3 книги в месяц за 299 

Землянка для звездного принцаТекст

42
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Нет времени читать книгу?
Слушать фрагмент
Землянка для звездного принца
Землянка для звездного принца
− 20%
Купите электронную и аудиокнигу со скидкой 20%
Купить комплект за 425  340 
Землянка для звездного принца
Землянка для звездного принца
Аудиокнига
Читает Ольга Белова
249 
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Пролог

Все нормальные попаданки отправляются в прошлое. Только мне «повезло» загреметь в далекое будущее. Видно, я много грешила. Но обо всем по порядку.

Итак, вечер был тих и прохладен, ничто не предвещало беды…

– Ну, здравствуй, одиночество, – хмыкнула я, чокаясь с зеркалом, а потом зажмурилась и одним махом опрокинула в себя рюмку водки.

Хмельной напиток обжигающей дорожкой скользнул по пищеводу, заставив навернуться слезы на глаза. Я коротко выдохнула и посмотрела на свое отражение.

Роскошная брюнетка тридцати пяти лет. Рост, вес – в пределах нормы. С лицом тоже все в порядке. Умница, спортсменка и практически комсомолка – хозяйка собственной парикмахерской, гордо именуемой салоном красоты. На фоне многих сверстниц выгляжу, как конфетка – и чего этим мужикам нужно?

Мой скромный бизнес приносит небольшой, но стабильный доход. Плюс собственная жилплощадь в новостройке. Как по мне, я вполне завидная невеста, несмотря на возраст.

Но два дня назад к молоденькой секретарше ушел мой последний шанс на счастье в личной жизни. А ведь я, как дура, каждый день вставала в шесть утра и вареники лепила с сыром, его любимые, ломая дорогущий маникюр! Борщ варила по рецепту его мамочки и стрелки ему на брюках наглаживала. Даже галстуки завязывать научилась пятью способами ради этого козла! И все ждала, когда он меня в ЗАГС позовет.

А биологические часики незаметно тикали, намекая, что давно уже пора…

И вот позавчера он ушел… А сегодня мой день рождения, и мне – ни много, ни мало – целых тридцать пять лет!

Я плеснула в рюмку окаянной, проглотила, немного поморщившись, и закусила малосольным огурцом. Огурцы эти, кстати, тоже солились по рецепту будущей свекрови. Я ведь так хотела ей понравиться!

Ходики на стене отбивали минуты. Я сидела в кухне за столом, а рядом на холодильнике стоял маленький телевизор. Сквозь шипение и помехи на экране можно было уловить, что идет очередной выпуск какой-то мистической телепередачи. Последнее время эти гадалки, ведуньи и экстрасенсы буквально заполонили СМИ. И все, как одна, обещают долгую дорогу, червового короля и казенный дом.

Мне дороги и казенного дома не надо. А вот от червового короля я бы не отказалась, пусть даже самого захудалого королишки, лишь бы мой был и навсегда. И чтобы никакая мочалка в мини-юбке не смогла его увести!

От избытка эмоций я грохнула кулаком по столу так, что подпрыгнули тарелки с закуской и почти пустая бутылка. Потом достала из пачки сигарету и закурила, глубоко затягиваясь дымом. Вообще-то, я не курящая, но тут захотелось. Даже в магазин идти не пришлось: в кухне на подоконнике осталась валяться забытая Олегом пачка "Прилук". А что еще остается одинокой женщине бальзаковского возраста? Только выпить и закурить.

– Но каждый человек имеет возможность осуществить свое желание, если будет искренне верить, что оно сбудется, – прорвался сквозь помехи женский голос, усиленный спецэффектами. Экран посветлел и на нем возникла картинка. – Надо всего лишь сконцентрироваться на том, чего вы хотите. Будь это деньги, карьера или счастье в личной жизни – для Мироздания ничего невозможного нет.

Да уж. Счастья в личной жизни мне как раз не хватало.

– Для того чтобы привлечь удачу, за несколько минут до полуночи возьмите чистый лист бумаги и напишите на нем свою самую заветную мечту, – вещала потусторонним голосом пышногрудая блондинка на экране. Ее волосы лежали на плечах живописной волной, заботливо уложенной стилистом проекта, а глаза были так густо подведены черным карандашом, что, казалось, занимали половину лица.

– Потом идите на пустынный перекресток и подожгите эту записку. На вашей ладони должна остаться лишь горстка пепла. Этот пепел развейте по ветру, произнося заговóр, который я продиктую в конце. С последними словами заговора закройте глаза, три раза повернитесь вокруг себя, а потом идите прямо, никуда не сворачивая. Это будет дорога, ведущая вас к удаче. Но главное, ни за что не оборачивайтесь, иначе рискуете навлечь на себя различные беды. Дорога, ведущая к удаче, может привести вас к несчастью!

