довольно категорично отказываясь от собственного прошлого. В обществе царили негативные настроения, подогреваемые средствами массовой информации. Все подвергалось критике: дореволюционная и советская история, политическое устройство и развитие экономических отношений, быт и образ жизни россиян, даже достижения великой русской культуры ставились под сомнение, особенно те, которые были связаны с политически некорректными в то время темами – величие страны, дружба народов и др. Все это невольно сводилось к одному тезису: только очень странный и несуразный народ мог оказаться в подобной исторической ситуации.

Одновременно с этим, как часто бывает в моменты политического и идейного кризиса в России, в науке и публицистике остро встали вопросы: что такое Россия, кто такие русские, как «они дошли до жизни такой», есть ли в их судьбе некая закономерность, предрешенность, каковы особенности русского национального характера. Мнения авторов в большинстве случаев делились на два полярных направления, оба были не новы для русской общественной мысли, только выражались резче, чем обычно. Одно заключалось в идее исключительности русского народа, его особой миссии в мире, непохожести на все остальные народы. С неким вызовом посреди общего критического настроя авторы утверждали превосходство русских, приводя примеры из давней и недавней истории.

По второму пути шло большинство публицистов и журналистов: Россия и русские далеки от «цивилизованного сообщества» и в силу особенностей своего характера имеют мало шансов влиться в него. Они «испорчены» веками тоталитаризма, не имеют общественного сознания, растеряли предпринимательскую жилку, погрязли в варварстве, пьянстве и лени. И в этом случае иллюстраций хватало и на страницах истории, и в криминальной хронике.

И те и другие подчеркивали, каждый по-своему, исключительность русской культуры, ее оторванность от общемирового процесса. На этом фоне довольно остро ощущалась необходимость изучения особенностей развития русского народа без крайностей, взвешенно, на основании широких научных данных, в контексте мировых цивилизаций, но без противопоставления – «они хорошие, а мы плохие» или наоборот. Важным представлялось и обращение к истокам, в целях поиска корней современной ситуации, определения закономерностей развития как страны, так и населяющего ее народа.

Еще одним важным моментом, предрешившим появление курса «Русский мир», стало снятие «железного занавеса». Столкновение с реальным внешним миром открыло россиянам две противоположные истины: с одной стороны, он не так отличается от нашего, как когда-то казалось, и в хорошем и в плохом смысле, с другой – мы не так похожи на других жителей мира, как могли бы быть, учитывая общечеловеческие ценности. Да и люди, населяющие когда-то единый для нас мир загадочного зарубежья, тоже оказались разные, и «их нравы» разительным образом отличались от страны к стране.

Автор этих строк в 1991–1992 гг. преподавала русскую культуру и литературу в одном американском университете и, как большинство соотечественников, открывала для себя чужой инокультурный мир, удивляясь разнице в восприятии и отношении к самым обычным вещам, манере поведения и общения, просто повседневной жизни. Было очевидно, что американские студенты воспринимают русскую литературу иначе, чем русские: не могут понять коллизии абсурдных на их взгляд русских сказок (за что наградили вялую девочку в сказке «Морозко»?), совершенно иначе расставляют акценты в произведениях Л. Н. Толстого (милый русскому сердцу Стива Облонский оказывается у них чуть ли не главным злодеем) и т. д.

Одновременно с этим оказалось, что мир воспринимает далекую Россию исключительно через призму устойчивых, довольно примитивных стереотипов, к тому же в большинстве случаев, к сожалению, негативных. Удивляло и полное незнание России вообще – как будто она и вправду, как полагали многие, находится где-то на краю света, в ледяной пустыне, населенной волками и медведями, среди которых чудом выживают странные дикие люди, каким-то загадочным образом породившие мировых гениев в области литературы, музыки, театра.

