Уведомления

Мои книги

0

Наследство Катарины 2. Параллельная

Текст
iOSAndroidWindows Phone
Куда отправить ссылку на приложение?
Не закрывайте это окно, пока не введёте код в мобильном устройстве
ПовторитьСсылка отправлена
Отметить прочитанной
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Часть1. Глава 1

Катарина пришла в себя и продолжила изучать книгу Петуньи, штудируя ее от корки до корки. Она понимала: – подготовка крайне важна. Габриэль пропадал в спортзале, обнаруженном им в соседнем крыле дома. Девушка ехидно ухмылялась, ведь дом пытался восстановить фигуру ее исхудавшему за время просиживания в библиотеке мужчине.

Кот снова исчез, наводя ее на размышления. Отчего-то девушка не сомневалась, что он намекает ей, чтобы она последовала за ним. Но ей не хотелось погружаться в тайны «параллельной», морально она не была к этому готова.

Катарина сидела в полюбившемся ей камином зале и прислушивалась к тому, как Габриэль тяжело дышит, выполняя очередное упражнение. Теперь, когда они с домом стали неразделимы, на некотором ментальном уровне она слышала, чувствовала и осязала все, что происходит. И не только в доме, а даже во всей долине, вплоть до ближайшего города – Фибурга.

Она вновь стала копаться в моментах прошлого, отматывая воспоминания, записанные энергией дома на невидимый сервер: ее взгляд затуманился, зрачки покрылись еле заметной пленкой. Девушка дважды прокрутила первую встречу Черы и колдуна, неприятный разговор, а затем наблюдала, как жила ее бабушка.

Чера быстро развивалась, становилась сильнее, но и необузданнее. В какой-то момент она поняла, что теряет себя. Энергия дома поглощала ее, и она уже не могла контролировать его силу. Дошло до того, что она нанесла вред своей матери, отбросив ее на несколько метров, только пожелав. После этого случая Чера начала искать способ обрести контроль. Попытки проваливались, и она совсем перестала выходить на улицу.

Наступил канун Рождества. Дом совершенно озлобился, устраивая из своих коридоров непроходимые лабиринты, и Чера решила покинуть его на время. Она собрала сумки и отправилась на праздники к своей семье. А когда вернулась, сила и связь с домом были у нее под контролем, и выглядела она иначе: не такой пропащей и дикой.

Катарина вышла из воспоминаний, истратив слишком много энергии. На вылазки уходило больше, чем она планировала, и девушка старалась действовать осторожнее.

– У Черы была мать, которая за нее беспокоилась. А моя ни разу не позвонила мне с тех пор, как я уехала, – заворчала она, потирая раскалывавшиеся виски.

Дом мгновенно впитал ее усталость, и она, подзарядившись, встала с кресла, разминая затекшую спину. Катарину волновало, что она истощается в воспоминаниях. Это было странно, ведь после таких вылазок дом сам же ее и восстанавливал. Бабушка когда-то наложила заклинание на книгу, чтобы ее сложно было прочесть, и могла то же самое сделать с памятью дома. «Так в духе Черы», – подумала Катарина и улыбнулась своим мыслям.

На телефоне высветился знакомый номер, отвлекая ее от тайн живого дома.

– Куда ты пропала, птичка? Ты обещала звонить! – негодовал отец.

– Пап. Все в порядке. Просто отвлеклась…

– совершенно спокойным тоном ответила девушка, подавляя внутреннюю бурю, вновь разыгравшуюся у нее в груди.

– Хорошо. Но ты могла бы и поздравить отца с Новым годом! И еще ты обещала приехать. Если ты этого не сделаешь, я сам приеду в этот чертов дом! Ты будто идешь по стопам моей матери… – осекся он, и она не сдержалась.

– Серьезно? Ну, хоть кто-то идет по ним! – ударила она отца в больное место, и он на мгновение затих.

– Я твой отец и исполню обещание, если не приедешь, – холодно отрезал он, но в его голосе девушка различила панические нотки.

Катарина не хотела портить с ним отношения, но и дом бросать не хотела. Замявшись, она поняла, что в свете последних событий другой возможности выбраться может и не будет, и согласилась. Она знала, что наверняка пожалеет об этом, ведь время для поездок неподходящее, но уже дала отцу слово. Габриэль воспринял новость восторженно.