Я скептично хмыкнула и затушила окурок прямо в тарелке с огурцами.

«Интересно, и как она это себе представляет? – мелькнула в пьяном мозгу трезвая мысль. – Как сжечь записку так, чтобы пепел остался в руках, но при этом не обжечься? Понятное дело, нарочно усложняют задание, нагоняют таинственности. А с другой стороны, – я вздохнула и подперла щеку рукой. Навалилась тоска. – Разве дорога к счастью не стоит нескольких волдырей? Может быть, небольшая боль – это всего лишь плата за возможность поймать удачу? Только вряд ли все это правда, просто очередной развод для лохов».

Я не верила в гадания и спиритизм, не верила в духов, привидений и домовых, да и вообще привыкла во всем полагаться только на себя, а не на помощь Свыше. Но сейчас…

Сейчас я невольно прислушалась, когда диктор начала зачитывать сам заговóр. Он оказался маленьким четверостишьем, которое моментально врезалось в память.

Я посмотрела на часы. Стрелки показывали без четверти полночь. Ну а что, чем черт не шутит? Хуже ведь уже быть не может, если я докатилась до того, что собственный день рождения отмечаю с зеркалом!

Кряхтя, слезла со стула и нетвердой походкой отправилась искать листок и ручку. Нашла, села за стол и задумалась. Оказалось, что сформулировать заветное желание не так уж и просто, ведь хотелось многого, а загадать можно было только что-то одно.

Время истекало. Несколько секунд я грызла ручку, лихорадочно пытаясь придумать правильный запрос Мирозданию, а потом быстренько нацарапала на бумаге: "Хочу встретить свою половинку! Мужчину, который будет любить только меня несмотря ни на что, пусть даже вокруг будут виться другие, в тысячу раз моложе и красивее!!!"

Поставила в конце три жирных восклицательных знака и ринулась к выходу из квартиры.

До полуночи оставалось меньше десяти минут.

Двор многоэтажки встретил меня ночной прохладой и тусклым светом электрических фонарей. Ближайший перекресток ждал за углом. Подбежав к пересечению двух асфальтированных дорог, я мельком глянула на часы на запястье. Их стрелки неотвратимо приближались к двенадцати. Потом достала из кармана джинсов дешевую одноразовую зажигалку, которая тоже осталась от бывшего кавалера, и подожгла записку.

Она вспыхнула оранжевым пламенем. Несколько секунд я перекидывала ее из руки в руку, пока в моих ладонях не осталась лежать требуемая кучка пепла. Кожа на пальцах слегка пострадала, но я уже не обращала внимания. Я готовилась произнести заговор.

Из груди вырвался глупый смешок. "Представляю, как я выгляжу со стороны". Но слова заговора уже сами лились с моего языка неудержимым потоком:

Как ветер веет и пепел несет,

Как луна светит на перекрестке дорог,

Так я обращаюсь к тебе, Мирозданье:

Услышь и исполни заветное желанье!

Зажмурившись, три раза обернулась вокруг себя, а потом шагнула наудачу.

Визг тормозов и яркий свет, озаривший ночную улицу, вынудили испуганно распахнуть глаза. Я стояла посреди перекрестка, не в силах двинуть ни рукой, ни ногой, а ко мне на всех парах приближалась огромная фура. Водитель отчаянно сигналил, но я застыла, как статуя, ослепленная светом фар.

Время замерло, секунды растянулись в бесконечность. Я словно смотрела тупой малобюджетный триллер по кабельному ТВ.

"Вот и все, – мелькнуло в голове, когда восьмиколесный монстр надвинулся на меня, заслоняя весь мир. – Кому поверила? Экстрасенсам!"

И тут же сильный удар в бок заставил буквально вылететь из-под колес за секунду до столкновения.

Последнее, что я помню – это резкую боль в районе затылка и ослепительный синий свет, ударивший по глазам. А потом все погрузилось во тьму.

Глава 1

Сознание возвращалось постепенно, но вместе с ним возвращалась и боль. В голове гудел тревожный набат, в висках стучали маленькие молоточки. Горло пересохло, губы потрескались и саднили, а язык распух и казался чужим. Открыв глаза, я попыталась встать, но сразу же упала назад. Меня накрыл приступ головокружения и тошноты. Перед глазами замелькали разноцветные точки, сливаясь в сплошные полосы и спирали.

