Лорд, который влюбился. Тайный жених Текст

20
Отзывы
Читать фрагмент
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Глава 1

Эрика Тизар

– Так, идём очень внимательно! – скомандовал Максион. – Эрика, а ты замыкаешь и на рожон не лезешь!

Я кивнула. С содроганием подняла тяжёлый арбалет, который достался мне после ревизии небольшого арсенала, и нервно сглотнула образовавшийся в горле комок.

Мы стояли в узком каменном коридоре с низким потолком. За спиной был тот самый арсенал, над головой призрачные песочные часы, а впереди – неизвестность. Причём неизвестность пугающая, ведь в таком месте как это, ничего хорошего точно не жди!

Дополнительная гадость – нас было меньше. Ютас, вопреки чудодейственной домашней микстуре, продолжал болеть и на игру не явился.

Я узнала о его прогуле последней, уже после того, как вошла в тренировочный зал. Макс, Гиберт и Фикс выглядели хмурыми, и я настроение парней понимала. Во-первых, нам могло достаться задание, рассчитанное строго на пятерых, а во-вторых, в полном составе больше шансов выиграть, а тут…

Но что делать? Едва по крышке игрового компаса заскользили яркие блики, пришлось соединить руки и перейти в игровую реальность. Вот тут стало совсем кисло – учитывая предоставленный выбор оружия, нам точно предстояло сражение, а нас уже минус один.

– Всё! Вперёд! – ворвался в мысли голос Максиона, и наша компания двинулась по коридору.

Я, как и велели, замыкала. Шла, радуясь, что в кои-то веки надела не платье, а тренировочный костюм, и не могла не подумать о том, что Ютасу стало плохо сразу после ритуала. Так может это и не простуда вовсе? Что если сообщник подхватил что-то по-настоящему опасное? От той странной иголки, например?

Но очень скоро размышления о рыжем пришлось задвинуть подальше – на нас бросился первый противник. Низкорослый степной орк в доспехах наёмника, вырос прямо из земли, вернее, пола, и, судя по невыносимому запаху, был давно и прочно мёртв.

Сообразив, что имеем дело с ожившим трупом, причём овеянным голубоватым свечением, мы всей командой застонали – значит впереди полная засада. Раз есть свечение, значит где-то в глубине катакомб ждёт некромант.

Некромантов мы не любили – они вообще редко кому нравятся. Тощие, бледные, вечно в дурном настроении и тревожат покой тех, кто к ним в общем-то не приставал.

Нет, какую-то пользу некроманты несут, но в целом действительно ничего хорошего. Мерзкие они, неприятные, особенно когда сражаются на противоположной стороне.

Некромант в качестве противника – головная боль, и сейчас мы медленно двигались ей навстречу. Парни порубили одного орка, второго, третьего, а потом команда выбралась из коридора в небольшой круглый зал, и на нас напал целый отряд.

У меня не то что мурашки, а целые мурашища побежали, но арбалетом я щёлкала исправно. Собственноручно завалила двоих, но когда мы вышли в следующий зал…

– А… давайте проиграем? – предложила я. – Вернёмся, забаррикадируемся и посидим там? – я указала на покинутый проход.

Просто в этот раз навстречу вывалили сразу два отряда.

– Эрика, без паники! – прорычал Максион, тряхнув пшеничного цвета волосами.

И опять драка – сталь клинков в ладонях парней и мой дрожащий арбалет. А ещё руки, ноги и клацающие гнилыми зубами мёртвые головы. Я не заметила, как одна из таких голов, будучи отрублена, отрикошетила от стенки и, перемахнув через поле битвы, впилась в моё… ну почти бедро.

Орала я так, что с потолка мелкие камушки посыпались, а парням пришлось отвлечься и отправиться на помощь. Кусачую голову от девичьего филея оторвали, но смешно никому не было. Наоборот – это был кошмар!

