Электронная книга

Файролл. Снисхождение. Том 2

Автор:
Из серии: Файролл #11
4.67
Как читать книгу после покупки
Нет времени читать книгу?
play2
Слушать фрагмент
00:00
Обложка
отсутствует
Файролл. Снисхождение. Том 2 (+Бонус)
− 20%
Купите электронную и аудиокнигу со скидкой 20%
Купить комплект за $NaN
Подробная информация
  • Возрастное ограничение: 16+
  • Дата выхода на ЛитРес: 06 июня 2017
  • Дата написания: 2017
  • Объем: 480 стр.
  • Правообладатель: Автор
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Глава первая
в которой все кричат, но по разным причинам

– А что у всех лица такие кислые? – раздалось с небес, нависших серыми тучами над замком Лоссарнаха. – На битву идем, не на похороны! Это весело!

Добро бы это был глас божий, или там некая небесно-возвышенная сущность подала нам знак, который можно было отнести к разделу «Благостные знамения» и после использовать это в своих целях.

Но – нет.

Сей голос свыше был звонкий, почти детский, и принадлежал крайне беспокойной особе, которую большинство из тех, кто стоял во дворе, почитали за одну из семи казней египетских.

– Изыди, назойливое создание, – посоветовал фее, кружащей над двором, гном Маниякс. – Люди на серьезное дело собираются, за правое дело ближних своих калечить.

– Да какие же Мак-Пратты нам ближние? – рыжий Леннокс, сидевший на ступеньках лестницы, чуть не поперхнулся копченой грудинкой, которую он поедал с отменным аппетитом. – Ты очумел, гноме!

Ответить прожорливому гэльту Маниякс ничего не успел, поскольку в этот момент из замка вышел наш претендент на престол и всем нам стало не до дискуссий. Пришло время отправляться в долину Карби.

Не стану скрывать – мне лично было волнительно. Очень уж много всего подвешено на эту битву: и квестов, и планов. А уж сколько я труда вложил в то, чтобы она состоялась, сколько побегал, договариваясь с разными людьми, причем не только здесь, в игре, но и там, в реале.

Костик вчера на катке заверил меня, что все в силе, что моя просьба удовлетворена, реализована и волноваться не за что, но все равно некие сомнения оставались. У нас ведь как? Написали на бумаге, да забыли про овраги, а по ним, между прочим, ходить.

А вообще вчера было хорошо. Азов и Ерема отошли в сторонку, о чем-то поговорили да и растворились в легкой снежной пелене, окружавшей каток. Даже «пока» ни один из них мне не сказал. Но, если честно, я на них за это не в обиде, невелика печаль.

Зато Ватутин остался и бдительно следил за тем, как мы резали лед коньками, катаясь «паровозиком» и «змейкой».

Да что «змейка»! Шелестова умудрилась отыскать то место, откуда на каток пускали музыку, и каким-то образом уговорить человека, который этим занимался, поставить «Летку-енку», и вот тут пошло истинное веселье.

Молодое поколение любителей фигурного катания данную композицию до этого момента в жизни не слышало, но что к чему разобралось быстро. Те же посетители катка, кто был постарше, обрадовались неимоверно, а потому цепочка людей, весело машущих ногами и руками, оказалась куда как велика.

Потом я забил на просьбу Азова не задерживаться, проигнорировал хмурые взгляды Ватутина, и мы всей компанией забрались в «Аннушку» – трамвай, который курсирует по хрестоматийному маршруту, известному любому москвичу. Штука в том, что он давно уже не рейсовый трамвай, а ресторан на рельсах, потому мы там как следует налопались. Причем Таша, которая, без всяких сомнений, была взволнована видом появившегося на катке Еремы, умяла половину поросенка, заказанного как основное блюдо.

Отличный день выдался, даже Вика им осталась довольна.

Все-таки – великое дело хорошо провести день в правильной компании, после такого дня на душе еще долго остается светлое послевкусие.

Вот и сейчас – впереди битва, во дворе замка бардак, совершенно неясно, что будет со всеми моими трудами за очень длительный период, – а у меня хорошее настроение.

– Права она, – громко заявил я, поднимаясь на пару ступенек вверх, к Лоссарнаху. – Что вы все такие напряженные? Мы же не на похороны идем, а на битву! И когда мы победим, наш друг станет королем этого края.

