3 книги в месяц за 299 

Генерал Кутепов. Гибель Старой гвардии. 1882–1914Текст

Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

© Петухов А. Ю., 2014

© ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2014

* * *

Автор впервые проливает свет на некоторые тайны судьбы легендарного генерала Белой гвардии.

Образ Кутепова-генерала хорошо известен, а вот каким был Кутепов-гимназист, Кутепов-солдат, Кутепов-юнкер, Кутепов-подпоручик?


Книга первая
Генерал Кутепов. Новые факты и документы. Личность. Призвание. Боевое крещение

Пришла пора зажечь свечу

Можно много спорить о роли личности в истории, но нельзя не согласиться с тем, что история без личности немыслима. А история Гражданской войны в нашей стране немыслима без личности Александра Павловича Кутепова.

Немало было написано об этом человеке – и хорошего, и плохого. В глазах одних он был воплощением благородства, другим казался олицетворением жестокости. И хотя и те и другие признавали его незаурядные качества, мало кому удавалось, отбросив эмоции, создать целостный, непротиворечивый портрет этого человека. Это действительно нелегко сделать. Александр Павлович жил в очень тяжелый для нашей страны период. Эти события и сейчас, спустя почти сто лет, воспринимаются многими неоднозначно. Но, видимо, пришло время отбросить эмоции и попытаться по возможности трезво разобраться, кем был генерал Кутепов и что он сделал для России.

Работа Андрея Петухова, на мой взгляд, это достаточно удачная попытка рассказать о жизни Александра Павловича, о его делах и о той роли, которую он сыграл в истории России. Автор проделал огромную работу, собрав уникальные факты из биографии Александра Павловича, отзывы о нем его современников и сослуживцев. Вызывает уважение не только большой объем проведенных архивных исследований, но и попытка быть объективным при оценке столь непростых и неоднозначных событий нашей истории.

Мне самому трудно здесь быть беспристрастным. Для нашей семьи Александр Павлович всегда был воплощением огромного благородства и мужества. В свое время он сказал: «Лучше зажечь маленькую свечку, чем проклинать темноту». Этими словами он руководствовался всю свою жизнь, в меру своих сил стараясь зажигать свечи во тьме смутного времени России. Потом звучало немало проклятий в его адрес. Немало было сознательных попыток исказить или очернить его образ. Но теперь пришла пора оставить проклятия и попытаться зажечь свечу понимания, свечу памяти о настоящем русском офицере – Александре Павловиче Кутепове.

Алексей Павлович КУТЕПОВ

Предисловие автора. Аще бо и пойду посреде сени смерныя, не убоюся зла

Будем не покладая рук работать на Россию, будем всегда помнить о ней, иначе она не простит нам забвения и сама забудет о нас…

А. П. Кутепов

Интерес к теме Белого движения в России носил взрывной характер в конце восьмидесятых – начале девяностых годов прошлого столетия. На прилавках книжных магазинов появилось немало книг о Гражданской войне, периодические издания, выходившие тогда огромными тиражами, пестрели историческими статьями. Но качество этой литературы было не однородное. От работ подавляющего большинства авторов оставалось досадное ощущение спешки. Многие, вероятно, стремились быть «первыми», используя открывшуюся возможность говорить о «белых пятнах» нашей истории. Обращаться в архивы? Штудировать мемуарную литературу? Искать потомков свидетелей событий?.. На это времени не хватало. Вот и получилось, что «первый» далеко не всегда означает лучший.

История не повторяется в деталях, в подробностях, но исторические параллели разных времен хорошо видны там, где на ход событий влияют яркие личности. Как в будущем избежать ошибок прошлого? Как не допустить новых социальных катаклизмов и войн? Для этого, на наш взгляд, важно понять, что формировало характер и мировоззрение исторической личности…

В годы Гражданской войны в России в ряду имен наиболее загадочных и ярких по праву стоит имя генерала Белой армии Александра Павловича Кутепова.

Советская историография немало потрудилась, создавая образ А. П. Кутепова как беспощадного и жестокого белого генерала-монархиста. Не раз говорилось в его адрес: «палач, вешальщик». При этом даже самые непримиримые недруги генерала Кутепова признавали его личную храбрость, мужество, силу воли, аскетичность и честность.