Я каким-то чудом дохромала до логова главного злодея, попутно отстреливаясь, а потом нас постигла неудача с большой буквы. Мы увидели всего одну монетку, водружённую на постамент, но прежде, чем испытали разочарование, время закончилось. И монетка, и некромант с занесённым для удара жезлом, подёрнулись туманом, а перед нами возник знакомый тренировочный зал.

– Нет, – простонал Гиб, падая на колени.

Фикс и Максион дружно выругались.

Я тоже крепкое слово сказала, и едва не разрыдалась, осознав, что боль от полученного в игре ранения не прошла.

Ягодица горела, будто меня не зубами укусили, а прижгли раскалённой головешкой! Самое обидное – раны, полученные парнями, исчезли и даже прорех на одежде не осталось. А я, а у меня… Нет, штаны-то были целыми, но…

Я героически стиснула зубы и решила – ладно, как-нибудь переживу! Потерплю немножко. Просто в данный момент имелось дело поважнее, и едва парни закончили выражать эмоции, я спросила:

– Вы сейчас в общагу?

– Да, – буркнул черноволосый Фикс.

Гиберт кивнул, подтверждая, а Максион поинтересовался:

– А что такое?

– Ничего. Я иду с вами. – Пусть мои знания целительского дела, мягко говоря, неидеальны, но уж простуду от чего-то более ужасного отличу точно.

Угу, я хотела увидеть Ютаса и, если что, вызвать целителя. Понятно, что если болезнь – следствие магического воздействия, то придётся рассказать обо всём, что с нами случилось, а это грозит нереальными неприятностями, но жизнь важней.

Упрямо поджав губы, я первой шагнула по направлению к двери, и сразу же взвыла – в состоянии покоя попа болела меньше, а тут прям в глазах потемнело.

Учитывая, что в процессе блуждания по каменным коридорам орала я точно так же, парни сразу поняли…

– Ты не с нами, а в лазарет, – сурово резюмировал Гиб.

Захотелось поспорить, но следующий шаг привёл к новой вспышке, и я заорала уже громче. Признала сквозь проступившие слёзы: сокурсник прав, и прежде, чем лечить другого, нужно привести в порядок себя.

Поморщившись, я окинула взглядом парней, прикидывая, кого попросить о помощи, как рядом прозвучало:

– Хм. Что у вас случилось?

Мы синхронно вздрогнули и обернулись, чтобы увидеть привалившегося к стене Рэйнера Варкроса.

Не знаю, о чём подумали товарищи по команде, а я вспомнила амулет для отвода глаз и испытала прилив раздражения – Рэйну обязательно пользоваться этой штукой? Просто так, без магического прикрытия, ходить нельзя?

– Кхе, – сообщил Макс.

– Кхе-кхе, – добавил Гиберт.

– Магистр, вы очень неожиданно, – озвучил общее мнение Фикс. – Мы вас и не заметили сначала.

– Невнимательность плохая черта, – как ни в чём ни бывало парировал Рэйн.

Отлепившись от стены, приблизился к нам и повторил вопрос, причём глядя исключительно на меня:

– Что случилось?

Я аж руку с места укуса убрала! Вы как хотите, а я отказываюсь сообщать Варкросу, что меня укусили за попу!

– У Эрики ранение, – ответил за меня капитан. – Нужно в лазарет, мы сейчас её прово…

– Давайте осмотрю, – перебил магистр, и я едва не подпрыгнула.

Подпрыгнуть помешала, собственно, рана – когда двигаешься, реально сильнее болит.

– Мм-м… – продолжил заступничество Макс, – боюсь всё сложнее, нужно именно к целителю, там укус нежити.

Рэйнер сразу погрустнел:

– М-да, тогда точно в лазарет, – неохотно признал он.

Не успела я обрадоваться, как прозвучало:

– Но я обезболю.

– Н-не надо, – выдохнула я, отступая и ловя новую вспышку боли.

– Обезболю и провожу, – добавил магистр. Тон возражений не предполагал.