– Главное, чтобы после этого он и остался нашим другом – негромко добавил Слав, стоявший у меня за спиной.

Впрочем, скептически был настроен только он, остальные мои сокланы, те, что из игроков, запереглядывались, заулыбались и начали многозначительно подмигивать друг другу, как бы говоря: «Да-да-да». Звучало это приблизительно так же, как когда мы заверяем продавщицу в небольшом магазинчике в том, что завтра непременно ей рубль занесем.

– С нами лучшие люди Пограничья! – надсаживая глотку, заорал я. – Ну да, они в килтах, зато бойцы какие! С нами «Дикие сердца», клан, который сумел подняться после того, как была разрушена его крепость! Люди, их разнесли по кирпичику, но они снова поднялись вверх и не сдали своих позиций элиты игры! Это истинные дети войны! Много вы таких кланов знаете? Вот и я только их! С нами Глен и «Сыны Тараниса», наши верные союзники!

– Мы всех порвем! – завизжала Трень-Брень и кувыркнулась в воздухе.

– Ты хоть бы портки надевала для таких кульбитов, засранка эдакая, а не юбку, – возмущенно сказала ей Кролина. – Что за стриптиз для бедных?

– Открывайте порталы, – скомандовал я, перекрывая дружный смех. – Время!

– Ну ты и разорался, – немного укоризненно сказал мне Лоссарнах. – Я понимаю – эмоции, то-се – но все-таки. И чем тебе не угодили наши килты?

Ну да, тут я переборщил. Штука в том, что в честь битвы мой венценосный друг, обычно предпочитавший одежду, к которой он привык во время службы в Вольных отрядах, нарядился в национальный костюм. На нем были собственно килт, полотняная рубаха, плед, перекинутый через плечо, а на груди болталась здоровенная золотая бляха с символикой рода Мак-Магнусов – бегущей ланью с каким-то диким зверем на загривке, который, несомненно, вот-вот сломает ей шею. Надо думать, имелось в виду то, что Мак-Магнусы любого догонят и ему шею свернут, если захотят.

Кстати, у меня тоже была клановая бляха, она обнаружилась в сумке после того, как я стал обладателем собственного клана и, видимо, шла в комплекте с ним. Представляла она собой рыжеватое солнце в точках. Не знаю, с чего так повелось – то ли имелось в виду, что солнышко было в веснушках, то ли что и на нем бывают пятна – без понятия. А может, просто мастер схалтурил. Забавный символ, странноватый, но симпатичный, эдакий гэльтский андеграунд. Никаких бонусов она не давала, являясь вещью в себе, а потому отправилась в мой сундук в гостинице и там была заброшена навеки.

– Ты бы хоть кольчугу надел, – посоветовал я королю. – Все понимаю, но вот так, в одной рубахе… Случайная стрела, подлый лазутчик… Оно тебе надо?

– Это решающая битва, – без пафоса сказал Лоссарнах, глядя на моих и своих воинов, дружно шагавших в синеватые круги порталов. – Либо мы их, либо они нас. Если они нас – то я все равно останусь там.

– Нелогично, но ладно, – признал я. – Только вот в кольчуге ты поболе врагов с собой заберешь.

– Вот что вы за люди, Линдс-Лохены? – вздохнул Лоссарнах. – Сначала сестрица твоя мне это час в голову вбивала, теперь ты о том же толкуешь! Мои предки ходили в бой в таком виде, а я семейные ценности уважаю.

– Как скажешь, – даже не стал спорить я, поняв, что моего друга не переубедишь. – Ты мальчик уже взрослый. Если тебя ранит случайная стрела, то потом виноватых не ищи.

– Скотина ты, Хейген, – устало произнес Лоссарнах. – Сам мне толкуешь, что я король, между прочим.

– И чего? – не понял я.

– Вот кто так с монархами разговаривает? – пояснил он. – А? Пусть даже с будущими?

– Да иди ты, – посоветовал ему я. – Монарх хренов. Если не нравится, то после коронации можешь меня казнить.

– Эбигайл не даст, – засмеялся король. – Она сначала с тобой ругается, а потом убеждает меня в том, что ты хотя и поганец редкий, но преданней человека мне не найти.