Наконец, важнейшим стимулом к созданию «Русского мира» стало появление в 1992 г. в МГУ им. М. В. Ломоносова нового факультета иностранных языков1, куда пришла работать автор по возвращении из зарубежной командировки. С первых дней существования факультета одной из его важнейших задач стало изучение иностранного языка и культуры. До этого «страна была отрезана от мира западных языков, эти языки преподавались как мертвые – латынь и древнегреческий». Теперь же «внезапное и радикальное изменение социальной жизни нашей страны, ее “открытие” и стремительное вхождение в мировое, в первую очередь западное, сообщество вернуло языки к жизни, сделало их реальным средством разных видов общения…»2

Только знание культуры, понимаемой в широком смысле, дает прочный фундамент для освоения языков. Так возник курс «Мир изучаемого языка», который стал одним из важнейших учебных и научных достижений факультета. В течение нескольких лет студенты, наряду с изучением правил грамматики и запоминанием лексики, всесторонне рассматривали культурные особенности народа, говорящего на этом языке. Курс включал элементы истории, литературной критики, политологии, социологии. Чаще всего его читали как русские преподаватели, так и приглашенные иностранные лекторы, для того чтобы студент мог получить разностороннюю картину, увидеть этот «мир» разными глазами.

Было очевидно, что в то время знание иностранных языков и культур выходило на первый план, начинало играть определяющую роль в карьере, становилось важным фактором жизненного успеха. Работа в государственных и дипломатических органах, а еще больше в зарубежных фирмах и компаниях, которые массово стали проникать в Россию, предполагала знание как языка, так и жизни народов, говоривших на этом языке.

Наряду с широким преподаванием иностранной культуры на факультете иностранных языков были введены курсы, связанные с отечественной культурой. Среди них – «Русский мир», который и по сей день читается всем студентам факультета на 1-м курсе. Вот здесь студентам приходилось объяснять, что знание своих традиций для человека, изучающего иностранный язык, не менее важно, чем чужих.

Прежде всего такого рода знания нужны студентам для чисто практических целей. Их специальность предполагает общение с иностранцами, для которых они всегда будут представлять интерес именно как носители своей, русской, культуры. Конечно, приятно удивить иностранного собеседника знанием его родной литературы или истории, но задаваемые им вопросы, интересующие его проблемы всегда неизбежно будут связаны именно с Россией. Для плодотворного общения необходимо знание, как и почему ведет себя представитель иной культуры в определенных ситуациях. Но общение – процесс двусторонний, а вот своя, отечественная, традиция часто, как это ни парадоксально, бывает известна хуже, чем чужая. Почему мы определенным образом реагируем на те или иные явления, как сложились наши традиции, какие культурные факторы определяют наше поведение – это все не менее важно для межкультурного общения, чем знание иностранной культуры.

Здесь есть опасный момент – ощущение того, что это все свое, знакомое и изучать здесь нечего. Скажем сразу, даже в тех случаях, когда какие-то явления действительно знакомы, являются обычными и привычными, их суть, исторические истоки нам чаще всего непонятны и неизвестны. Человек, приехавший на экскурсию в Париж, за неделю узнает его лучше, чем родной город, в котором он прожил всю жизнь: в данном случае есть задача в сжатые сроки изучить как можно больше, чтобы оправдать поездку, и ощущение, что твое, родное, никуда от тебя не уйдет, так что и торопиться нечего. Здесь невольно вспоминается очень хорошая и старательная аспирантка, которая на 23-м году жизни обнаружила, что Петербург – красивейший город – «не хуже Рима и Лондона».

Знаменитый русский педагог К. Д. Ушинский во второй половине XIX в. обращал внимание читателей на это свойство русской натуры: «…русский человек всего менее знаком именно с тем, что всего к нему ближе: со своей родиной и всем, что к ней относится… Даже француз, поражающий вас полнейшим невежеством относительно всего, что лежит за пределами его “прекрасной Франции”, выкажет вам замечательные познания во многом, что относится до его отечества. Только русский, да и не маленький, а большой человек, изумляя иностранца своим безукоризненным выговором на иностранных языках, в то же время часто говорит плохо на своем отечественном и почти всегда пишет с грубыми ошибками, знает подробно историю французской революции и в то же время глубокомысленно задумается над тем, в котором столетии жил Иоанн Грозный; наверное помнит, что Мадрид при реке Мансанаресе, но весьма часто не знает, при какой реке стоит Самара, а уж что касается до какой-нибудь реки (Черемшана, например), то и говорить нечего, если только ему самому не приходилось купаться в ней»3.