– Меня проводят парни, а…

– А парням самим нужно отдохнуть после игры, – вновь перебил Варкрос. Лишь теперь удостоил адептов взглядом и поинтересовался хмуро: – Кстати, а где ваш четвёртый? Тот, с рыжими волосами?

– Болен, – ответил Макс.

– Ясно, – сказал Рэйнер, только сам слов Максиона будто и не заметил. Ему явно было без разницы куда запропастился Ют.

Ещё миг, и…

– Вы свободны, – реплика, посвящённая моим товарищам. Точнее, почти приказ, но не важно, лично меня интересовало другое: бросят или не бросят?

Увы, поспорить с замещающим преподавателем не посмели – потенциальные защитники хмуро потопали прочь.

Я такого вероломства не ждала, и замерла с приоткрытым ртом, а едва дверь закрылась…

– Так где болит? – поинтересовался Варкрос.

Я вопрос проигнорировала, вместо этого задала собственный:

– Вы за мной следили?

– А что нельзя? – улыбнулся этот… этот… Ну вообще!

Нет, боевые маги – отдельная категория, и к этому все давно привыкли, но есть же законы Империи, защищающие личную жизнь и пространство! Рэйнер мог хотя бы соврать ради приличия, ведь и так приставил ко мне Ирму, да и Хранитель, как понимаю, теперь следит.

– Эрика, а как вы хотели? – Рэйн вроде посерьёзнел, но усмешка осталась. – Вы гуляете по ночам, используете заклинания вне полигона, в целом ведёте себя подозрительно и на вопросы не отвечаете.

– Для слежки нужны основания, – напомнила я раздражённо. – В противном случае могу подать жалобу, и…

– Давайте обсудим это, например, завтра? – вновь перебил магистр.

С этими словами он поднял руку, и на кончиках пальцев засветились нити исцеляющей магии.

– Так где обезболить?

– Нигде! – уверенно сказала я.

Круто развернулась, чтобы едва не рухнуть от накативших непередаваемых ощущений. Зато умудрилась не заорать – правда губу ради этого закусила дочти до крови.

– Ещё одна причина почему женщинам и девушкам не место в боевых отрядах, – без тени сочувствия сказал Рэйнер. – Будь вы мужчиной, проблем бы не возникло, а от вас одни неприятности.

Было больно, а стало ещё и обидно. Настолько, что я сделала глубокий вдох и, повернувшись, выпалила:

– Меня орочья голова за зад укусила. Довольны?

По губам нежеланного жениха скользнула едва заметная улыбка, но голос прозвучал серьёзно:

– Почти.

Полсекунды на противостояние взглядов, и я, зажмурившись, припустила край штанов, частично обнажая ранение. Затем было тихое фырканье и прикосновение к моему… ну почти бедру.

Когда пальцы Рэйнера коснулись кожи, я вздрогнула, зато боль плавно отступила. Шаг, сделанный после этого, тоже особого дискомфорта не вызвал.

 

Конечно, следовало поблагодарить мужчину, но я промолчала. Сурово посмотрела в его тёмные, чуть раскосые глаза, скользнула взглядом по породистому лицу с квадратным подбородком и длинным, чуть вьющимся каштановым волосам. Широкие плечи и узкие бёдра тоже отметила, хотя видела, понятное дело, не впервые.

– Что вы так на меня смотрите? – заинтересовался Рэйнер.

Очень хотелось подколоть, вернувшись к недавнему разговору в тёмном коридоре… Сказать – ну как же! Я ведь объясняла, что вы мне нравитесь! Однако сил на подколки не осталось, и я пробормотала:

– Нет, ничего.

Хмыкнул, указал на дверь.

– Магистр, я могу и сама, – теперь в самом деле могла, он же меня обезболил.

– Можете, – согласился Рэйнер.

Но всё равно не отстал.

Шагая вместе с Варкросом по пустым ввиду позднего времени и выходного дня коридорам академии, я испытывала целую гамму эмоций. С одной стороны, было неудобно из-за ранения, с другой, я злилась за столь бесцеремонное вторжение и проявленную наглость, с третьей, удивлялась его стремлению сопроводить мою персону к лекарю – ведь когда Лисента рухнула на него с высоты нескольких метров, он даже руку не сразу подал.