– Мы сможем немного передохнуть? Отлично! Будет круто, – радостно обнял он ее, прижимаясь вспотевшим после тренировки торсом.

– Да, наверное, – сморщила она носик, почувствовав запах его пота.

Габриэль рассмеялся и побежал в душ. А она подошла к окну и взглянула на долину, мысленно сокрушаясь, что не сможет раскапывать воспоминания, находясь вдали от дома. Конечно же это была не единственная причина, по которой девушка не хотела уезжать. Она соединилась с домом, и ей казалось, что, уехав, она оставит здесь частичку себя.

Габриэль собрал чемоданы, напевая себе под нос. Он жутко утомился из-за поисков «параллельной», и хотел отдохнуть. Катарина должна была рассказать ему, что знает как ее отыскать, но тогда он потащил бы ее в новое приключение, а ей нужна была передышка. К тому же, по пути они смогут заехать в Люцерн, и он проверит, как идут дела в конторе. Катарина подумала о деньгах и вспомнила, что Чера оставила ей немного в наследство, помимо дома и сопутствующих неприятностей.

Ночью они не могли уснуть, утопая в объятиях. Как ни странно, только в такие моменты она чувствовала себя не подверженной влиянию извне: той Катариной, с которой он встретился в нотариальной конторе на оглашении завещания. Он прижимал ее к кровати, сильные руки ласкали, сжимали, искали пристанища. Он целовал ее так, будто в последний раз, и, задыхаясь, шептал: «Я люблю тебя, Кэти!» Она прижималась к нему теснее, впивая ногти в массивную спину: – «Я тоже тебя люблю». А после он сладко спал, а она смотрела в потолок.

Катарина не задумывалась, как близки они стали: влечение переросло в нечто большее, глубокое, с долей сумасшествия, пожалуй. Она боялась, мысленно возвращаясь в тот день, когда колдун был в шаге от того, чтобы убить Габриэля. Обладая новыми способностями и знаниями, она сможет его защитить. Но что, если все-таки нет?

Не желая засыпать, девушка вновь погрузилась в воспоминания дома. Оказавшись на месте и промотав еще немного, она увидела уравновешенную женственную Черу. Катарина ощутила ее внутреннюю гармонию, эйфорию чувств. Прищурившись, она внимательнее посмотрела на бабушку: – Да, она же влюбилась! – девушка расхохоталась. – Значит, от губительного влияния энергии дома уберегает любовь? Чера обрела гармонию благодаря дедушке! Так вот зачем хитрая старуха подослала ко мне Габриэля! А если бы он мне не понравился? Хотя, что за чушь? Как он может не нравиться?

Катарина приободрилась, но не успела выйти из воспоминаний, как пленка промоталась вперед. Чера была в почтенном возрасте – постаревшая, но живая и не менее опасная. Она подошла к двери, отворила, и Катарина затаила дыхание. На пороге стоял красивый, молодой, черноглазый, и невредимый Роман. Он был худее, чем при первой их встрече. Судя по всему, события происходили незадолго до поступления в институт.

– Входи. Я ждала тебя. Знаю, не лучшее место для встреч, но выбора у меня нет, – проскрипела бабушка, приглашая его в дом.

– Отец послал меня к вам. Он не распространялся о подробностях. Это правда, что дом особенный? – с любопытством рассматривал юноша стены. Как вдруг из одной из них выскочил серый луч, и, принимая форму руки, схватил его за горло. Чера прошептала что-то, и рука испарилась.

– Не стоит задавать вопросов. Я уже не так молода и сдерживаю его с трудом.

«Отец? Он же говорил, что его отец погиб много лет назад…», – соображала Катарина.

Они расположились в «бархатном зале». На журнальном столике прямо из воздуха возник поднос с чашками и чайником.

