Наследница Асторгрейна. Книга 2Текст

6
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Наследница Асторгрейна. Книга 2
Наследница Асторгрейна. Книга 2
Наследница Асторгрейна. Книга 2
Бумажная версия
665
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Глава 1

– Эйрина, этот зеленый муар подчеркнет необыкновенный оттенок вашей кожи и придаст яркость глазам. А этот атлас, наоборот, даст акцент на ваши волосы.

Маленький, сухонький эрран кружил вокруг меня, прикладывая то один образец ткани, то другой. Я стоически терпела, время от времени закатывая глаза и бормоча про себя ругательства. Кто бы знал, что пошив гардероба превратится в нескончаемую пытку.

Два дня назад имперская эскадра пришвартовалась в главном порту Амидарейна – Ризенпорте. Там меня уже ждали.

Оказывается, у Эйдена был свой поверенный при Тайной Канцелярии, где хранились все данные о каждом из рейнов. Только вот "поверенный" этот оказался двойным агентом, работающим на имперскую службу.

Едва Эйден связался с ним и сообщил, что нужно найти родственников неизвестной даханни, как тут же, по цепочке, были оповещены все, кто имел к этому хоть какое-то отношение. Включая самого императора. К тому времени, как Рейхо Кархадан доложил о моем существовании, это уже сделал тот, кому Эйден доверил свой секрет.

Человек Даннахана передал поверенному образцы моей крови, ногтей и волос, взятые у меня, пока я была без сознания. Сильному магу достаточно нескольких часов, чтобы установить, к какому рейну принадлежат исследуемые образцы, так что не возникло никаких препятствий с поиском моей предполагаемой родни.

И когда родство было доказано, а будущее семейство оповещено о скором прибавлении, император приказал достать меня хоть из-под земли.

Тогда, при захвате Монтерона, я все поняла правильно: Эстель работала на Амидарейн. А с чего бы ей прыгать в постель пирата и столько лет держаться за нее, если дома ее ждал законный муж и вполне себе безбедная жизнь? Эстель оказалась имперской шпионкой, и в ее задачу входило докладывать о каждом шаге Эйдена. Даханны точно знали, что за одиноким пиратом стоит могущественная тайная организация, созданная нидангами и их полукровками, в которой исподволь зреет заговор против владычества Амидарейна. Они ждали, что заговорщики раскроют себя, но банальная женская ревность перевернула их планы.

Эстель сообщила ложные данные, преследуя собственные цели. Она передала имперцам, что в Монтероне гостят главы Древних кланов – те самые, кого подозревали в заговоре – и Эйден вместе с ними. Военная эскадра амидарейнского флота получила приказ стереть Монтерон с лица земли, а самого хозяина показательно казнить, дабы ни у кого не возникло желания повторить его судьбу.

Все это поведал мне сам Кархадан. Кое-что на корабле, во время путешествия, кое-что уже в Ризенпорте. Видимо, хотел, чтобы я отбросила глупые надежды и не ждала, что Эйден, как верный рыцарь, бросится меня спасать.

Но вот незадача, Даннахана в особняке не оказалось, как и Древних. Его выманили в город под каким-то незначительным предлогом, а там ждала любовница, все еще рассчитывающая на теплое место.

И никто не знал, что при внезапном захвате может пострадать величайшая ценность Империи – даханни.

Всем, кто участвовал в нападении, несказанно повезло, что я осталась жива и невредима. По их варварским законам, за причинение вреда даханни полагается смерть. Тем более такой даханни как я, у которой нет покровителя и которая может стать надеждой для любого, кого мой рейн сочтет достойным.

Кстати о рейне. Кархадан оказался прав. Мое родство с Асторгрейном было доказано, и сейчас я готовилась к первой встрече со своим настоящим отцом – эрзуном могущественного клана, второго в Амидарейне, после императорского.

***

Стоит ли рассказывать о морском путешествии, которое я провела в каюте Кархадана под замком? О том, как я билась в истерике, бросаясь на стены и крича от безысходности. Как сходила с ума от того, что ничего не могу изменить. Моя душа рвалась к Монтерону, а тело увозили все дальше и дальше.

Обессилев, я свалилась на капитанскую койку и забылась в полубреду-полусне. Мне привиделся Эйден. Он стоял на пепелище, оставшемся от его дома, и молча смотрел на меня. А я сидела в лодке и пыталась приблизиться к нему, но чем больше прилагала усилий, тем дальше в море меня уносило. Пока, наконец, все не исчезло в свинцовом тумане. И тогда я проснулась – измученная, раздавленная и в слезах.