– О чести клана печется, – предположил я. – И о его дальнейшем существовании. Кстати – а где она, чего нас провожать не вышла?

– Традиция, – Лоссарнах поправил перевязь меча, висевшего у него за спиной. – Королева не провожает супруга на битву, она сидит в своих покоях и ждет вестей с поля брани. Если победа – то идет с другими женщинами готовить праздничный пир, если поражение и ее муж убит – то кончает с собой. Кинжал в сердце – и за супругом следом, чтобы он в загробной жизни не скучал.

Жуть какая. Дикий же народ.

– Я ей запретил это делать в том случае, если меня убьют, – ровным голосом сообщил мне Лоссарнах. – Даже попросил Раньена приставить к ней людей, чтобы она чего-нибудь с собой не сотворила. Ну и для безопасности тоже.

Раньен, стало быть. А я про это ничего не знал.

Я вспомнил предводителя специального отряда инквизиторов, человека умного, сильного и хитрого. Надо признать – выбор Лоссарнах сделал верный, но вот сам факт того, что он с ним настолько сблизился, меня не порадовал.

– Он хотел направиться с нами на поле битвы, – продолжил король. – Но я попросил его остаться здесь, чтобы в случае поражения он вывез из замка королеву. Она, видишь ли… Э-э-э-э-э… Мы ждем наследника. Или наследницу.

– О как, – я придержал рукой отвисшую челюсть.

– Ребенок не будет бастардом, не волнуйся, – поспешно сказал мне король. – Вчера мы сочетались законным браком. Тайно. Ты только не обижайся, что не пригласили. Я понимаю, ты брат и так не делается, но на церемонии вовсе никого, кроме нас и годи, не было. Вот победим – и тогда такое торжество устроим! Я тебе и выкуп заплачу – все, как предписывают традиции.

В моей голове громко зазвучала древняя мелодия из бесконечного сериала, являющегося классикой телевидения: «Ту-туру-ту, ту-туру-ту-ту», а в глазах пробежали картинки, почему-то заключенные в полукруглые арки и меняющие одна другую – Лоссарнах, целующий Эбигайл, Трень-Брень с волшебной палочкой, я и Кролина, Мюрат и Сайрус, без любви глядящие друг на друга. Нет, это не Файролл, это… Я даже не знаю, как это назвать правильно.

– Отрадно, – откашлялся я. – Главное – вовремя! Тогда да, Раньен – лучшая кандидатура для этого случая.

Самое забавное – все верно. Если кто и будет беречь мою сестрицу, так это он. Флоренс Мартин, благообразный старец, что руководил коллегией Инквизиторов ранее, был не таким, полагался на человеческую доброту, верил в чистоту помыслов и хотел сделать мир лучше. Раньен подобной ерундой не увлекался и ставил перед собой конкретные цели, в настоящей момент основной из них было возрождение коллегии, которую почти под корень некоторое время назад вырезал Странник со своими Лордами Смерти. И такой козырь, как королева Пограничья, да еще и с наследником в чреве, он точно не упустит.

 

Но Лоссарнах каков, а? Сначала убеждал меня, что данный брак мою сестрицу погубит, а потом взял и сделал все наоборот. Хотя, может, при том нашем разговоре он про ребенка не знал? И все равно – непоследовательно.

Ладно, если что, я проконтролирую, чтобы моя сестрица, прости господи, все же уцелела, если надо – подключу брата Юра. Все-таки Эбигайл мне не чужая.

Кстати – а за Раньеном ведь должок числится: он обязан спасти женщин, детей и стариков из моего клана. Будь это реальный мир – фиг бы он стал это делать, но в данной реальности выбора у него нет.

Вот же. Между прочим, это мой косяк, забылся за суетой этот нюанс. Выпало мое обременение из памяти совсем, а не должно было. Как-никак я за клан в ответе. Но теперь уже бегать и что-то делать поздно.

Да и опять же – если сегодня я проиграю, то гибель клана будет только одной из моих многочисленных проблем, которые придется в результате пробовать решать совсем уж не игровыми путями.

– Хейген! – голос Кролины был наполнен раздражением. – Король! Долго вас ждать, порталы вот-вот схлопнутся!

– Пошли, – Лоссарнах припустил вниз по лестнице. – Твоя женщина права.