А многие соратники и единоверцы равнялись на него, отмечая присущие Александру Павловичу истинно рыцарские качества русского офицера – жертвенное отношение к службе, беззаветную любовь к Родине, возвышенные мотивы поступков. Вместе с тем они не скрывали, что в смутное время Гражданской войны, когда брат шел на брата, а сын на отца, с врагом, с бандитами, с мародерами генерал Кутепов поступал по законам военного времени… И жизнь А. П. Кутепова, и его гибель – это судьба воина.

До революции он, не знатного происхождения, – офицер, преданный долгу, верный присяге, хорошо понимавший крестьянскую душу русского солдата. С подчиненными он был строг, требователен и справедлив. Не случайно солдаты-преображенцы называли его «правильный человек». А. П. Кутепов прошел путь от вольноопределяющегося, рядового звания, Архангелогородского резервного батальона до командующего лейб-гвардии Преображенским полком, старейшим в русской гвардии. Примечательно, что перевод подпоручика Кутепова за боевые отличия в лейб-гвардии Преображенский полк утвердил лично государь. Военное начальство уклонилось от самостоятельного решения вопроса в пользу неродовитого армейского офицера, хотя боевые ордена за Русско-японскую войну позволяли им сделать это на законном основании.

А. П. Кутепов не был политиком, недостаточно тонко разбирался в хитросплетениях интриг, творимых военной и штатской верхушкой, предавшей государя. Лишившись идеи самодержавия, он сохранил идею России. Воин, борец, генерал Кутепов привык встречать врага лицом к лицу и чаще всего выходил победителем в честном бою.

С первых дней Белого движения он в рядах контрреволюции. Именем генерала Кутепова неофициально называли занятые его войсками территории. «Кутепия» становилась символом вернувшейся на историческое мгновение прежней России. Долгое время он командовал «цветными» полками, дроздовцами, корниловцами, марковцами и алексеевцами, – сердцем Белой гвардии. Многие соратники желали видеть его на посту главнокомандующего. Волею обстоятельств А. П. Кутепов не однажды в узловых исторических событиях был последней надеждой, последней ставкой Белого движения.

Так в феврале 1917 года полковник Кутепов, будучи в отпуске, оказался в столице. Именно его, мало кому известного командира батальона преображенцев, назначили командовать отрядом с задачей – разгромить «февральскую революцию». Полковник Кутепов явился последним защитником самодержавия в Петрограде и последним командующим лейб-гвардии Преображенским полком.

Всю Гражданскую войну он был на фронтах. В октябре переломного 1919 года в его штабе обсуждалась возможность штурма Москвы. Сегодня трудно оценить вероятность взятия столицы Советской республики частями генерала Кутепова, но именно он оказался последней надеждой деникинской «московской директивы».

На Великой войне он трижды ранен. Однако, почти всю Гражданскую будучи на передовой, Кутепов не получил и царапины. В «ледяном походе» в одной из атак его плащ был трижды пробит пулями, но сам он чудом остался невредим. Однажды, обманно выбросив белый флаг, красные в упор расстреливали группу офицеров, готовых принять пленных. Кутепов был среди них, но пули его не задели. А когда в его штабной вагон подбросили бомбу, ее удалось обезвредить…

Он был храним для новых дел.

В октябре 1920 года генерал Кутепов командовал обороной Крыма – последнего пристанища Белого движения на Юге России.

После эвакуации в Турцию, в Галлиполи, А. П. Кутепов смог в последний раз сплотить вокруг себя остатки разбитых полков белых армий, спасая их от распыления, от полного бесправия. И вновь с надеждой повторяли русские изгнанники название «Кутепия».

В эмиграции А. П. Кутепов не оставлял мысль возобновить вооруженную борьбу и создал боевую организацию.

В конце двадцатых годов в Советской России в ответ на расказачивание и раскулачивание, по мнению белоэмигрантов, могла подняться волна разрозненных крестьянских восстаний, и генерал Кутепов вынашивал план поездки на родину с целью возглавить борьбу. Однако советская власть имела колоссальные материальные и людские ресурсы, регулярную армию. Что можно было противопоставить этой силе?.. С каждым годом таяла последняя надежда белой эмиграции на «весенний поход».

Эпоха Гражданской войны завершилась.

Пока сохранялась вера в продолжение вооруженной борьбы, храним был и генерал Кутепов.

26 января 1930 года в Париже генерала Кутепова похитили агенты КРО ОГПУ[1].


О судьбе, о борьбе генерала Кутепова, о его трагической гибели написаны десятки книг, сотни газетных и журнальных статей.