– Мою внучку зовут Катарина, – передала ему фотокарточку Чера. – Она в опасности. Колдун узнал о ее существовании. Я стара и скоро не смогу защитить ни себя, ни дом. Катарина будет следующим хранителем, дом сам показал мне это. – Девушка переводила взгляд с бабушки на бывшего мужа, понимая, что присутствует при событии, о котором мечтала узнать все это время. – Она обязана продолжить мою миссию, но не сможет этого сделать, если колдун убьет ее раньше. Знаешь, энергия дома от одного упоминания о ней меняет цвет и становится мощнее. Моя внучка уничтожит колдуна. Но ей нужна защита, прямо сейчас. – Роман слушал внимательно. —Тебе придется отправиться в Москву и быть к ней ближе, чем кто-либо, – бабушка загадочно улыбалась. – Я понимаю, что тебе будет сложно жить в нашем мире, покинув отца и друзей. Но это ради высшей цели, Роман. Твой отец меня понял. Надеюсь, и ты сможешь понять.

Чера выглядела серьезной, но Катарина смогла разглядеть за строгим фасадом беспокойство. Роман рассматривал фото, а затем поднял на бабушку взгляд полный решимости, и согласно кивнул.

– Отныне ты будешь держать меня в курсе всего, что происходит в жизни моей внучки. Но сначала попрощайся с отцом, – она провела в воздухе знак бесконечности, и в комнате возникли разноцветные лучики.

Лучи множились, образовывая воронку, крутившуюся против часовой стрелки (Катарина почему-то обратила на это внимание). Роман пожал бабушке руку и шагнул в нее, растворившись.

Глава 2. Немного свободы

Рано утром девушка вспомнила об откровении из воспоминаний дома. Габриэль крепко спал, до звонка будильника было два часа. Она не стала валяться и отправилась в душ.

По пути в обеденный зал девушка наблюдала, как разноцветные лучи пересекают комнату, сливаясь в общую массу и разделяясь вновь, устраняя беспорядок и извлекая из ниоткуда вкуснейшие блюда, которые она так любила.

– А ты говорила, никогда не узнаю, – хмыкнула Катарина, припоминая слова Петуньи.

Она умяла швейцарский фирменный пирог и устроилась в кресле в каминном зале: ее любимом месте для размышлений.

– Бабушка считала, что я одолею Сержа, – сказала она вслух, отпивая из чашки и глядя на разошедшееся в камине пламя. И тут до нее дошло, что именно она увидела: – Он перешел в «параллельную»… Мой муж был родом оттуда? – Катарина всклочила с кресла, разливая на себя кофе. – Чера хотела меня защитить. Серж начал охотиться за мной раньше, чем я предполагала. Это объясняет, почему мой муж часто пропадал и был подавлен. Интересно, я была для него всего лишь работой? Или он любил меня, как и говорил? – она вновь ощутила разочарование и пустоту.

 

Девушка понимала необходимость путешествия в другую Вселенную, чем бы она ни была. Понимала она и то, что дом подталкивал ее к тому, чего она избегала. Катарина обошла дом, окружая его защитным заклинанием. Немного поразмыслив, она окружила им и долину. Так, на всякий случай. В книге говорилось, что оно действует и на людей. Конечно, шанс, что сюда забредет турист, крайне мал, но лишним точно не будет.

Габриэль ворчал половину пути, раздражаясь, что она не разбудила его раньше. Катарина не обращала внимания, любуясь заснеженной дорогой, пролегающей сквозь остроконечные горы. Она считала повороты и сбилась, заметив тень, мелькавшую сквозь деревья. Что-то преследовало их, держась на расстоянии. Не показывая вида, она осторожно разглядывала преследователя. Тело у него было продолговатым, черным. «Собака? – гадала девушка. – Нет, у собак не такие длинные ноги». Габриэль отвлек ее на мгновение, и силуэт исчез. Она была уверена, что это не галлюцинация. Но и не боялась нападения, ведь у нее в арсенале было несколько заклинаний, не требующих подготовки.

Столица встретила многообразием форм. Катарина восхищенно прилипла к стеклу машины, и Габриэль подколол ее, не удержавшись. Ему нравился ее обиженный взгляд, а она думала, что выглядит угрожающе.

Квартира отца была в самом центре: пентхаус с множеством комнат, огромным гостиным залом и видом на старый квартал. Готика здания придавала ему загадочности.

Кристоф встретил их на пороге, горячо обнимая дочь:

– Добро пожаловать, – просиял он, отстранился и протянул руку Габриэлю, напуская на себя беспечный вид.