– Она не моя, – проворчал я и направился вслед за ним.

Все, что я смог сказать, выйдя из портала на той стороне, это было:

– Ух ты!

На самом деле я не выразил и сотой доли своих эмоций.

Я столько народа одновременно в игре ни разу не видел. Даже в Эйгене, который некогда меня поразил многолюдьем, все было куда скромнее. Здесь же, в не самой большой, по сути, долине, ошивалось столько людей, что кое-где и яблоку было негде упасть!

На правой стороне долины Карби разместились наши враги, там реяли флаги клана Мак-Праттов, синие с прозеленью, пониже на ветру мотались полотнища примкнувших к ним кланов. Еще я там приметил несколько стягов игровых сообществ, на одном из них красовался до боли мне знакомый символ клана «Буревестники». О как. В этом есть своя ирония – сегодня я схлестнусь в бою с людьми Элины. Игроки часто пускают друг другу виртуальную кровь, но тут-то в противниках мои бывшие сокланы. Воистину – неисповедимы пути господни.

Хотя – меня такой расклад устраивает. Положа руку на сердце – они мне никто. Я, в свою бытность «Буревестником», из клана знал человек пять, с ними и водил дружбу. Ну, Элину еще, понятное дело. Остальных же я не то, что не знал, даже в глаза не видел. Так что – плевать мне на все условности с высокой колокольни. И еще я с удовольствием посмотрю на то, как сегодня ребята Гедрона будут им резать глотки. А они это будут делать, причем с удвоенным, а то и с утроенным энтузиазмом, это же реальный способ хотя бы частично рассчитаться за свой давний разгром. Ну да, конфликт был с Седой Ведьмой и ее «Гончими», но ведь «Буревестники» тоже вложили в разгром «Диких сердец» свою лепту. И если Гедрон данный факт не дай бог забыл, то я непременно ему его напомню.

Наша сторона по большому счету с противниками не сильно различалась, разве что была попестрее. В первую очередь потому, что у нас флагов болталось на древках больше. Само собой – выше других реял стяг клана Мак-Магнусов, ниже разместились знамена наших союзников – горцев, а также двух игровых кланов. Отдельно в стороне реял треугольный вымпел с эмблемой ордена Плачущей богини, рядом с ним аккуратными рядами стояли две сотни рыцарей, обещанные мне фон Ахенвальдом. Смотрелось это очень и очень внушительно.

Да и вообще – рати на глазок были вполне равноценные, так что шансы у всех одинаковые.

Если только с той стороны сюрприза какого-нибудь не последует. Хотя что значит – не последует? Обязательно у них для нас какая-нибудь пакость припасена, в этом я не сомневаюсь.

Ну так и у меня фига в кармане имеется. И, смею заверить, покрупнее их, без вариантов.

Но рати – это ладно. Зрителей-то сколько было, как я уже и говорил! Нет, я ожидал чего-то такого, поскольку не раз слышал разговоры о том, что данное мероприятие вызвало интерес игровой общественности, но что настолько сильный, мне и в голову прийти не могло.

Два немаленьких холма справа от долины были просто усыпаны игроками, как лесная полянка земляникой. Если бы слева не текла река, подозреваю, что и там народ бы разместился.

Ох, что там творилось – давка, шум, гам! Несмотря на тот ор, который царил в наших порядках, до меня все равно долетали выкрики с холмов:

– Принимаю ставки! Ставки! Лучший коэффициент!

– На Мак-Праттов прими! Сколько там? Три к одному?

– Не толкайся!

– Хачапури, чурчхела, вареная кукуруза!

– Крутенько, крутенько! Надо сделать селфи и выложить его в сеть! Я и дикие горцы!

– Ой, а вон у того молоденького ножки бритые!

– Ты пиво взял? А орешки? Как начнется – уже не сбегаешь!

Воистину – кому война, кому мать родна.

Знал бы – билеты продавал. И еще – на нас ставят «три к одному». Невысоко.

– Мастер Хейген, – брат Херц потрепал меня за плечо. И он, и его ребята отбыли из Пограничья еще с утра, это мне Кролина сообщила почти сразу, как я в игру вошел. – Вам бы с братом Юром поговорить. И совсем хорошо будет, если вы короля с собой прихватите.