Образ Кутепова-генерала хорошо известен зарубежному и отечественному читателю по воспоминаниям соратников, по многочисленным работам историков и публицистов. А вот каким был Кутепов-гимназист, Кутепов-солдат, Кутепов-юнкер, Кутепов-подпоручик? Каким он был в кругу семьи, среди родных и близких?.. Об этом, за редким исключением, ничего не написано. Данные печатных изданий о семье А. П. Кутепова предельно скупы и нередко противоречивы.

 

Годы Гражданской войны, «галлиполийского сидения» и эмиграции наиболее подробно освещены биографами А. П. Кутепова. И это объяснимо – в боях и лишениях Гражданской войны Александр Павлович Кутепов сформировался как яркая историческая личность. От его решений в ряде случаев зависел ход событий русской истории. Он был на виду, многие люди сохранили свидетельства о встречах с ним. Эти воспоминания отражены в эмигрантской литературе и дают цельный портрет генерала. В эмиграции работа А. П. Кутепова в Русском общевоинском союзе (РОВС) велась под пристальным вниманием советских спецслужб. Многие события тех лет и по сей день покрыты тайной. Сегодня с некоторых документов снят гриф секретности, это обстоятельство дает историкам возможность новых открытий.

Намного беднее, чем эмигрантский период, освещено биографами участие А. П. Кутепова в Русско-японской войне, служба в лейб-гвардии Преображенском полку в мирное время и в годы Великой войны.

И вовсе не исследованным периодом жизни Александра Павловича Кутепова оказались годы детства и юности, проведенные в Слутке, Череповце и Холмогорах, годы учебы в архангельской губернской гимназии, время пребывания в Архангелогородском резервном батальоне, во Владимирском юнкерском училище и служба в 85-м Выборгском пехотном полку. А ведь именно в эти годы формировались характер и мировоззрение исторической личности. Почему, за исключением отдельных эпизодов, большой отрезок жизни А. П. Кутепова словно бы выпал из его биографии?

Отвечая на поставленный вопрос, вспомним, что авторы современных публикаций о генерале Кутепове опирались на эмигрантские издания, где исследуемый нами период его жизни был практически не освещен. Первыми биографами генерала стали его ближайшие соратники по борьбе в рядах Белого движения. Некоторые из них знали А. П. Кутепова еще по совместной службе в лейб-гвардии Преображенском полку. О детстве, о юности и о молодых годах генерала Кутепова, вероятно, они знали не много, и не все из того, что знали, можно было публиковать. Советские спецслужбы изучали военные мемуары. В связи с этим у белоэмигрантов были основания скрывать данные о семье генерала Кутепова и о его жизни в дореволюционный период из соображений безопасности родных и близких, ведь в Советской России у него остались брат Сергей и сестры Раиса и Александра. Кроме того, как выяснилось в ходе нашего исследования, у брата Бориса, полковника дроздовской дивизии, в Ленинграде осталась жена.

Значительное место в нашем повествовании отведено судьбам ближайших родственников Александра Павловича Кутепова: отца, матери, отчима, братьев и сестер. Факты их биографий, за редким исключением, не были известны до сих пор ни отечественному, ни зарубежному читателю.

Мы искали материал не только в московских архивах, но по большей части там, где до нас никто не искал, – в архивах Архангельска, Вологды, Новгорода, Твери, Самары и Санкт-Петербурга. Мы старались изложить материал так, чтобы читатель мог видеть исторические факты, доказанные документами, выводы, сделанные на основании косвенных доказательств и рассказов свидетелей событий. Социальный анализ времени, ситуаций, глубокое изучение характеров, надеемся, помогли нам восстановить живой образ генерала Кутепова.

Глава 1. Родина. Семья Тимофеевых

Первым биографом генерала Кутепова стал поручик Михаил Александрович Критский[2].

Судьба свела их еще в годы Гражданской войны. Интересно, что они были одного года рождения. Будучи выпускником юридического факультета Московского университета, М. А. Критский поступил на военную службу во время Великой войны. Он пошел на фронт добровольцем [3].