Ее сводный брат – Ленц, уже спал. Вета накрывала на стол, интересуясь, любят ли они спагетти, и у Катарины от ее напускной вежливости свело внутренности. Они умяли слегка остывший ужин, и, устроившись на диване, смотрели телевизор. Отец расспрашивал о доме, но получал односложные ответы. Выслушав наискучнейший из рассказов о том, как они провели Новый год в кругу семьи, девушка, ссылаясь на усталость, отправилась спать. В одну комнату отец их не поселил, а потому Габриэлю пришлось задержаться и слушать истории о семейных приключениях.

Катарина злилась и не могла с собой ничего поделать. Она хотела быть в доме и раскрывать его тайны, а не смотреть на женщину, с которой отец счастлив во втором браке. Детская обида не желала ее покидать. Забравшись в кровать, она услышала за окном волчий вой. Девушка готова была поклясться, что его было слышно во всех уголках Цюриха. Она задумалась, как волк смог пробраться в город, и не Серж ли послал животное следить за ней? От мыслей о колдуне ее передернуло, даже поверженный он внушал ей панический страх.

Утром отец отправился на работу, Вета куда-то испарилась, мерзкий братец был на учебе. Оставшись вдвоем, они плотно позавтракали, валялись на диване и долго целовались. Вдали от дома и его энергии, она стала менее раздражительной и напряженной. Габриэля такое положение дел вполне устраивало. Она понимала, что здесь не лучшее место для любовных игр, ведь обитатели пентхауса могут вернуться в любой момент, но ничего не могла с собой поделать. Девушка начала ласкать ему шею и грудь, и тут в кармане джинс у него завибрировал телефон.

Габриэль игнорировал звонок, но затем, вздыхая, посмотрел на экран. Катарина заглянула ему через плечо, и он молча показал ей сообщение: «Мистер Балмер, необходимо ваше участие. Контору закрывают. Приходили какие-то люди с ордером. Срочно перезвоните».

– Как такое возможно? Ты просрочил аренду? —удивилась она, зная, насколько он пунктуален.

– Странно. Я никогда ничего не забываю, Кэти. Я должен съездить в Люцерн. Оставайся у отца. Он расстроится, если ты сбежишь так быстро, – задумчиво рассуждал он.

– А если это уловка? И кто-то хочет разделить нас? Я смогу себя защитить, а ты? – ляпнула она, и он раскраснелся.

– Я не мальчик, и могу о себе позаботиться! Я еду один! Разберусь с конторой и вернусь! – решительно заявил Габриэль.

Катарина не скрывала, что злится, но и ссору продолжать не стала. Габриэль наспех собрал вещи и остановился на пороге. Она сидела на диване, скрестив на груди руки, и смотрела на него, метая глазами молнии.

– Ты же понимаешь, что я должен? – в его голосе прозвучала надежда.

– Валяй, Габи! – бросила ему девушка, отворачиваясь, и он скрылся за дверью.

Катарина все еще надеялась, что он передумает, но его шаги стихли вдали. Разозлившись, она бросила первый попавшийся предмет на пол.

– Самое время, Габи! Если это проделки Сержа, тебе конец! – крикнула она в пустоту комнаты.

Успокоившись, девушка решила не думать о плохом. В конце концов, это было его решение, и она должна принять его, как бы тяжело ей не было. На плечи навалилась печаль вселенских масштабов. Прошло всего полчаса, а она уже готова была выть на луну, тоскуя.

В одиноком пентхаусе совсем нечем было заняться, и она бесцельно бродила, разглядывая фотографии и статуэтки. Зайдя в спальню, девушка долго смотрела на кровать, покрытую балдахином. В памяти у нее всплыли воспоминания, как будучи маленькой девочкой, она по утрам приходила к родителям в постель. Ощущение тепла пьянило. Тогда она чувствовала себя в безопасности.