 

Однако еще чаще речь идет о простом незнании своих культурно-исторических традиций. Более полутора веков тому назад великий русский писатель Н. В. Гоголь писал: «Велико незнанье России посреди России». За прошедшее время ситуация не сильно изменилась. Интересно, что эта фраза из «Выбранных мест из переписки с друзьями» помещена в главу с характерным названием «Нужно проездиться по России». Рекомендации Гоголя о том, как узнать свою страну, остались актуальными. Для того чтобы лучше узнать Россию, нужно отбросить все существующие в обществе мнения и предрассудки, забыть о слухах и активно навязываемых предвзятых суждениях и проехаться по России, как по «новой дотоле вам неизвестной земле».

И сейчас, как и тогда, особенно важно познакомиться не только с местными достопримечательностями и культурными памятниками, хотя и они того стоят. И все-таки самым главным остается жизнь людей. «Клянусь, человек стоит того, чтоб его рассматривать с большим любопытством, нежели фабрику и развалину», – восклицает Гоголь. Именно их обычаи, традиции, особенности поведения, образ мыслей и сейчас часто остаются незнакомыми и непонятными для соотечественников. И сейчас, как когда-то, велик разрыв и сильно непонимание между интеллигенцией и народом, столицей и провинцией, городом и деревней.

Таким образом, с 1992 г. на факультете иностранных языков и регионоведения МГУ им. М. В. Ломоносова автором этой книги читается курс «Русский мир». Позже он был дополнен семинарскими занятиями для студентов отделения региональных исследований и международных отношений. И задачами его стали, помимо общеобразовательных (знание своих истоков и корней) и прагматических (для общения с представителями иных культур), знакомство с Россией и создание позитивного имиджа страны. Последнее сегодня особенно актуально.

Сейчас много говорят о том, что положительный образ России в мире – залог политического и экономического успеха, задача общегосударственного значения. И часто забывают, что начинать надо с себя, что нельзя создать о себе доброе мнение у соседей, если ты сам его не имеешь. Современное молодое поколение уже не помнит тех времен, когда мы были «самой читающей страной в мире», или «покоряли Енисей», или гордились великими стройками. Они выросли в обстановке острой критики, которая понятна старшему поколению как реакция на всеобщее самовосхваление предшествующих десятилетий. Но для молодежи это единственная реальность, в которой выяснилось, что читали совсем не то, что нужно, покорение пространств и масштабное строительство привело в экологическому кризису и т. д. Необходимость создания позитивного образа России внутри страны очевидна и не исключает, а, наоборот, способствует его распространению в мире.

Курс «Русский мир», так же как и «Миры изучаемых языков», стал важнейшей составляющей учебной программы факультета иностранных языков и регионоведения МГУ. Со временем оба курса стали настолько актуальными и значимыми, что в 2000 г. было решено открыть новую специальность «регионоведение», по сути представлявшую собой те же «миры», только в более развернутом виде. Теперь уже не культура стала средством изучения иностранного языка, а язык стал одним из способов познания культуры. Одним из важных достижений явилось открытие специализации по регионоведению России, уникальной в своем роде. В отличие от региональных университетов, занимающихся в рамках этого направления по сути тем, что принято называть краеведением, здесь делается попытка изучить всю Россию как единый регион, особенности и закономерности ее развития, национальную специфику в общемировом контексте. Уже читавшийся на факультете к этому моменту несколько лет курс «Русский мир» стал основой данного направления.

Несколько слов о названии «Русский мир». Оно пришло не сразу. Существуют близкие и правильные понятия – «культура», «цивилизация», «менталитет», «дух» и др. Научное определение термина «культура» вполне соответствует поставленным задачам. Он включает в себя следующие сферы: нравы и обычаи, язык и письменность, характер одежды, поселений, работы, постановка воспитания, экономика, характер армии, общественно-политическое устройство, судопроизводство, наука, техника, искусство, религия, все формы проявления объективного духа данного народа (Философский словарь), а также ценности и нормы, верования и обряды, знания и умения, обычаи и установления (включая такие социальные институты, как право и государство), язык и искусство, техника и технология и т. д. (Российский энциклопедический словарь). Вместе с тем в обычном восприятии термин «культура» понимается более узко, исключительно как художественная культура. Именно так и трактовалось бы название «Русская культура» – как собрание сведений о русской живописи, музыке, литературе, театре и т. д.