В конце 1920-х годов поручик Критский состоял секретарем в канцелярии РОВСа и был одним из ближайших соратников генерала в последние годы его жизни. Духовную близость А. П. Кутепова и М. А. Критского хорошо иллюстрирует эпизод из книги белоэмигранта Бориса Витальевича Прянишникова, рассказывающий об их последней встрече. Она состоялась 25 января 1930 года, накануне исчезновения генерала Кутепова. «Усевшись в скромном кабинетике с книжными полками по стенам, заговорили на жгучие темы положения в России. Критский, бывший в 1919 году старшим адъютантом в разведывательном отделении штаба корпуса Кутепова, внимательно следил за событиями в России. Он подробно рассказал о борьбе крестьянства, о широко развернувшемся низовом терроре, о восстаниях, жестоко подавлявшихся сталинскими опричниками. Обсудили и пришли к заключению, что психологически обстановка в России 1930 года была намного лучше, чем в годы Гражданской войны. Клокотавшим массам крестьянства не хватало крепкого руководящего ядра. РОВС, как ядро, возглавит народ и поведет его к победе над большевизмом. Страстное желание борьбы и победы создавало и сладостные иллюзии. И сошлись в стремлении поскорей перебраться в Россию и повести за собой бунтующее крестьянство.

– Вы поедете со мной? – спросил Кутепов.

– Да. Конечно, – без колебаний ответил Критский» [4].

В 1934 году в Париже увидел свет обширный биографический очерк поручика Критского «Александр Павлович Кутепов». Впоследствии он стал основным материалом для биографических работ о генерале Кутепове, издаваемых в России с 90-х годов XX века. Все они в лучшем случае повторяют крайне скупые материалы очерка М. А. Критского о гимназических и юнкерских годах Александра Павловича, то есть с двенадцати – до двадцатидвухлетнего возраста. О месте рождения А. П. Кутепова, его происхождении и жизни до двенадцати лет даже поручик Критский писал лишь следующее: «Александр Павлович Кутепов родился 16-го сентября 1882 года в городе Череповце Новгородской губернии. Отец Александра Павловича был лесничим, впоследствии, при Столыпинской реформе, председателем Землеустроительной Комиссии» [5]. И ни слова больше.

Из каких источников черпал сведения для своего очерка поручик Критский?

Очевидно, свидетельства поступали от знакомых и сослуживцев генерала, которых в эмигрантской среде было немало. Кроме того, в распоряжении М. А. Критского имелись документы из архивов ВСЮР (Вооруженные Силы Юга России) и Русской Армии генерала Петра Николаевича Врангеля, вывезенные в эмиграцию, а также документы РОВС и семейный архив генерала. Все прочие документальные источники были недоступны поручику Критскому – они остались в Советской России. Однако о месте рождения Александра Павловича Кутепова и о годах его детства и юности М. А. Критский писал, скорее всего вспоминая беседы с самим генералом.

Из ближайших родственников А. П. Кутепова в эмиграции находился его родной брат полковник Борис Павлович Кутепов. Последнее известное нам упоминание о нем есть в письме А. П. Кутепова, датированном 28 января 1928 года. Б. П. Кутепов мог дать ценный материал для биографического очерка. Младший брат генерала Сергей и две сестры: Раиса и Александра – были в Советской России. Чины РОВСа, как нам представляется, собственноручно заполняли документы, указывая дату и место своего рождения. Формы документов в разных отделах РОВСа могли отличаться. Всегда ли в них упоминался населенный пункт, где родился военнослужащий? Например, в послужном списке А. П. Кутепова, составленном в 1917 году во время его службы в лейб-гвардии Преображенском полку, о месте и дате рождения узнаем: «16 сентября 1882 года. Из потомственных дворян, уроженец Новгородской губернии» [6]. То же самое значится в «краткой записке о службе генерала от инфантерии Кутепова Александра Павловича», составленной в эмиграции и опубликованной в 1934 году в Париже: «Родился в 1882 г. в Сент. 16. Вероисповедания православнаго. Из потомственных дворян Новгородской губернии» [7].

Вслед за поручиком Критским и другие биографы называют местом рождения генерала Кутепова г. Череповец, не приводя ссылок на источники, подтверждающие это.

Любой факт требует проверки, и запрос, посланный нами в Государственный архив Архангельской области осенью 2000 года, дал неожиданные результаты. В копии с формулярного списка о службе чиновника по крестьянским делам 2-го участка Шенкурского уезда Архангельской губернии надворного советника Павла Александровича Кутепова, составленного на 1908 год, была выявлена запись об указе Новгородского окружного суда от 9 (21) марта 1893 года, из которого ясно: детей, рожденных в браке личного дворянина Константина Матвеевича Тимофеева и Ольги Андреевны, а именно Александра, родившегося 16 (28) сентября 1882 года, Бориса, родившегося 23 июля (4 августа) 1887 года, Сергея, родившегося 27 августа (8 сентября) 1889 года, и Андрея, родившегося 17 (29) июля 1891 года, Павел Александрович Кутепов усыновил [8].