– Лирра, не двигайтесь, – раздался над головой хрипловатый мужской голос, – вы сильно пострадали в катастрофе, вас чудом спасли.

Из всех языков мира я досконально знала только один – русский, но могла на слух различить французский, немецкий и английский. Тот, что сейчас прозвучал надо мной, оказался абсолютно не похожим ни на один из вышеперечисленных, а между тем я прекрасно поняла то, что услышала. Меня назвали лирра – незамужняя.

Чьи-то руки укрыли меня одеялом по самый подбородок, и я поняла, что лежу на кровати. Смутно припомнилась дурацкая попытка сделать заговóр на желание.

– Так меня все-таки сбила машина? – выдала я, с трудом ворочая языком, и осеклась: собственный голос показался мне чужим, как и произнесенные слова. – Сколько я уже в больнице?

– Не знаю, что такое машина, – сухая ладонь легла на мой лоб, будто проверяя температуру. Потом пальцы незнакомца оттянули правое веко, и мне в глаз ударил яркий луч света. – Вас доставили на филлере спасательной бригады две недели назад. Все это время мы собирали вас буквально по частям. Пришлось даже подключить нанобокс. То, что вы остались живы – настоящее чудо!

Я пыталась сообразить, что означают эти слова. Какие-то филлеры, нанобоксы… и – о, Господи! – я здесь уже две недели!

Оттолкнув державшую меня руку, резко села в постели. Рефлекторно сглотнула, сдерживая рвотный позыв, и вытаращилась на того, кто стоял рядом со мной. Потом зажмурилась, сосчитала до десяти и осторожно приоткрыла один глаз.

Но нет, это чудо никуда не исчезло: передо мной стоял и укоризненно смотрел на меня высокий, не меньше двух метров, худощавый мужчина в серебристо-сером комбинезоне с зелеными нашивками на предплечьях. И все бы хорошо, только раскосые глаза пересекал узкий продольный зрачок, похожий на тонкую щель, перечеркнувшую желтую радужку. Темно-синие волосы на макушке торчали ежиком, виски были тщательно выбриты, а заостренные уши украшали несколько десятков тоненьких золотых колечек. По щекам незнакомца, там, где у нормальных мужчин темнели бакенбарды, спускались вниз две дорожки серебристых чешуек. А кожа у него была странного пепельно-голубого оттенка.

 

– Так вот ты какая… моя белка, – сглотнув, прошептала я.

"Водка была паленой…" – мелькнула в голове нервная мысль.

– Вообще-то я ваш лечащий врач, лирра, – чешуйчатый мужчина скептично хмыкнул. – Лежите, вам нельзя вставать. Можете называть меня лейр Нурран. Что вы помните?

«Лейр – так обращаются к мужчинам», – машинально отметила про себя.

Я легла, не переставая сверлить это чудо ошарашенным взглядом. Захотелось немедленно себя ущипнуть, что я и сделала, не вытаскивая рук из-под одеяла. Боль оказалась вполне реальной. Кажется, я не сплю.

– Ничего из того, о чем вы рассказали, – глупо хихикнула, а потом высказала робкое предположение: – Я сошла с ума?

– Не думаю, – покачал головой плод моего воображения, – скорее, у вас временная дезориентация. Как вы себя чувствуете? Тут кое-кто хочет с вами побеседовать.

– Кто?

Я представила целую толпу таких желтоглазых, синекожих и синеволосых гигантов, и мне стало страшно. Один глюк еще куда ни шло, жить можно, но если они начнут размножаться – это прямое доказательство того, что я в дурдоме. Возможно, удар по голове повредил мне мозги или вызвал приступ шизофрении? А может, я вообще лежу в коме, и все это мне только снится?

– Следователь из спецотдела. Уже третий день в коридоре ночует, боится проворонить, когда вы в себя придете. Вы готовы встретиться с ним? Если нет, я скажу чтобы он пришел завтра.

Врач отошел, открывая мне обзор, и я наконец-то смогла осмотреться.

Какое странное сумасшествие. Неужели мой мозг оказался способен выдать настолько реалистичную картинку? Просто уму непостижимо!

Перед моим изумленным взором открывался невиданный интерьер, похожий на декорации к фантастическому фильму. Хотя, надо сказать, поклонницей фантастики я не являюсь.

Итак, мы находились в полностью закрытом помещении. Никаких намеков на окна, только большой овальный люк, похожий на те, что используются для выхода в самолетах. Стены поблескивают сталью и хромом, а шкафчики и этажерки будто собраны из металлического конструктора.