Понятие «цивилизация» в первоначальном значении синонимично культуре. Но и здесь вмешиваются нюансы, затемняющее смысл. Это и понимание ее исключительно в качестве материальной культуры, как было принято в марксистской литературе, и в смысле комфорта, который дают современные технические достижения, и в качестве определенной ступени в развитии общества. Были отвергнуты и другие термины: «менталитет» – слишком узко, «дух» – слишком метафизично. Близкое по сути название «народоведение» звучит громоздко. Поиски такого рода общего названия велись и в XIX в. Обер-прокурор Синода К. П. Победоносцев, по долгу службы много занимавшийся вопросами образования, с насмешкой писал о попытках создать учебный курс, вмещающий «энциклопедию знаний под диким названием Родиноведения»4.

«Мир» оказался понятием всеобъемлющим и емким, включающим и язык, и культуру, и географию, и искусство, и, самое главное, народ, живущий в этом мире и создающий его. В русском языке слово «мир» многоплановое, оно означает и среду обитания, и вселенную, и противоположность войне, и традиционное для России объединение людей. Исторически «мир» – это прежде всего люди, а не земли: в словаре В. И. Даля под «миром» понимаются «все люди, весь свет, род человеческий». А в вышедшем в первой половине XX в. словаре Д. Н. Ушакова дается следующее определение понятия «мир» – «народ, совокупность народностей, какая-нибудь часть человечества, с их социальными, культурно-историческими и этнографическими признаками». «Часть человечества», объединенная Россией, находится в центре внимания «Русского мира».

Интересно, что понятие «мир» позже было широко оценено коммерческими структурами. Россию наводнили различные «миры» – кожи, меха, окон, паркета, сантехники, ногтей и т. д. «Магазин мебели» звучало безынициативно, по-старинке, «Салон мебели» – по-иностранному и пафосно, а вот «Мир мебели» сразу давал покупателю нужный настрой: ново, понятно и широко.

«Русский мир» как учебный курс в МГУ им. М. В. Ломоносова поначалу вызывал смущение в научном и образовательном сообществе. История, литература, философия, культура – это изучение результатов деятельности человека, которая имеет материальное выражение в событиях, книгах, трудах, памятниках. Психология и медицина исследуют поведение и состояние здоровья конкретного человека. А здесь речь шла о попытке определить характер, образ мысли, особенности поведения целого народа.

Вместе с тем необходимость подобного курса была понятна на самых разных уровнях, хотя и далеко не всем. Долгое время в Министерстве образования велись переговоры о необходимости создания комплексной научной дисциплины, которая заняла бы в вузах ту нишу в области общественно-научного знания, которую освободили идеологически устаревшие общественные науки советского образца. Было предложено и название «россиеведение». Однако дальше обсуждений дело не пошло. Представляется, что предложенная конкретная программа было слишком объемной и трудно осуществимой в масштабах большой страны. При этом по сути она не предлагала ничего нового: первая часть – история-историософия России, вторая – курс русского языка, третья – русская словесность и литература, четвертая – философия России5. Все это предполагалось делать «не так, как в школе», правда, не совсем понятно как и, главное, какими силами. Именно последняя часть по своему содержанию была наиболее интересной, ближе всего подходила к тому, что мы включаем в понятие «Русский мир».