Катарина заметила книгу в неприглядной обложке на книжной полке, потянула за переплет, и зацепила вскрытый конверт. Письмо было адресовано Вете. Несколько минут она боролась с желанием его прочесть, и все же развернула лист, пробежавшись по строчкам:

– «Вета. Мой план провалился. Девчонка меня повергла. Она сильнее, чем я думал. Я потерял часть способностей, на восстановление потребуется время. Я не хочу, чтобы малявка использовала его в «параллельной»! Слышишь? Мне нужна твоя помощь! По старой…дружбе. Если не забыла, за тобой должок, моя дорогая. Ты же не хочешь, чтобы твой обожаемый муж узнал о нас? Я мог бы рассказать ему интереснейшую историю о том, чьего сына он растит! Не вынуждай разрушать твою семью! Замани девчонку, удержи у себя. Об остальном я позабочусь сам. С любовью, Серж».

У Катарины затряслись руки, письмо скользнуло на пол. Она судорожно подняла его и положила на место. «Так вот почему отец настаивал на моем визите? Эта сука промыла ему мозги! Почему же она не сожгла письмо? Забыла? – девушка уже выбежала в гостиную и расхаживала вдоль дивана. – Ленц не его сын! Я так и знала!»

Она взяла семейную фотографию и внимательно присмотрелась к брату, теперь видя в нем явное сходство с колдуном. А ведь он мог обладать его способностями. Учитывая характер Ленца, это ядерная бомба, которая когда-то рванет. Можно было только догадываться, как Вета познакомилась с колдуном. Серж очень умен и расчетлив несмотря на свою одержимость и сумасшествие. И Катарина бы не удивилась, узнай она, что он все просчитал до мелочей, подослав к Кристофу свою бывшую уже беременную подругу.

Она думала, как ей поступить. Если уедет, потеряет отца, которого только что обрела спустя столько лет. Если останется, – пропустит шанс узнать больше о «параллельной». Вета действовала при помощи хитрости, и она решила, что лучшим вариантом будет скандал. Она не будет юлить, а просто выведет из себя хозяйку дома, сделает оскорбленный вид и вернется домой.

К ужину от Габриэля пришло смс, что он добрался до Люцерна, приправленное смайликами с изображениями влюбленных человечков. Она улыбнулась и тут же нахмурилась, не желая прощать его слишком быстро. Отец вернулся с работы, и семья собралась за столом. Ужин заказали в ресторане, все было очень вкусным и ароматным. Катарина управилась с рагу и начала представление:

– Как там поживает дядя Стефан? – обратилась она к отцу с крайне заинтересованным выражением лица. На самом деле ей было на них наплевать. Дядя, его жена и старший сын были избалованными людьми, зависимыми от денег. И только Николас – единственный из этой семейки имел сердце.

– Не знаю, милая. Мы не общались со дня оглашения завещания… – прочистил он горло, показывая, что тема для разговора выбрана неудачная.

– Ну, а с наследством ты разобрался? Переписал на себя фирмы?

– Конечно, почему тебя это интересует? – перестал он жевать, поднимая на нее глаза.

– Ну…Я же когда-нибудь получу все это, верно? Не скоро, но все же, – девушка была в ярости, наблюдая за его лживой супругой, и с трудом сдерживаясь, чтобы не разразиться обвинениями.

– Да, верно.

– С какой стати, Кристоф?! У нее что, мало денег? Ты обещал наследство сыну, забыл?! – прорвало Вету, Катарина мысленно потирала ладошки.

Ленц молча ушел в свою комнату. Выждав паузу, девушка присоединилась к учиненному ею скандалу:

– Да, дорогая! Это все будет моим, потому что я старше твоего сопляка!

– Не смей так говорить со мной! – брызгала Вета слюной, отец закрыл уши ладонями.

– Неужели, и что ты мне сделаешь?

Провокация удалась. Вета размахнулась и врезала ей по лицу, звук пощечины эхом отскочил от стен. Отец вскочил на ноги, его глаза, холодные и суровые, сверлили жену. Он перевел взгляд на дочь, умоляя не пылить. Сердце сжалось в груди от того, как гнусно она с ним поступает, но выхода не было. Катарина собрала вещи, и, обняв его напоследок, выскочила из пентхауса.

Глава 3. Волк

Катарина брела по улице, стараясь определить, в какой стороне вокзал. Спросив у прохожего дорогу, девушка быстро сориентировалась.

– Поезд на Фибург только утром, – вздохнула она, облокотившись о чемодан.