Считать такое поведение Варкроса каким-то знаком или нет? Я аж ноготь от непонимания погрызла. Потом вспомнила о воспитании и попробовала изобразить чинное спокойствие, но в итоге всё равно не выдержала.

– Магистр, можно спросить?

– Смотря о чём, – последовал ответ.

– О том, что случилось вчера в вашем кабинете. Что это было? С вами уже всё в порядке?

Вообще на языке вертелся совершенно другой вопрос, и я сама сейчас удивилась. То есть я размышляла о произошедшем, и пришла к выводу, что лучше молчать, ведь я стала свидетельницей его слабости, а мужчины напоминаний о подобном не любят, но…

Рэйнер глянул хмуро и сказал:

– Да, со мною всё в полном порядке. А «что было» – очень интересный вопрос.

Прозвучало как этакая смесь собственно вопроса и обвинения. У меня даже брови приподнялись – тут какой-то намёк?

– Видите ли, Эрика, есть подозрение, что то состояние предназначалось не мне и перешло по магической связи.

Пол был ровным, но я споткнулась.

– В каком смысле? – уточнила непонимающе.

– В самом прямом, – отозвался Рэйн.

Спутник выдержал долгую паузу, а когда уже решила, что продолжения не будет, заговорил, явно подбирая слова:

– Магические связи, как вам наверняка известно, бывают разные. В некоторых, очень редких случаях, подобная связь может работать как односторонний или даже двусторонний канал. По такому каналу может проходить магическая сила, или, например, боль, которую один из связанных субъектов не способен выдержать.

Я споткнулась снова.

Тут же поймала пристальный взгляд тёмных глаз и поспешила спросить:

– Хотите сказать, вы с кем-то связаны?

– Возможно, – ответил магистр.

Скривился при этом так, словно ему пригоршню склизких червей в лицо швырнули, а я перепугалась до смерти. Сердце застучало быстрее, по коже прокатилась неприятная волна холода, даже волосы на загривке приподнялись – почему он столь открыто сказал про тайную связь?

Я, кажется, даже побледнела, но замещающий преподаватель уже и не смотрел в мою сторону, словно забыв о самом существовании адептки, и я выдохнула. Потом вспомнила о том, что в момент приступа находилась рядом с Рэйнером, то есть у меня алиби, и… и…

Впрочем, стоп.

Вдох-выдох, и волна холода вернулась, я же попыталась взять себя в руки и придать лицу приличное выражение. Как ни странно, уже размышляла об этом – собственно, вчера.

Я видела смертельную бледность Рэйнера, слышала хруст резных подлокотников, и последнее указывало на то, что жениху больно. Пусть объективных причин не имелось, но при слове «боль» сразу вспомнился пройденный ритуал… Ведь Ютас предупреждал, однако боли я так и не испытала, а тут Рэйнер Варкрос, и я, конечно, проассоциировала, но…

С момента ритуала прошло несколько часов, что откровенно смутило и заставило выбросить мысль о собственной причастности. Теперь Варкрос открыто говорит о связи и магическом канале. Но может он связан с кем-то ещё? Не помолвкой, а иначе. Может у него побратим?

Впрочем, учитывая как скривился, речь всё же о невесте…

Осознав это, я погрустнела. И чуть не спросила: а эта боль могла прийти с задержкой, а?

Язык прикусила вовремя, потом зажмурилась, сознавая, что если всё правильно, то там, в запретном зале с витыми колоннами мне грозил полнейший ужас. Я бы не выдержала такую боль.

Опять вдох-выдох, и я сказала вежливо:

– Очень вам сочувствую.

– Я тоже себе сочувствую. Тем быстрее нужно найти способ разорва… эм… написать статью.

Увы, но я споткнулась в третий раз. Речь точно шла о помолвке! Рэйнер обвинял в приступе свою невесту, однако со мной личность наречённой не связывал. То есть всё прекрасно. Рэйн по-прежнему не знает кто я.