Брат Юр? Он здесь? Однако. Послать разве кого-то десяток тысяч золотых на нас зарядить? Если казначей прибыл сюда лично, значит, он уверен в нашей победе. А если брат Юр уверен в победе, следовательно, он что-то знает. Что-то такое, что мне неизвестно.

– Да, – кивнул я и подпрыгнул, высматривая главного интригана Раттермарка. – Сейчас.

– Ой! – пискнула Трень-Брень. – А вон того дядьку я знаю, он рыцарей начальник.

А, ну точно. Вон у флажка стоят сразу два главных функционера Ордена – брат Юр и Ченд де Бин, который у них главный по обороне и нападению.

– Надо поздороваться, – сообщила мне фея и устремилась к предводителю рыцарей, да так резво, что я даже не успел схватить ее за ногу.

– Беда, – только и сказал я, глянув ей вслед. – Лоссарнах, пошли.

Если по большому счету – не мы к ним, они к нам должны подойти, но это – по большому счету. Всегда надо смотреть на то, кто кому нужнее, и по нашим сегодняшним делам выходит, что они без нас проживут, а вот нам без них туго придется. Так что – не развалимся, если десяток шагов сделаем.

Король тем временем уже весь отдался процессу раздачи приказов и засобирался на холмик, где как раз и были воткнуты все знамена, надо думать – импровизированный командный пункт. Еле-еле успел его за рукав поймать.

– Пошли, говорю, – повторил я ему и, предупреждая легкое недовольство человека, оторванного от любимого дела, которое он знает и которым ему нравится заниматься, пояснил: – Это политика. Надо.

– Делать тебе нечего, – недовольно пробурчал король без королевства, но пошел за мной.

Тем временем у вымпела Ордена Плачущей богини разыгрывалась презабавнейшая сцена.

Ченд де Бин, ничего не подозревающий, в шлеме с открытым забралом, стоял, шевелил роскошными рыжими усами и обозревал поле будущей брани, время от времени переводя взгляд на наши войска и что-то прикидывая в голове.

Он даже и представить не мог, насколько к нему близка беда, а потому был не готов к ней, когда она свалилась на его голову с небес!

– Здрасьте, дядя рыцарь, – завопила напасть и радостно брякнула кулаком по забралу шлема, отозвавшемуся медным звуком. – Помните меня? Вы мне тогда разрешили с собой домой трех славных мальчишек взять!

– А? – завертел глазами де Бин, увидел кто его поприветствовал и ощутимо побледнел. – Чего?

– Дядя Юр, какой-то он сегодня не такой, – сообщила Трень-Брень казначею и приблизила свою мордашку к лицу рыцаря. – Может, вы простыли? Глаза у вас какие-то мутноватые, верный признак болезни. Высуньте язык, я гляну!

Ченд де Бин пошевелил усами, вызвав бурю восторгов как у феи, так и у своих подчиненных, похлопал глазами и опустил забрало, давая всем понять, что он «в домике».

– Не поняла? – опешила фея и постучала по шлему. – Я же как лучше хочу!

Из-под забрала раздались некие звуки, из которых следовало, что кое-кому лучше лететь куда подальше, от греха.

– Трень, брысь, – скомандовал я фее. На самом деле, я не имел ничего против того, чтобы она еще потерзала де Бина, я помнил тот случай, когда он на моих глазах одного из совета Ордена на голову укоротил, а после это на меня списали. Но время было дорого. – Брат Юр, мое почтение.

Фея фыркнула, еще раз бамкнула по шлему де Бина и полетела к холму со зрителями.

– Приветствую вас, – сдержанно произнес и Лоссарнах.

– Ст-тоило ли, ваше величество? – именно этими словами встретил нас брат Юр и укоризненно покачал головой. – М-мы и сами соб-бирались к вам подойти. Есть же оп-пределенные правила приличия.

Вот хитрюшка. Так я тебе и поверил.

– Ваше величество, – Ченд де Бин опасливо приподнял забрало, поводил по сторонам глазами, убедился, что напасть сгинула, и выдохнул: – Хейген, ты как с ней управляешься? Это же демон в юбке!

– Чуть что – отправляю ее свои подштанники стирать, – пояснил я. – У меня не забалуешь.