Вернуться к отцу она не могла, а потому решила прогуляться. В прошлый раз они спешили в нотариат, и она не успела толком ничего рассмотреть. Полюбовавшись архитектурой вокзала, девушка заметила небольшую вывеску: в аренду сдавался автомобиль. Что ж, водить она умела. Цена оказалась приемлемой, машина ужасной. Она тарахтела на весь город, в салоне воняло куревом, а сидения были настолько потрепанными, что создавалось впечатление, будто их рвали когтями. Однако желание поскорее добраться до дома пересилило брезгливость.

Заведя машину с третьей попытки, и надеясь, что драндулет не заглохнет где-нибудь в глуши, Катарина выехала с парковки. По дороге она позвонила Габриэлю, но он не взял трубку. Пришлось оставить ему голосовое сообщение.

– Может, и к лучшему. Он наверняка заставил бы меня ждать его где-нибудь в гостинице, шантажируя отношениями, – бубнила девушка.

Развалюха шла ровно. Катарина справлялась с управлением, но в какой-то момент поймала себя на том, что засыпает за рулем. Перехватив в придорожном кафе чашку крепкого кофе, она пила его возле машины, настраиваясь на дорогу. Кроме кафе и бесконечного леса здесь ничего не было. Девушка любовалась снежными шапками на деревьях, как вдруг заметила тень и различила хруст веток. Она вгляделась в темноту ночи, хруст повторился.

Девушка сделала вид, что направляется к машине, а сама резко развернулась и побежала в сторону звука. Она не боялась ни темноты, ни опасности. Конечно, она еще не успела опробовать заклинания Петуньи, но надо же было с чего-то начинать. Преследователь углублялся в лес, ломая на бегу ветки. Катарина не отставала. Вскоре она оказалась на поляне, окруженной соснами.

– Куда же ты подевался? – запыхалась она.

Шпион прятался, а значит не хотел, чтобы его заметили. «Не похоже на колдуна. Его люди привыкли нападать», – подумала Катарина и уверенно зашептала:

– Откройся! Покажи себя! Из тьмы возникни! Очертания обрети! Тебе не скрыться, не уйти!

В тот же миг из кустов раздался болезненный собачий визг, и на поляне возник черный лохматый волк. Он зарычал, прижимая к голове уши. Вначале она отпрянула, но сообразила, что животное рычит от страха. Девушка шагнула ему навстречу, и оно заскулило. Она направила на него руку, раскрыла ладонь и произнесла:

– Прями тот вид, в котором ты родился!

Волк поднялся на задние лапы, яростно зарычал в небо, шерсть слезала с него клоками, лапы преобразовывались, морда втянулась. Хруст костей ужасал ее сильнее, чем зрелище. Преследователь принял свой истинный облик, и перед ней предстал абсолютно голый мужчина, трясущийся от холода. Она была шокирована, но не подала вида, и махнула рукой, чтобы он следовал за ней. Катарина не переживала, что он может быть опасен, не думала, как это выглядело со стороны. Да и что такого ужасного он мог сделать голый и беззащитный?

Забравшись в машину и включив печку на полную мощность, они согревались. Она бросила ему на заднее сидение одеяло, и он им прикрылся. У мужчины стучали зубы, волчья шерсть его больше не грела. Пока он приходил в себя, девушка осторожно его рассматривала в зеркало: на вид ему было лет тридцать, симпатичное лицо с выразительными скулами и глазами янтарного цвета (такого оттенка у людей она не встречала), рыжие волосы, щетина, поджарое тело: достаточно сексуальное, но не такое мускулистое, как у Габриэля. Выглядел он раздосадовано, бросая на нее мимолетные взгляды.

 

– Кто тебя послал? – нарушила она тишину.

– Не твое дело! – огрызнулся мужчина, однако голос у него был не таким зловещим, как она себе представляла.

– Попробуем еще разок? – вскипела девушка, ощущая энергетическое давление. – Отвечай на вопросы или наложу заклятие, и останешься таким навсегда! – сверлила она его взглядом, и он вздрогнул.

– Хорошо, хорошо, – поднял он руки в сдающемся жесте. – Меня никто не посылал. Я, как бы выразиться, служу одной семье много лет.

– Кому?

– Семейству Риз.