Потолок помещения выложен квадратами из непонятного материала, похожего на матовое стекло, и несколько таких квадратов испускают ненавязчивый зеленоватый свет. У самой кровати гудит и мигает разноцветными огоньками странная аппаратура на телескопических ножках. От этой аппаратуры идут тонкие провода и прозрачные трубки.

Только сейчас я заметила, что часть из них прикреплена ко мне эластичными присосками, похожими на застывший гель.

– Что это? – я тупо уставилась на пару трубок, уходивших куда-то под одеяло. Прислушалась к себе, но никакого дискомфорта не обнаружила.

– Часть ваших костей пришлось восстанавливать с нуля, лирра. Вам полностью раздробило ноги, а по эти трубкам подается питательный раствор, который стимулирует рост новых клеток.

– Раздробило ноги? – я прикрыла глаза, пытаясь вникнуть в смысл сказанного. – Я калека? А почему не чувствую боль?

– Что значит "калека"? – нахмурился лейр Нурран. – Это слово мне не знакомо. А боль вы не чувствуете потому что лекарства блокируют ноцицепторы, передающие болевые ощущения. Зачем страдать напрасно?

Кажется, мы с ним общались на совершенно незнакомом мне языке, но при этом я все понимала и спокойно отвечала, как будто мой мозг сам переводил в слова те мысли, что возникали у меня в голове. Я только удивилась своей фантазии.

– Ладно, где там ваш следователь? – хмуро пробормотала, разглядывая одеяло из странной металлизированной ткани и такую же рубаху, прикрывающую мое тело.

Лейр Нурран подошел к противоположной стене и нажал на небольшой белый квадрат, размером с ладонь взрослого человека. В тот же миг часть стены бесшумно отъехала в сторону, открывая овальный проход – точь-в-точь как в фантастических фильмах про космические корабли! За проходом начинался бесконечный коридор, стерильно-белый, залитый ярким светом, шедшим, казалось, отовсюду.

Возникла мысль, что я все-таки реально головой приложилась, но это были еще цветочки.

***

Так называемый следователь оказался таким же высоким, как и лечащий врач, только кожа у него была красно-кирпичная, точно он обгорел на солнце.

Черный комбинезон, серебристые нашивки, высокие ботинки с толстой рифленой подошвой и странного вида заклепками. На поясе широкая портупея и кобура, из которой торчит что-то черное, подозрительно смахивающее на пистолетную рукоять.

Лицо следователя с прямым носом и мужественной челюстью могло бы сделать честь любому терминатору, особенно ледяной взгляд киборга-убийцы, которым он уставился на меня. Вдоль линии бровей и чуть выше крыльев носа шли две едва заметные тонкие полосы, убегавшие куда-то за линию роста волос. А волосы у него оказались абсолютно белыми, будто первый снег, и такими же короткими, как у врача.

Я так пристально разглядывала его, что он невольно и сам скосил взгляд, проверяя, все ли в порядке с его комбинезоном.

– Добрый день, лирра, – произнес он приятным баритоном, присаживаясь на стул рядом с кроватью. – Позвольте представиться: старший следователь ВСБ по особо важным делам Дэмиан Левицкий. Могу я задать вам пару вопросов?

– Какой-какой следователь? – я снова хихикнула. Внутри уже начинала зарождаться истерика.

Лейры обменялись понимающими взглядами.

– Вы знаете, где находитесь? – заговорил следователь мягко и участливо, как с ребенком.

– В коме, – бодро ответила я. – Или в сумасшедшем доме, тоже вариант.

Ослепительно-белые брови лейра Левицкого взлетели вверх, а я уставилась в его потрясающие глаза, переливающиеся всеми оттенками зеленого.

– Вы находитесь в медблоке космической станции "Гермес". Ботмобиль вашего отца потерял управление и сорвался с воздушной трассы. Ваши родители погибли на месте, а вам неимоверно повезло. Спасатели чудом сумели извлечь вас из того куска металла, в который превратился ботмобиль после падения с высоты в сто метров.

Ничего себе у меня фантазия разгулялась! Не пойму только, что откуда взялось? Я же кроме гламурных журналов больше ничего не читаю, а по телевизору одни реалити-шоу смотрю, да передачи типа "Среды обитания".

Но этот странный субъект неизвестного происхождения так уверенно рассказывал мне о том, что я на какой-то космической станции, да еще и родителей сюда приплел, что я невольно засомневалась. Хотя отец мой канул в неизвестность, когда мне было всего пять лет, а мать – нынче бодрая старушка – не так давно скооперировалась с подругами и в начале месяца махнула на черноморский курорт.