Этот факт, не известный ни историкам-биографам, ни потомкам генерала, стал тогда настоящим открытием [9].

Не отвечая на исследуемый вопрос о месте рождения генерала Кутепова, эти данные указывали новый путь: продолжить поиск по линии Тимофеевых.

 

Однако документов, подтверждающих служебное положение и место жительства Константина Матвеевича Тимофеева, либо метрических данных о его семье в Архангельском и Новгородском архивах мы не обнаружили. Фонды тех лет сохранились не полностью, в оккупированном немцами Новгороде во время Второй мировой войны они пострадали наиболее сильно. На наш запрос в Государственный архив Вологодской области также последовал неутешительный ответ: «В архивном фонде Вологодской духовной консистории в метрических книгах церквей г. Череповца и Череповецкого уезда за 1882 год актовой записи о рождении Александра Константиновича Тимофеева (Александра Павловича Кутепова. – Авт.) не обнаружено» [10].

Так почему же биографы генерала Кутепова местом его рождения считают г. Череповец? Не потому ли, что компетентность поручика Критского не подвергалась сомнению? Действительно, видимых причин для сокрытия места своего рождения от ближайших соратников у генерала Кутепова не было. Но ведь М. А. Критский ничего не знал об отце генерала, Константине Матвеевиче Тимофееве. Мог не знать правду и о настоящем месте его рождения.

Скудость фактов дает простор для версий.

Что, если предположить: А. П. Кутепов соотносил свою официальную биографию с датами службы отчима? В послужном списке «причисленного к Лесному Департаменту Титулярного Советника Павла Кутепова» значится: «По распоряжению управления назначен в помощь к Череповецкому Лесничеству, куда и отправлен 1883 г. августа 16» и далее «Переведен в помощь к 1 Новгородскому Лесничеству 1887 г. июня 10» [11].

Добавим, что на протяжении всей жизни А. П. Кутепов ни разу не обмолвился, что П. А. Кутепов – его отчим, наоборот, он всячески подчеркивал его отеческое отношение к себе, близость и понимание. Вспомним, что П. А. Кутепов, женившись на Ольге Андреевне, усыновил четверых ее сыновей, пасынок не мог не быть благодарным ему.

Из бесед с внуком, Алексеем Павловичем Кутеповым, мы выяснили, что ему ничего не известно о родстве с Тимофеевыми, как, по-видимому, не было известно и сыну генерала, его отцу Павлу Александровичу. Почему генерал Кутепов не рассказал никому о своем родном отце? Испытывая чувство благодарности к отчиму за истинно отцовское отношение к себе, он впоследствии, видимо, не счел возможным раскрыть «тайну своего рождения».

Не оставляя надежды разгадать эту тайну, мы решили отправиться в Вологодский государственный архив. Зная из послужного списка Павла Александровича Кутепова о годах его службы в Череповце, мы надеялись обнаружить еще хоть какие-то документы, говорящие о нем, а если повезет, и о семье Тимофеевых. Кроме того, нам хотелось поставить точку в вопросах: родился генерал Кутепов в Череповце или нет? Родился ли он в 1882 году или нет? А вдруг официальная дата его рождения расходится с фактической?

К счастью, метрические книги церквей г. Череповца и Череповецкого уезда за 1880-е годы в архивном фонде Вологодской духовной консистории сохранились полностью. Просматривая их, с 1879 года по 1884 год включительно, мы, прежде всего, убедились, что там нет записи о рождении Александра Константиновича Тимофеева. Таким образом, мы можем с большой долей уверенности предполагать, что ни в Череповце, ни в Череповецком уезде генерал Кутепов не родился.