Катарина где-то уже слышала эту фамилию, припоминая где именно.

– Зачем хранителю «параллельной» приставлять тебя ко мне? – нахмурилась она.

– Так велел хозяин, – пожимал мужчина плечами.

Она вдавила педаль газа, машина рывками тронулась с места. Какое-то время они ехали молча.

– Меня зовут Мартин. Ты же не собираешься держать меня в таком виде? Я отвык от человеческого тела. Оно мне неприятно, – заискивал преследователь.

– Ничего, потерпишь. Верну, когда разберемся со всем этим, – процедила она сквозь зубы, и он снова затих, опасаясь ее настроения.

К утру они добрались до Фибурга. Глаза слипались от усталости, но девушка дотерпела до дома. Въехав на территорию долины, она почувствовала, как энергия переполняет ее, восстанавливая. И еще она ощутила безграничную нежность: дом скучал.

– Я спать. Поговорим, когда отдохну. И не вздумай свалить, я многое могу…даже во сне, – предупредила она незнакомца и вбежала вверх по лестнице.

Выспавшись, она позвонила Габриэлю, но он вновь не ответил, и в голове у нее поселился маленький червь под названием страх. «Может, что-то случилось? Я должна была ехать в Люцерн, а не сюда». Катарина понимала, что, возможно, права, но вдали от дома ей становилось не по себе. И потом, она не могла оставлять его надолго. Ее тянуло к нему, словно магнитом, противиться не было сил, даже ради того, кого она так нежно любила. Да и Серж что-то планировал.

Мартин спал на излюбленном диване ее кота в позе эмбриона, подрагивая ногами. Она обошла каждую комнату, ласково проводя рукой по стене. Разноцветные лучи возникли в воздухе и следовали за ней. Некоторые игриво подпрыгивали, другие – преобразовывались в бабочек и птичек, опускаясь хозяйке на плечи.

– «Я как «Белоснежка», честное слово», – подумала Катарина и улыбнулась.

На девушку вдруг накатила волна переполнявшей ее энергии и вызвала необузданную, неконтролируемую ярость. Катарина приглушила это чувство, и подумала о том, что если Габриэль вскоре не появится, ей будет тяжело это сдерживать. Она помнила, что происходило с Черой до встречи с дедом.

Присев напротив Мартина, девушка долго всматривалась в его силуэт, пытаясь вспомнить, где могла его раньше видеть. Он, определенно, ей кого-то напоминал.

За окном стемнело, ужин был позади, а он все никак не просыпался. Она отправилась в каминный зал, разожгла огонь и устроилась в кресле. Вначале девушка хотела обдумать случившееся, но потом решила заглянуть в прошлое, соскучившись по тайнам, которые отчаянно желала постичь. Глаза у нее закатились и покрылись еле видимой пленкой. Дом показывал сборы и то, как нехотя она его покидала. Катарина заулыбалась во весь рот: – Я тоже скучала.

Затем она взяла управление на себя и просматривала воспоминания о том, как дом защищала тучная тетка, оказавшаяся Петунией – бабушкой Черы. Колдун в те времена выглядел чуть моложе и был привлекательным мужчиной. Если бы Катарина не знала, кто он такой, она могла бы подумать, что он приличный человек. Она промотала. Еще и еще. И обнаружила дыру в воспоминаниях.

– Почему здесь ничего нет?

Там был вырван приличный кусок длинной приблизительно в год. Несмотря на давность произошедшего такого просто не могло быть. Если только кто-то не постарался, и не стер их намеренно. Хотя, может дом не хотел показывать правду, скрывая ее от настойчивой хозяйки. Она проверила место еще пару раз, а когда решила посмотреть, что было раньше, что-то с напором выбросило ее оттуда.

– Чтобы вызнать об Аластере, потребуется больше времени, – устало сказала девушка, израсходовав много сил.

Мартин проснулся и нашел ее, совершенно опустошенную.

– Ты не в курсе, что нельзя лазать там, где ты это делаешь? – он был одет в джинсы и джемпер Габриэля, видимо, забытые перед отъездом.

– Тебе идет. И да, я не спрашивала твоего мнения. Ты, вообще, не имеешь здесь право голоса, – злилась она, но не могла кричать, не было сил. Дом уже питал ее, восполняя.