– Мы смогли частично восстановить искин ботмобиля. Он зафиксировал искусственные повреждения в системе автоуправления. Кто-то нарочно повредил личный транспорт вашего отца. Вы понимаете, что это значит?

– Нет, а что? – этот субъект начинал меня пугать.

– Это значит, что на вашу семью было совершено покушение. Скажите, у вашего отца были враги?

Я задумалась.

– А кто мой отец? – спросила ради интереса.

Мужчины снова переглянулись.

– Скажите, вы помните, как вас зовут? – произнес врач, нахмурив синие брови. – Сколько вам лет?

– Эм-м? – я уставилась на него во все глаза. Сказать, что меня зовут Татьяна Рыбкина? А вдруг у местных дам в ходу зубодробительные эльфийские имена, и мое простое русское выбьется из общего колорита? А про возраст у женщин вообще спрашивать неприлично. – Не помню…

– Вас зовут Эмитьянна Дизраелли, и вам двадцать пять лет, – просветил меня Нурран.

– А ваш отец был заместителем чрезвычайного посла с планеты Гораукан, – добил Левицкий.

Я закрыла глаза и попросила боженьку вернуть меня туда, откуда взял – на пустынный перекресток, под колеса фуры. Потому что лучше остаться без ног, но при своем уме, чем со здоровыми конечностями, но при этом повредить мозги.

То, что видели глаза и слышали уши, не укладывалось в сознании.

"Так, Татьяна, ты дама прагматичная, в чем-то даже меркантильная, особым романтизмом и фантазиями не страдаешь, по крайней мере, никогда такого не замечала за собой", – я старалась рассуждать логично, но меня уже начинало потряхивать от всей этой ситуации. Я не могла, я отказывалась верить в то, что все это правда. Мозг лихорадочно щелкал своими шестеренками, перебирая возможные варианты ответов: первое – я сошла с ума; второе – мне это снится; третье – это чей-то гнусный розыгрыш.

Как утопающий за спасательный круг, я ухватилась за последнюю мысль:

– Это какое-то шоу, да? Типа "Вас заказали"? Где камеры? Куда улыбаться? – губы сами растянулись так, что заныли щеки.

– Да, лирра Дизраелли, похоже, что вас заказали, – следователь одарил меня тяжелым взглядом без тени усмешки, и этот взгляд оказался последней каплей.

Он не шутил, он просто смотрел на меня, буравя зелеными глазами, и я почувствовала, как под этим взглядом у меня внутри все сжимается от страха. Паника подступила к горлу, перехватила дыхание плотной, удушающей волной. По спине пробежал холодок, поднял дыбом волосы на затылке.

– Ничего не понимаю, – прошептала я еле слышно. – Вообще ничего! Объясните, что происходит? Где я? Чья это шутка?

"Я сплю… я сплю… я сплю…" – равномерно тикало в голове в такт ударам сердца. Но это был не сон.

"Может, меня похитили какие-нибудь извращенцы? Накачали наркотой, а сейчас начнут домогаться и требовать выкуп?"

Невольно вспомнился заветный счет в банке и пара депозитов, на которых я самозабвенно копила деньги на сытую старость.

Глаза заволокло слезами. Отдавать свои "кровные" не хотелось, хотя на них еще никто не претендовал.

Я подняла руку, желая смахнуть слезы, и остолбенела. Моя рука, моя любимая холеная ручка с пухлыми пальчиками, украшенными дорогущим маникюром, исчезла! Теперь у меня была узкая вытянутая ладонь, длинные пальцы пианистки и острые миндалевидные ногти, словно выкрашенные перламутром.

Все это можно было еще пережить, если бы не одно "но". Точнее два.

Вытянув из-под одеяла вторую конечность, я сложила их вместе. Полюбовалась. Потом повернула внутренней стороной вверх и издала истерический смешок. Тыльная сторона обеих рук, начиная от основания ногтей, была покрыта тонкими серебристыми прожилками, напоминавшими рисунок на теле змеи. А кожа на внутренней стороне и ладонях оказалась тонкой, нежной и при этом абсолютно нереального голубого оттенка! Ну прямо как у индийских богов из «Махабхараты»!

– Зеркало! – выдала я, отмерев.

Мне тут же протянули небольшую коробочку размером с ладонь. Услужливо щелкнула крышка. На плоской платформе, напоминавшей графит, заискрились, сливаясь, тонкие лазерные лучи.

Через секунду образовалось нечто вроде серебристо-матового экрана, в котором отражался кто угодно, только не я.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»