Не надеясь на удачу, мы продолжили работу, и неожиданно наши старания были вознаграждены. В метрической книге, данной из Новгородской духовной консистории в череповецкий Воскресенский собор[12] для записи родившихся, браком сочетавшихся и умерших на 1885 год, в части первой – о родившихся – мы нашли запись: «№ 20, МАРТ, родился 27, крещен 30, имя родившегося: ВЛАДИМИР, звание, имя, отчество и фамилия родителей, и какого вероисповедания: Личный дворянин Константин Матвеев Тимофеев и законная его жена Ольга Андреева, – оба православные. Звание, имя, отчество и фамилия восприемников: лесной кондуктор Павлин Андреев Алмазов и череповецкая купецкая вдова Аполлинария Яковлева Волкова, таинство крещения совершали: Протоиерей Косма Соловьев и Псаломщик Михаил Велицкий» [13]. В той же метрической книге за 1885 год в части 3: об умерших записано: «№ 90 декабрь 29 (скончался) 31 (отпет) Личного дворянина Константина Матвеева Тимофеева сын ВЛАДИМИР 9 месяцев, от чего умер: от кашля» [14].

Заметим, что Владимир Тимофеев был крещен на третий день после рождения, а отпевали его на второй день после смерти. Факт этот указывает на то, что Тимофеевы жили в то время в Череповце или в Череповецком уезде, ведь не могли же они приехать в собор издалека с новорожденным для совершения обряда крещения, к тому же и крестные младенца Владимира – жители Череповца. Интересно, что П. А. Алмазов был лесным кондуктором, то есть служил в том же ведомстве, что и отчим Александра – П. А. Кутепов.

Зная из послужного списка П. А. Кутепова дату рождения Бориса Тимофеева – 23 июля (4 августа) 1887 года, мы продолжили поиски и не нашли в метрических книгах записи о его рождении. Вероятно, ко времени появления на свет третьего сына, Бориса, семья Тимофеевых уехала из Череповца (или Череповецкого уезда), где жила по крайней мере со второй половины 1884 года по начало 1886 года, – около двух лет или больше. В дальнейшем мы получили копию метрического свидетельства Бориса, в которой было указано место его рождения: село Слутка Новгородского уезда.


Череповец. Воскресенский собор (из фондов МБУК ЧерМО)


Во время рождения брата Владимира Александру было два с половиной года. Разумеется, в таком возрасте он находился при родителях, то есть жил вместе с ними в Череповце примерно с двухлетнего до четырехлетнего возраста! С родителями он, несомненно, бывал в Воскресенском соборе. С Череповцом у него были связаны первые отрывочные воспоминания о детстве. Возможно, в этом и кроется разгадка, почему генерал Кутепов в беседах с соратниками называл Череповец родным городом.


Череповец. Общий вид (из фондов МБУК ЧерМО)


Каким был Череповец в 1885 году, когда там жила семья Тимофеевых?

На этот вопрос нам помогла ответить памятная книга Новгородской губернии, изданная Новгородским губернским статистическим комитетом в 1887 году. В ней приводились данные именно за 1885 год [15].

Город Череповец был образован из слободы череповецкого Воскресенского монастыря в 1776 году и учрежден уездным городом 4(15) ноября 1777 года.

В 1885 году в Череповце было 5952 жителя, причем более половины населения составляли мещане – 3045 человек, 2017 было крестьян, 237 – купцов. Дворян в Череповце проживало: 102 – потомственных и 79 – личных, одним из которых был Тимофеев. По числу жителей крупнее Череповца были следующие уездные центры Новгородской губернии: Старая Русса, Тихвин, Устюжна и Валдай. 5826 жителей Череповца в 1885 году исповедовали православие. Пять каменных церквей и соборов, три каменные часовни и одна деревянная украшали город. Кроме речного порта, промышленных предприятий в Череповце было два: лесопильня, на которой трудилось семь человек, и механический завод, имевший тридцать рабочих[16]. Настоящей гордостью горожан был успех в сфере народного образования. Обилие учебных заведений ставило Череповец в один ряд с губернскими городами в области просвещения. В городе функционировали: семиклассное реальное училище, семиклассная Мариинская женская гимназия, учительская семинария, единственное в губернии Александровское техническое училище, начальная школа при учительской семинарии. В 1887 году открылось женское профессиональное училище [17]. На пять жителей города приходился один учащийся. Писатели и публицисты называли Череповец то «русским Оксфордом» [18], то «северными Афинами»[19].

Работа с метрическими книгами в Вологодском архиве позволила выявить документы, касающиеся пребывания в Череповце и П. А. Кутепова. По Воскресенскому собору в записях о родившихся в 1884 году значится:

«№ 30 май 1–3 Александра. Родители: личный почетный гражданин Николай Алексеев Сперанский и законная Его жена Елезавета Андреева, оба православные.