Наконец, в 2006 г. сочетание «русский мир» прозвучало в устах президента России, причем, по выражению прессы, «концептуально». Действительно, речь шла о создании государственно-значимого направления не только в науке и образовании, но и в государственной политике. На встрече с деятелями культуры в декабре 2006 г. В. В. Путин заявил: «В наше сложное время мы должны искать новые адекватные формы исторической общности людей. И русский мир может и должен объединить всех тех, кому дорого русское слово и русская культура, где бы они ни жили, в России или за ее пределами, и к какой бы этнической группе ни принадлежали. Почаще употребляйте это словосочетание – “Русский мир”!»6 И его действительно стали употреблять гораздо чаще. А в июле 2007 г. приказом президента РФ был создан фонд «Русский мир», задачами которого стали «популяризация русского языка, являющегося национальным достоянием России и важным элементом российской и мировой культуры», а также «поддержка программ изучения русского языка за рубежом»7.

В процитированной выше фразе президента затронут важный момент, касающийся второй части названия – «русский». Терминологическая путаница и полемика относительно понятий «нация», «национальность», «этнос» ведется уже давно. Усложняет ситуацию и разность понимания этих слов в других языках (многие жители России не раз заходили в тупик, сталкиваясь с пунктом «nationality» в зарубежных анкетах, который выясняет гражданство, а не этническую принадлежность опрашиваемого). В советское время был найден простой выход – термин «советский человек» включал в себя всех представителей многонационального государства, независимо от их национальной, этнической и даже расовой принадлежности. В постсоветское время его попытались заменить понятием «российский», которое, однако, не всегда удачно вписывается в словосочетания. В частности, «российский мир», «российские традиции», «российская культура» как бы отсекают предшествующую историю, предполагают исключительно современную ситуацию.

В нашем случае понятие «русский мир», безусловно, не ограничивается теми, кто являются русскими по рождению и крови. Можно прожить всю жизнь в далекой Австралии и остаться очень русским, можно родиться и вырасти в России, имея маму китаянку и папу испанца, и быть русским. Наконец, невозможно отделить от судьбы России все те народы, которые уже много веков сосуществуют в ее пределах. Взаимное культурное влияние, общие исторические судьбы, единое наследие давно уже создали некую общность, которую мы и включаем в понятие «русский мир».

 

В центре внимания настоящего труда находятся особенности и закономерности развития русского мира, определение его места в контексте мировой культуры, выявление общего и специфического в национальных традициях, обычаях, быте, нравах и образе жизни русского народа, а также исторические корни современных явлений русской жизни. В нем делается попытка определить особенности национального характера русского народа, его взглядов и представлений о жизни. Главным на этом пути оказалось выявление некоей константы – неизменных особенностей, вечных ценностей, сохраняющихся в этом постоянно меняющемся мире, того культурного своеобразия, которое сохраняется не только в различные периоды, но и характерно для разных слоев русского общества: социальных, возрастных, региональных.

Среди важнейших путей и методов изучения русского мира надо выделить следующие. Во-первых, это историко-культурный подход, заключающийся в поисках прежде всего исторических корней современных явлений. Нередко от студентов приходится слышать: «Зачем нам столько истории? Нас интересует день сегодняшний». Эту ошибку повторяют и многие ученые, занимающиеся современными проблемами. Но ведь именно в истории скрыты истоки большинства явлений. Причем гораздо глубже, чем это кажется на первый взгляд. Сегодня стало обычным делом «валить» все на эпоху «тоталитаризма», а ведь корни большинства особенностей русского мира гораздо глубже. При этом, конечно, важно избежать той позиции, в которой находился король из известной пьесы Е. Л. Шварца «Обыкновенное чудо», во всех своих недостатках винивший дурную наследственность и бессовестных предков.

Вторым определяющим моментом при изучении русского мира является сопоставительный характер исследования. Для того чтобы понять, что ты чем-то отличаешься от других, надо сравнить себя с ними. Пигмей, всю жизнь проживший в родной деревне, будет считать нормой рост в один метр и, только оказавшись во внешнем мире, осознает свое отличие от большинства людей, населяющих планету. Поэтому в каждой теме неизбежно будет присутствовать сопоставление «они – мы», для того чтобы особенности русского мира стали ярче и заметнее. При этом очень важно избежать каких бы то ни было оценок в этой ситуации, речь ни в коей мере не будет идти о том, что кто-то лучше, а кто-то хуже, а исключительно о различии культур. Сравнение будет преимущественно вестись со странами, относящимися к так называемому западному миру, – Европе, Северной Америке. Причина не только в том, что они близки к русским, а значит ярче оттеняют национальное своеобразие, но и в личных знаниях и возможностях автора.