Реакция моя была странной, не удивительно, что спутник посмотрел косо. Но я тут же расцвела беззаботной улыбкой и попыталась подбодрить:

– Не сомневайтесь! Обязательно найдём!

Теперь глянул скептически, однако после паузы сказал о другом:

– Кстати, ваша аура продолжает усиливаться.

Всё правильно, и это был ещё один, уже искренний повод для улыбки.

– Знаете, я рад, что природа ваших всплесков прояснилась, – добавил Рэйнер.

Я доброжелательно кивнула – да, это счастье. Особенно в свете последних событий – раз аура стабилизировалась, то алиби по вопросу воровства магии у меня тоже теперь есть. Ведь если Рэйнер почувствовал боль, предназначенную мне, то и отток магии может ощутить, верно?

Вдруг при оттоке магической силы тоже действует какая-то задержка? Что если Варкрос всё прекрасно чувствует, просто я не в курсе, что жених засёк?

Откуда могла взяться задержка я не знала, и думать об этом не собиралась. Зато очень хотелось уйти от опасной темы, причём подальше – ну раз уж от самого магистра удрать нельзя.

– А можно ещё один вопрос? – хлопнула ресницами я.

Спутник промолчал, но мне согласие и не требовалось.

– Почему вы всё время носите волосы распущенными?

– То есть? – он недоумённо нахмурился.

– Почему не завязываете в хвост?

Пауза. На меня посмотрели как на дуру и про всплески-каналы точно позабыли.

– Хвост, – повторила я, показывая невнятную пантомиму на собственной голове. – Это когда собирают все волосы и затягивают заколкой. Думаю, вам бы пошло.

Посмотрел ещё более выразительно, мне же оставалось сдержать улыбку и не споткнуться в четвёртый раз – пол внезапно перестал быть ровным, попалась выбоина.

– Хм… я подумаю, Эрика.

Ещё один поворот, и мы добрались до места. В часть замка, отведённую под лазарет, вела большая белоснежная дверь, украшенная символикой целителей.

– Благодарю, магистр, – сказала вежливо. – Дальше я сама.

В ответ очередной пристальный взгляд с непонятным прищуром. Варкрос лично открыл дверь, придержал её с галантностью настоящего лорда, а когда прошмыгнула внутрь, за мной не последовал.

Это стало поводом для нового облегчённого вздоха. Оглядевшись, я направилась к столу дежурной сестры – заклинание обезболивания, применённое Варкросом, пока действовало, но я всё равно надеялась, что целители поспешат.

Рэйнер Варкрос

Письмо матушки начиналось словами: «Дорогой мой мальчик, рада, что ты в добром здравии и нам желаешь того же!» Тут я поморщился – это был упрёк, ведь я в своём письме ни слова про здоровье не написал…

Я вообще был краток и надеялся, что леди Варкрос поймёт мою занятость, а теперь, держа в руках ответное письмо, чувствовал себя немного неуютно. Не из-за упрёка, разумеется. Просто я просил матушку поделиться подробностями истории о долгах семейства Тизар, и на тот момент не догадывался кем является Эрика.

То есть, во-первых, был слишком прямолинеен, а во-вторых, упустил чудесную возможность отплатить матушке её же монетой – осыпать туманными намёками, после которых леди не сможет спокойно спать, гадая раскусил я синеглазку Тизар или нет.

Потратив пару секунд на сожаления, я вернулся к тексту. Глянул и поморщился снова – возникло подозрение, что, учитывая статус Эрики, матушка не расскажет ничего.

И первые пару абзацев она в самом деле ехидничала, рассуждая о том, как странно наблюдать мой интерес к светской жизни, но потом сжалилась и перешла к нужной теме. Я прочёл трижды, после чего убрал письмо в сейф.

Затем был утренний душ и, стоя под упругими прохладными струями, я невольно вспоминал вчерашний вечер. Увы, я не мог списать приступ боли на ранение, приступ был принципиально другим.