– Врет, – засмеялся Лоссарнах. – На самом деле не делает он ничего такого. Да и не такая уж у него дочь и безнадежная проказница, я это точно знаю.

– Дети, – проворчал рыцарь. – Цветы жизни. Нет уж, пусть они растут на чужой клумбе.

– С-самое время поговорить о п-подобных вещах, – одобрительно сообщил нам всем брат Юр. – М-можно еще поспорить про ос-собености стихосложения в зап-падной поэзии и в-восточной. Это т-тоже очень заним-мательная тема!

– А, ну да, – Ченд де Бин приосанился. – Его величество Король Пограничья Лоссарнах… Я извиняюсь, просто не знаю, как ваш титул полностью звучит. Ну, Первый там или Великий?

– Да я и не король пока, – смущенно ответил Лоссарнах. – Я претендент на престол.

– Раз вон Юр сказал, что вы король – значит вы король, – укоризненно произнес де Бин и продолжил: – Орден Плачущей богини почтет за честь выступить с вами заодно в грядущей битве и в моем лице предлагает вам заключить с нами военный и политический дружеский союз.

Ну не знаю. Разве «военный и политический» означает еще и «дружеский»? Не то, чтобы это были разные понятия, но все же…

Судя по всему, речь эту де Бин заучивал долго, поскольку, выпалив это все, он облегченно вздохнул.

– Почту за честь, – немедленно ответил Лоссарнах. – О таких друзьях, как вы, можно только мечтать.

– Вот и славно, – обрадовался де Бин. – Юр, давай свою канцелярию, да мы с королем пойдем войска расставлять. Время поджимает, а левый фланг вон голый.

– Как же голый? – обиделся король, который в последние дни только и делал, что прикидывал, как разместить войска, и каждый клан знал свое место в диспозиции. – Там мои родичи из предгорий стоят.

– Вон те? – ехидно пошевелил усами де Бин. – С волосатыми ногами? Да их сомнут сразу же, они все без брони и щитов!

– С чего бы? – завелся Лоссарнах. – Этих так просто не сомнешь!

– Надо подписать, – Юр достал из рукава заранее припасенный свиток, тут же кто-то из его чернецов, отиравшихся рядом с нами, достал перо и чернильницу, причем такое ощущение, что прямо из воздуха. – Магистр фон Ахенвальд уже поставил свой росчерк, дело за вами.

– Где? – недовольно спросил король и принял перо. – Тут?

– Да, – подтвердил брат Юр. – И еще на одном экземпляре. Вот и чудненько.

– А, вот вы где! – из толпы горцев вывернулся Гедрон Старый. – А я ищу, ищу, говорят, что король тут. Это, надо что-то с левым флангом делать. Сомнут его, как есть сомнут. На карте-то оно одно дело было, а тут другое.

– О! – с удовлетворением поднял закованный в сталь указательный палец вверх рыцарь и с симпатией глянул на Гедрона. – Рад представиться – Ченд де Бин, наставник воинов, служащих Плачущей богине.

– Гедрон Старый, – помахал ему рукой наш союзник. – Мужики, времени в обрез, скоро все начнется!

И эту троицу как корова языком слизала.

– Д-держи, – сунул мне один из подписанных королем свитков брат Юр. – Отдашь королю, как все к-кончится. Или оставь себе, он все р-равно про него не всп-помнит.

– Да мне-то он накой? – пожал плечами я. – Отдам.

– Н-надеюсь, ты не собираешься сегодня дем-монстрировать чудеса от-ваги и храбрости? – поинтересовался у меня казначей. – Для этого тут п-полно других людей.

– Я всю эту карусель начинаю, – напомнил ему я. – Мне с этим свиненком Гуардом драться придется. Помните, тогда, на совете мы об этом договорились?

 

– Убьешь его – и д-достаточно, – посоветовал мне казначей. – Свой п-почетный героический д-долг ты после этого можешь считать выполненным, я так п-полагаю. Ин-ногда даже за свои интересы н-не стоить драться слишком рьяно, особ-бенно если они г-граничат с аналогичными интересами других людей. Они и без т-тебя все сделают так, как надо. Назир, п-присмотри за ним, не п-пускай в гущу событий. Это не т-только моя просьба, считай, что это п-приказ Хассана.