Восприемники: помощник лесничего Павел Александров Кутепов и дияческая вдова Марфа Петрова Алмазова»[20].

А за 1886 год также по Воскресенскому собору и тоже в записях о родившихся находим:

«декабрь 29 (1885 г.) – 8 января. Владимир.

Родители: Коллежский асессор Гурий Петров Аганов и законная его жена Вера Архипова. Восприемники: помощник лесничего Павел Александров Кутепов и лесничий Витольд Степанович Лопатто и жена поручика Анна Архипова Приходченко»[21]. Как видим, П. А. Кутепов в этих записях присутствует в качестве восприемника (крестного). Интересно, что записи о родившихся, их родителях и крестных, венчавшихся и свидетелях, красноречиво говорили о сословной или профессиональной обособленности жителей Череповца. Наблюдение это навело на мысль, что, возможно, и К. М. Тимофеев имел отношение к лесному ведомству. Однако документально подкрепить эту версию нам не удалось[22].


Череповец. Ярмарка на базарной площади (из фондов МБУК ЧерМО)


Продолжая торить путь исследования, мы искали и не находили ответа на вопрос: куда в 1886 году переехала из Череповца семья Тимофеевых? Верное направление поиска подсказала нам строчка из очерка поручика Критского, говорящая о братьях генерала Кутепова: «…средний брат, окончив гимназию, поступил в С-Петербургское военное училище, а младший пошел в университет»[23]. В Санкт-Петербургском областном архиве в делах Санкт-Петербургского императорского университета мы отыскали документы не только младшего брата Сергея, но и Бориса, и сестры Раисы Кутеповых, в разные годы учившихся там. Особый интерес представляют метрические свидетельства (копии) Бориса и Сергея. Выяснилось, что местом их рождения и крещения является село Слутка Новгородского уезда, то есть это было место жительства Тимофеевых, куда, очевидно, семья и переехала в 1886 году из Череповца.

Борис родился 23 июля (4 августа) 1887 года[24]. Следовательно, в Слутку Тимофеевы переехали не позднее начала 1887 года. Через два года, 27 августа (8 сентября) 1889 года, появился на свет Сергей Тимофеев[25]. В документах по переписи населения, проходившей 28 января (9 февраля) 1897 года, полученных нами из Государственного архива Архангельской области, есть указание, что и младший сын Тимофеевых Андрей родился в Новгородском уезде[26]. Дата его рождения нам была известна из послужного списка П. А. Кутепова, а именно 17 (29) июля 1891 года. В этот день Александру не исполнилось еще и девяти лет. Естественно, что и он в эти годы жил в Слутке, то есть с четырехлетнего до девятилетнего возраста.

И наконец – в тех же бумагах по переписи населения в январе 1897 года в графе о месте рождения про Александра Кутепова записано: «в Новгородской губернии, в Новгородском уезде»![27] Это единственный имеющийся у нас на сегодняшний день документ, говорящий о месте рождения генерала Кутепова. Опираясь на него и зная о месте рождения Владимира, Бориса, Сергея и Андрея Тимофеевых, мы вправе высказать свой взгляд на исследуемый вопрос. Первоначально Тимофеевы жили в Новгородском уезде, где у них родился первенец – Александр, затем, вероятно по делам службы Константина Матвеевича Тимофеева, семья переехала в Череповец. Из Череповца Тимофеевы вернулись в Новгородский уезд, там в селе Слутка и проживали до времени, когда после смерти главы семьи Ольга Андреевна вышла замуж за Павла Александровича Кутепова.

Где в Новгородском уезде родился генерал Кутепов? Не в Слутке ли? Эта версия представляется нам вполне вероятной, если предположить, что Тимофеевы проживали там до отъезда в Череповец. К сожалению, в Новгородском архиве из-за неполноты фондов ответа на этот вопрос нам найти не удалось.

Можно ли доверять записи о месте рождения Александра Кутепова в выявленном документе?

Александр во время всероссийской переписи населения жил в общежитии учеников при Архангельской губернской гимназии. Тогда и заполнялась общая перечневая ведомость «Первой всеобщей переписи населения Российской Империи», где и была обнаружена запись о месте его рождения. Ведомость, вероятно, заполнялась с метрического свидетельства, которое тогда находилось в Архангельской губернской гимназии. Просматривая записи ведомости, относящиеся к другим гимназистам, мы отметили, что в интересующей нас графе всегда указывалось: губерния, затем уезд или город, а иногда уезд и село (деревня).