Боль была иной, и я понимал её причины, брачный узор – это магическая связь, которая вполне может передавать подобные ощущения. Заключая помолвку или вступая в брак, мужчина берёт на себя обязательство оберегать свою женщину, а значит, мне досталась порция боли, предназначенная Эрике.

Главный вопрос – кто и каким образом нанёс малышке такой удар?

В момент, когда настигла боль, девушка сидела напротив, и посторонних рядом не наблюдалось. Значит ли это, что речь об ударе по ментальной связи? Объективно, это единственный разумный вариант.

Однако наносить ментальные удары подобной силы могут лишь драконы, а они в дела людей не вмешиваются, и я скорее поверю в то, что небо зелёное, то есть разумный вариант отпадает. Тут однозначно что-то другое, некий секрет.

Второе и не менее странное – ощущение оттока магии. Иных объяснений кроме татуировки опять-таки не имелось, но… Время и место снова не совпадали, а заклинание стазиса на первом курсе не изучают, оно вообще вне учебной программы Боевого факультета. Только на вопрос могла ли Эрика Тизар воспользоваться стазисом, я отвечал однозначное да.

Могла. Эрика достаточно сообразительна и трудолюбива, а заклинание не сложное. Там вся загвоздка в силе, но если Эрика воспользовалась моей…

Я в который раз скрипнул зубами, а потом хищно улыбнулся и прошептал:

– Ну, Эрика… зараза малолетняя!

Она воровала, причём осознанно, нагло и прямо у меня под носом. И намеренно называла свои «внезапные» скачки силы всплесками, и про период начала этих самых «всплесков» точно наврала!

Но если так, то почему её аура усилилась?

Увы, сопоставляя усиление ауры и ту запредельную боль, я неизменно приходил к мысли об одном из запрещённых ритуалов. Из числа тех, в которых выживает один маг из ста.

И всё хорошо, теория получалась стройной и информативной, но один элемент не вписывался – при чём тут Хранитель? Можно предположить, что его хотели ослабить, чтобы не засёк запрещённый ритуал, вот только… не многовато ли для какой-то девчонки? В смысле, зачем так стараться, чтобы даже не убить?

Нет, вероятность её смерти была высокой, но кинжалом в сердце проще. Или мы имеем дело с какой-то извращённой фантазией? Или я банально не прав?

Фыркая, я выключил душ и отёрся полотенцем. На ходу подсушивая волосы, перешёл в спальню и открыл шкаф. Через четверть часа уже стоял перед ректором Аларсом и убеждал расширить мои полномочия по части одной конкретной адептки, в том числе дать доступ в женское общежитие, чтобы мог пройти в её комнату.

– Рэйн, меня настораживает твоё рвение, – сказал Аларс скорее заинтригованно, чем строго.

Я пожал плечами.

– Столь пристальное внимание к Эрике Тизар не слишком законно, – напомнил тогда ректор.

– Понимаю. Но, во-первых, нам не обязательно распространяться о наших действиях, во-вторых, от этого может зависеть её жизнь.

– А мне кажется, что ты недоговариваешь, – хмыкнул ректор. Он всегда отличался неприятной проницательностью.

– Я сказал всё. – Ложь, конечно, но не признаваться же, что отец поступил как с каким-то сопляком?

Мастер-магистр прищурился и сказал после паузы:

– Рэйнер, если у тебя к Эрике мужской интерес, то настоятельно рекомендую держаться в рамках приличий.

Я скривился очень красноречиво и на этом разговор был окончен. Ректор дал карт-бланш.

Остаток дня я провёл между своим кабинетом, подвалом замка и библиотекой. Пока занимался делами, за Эрикой присматривал Хранитель, и он же сообщил про переход в игру.

Время, которое займёт игровой раунд, определению не подлежало, поэтому в тренировочный зал я отправился как только освободился. Но оказался там вовремя! Подпирать стенку пришлось не дольше минуты, а потом пространство озарилось неяркой вспышкой, возвращая адептов в наш бренный мир.