Третья особенность изучения русского мира заключается в проблемно-тематическом и комплексном подходе. В данном случае, несмотря на историко-культурную основу, важна будет не хронология, а связь времен. Поэтому герои древности будут соседствовать с литературными персонажами XIX в., а изложение материала построено в соответствии с важнейшими темами русского мира: взаимоотношение государства и общества, связь с внешним миром, общественные отношения, семейные отношения, религия, образование, традиции гостеприимства и т. д. И все они будут рассмотрены на протяжении существования русского государства и через призму особенностей русского характера. Все темы взаимосвязаны, русский мир един, и любое деление условно. Конечно, охватить все своеобразие русского мира невозможно, в учебном пособии делается попытка выделить определяющие моменты его существования.

Наконец, важной особенностью данного труда является его междисциплинарный характер. В силу широты поставленной задачи, требующей комплексного изучения материала, в работу были вовлечены методы и достижения практически всех гуманитарных наук: истории, филологии, лингвистики, социологии, этнологии, психологии, философии, культурологии и других. Каждая из них раскрывает какую-то грань того великого единого целого, которое мы называем русским миром. Очень помог автору и его личный опыт: за время трудовой деятельности она, после окончания исторического факультета, поочередно работала на филологическом, историческом факультетах и факультете иностранных языков и регионоведения МГУ им. М. В. Ломоносова.

Важным представляется вопрос об источниках, на которых основывается научное изучение и описание русского мира. Для того чтобы такое широкое и достаточно абстрактное понятие, как характер народа, стало научно обоснованным, необходима солидная источниковая база. В последние годы нередко приходится сталкиваться с тем, что гуманитарные науки стали достоянием всех, кто умеет связно говорить и писать. Вот физика и химия – другое дело, там нужны доказательства тех или иных положений и выводов, а в гуманитарной сфере красиво или наукообразно сказанное слово заменяет научные эксперименты. С этим нельзя согласиться. Как и в любой науке, необходимы доказательства, причем весомые. А содержатся они именно в источниках как в результатах деятельности человеческого общества. Обычно круг источников ясен (часто он заложен в самом названии), исследователь лишь сужает его до размеров конкретной темы: для лингвиста источником информации является язык, для литературоведа – литература, для искусствоведа – памятники искусства, для философа – философские трактаты и т. д.

В том случае, если речь идет об изучении такого широкого понятия, как «мир», необходимо обращение к целому комплексу источников, которые «заимствуются» у разных гуманитарных наук. Можно разбить все это многообразие на три основные группы. Для наглядности проведем простое сравнение. Представим, что мы хотим узнать и понять какого-нибудь человека. Есть три главных способа сделать это. Во-первых, попросить рассказать о себе. Конечно, в этом будет большая доля предвзятости: некоторым свойственно себя расхваливать, другие, наоборот, стесняются выставлять свои достоинства напоказ. И все-таки определенная истина в рассказе человека о себе самом будет, откроются какие-то глубины, не видные со стороны, яснее станут мотивы поступков и поведения, раскроются чувства и мысли. Второй способ – понаблюдать за человеком, посмотреть, как он ведет себя в той или иной ситуации, реагирует на определенные слова и действия. И в этом будет лишь доля правды, однако она будет. Наконец, последнее – расспросить других людей об интересующем вас человеке: друзей и врагов, коллег и родственников. Одни чрезмерно расхвалят его, другие могут незаслуженно очернить. Но зерно правды будет содержаться и в их информации. И только тщательно проанализировав, сопоставив и соединив все эти разнохарактерные и по-своему субъективные сведения, мы получим более или менее определенный портрет человека, придем к пониманию его характера.

То же самое и с народом в целом. Основные источники информации и здесь можно разделить на самооценку, наблюдение и мнение окружающих. К первой, самой обширной группе отнесем следующие: факты истории, исторические документы; литературу и фольклор; этнографические данные; социологические данные; источники личного характера (переписка, мемуары, дневники); данные языка; философские труды; памятники художественной культуры; средства массовой информации и коммуникации и т. д. Это как бы взгляд изнутри, то, что «сказал» за века русский народ о себе сам.