1КРО ОГПУ – контрразведывательный отдел Объединенного государственного политического управления. (Здесь и далее примеч. авт.)
2М. А. Критский родился в Москве в 1882 году. Окончил Поливановскую гимназию, юридический факультет Московского университета. Служил помощником присяжного поверенного, потом присяжным поверенным. Всю Первую мировую войну – доброволец-рядовой в артиллерии. В Гражданскую войну вступил в ряды Вооруженных сил Юга России. Произведен в офицерский чин. В 1919 году старший адъютант в разведывательном отделении штаба корпуса генерала Кутепова. Затем в Галлиполи. В конце 1920-х годов – секретарь в канцелярии РОВСа. Автор книг: «Александр Павлович Кутепов» (Биографический очерк) и «Корниловский полк». Умер в Париже в 1969 году.
3Горбов Я. Н. Некролог М. А. Критского // Возрождение: Ежемесячный литературно-политический журнал. 1969. № 215 (Ноябрь). С. 118–119.
4Прянишников Б. В. Незримая паутина. ВЧК – ОГПУ – НКВД против белой эмиграции. СПб.: Час пик. С. 173.
5Критский М. А. Александр Павлович Кутепов (Биографический очерк). Генерал Кутепов.: Сборник статей. Париж: Издание комитета имени генерала Кутепова, 1934. С. 13.
6Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 409. Он. 2. Д. 44501. Послужной список 378–865. Л. 2.
7Критский М. А. Указ. соч. С. 179.
8Государственный архив Архангельской области (ГААО). Ф. 69. Оп. 16. Д. 83. Л. 4–5.
9Петухов А. Ю. О происхождении генерала Кутепова // Новый Часовой: Военно-исторический журнал. 2001. № 11–12. СПб.: Издательство Санкт-Петербургского университета. С. 311.
10Государственный архив Вологодской области (ГАВО). Письмо от 09.02.2006 г. № 48005.
11ГААО. Ф. 51. Оп. Зт1. Д. 279. Л. 6 об.–7.
12Соборный храм Воскресенского череповецкого монастыря в память Обновления храма Воскресения Христова в Иерусалиме (Воскресенский) начат строительством по благословенной грамоте епископа Вологодского и Белозерского Пимена, данной 23 января (3 февраля) 1752 года. Освящен в феврале 1756 года. // Хрусталев М. Ю. Череповец: Утраченные святыни. С. 1.
13ГАВО. Ф. 496. Оп. 18. Д. ПО. Л. 13 об.
14Там же. Л. 116 об.
15Памятная книжка Новгородской губернии. 1887 г. Издание Новгородского Губернского статистического комитета. Составлена секретарем комитета В. П. Ласковским. Новгород. Типография Новгородского губернского правления.
16Там же. С. 147.
17Риммер Э. П. Бородулин М. А. Город и река. Издательство «Рыбинск-Михайлов посад», 2006. С. 167.
18Л. Г. По новой дороге // Вестник Новгородского земства. Новгород. 1906. № 24.
19Субботин А. П. Волга и волгари: Путевые очерки. Т. 1. СПб., 1894. С. 91.
20ГАВО. Ф. 498. Оп. 18. Д. 104. Л. 17 об.
21ГАВО. Ф. 496. Оп. 18. Д. 115. Л. 48.
22Просматривая издававшийся в Санкт-Петербурге «Лесной журнал» с 1833 по 1851 и с 1871 по 1918 год за 1871–1892 годы в части, где были отражены перемещения по служебной лестнице чиновников корпуса лесничих, мы неоднократно находили фамилию Тимофеев, но без указания инициалов. Позже мы убедились, что к лесному ведомству Константин Матвеевич Тимофеев отношения не имел.
23Критский М. А. Указ. соч. С. 23.
24Центральный государственный исторический архив (ЦГИА) Санкт-Петербурга. Ф. 14. Оп. 3. Д. 49858. Л. 5.
25ЦГИА СПб. Ф. 14. Оп. 3. Д. 54476. Л. 6.
26ГААО. Ф. 6. Оп. 18. Д. 198. Л. 243 об.
27ГААО Ф. 6. Оп. 18. Д. 19 Л. 119 об.
Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»