Правда, прежде чем отправиться к игрокам команды, я был вынужден заглянуть кое-куда ещё, и новости мне совершенно не понравились. Настолько, что захотелось придушить одну адептку – ведь происходящее точно было связано с ней!

А случилось вот что:

 

– Магистр, – окликнул в какой-то момент Хранитель. Он застал в библиотеке, отвлёк от изучения трактата, добытого в закрытом разделе. – Магистр, произошло нечто странное, и вам, вероятно, будет интересно.

– Что именно? – я тут же насторожился.

Полупрозрачный старик слегка поклонился, потом объяснил:

– Адепт Ютас Шенойс только что покинул академию.

Я нахмурился. Адепт? Покинул академию? И что такого? При чём тут я?

– Адепт состоит в команде факультета Боевой магии, – ответил на невысказанный вопрос Хранитель, и я помрачнел. Просто игра к этому моменту уже началась.

– Погоди. Сколько игроков было в команде на момент перехода? Я имею в виду начало раунда.

– Эрика и ещё трое, – пояснил Хранитель, и я выдохнул. То есть никакого второго подсадного Ютаса у нас не наблюдалось, что уже неплохо. Зато в целом получалась полная ерунда.

Игроки никогда не игнорируют запланированные раунды и своих не бросают, а свои, если что, порвут на кусочки за подставу. Но адепт Шенойс в тренировочный зал не пошёл, а чуть позже – вероятно, пользуясь отсутствием товарищей, – академию вообще покинул.

– Кстати, он подсунул привратнику старое разрешение, – добавил Хранитель. – Разрешение, выданное на переход неделю назад.

– Та-ак… – протянул я. – Та-ак…

Я сразу вспомнил упомянутого адепта – рыжий «утешитель» Эрики.

– Хочу взглянуть на его комнату, – сообщил Хранителю и, прихватив трактат, поспешил прочь.

Особых подозрений не было, просто предчувствие чего-то не слишком радостного, но то, что обнаружил в комнате, занимаемой адептом, поразило. Она была пуста. То есть абсолютно!

Шкафы открыты и чисты, полки для книг – тоже. Обуви нет, на кровати лишь матрац и выцветшая простыня. Более того – ни одной соринки, ни одного потерянного носка или клочка бумаги, то есть следы заметали с помощью заклинания.

Сделав очень глубокий вдох, я всё равно вошёл внутрь и осмотрелся внимательней.

– Этот Ютас уходил с вещами? – спросил у Хранителя.

– Перегруза портал не засёк, – отозвался тот.

Отлично. То есть адепт вещи не забрал, а уничтожил…

– Есть ещё что-то? – уточнил я. – Какая-то дополнительная информация?

– Привратник сказал, что адепт был сильно простужен. Собственно поэтому привратник так невнимательно смотрел в разрешительный лист. Боялся заразиться.

Я кивнул и распорядился:

– Поставь в известность ректора и декана Нейте.

Сказал, а сам направился на встречу с той, которая точно причастна. Вошёл в тренировочный зал, привалился плечом к дальней стенке, и тут они.

Явились.

Адепт Рос сразу упал на колени и взвыл, а двое его товарищей разразились такими ругательствами, что мои уши свернулись в конвертик. Зато Эрика ничуть не смутилась и, более того, тоже высказалась! Возникло желание отвести девушку в ванную и помыть с мылом рот.

Но дальше – хуже!

– Вы сейчас в общагу? – спросила моя благоверная.

– Да, – ответил один из адептов.

– Я с вами! – заявила эта… хм… излишне смелая леди.

Упрямо поджав губы, она сделала шаг к двери, и в ту же секунду пространство наполнил вой.

Я сразу переключился на магическое зрение и заметил болевую вспышку на ауре, но это было излишне. Эрика и так потянулась к месту ранения – выяснилось, что ранена малышка Тизар в весьма интригующую часть.