– Хм. Забавно. Послушай, мне кое-что известно о доме. Воспоминания забирают не только твою энергию, но и его. Своими вылазками ты подрываешь его состояние и закрываешь переход. Что было, то было, так? Оставь это, – добродушно смотрел он на нее, янтарные глаза улыбались.

– Я сама решу, что делать, Марти’н, – сделала она ударение на второй слог, и он скривился.

– Маааартин, – протянул он так, будто общался с умственно отсталой.

– Почему ты таскался за нами?! Откуда ты взялся?! – игнорировала она его наглость.

– Я же говорил, что служу мистеру Ризу. Много лет назад он приказал мне оберегать тебя, чем я и занимался. Конечно, я должен был делать это скрытно. Я последовал за вами, что-то почувствовал. Это, как внутреннее чутье волка, которым я иногда бываю, —обыденно объяснял он, как будто речь шла о погоде, а не о чем-то мистическом.

– В смысле иногда?

– Неважно, Кэти. Я могу принимать и другие формы, только и всего.

– Много лет. Интересно. Где же ты был, когда мне было так хреново, что я… – Катарина вскочила на ноги, которые чуть было ее не подвели. – Ты рыжий! С ума сойти! Какая же твоя любимая форма, Мартин? – мужчина помрачнел.

– Если бы я тогда не включил лапой ноутбук, ты не увидела бы сообщение. Я свой долг выполнил, и продолжаю, – она открыла от удивления рот.

Кот, человек, волк. Она только что приняла колдовство и волшебный дом, и снова необъяснимое.

– Но…Мистер Риз ничего не знает обо мне. Как он понял что нужно тебя послать? – она ничего не понимала.

– Мистер Риз был твоим мужем. Ты в своем уме? – приподнял он вопросительно бровь. Катарина охнула.

– Его фамилия была выдумкой, как и наш брак, – со вздохом опустилась она в кресло, и вдруг поняла. —Хранитель «параллельной» – Стив Риз. Значит, он его…отец? – заикалась она, Мартин расхохотался.

– Ну, наконец-то! Я думал до тебя никогда не дойдет!

Мысли кружили у нее в голове: «Стив хранитель другой стороны, и он же отец моего бывшего мужа. Офигеть. Он может рассказать о нем правду. Но могу ли я доверять рыжему? Не просто же так он служил их семье?»

Девушку не покидало ощущение, что все это дурной сон, и на самом деле она спит в кровати, в маленькой квартирке, муж живой и никогда ее не обманывал. А волшебный мир – результат просмотренных на ночь фантастических фильмов, которые она, к слову, не очень любила.

Прекратив размышления, она пристально посмотрела на собеседника, разглядывавшего свои руки как нечто до крайности отвратительное.

– Тебе настолько противен твой вид?

– Отвыкаешь спустя столетия. Они такие мерзкие, – говорил он про пальцы.

– Ты говорил, что знаешь о доме. Расскажи. Я сжалюсь и сделаю тебя обратно котом, или волком, или кем ты там хочешь быть, – он лукаво улыбнулся.

– Спасибо, не надо, я уже почти привык.

– Я серьезно! Мне нужно собрать больше информации, прежде чем отправиться в «параллельную»! – Мартин вскочил на ноги так стремительно, что огонь всколыхнулся в камине.

– Ты не можешь! Нельзя! Еще никто не смог беспрепятственно находиться в нашем мире! Ты лишь наполовину такая, как мы! Сам Аластер хворал неделями после пребывания там! – «Он знает про первого хозяина…».

– Я справлюсь! – настаивала Катарина.

– Нет! – перебил ее Мартин. – Я поклялся оберегать тебя, если хозяина не станет. И я не могу позволить умереть тебе так глупо! Энергия нашей Вселенной плотно связана с вашей, но она более разрушительная. Знаешь ли ты, что Аластер был настоящим героем и спас мир, построив этот дом? Ты думаешь, что спасаешь дом от колдуна? Глупая! Если колдун откроет переход, наша Вселенная поглотит его и все остальное на своем пути! Это слишком опасно! Даже не думай об этом! – выскочил он из комнаты, не желая слушать ее отговорок.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»