Большое значение имеют личные наблюдения и опыт. Поскольку речь идет о живой, современной сегодняшнему дню структуре, их использование также научно обосновано, хотя и только вкупе с остальными материалами.

Наконец, огромную роль при изучении русского мира имеет взгляд со стороны. Наблюдения иностранцев дают особый взгляд на русскую действительность. Они часто обращают внимание на те факты и события русской жизни, которые подчас, сознательно или бессознательно, оставались незамеченными русскими наблюдателями. Безусловно предвзятые, как и любые источники, они тем не менее выражают свои тенденции, отличные от русских источников, а порой бывают более объективны и свободны от политических воздействий, чем русские материалы. Еще В. О. Ключевский подчеркивал важность изучения записок иностранцев: «Будничная обстановка жизни, повседневные явления, мимо которых без внимания проходили современники, привыкшие к ним, прежде всего останавливали на себе внимание чужого наблюдателя; незнакомый или мало знакомый с историей народа, чуждый ему по понятиям и привычкам, иностранец не мог дать верного объяснения многих явлений русской жизни, часто не мог даже беспристрастно оценить их; но описать их, выставить наиболее заметные черты, наконец, высказать непосредственное впечатление, производимое ими на непривыкшего к ним человека, он мог лучше и полнее, нежели люди, которые пригляделись к подобным явлениям и смотрели на них со своей домашней, условной точки зрения»8.

Известно, что для XV–XVII вв. именно записки иностранцев являются основным источником информации о быте и нравах русских. Внутренние источники уделяли этой теме недостаточно внимания – зачем писать об обычных явлениях повседневной жизни? Для иностранцев же именно это представляло наибольший интерес и как экзотика, и как возможность лишний раз подчеркнуть варварство русских. К тому же путешественников чаще всего интересует, как живут обычные люди, что едят, какую одежду носят, как проводят свободное время. И хотя относиться к такого рода сведениям надо с большой осторожностью, как источник сведений о повседневной жизни России они незаменимы.

Не только исторические записки иностранцев представляют интерес для исследователя русского мира. Они сохранили свое значение в более позднее время и умножились другими материалами – данными, содержащимися в иностранной художественной литературе и кино, в трудах зарубежных исследователей, в средствах массовой информации и Интернете.

Важным представляется и изучение бытующих зарубежом стереотипов о России. Их принято критиковать за примитивность и недоброжелательность. Вместе с тем знание их не только помогает в межкультурном общении, но и позволяет порой выявить некое зерно правды, пусть и утрированной до примитивности, но важной для понимания характера народа.

Подробный анализ различных источников содержится в главах книги в соответствии с рассматриваемой в них тематикой.

Книга, хотя и основана на курсе лекций, имеет свои особенности. Фактический материал, использовавшийся во время ее написания, был значительно расширен. В свою очередь, из нее были убраны некоторые учебные положения, разъяснения и поучения, необходимые при чтении лекций.

1Фактически факультет был создан приказом ректора в 1988 г. для преподавания иностранных языков на других факультетах университета, в 1992 г. состоялся первый набор студентов и начался учебный процесс на самом факультете.
2Тер-Минасова С. Г. Язык и межкультурная коммуникация. М., 2004. С. 32–33. (С. Г. Тер-Минасова – основатель и декан факультета иностранных языков и регионоведения МГУ им. М. В. Ломоносова.)
3Ушинский К. Д. Избранные педагогические сочинения. М., 1954. Т. 2. С. 280.
4Победоносцев К. П. Великая ложь нашего времени. М., 1993. С. 140.
5Интервью с доктором философских наук И. Чубайсом, одним из инициаторов проекта нового курса «россиеведение» в Российской газете (2002. 16 янв. № 8).
6Литературная газета. 2006. 6–12 дек. № 49.
  Цели и задачи фонда «Русский мир» на сайте www.russkiymir.ru
8Ключевский В. О. Сказания иностранцев о Московском государстве. М., 1991. С. 14.
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»