– Ты не с нами, а в лазарет! – сурово заявил один из её спутников, а я, наконец, вмешался.

– Что у вас случилось? – спросил, деактивируя амулет для отвода глаз.

Вздрогнули дружно, как и полагается команде.

Стоило показаться и приблизиться, начался лепет. Мол, как вы внезапно, а у нас ничего особенного, разве что…

– Давайте осмотрю, – едва упомянули ранение, перебил я.

И вот что интересно: когда друзья ругались, мы не стеснялись, а теперь у нас и щёки зарумянились и глаза гневно заблестели.

– Там укус нежити, – пояснил их предводитель, Максион.

Мне было без разницы, но я изобразил разочарование и признал – да, нужно вести в лазарет.

Дал девушке секунду чтобы успокоиться, а потом добавил:

– Но я обезболю.

Удивительно, но леди не обрадовалась.

А я наоборот смеялся и не собирался проигрывать этим малолеткам! Между делом поинтересовался Ютасом, чтобы выяснить – команда не в курсе, а значит, вероятнее всего, не при делах.

Выпроводив парней, я позволил Эрике повозмущаться, после чего приступил непосредственно к делу – то есть к обезболиванию. Не сказать, что её попа вызывала какой-то интерес, но почему нет? Жених я или кто?

Когда с оказанием первой помощи было покончено, я, как и обещал, повёл Эрику к лекарям. Шёл и старательно держал маску спокойствия – просто это её признание… Орочья голова укусила за зад! Стоило вообразить реакцию на подобное известие матушки, и меня чуть не порвало в клочья от смеха. О, да! Леди Варкрос была бы в «восторге»!

Хм, кстати, а что если останется шрам?

Я покосился на раненую часть тела, и тут же услышал:

– Магистр, можно спросить?

– Смотря о чём.

Эрика, как ни удивительно, напрямую поинтересовалась вчерашним, и я воспользовался её любопытством чтобы прощупать почву:

– Видите ли, Эрика, есть подозрение, что то состояние предназначалось не мне и перешло по магической связи, – в итоге сказал я.

Споткнулась, побледнела, однако не раскаялась – в смысле, не призналась. Более того, через некоторое время прозвучало подчёркнуто-невинное:

– Хотите сказать, вы с кем-то связаны?

– Возможно, – ответил уклончиво.

Задумалась, нахмурилась, а потом выдала:

– Очень вам сочувствую!

– Я тоже себе сочувствую.

Снова скользнув по ней взглядом, я пришёл к прежнему выводу: мама знала кого выбрать. И да, выбор хороший, хотя и простор для воспитательной работы имеется!

Пользуясь случаем, закинул новую удочку, а потом ещё одну – дал несколько возможностей признаться и заслужить право на помилование. Однако малышка Тизар продолжила хлопать ресницами, строя из себя невинную овцу.

С одной стороны это смешило, а с другой хотелось придушить на месте – ведь про запрещённый ритуал, который едва не стоил жизни, девушка тоже молчала. А в том, что ритуал был, я уже не сомневался – другим способом, в отсутствие настоящих всплесков, силу не пробудить.

Причастность Ютаса Шенойса тоже была очевидна, но от допроса я всё же воздержался. Успел убедиться, что с Эрикой такие методы не работают, придётся искать иной подход.

– А можно ещё один вопрос? – вновь позвала она.

И спросила про… волосы.

Волосы! Какая глупость!

Лишь поймав волну возмущения и признав невесту круглой дурой, я осознал, что дурак, как и во всей предыдущей истории, я сам.

А Эрика – умница! Она сделала обманный ход, полностью переключив моё внимание на другую, совершенно безопасную тему.

Волосы. Хвост. После такого сложно вернуться к обсуждению магических связей и прочих важных вещей.

Пару секунд я переваривал ситуацию, потом шумно втянул ноздрями воздух и украдкой улыбнулся – да, матушка была бы оценила. Даже немного жаль, что ей достанется другая, более простодушная невестка, но с Эрикой леди Варкрос сможет просто дружить.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»