Мой ассасин, как всегда стоящий за плечом, даже что-то пробурчал, вроде «Есть».

Ну, не знаю. Там вообще-то мне дополнительная награда могла обломиться, в случае если я пятерых врагов собственноручно прикончу. Поглядим.

«До начала игрового события «Сражение в долине Карби» осталось десять минут. Всем тем, кто не является участником данного события, рекомендуется покинуть место его проведения, в противном случае к таким игрокам будут применены суровые штрафные санкции».

Ух ты! Даже так.

Народ на холмах радостно загомонил, предвкушая зрелище.

Наш клан Лоссарнах определил на правое крыло, так что нашел я его без труда.

– Вот он! – Кролина, заметив меня, обрадовалась. – Где тебя черти носят?

– Да там, – я показал в сторону холма, на котором махали руками, споря, король, Ченд де Бин, Гедрон и Глен. – С полководцами общался.

– Знакомься – это Амадзе, – невысокий рога, стоящий рядом с ней, протянул мне руку. – Мы с ним давние знакомцы. До «Буревестников» вместе по локациям бегали, еще в «Шкуродерах».

Точно, слышал я это имя от нее. И от Рейнеке тоже. Они хорошо об этом человеке отзывались.

– До меня доносились слухи, что вы подались к Гедрону, в «Дикие сердца»? – уточнил я у него. – Кто-то мне про это говорил.

– Враки, – покачал головой рога. – Ни к кому я не подался, «соло» играю. Надоели мне кланы.

– Он такой, – подтвердила Кро, явно Амадзе симпатизирующая. – А говорила это тебе я, с чужих слов.

– Ба-а-а! – раздался голос Лираха. – Вы смотрите, кто пожаловал. «Мусорщики»!

– Кто? – не понял я.

– «Мусорщики», – усмехнулся Амадзе. – Самый необычный клан из тех, что есть в Файролле. И самый мерзкий, как по мне.

– Крысы, – поморщилась Кролина. – Трупоеды. Их промысел – драконить «коконы» игроков на полях сражений, они только этим здесь и занимаются.

– Они себя гордо называют «свободными пиратами», – заметил стоящий неподалеку Слав. – Правда, сути это не меняет. Права Кро – крысы – они и есть крысы.

Я глянул на холм и увидел, что на его вершине появились крайне необычные персоны – десятка три игроков, более всего похожих на профессиональных нищих, одетых в невообразимое рванье и с клюками в руках. Они беспардонно расталкивали толпу игроков и занимали места в первых рядах. Народ брезгливо отстранялся от них, как от бомжа в вагоне метро, хотя это было и неудивительно. Вон от того, с ником «Старый хрыч», безобразно изъеденного язвами и внешне очень смахивающего на сифилитика, я бы и сам куда подальше отбежал. Как по мне, его вообще от людей изолировать следует, даже здесь в виртуальности, явно же у человека с головой не все в порядке. Фу, мерзость какая.

– Прямо смотр какой-то, – сплюнул Амадзе. – Ты погляди, все главные трупоеды здесь – Сольвент, Теористос, Трактор, Ретано. Даже Старый Хрыч и тот приперся, пугало недоделанное. Мне, кстати, говорили, что он и в жизни не лучше, в смысле внешности. Верю. Так что – все в сборе и выставились вон как среда на пятницу. Как тогда, в пустыне Зило. Кро, помнишь?

– Еще бы, – зло ответила моя заместительница. – Мне тогда не повезло дважды – я там полегла, и вещички мои эти скоты уперли. Вольные, понимаешь, пираты. Флибустьеры хреновы.

– Ну да. Во-во, смотрите, присматриваются, – Слав нехорошо ухмыльнулся. – Сейчас битва начнется, они расклад прикинут – и потихоньку, потихоньку к подножию холма начнут спускаться, чтобы потом добраться до коконов. А штрафы им по барабану, из рядовых не разжалуешь.

«До начала игрового события «Сражение в долине Карби» осталось пять минут. Всем тем, кто не является участником данного события, рекомендуется покинуть место его проведения, в противном случае к таким игрокам будут применены суровые штрафные санкции».

– Каким же макаром они из Нублэнда на белый свет вылезли? – изумился я. – С такой экипировкой этих дятлов валить должны на каждом перекрестке, их судьба с вечным первым уровнем бегать.

– Да прямо, – Кролина вздохнула. – У них у каждого уровень за сотню, так что убивай эту братию, не убивай – все им пофигу. Что до вещей – все добытое добро у них в сундуках. Они же его копят не для того, чтобы носить, а для того, чтобы было, такой у них фан. А сами вон в рванье ходят, которое не жалко.

– Жесть, – только и сказал я.

Ну да, все верно. При каждой смерти ты теряешь опыт, это так. Но если ты взял сотый уровень, то ниже него ты уже не опустишься, то есть если тебя даже сто раз убьют, то все, что ты после сотого накопил – сгорит, но на девяносто девятый ты не скатишься.

– Ладно, пойду я. Мне штрафные санкции не нужны, я же не «мусорщик», – Амадзе хлопнул по ладони, подставленной ему Кролиной, помахал мне рукой и ввинтился в толпу воинов.

– Хороший парень, – заметила Кро, проводив его взглядом. – Жалко, что в клан к нам не хочет.

– Жалко, – признал я, задумчиво посмотрев ему вслед.

Завертелась у меня в голове какая-то ассоциация, связанная с этим именем, что-то мне такое про него Кролина давным-давно говорила, что-то для меня очень полезное, но вот что именно – я вспомнить не смог.

– Соратники мои! – послышался надсадный голос Лоссарнаха. – Сегодня день великой битвы, сегодня мы или умрем, или станем героями.

«Почему все полководцы всегда говорят одно и то же? – подумалось мне. – Ну никакого разнообразия».

– Кровь и смерть! – голос Лоссарнаха летел над полем, даже зрители затихли, только «мусорщики» о чем-то бранились друг с другом, как видно – делили шкуру неубитого медведя. – Смерть и слава! Вот все, что нужно воину!

«Внимание!

До начала игрового события «Сражение в долине Карби» осталось две минуты!

Важно!

С целью обеспечения комфортного и справедливого проведения события «Сражение в долине Карби» администрация игры вводит повышенную степень его защиты от стороннего вмешательства, а именно – «Стену Калотта».

Это редкое древнее заклинание, ставящее над определенной территорией непробиваемый купол.

С данного момента ни один игрок не может ни проникнуть в локацию «Долина Карби» извне, ни выйти из нее (исключение – гибель игрока в бою) ровно до того момента, как битва будет закончена и определится ее победитель.

Все игроки, не являющиеся участником данного события и не покинувшие данную локацию в течение ближайших трех минут, будут отправлены на последнюю точку привязки. Также к ним будут применены соответствующие штрафные санкции. Вас предупреждали, так что возражения и жалобы по данному поводу администрацией игры не принимаются. Сами виноваты».

Финальные строки явно писал Валяев. Его стиль я где угодно узнаю.

Чпппо-о-о-оккк! И долина словно оказалась под прозрачным колпаком, который накрыл ее с довольно противным звуком.

С той стороны поля до нас донесся глухой гул и недовольные выкрики.

Я так и знал. Ну вот не уважают нас «Двойные щиты», ни в грош ни ставят. И опять собрались провернуть все тот же трюк, что и в прошлый раз – открыть портал у нас за спинами в самый неподходящий момент и всех перерезать.

А вот – фиг вам. Можете долбиться сколько угодно, проку только не будет. Зря я, что ли, с Валяевым и Костиком по этому поводу столько разговоры разговаривал?

Так что сегодня все будет по-честному и победит тот, кто достоин этого на самом деле. Для меня это непривычно, но иногда для разнообразия можно и так сыграть. Справедливо, в смысле.

– Прозвучит странно, но я впервые в жизни радуюсь чужому горю, – неожиданно весело произнесла Кролина. – Вы гляньте на «мусорщиков»!

Да, это было приятное зрелище. Кучка оборванцев как будто осатанела, они били по прозрачному куполу клюками, ногами, руками и, несомненно, мерзко сквернословили. Оно и понятно – добыча, которую они уже считали своей, улизнула от них. Особенно неистовствовал один из них, с ником «Трактор». Под конец он и вовсе повалился на траву ничком и начал валтузить кулаками ни в чем не повинную землю.

С этой книгой читают:
Нужна помощь