Ко мне приставили одного из матросов юмати, абсолютно равнодушного к женщинам других рас, и, кроме него и хозяина каюты, я больше никого не видела. С ними я даже не разговаривала: сидела целыми днями, молча уставившись на волны, вздымавшиеся за кормой, и перебирала в памяти каждое мгновение, проведенное с Эйденом, каждый его поцелуй, каждое прикосновение. Вспоминала его насмешливую улыбку, мальчишеский блеск в глазах. Как солнце золотило его непослушные волосы, как звучал его голос, называя меня по имени…

Теперь я понимала, что такое ширам – половинка твоей души. Жаль только, что я слишком поздно осознала это. Но в моем сердце теплилась надежда: Эйден жив, он не бросит меня, не сможет. Древняя магия, живущая в нашей крови, приведет его ко мне через тысячи миль, на другой конец света.

А потому, я ничуть не переживала о том, что меня ждет в Амидарейне – мне это было просто не интересно.

Рейхо сразу поставил меня в известность: ему не нужны волнения в команде – так и заявил. Мол, я – раздражающий фактор. Инициированная, но не адаптированная даханни.

Под инициацией, как я поняла, подразумевалось единение со своим внутренним духом, которое происходит в двадцать пятый день рождения. Но вот что это за зверь такой – адаптация? Что за таинственный ритуал? Я поняла лишь одно: перешагнув этот порог, я стану обладательницей родовой магии, передающейся по женской линии, и перестану вызывать нездоровый интерес у противоположного пола.

А до той поры мне предстояло сохнуть в гордом одиночестве, подсчитывая дни до прибытия в Ризенпорт. Но я не возмущалась. Я была даже рада, что меня предоставили самой себе.

Глава 2

И вот я в знаменитом порту Амидарейна!

На пристани меня встречал закрытый экипаж без опознавательных знаков и целая рота увешанных оружием эрранов – эти тоже равнодушно относились к даханни, поскольку были абсолютно невосприимчивы к любой магии.

Стоило мне сойти на берег, как в воздухе разлилось вполне осязаемое напряжение, а белокурые и бледнокожие солдаты быстро взяли меня в кольцо.

Окруженная плотным живым щитом, я добралась до кареты и со вздохом облегчения повалилась на сиденье. Руки тряслись, колени тоже. На пристани было слишком много даханнов, и каждый из них, учуяв мой запах, прожигал меня взглядом.

Если я когда-либо жаловалась на отсутствие поклонников, то теперь хочу забрать свои слова обратно! Ибо нет ничего страшнее, чем толпа обезумевших от вожделения мужчин. Честное слово, даже сидеть в подвале с трупами было не так ужасно, как идти мимо десятков даханнов, каждый из которых представляет тебя голой и в своей постели. Мне казалось, что стоит только сделать лишнее движение, как они набросятся на меня, прямо там, в порту, и разорвут на сотню маленьких кусочков!

Одно утешало: жить предстояло в частном доме, а не в гостинице. Вернее, в небольшой усадьбе, расположенной в ста милях от Ризенпорта.

Правда, усадьба эта тоже оказалась специфической: персонал исключительно женский, да еще и тяжелые ставни на всех окнах. В штате слуг даже была специальная женщина, которая каждый вечер закрывала все ставни на замки, а утром эти замки снимала. И это являлось ее единственной обязанностью, не считая охраны входных дверей.

Мне представили всех женщин, работающих в доме, начиная с экономки и кончая поломойкой. Все они оказались юмати: желтокожие, черноглазые, с короткими, едва достающими до плеч, волосами. Они носили свободные рубахи мужского кроя и странные юбки с разрезами до бедра со всех четырех сторон. Из-под этих юбок виднелись широкие шаровары ярких цветов, украшенные витиеватой вышивкой.

Как оказалось, нанятые женщины не просто наемные работницы, они еще и моя охрана! У юмати это обычное дело: у них не существует понятия "слабая половина", их женщины с детства изучают боевые искусства и способны, шутя, свернуть шею любому мужчине! Рейны с удовольствием нанимают их в сопровождение к своим даханни, стремясь оградить покорных затворниц от пагубных встреч с другими даханнами.

Называя имена моих охранниц (или тюремщиц, что было бы честнее) Кархадан особо выделил одну: высокую, худощавую, с пристальным цепким взглядом, которым она, не скрываясь, изучала меня.

– Это Рейла. Она будет твоей личной дуэньей и наставницей. Можешь доверять ей во всем, как самой себе.

Я фыркнула.

– Доверять тому, кого нанял за деньги? – выдала я таким пренебрежительным тоном, на который только была способна.

Рейхо вспыхнул ослепительным светом, набычился и сжал кулаки. На его идеальном лице проступили желваки, но он и с места не шелохнулся: словно чувствуя угрозу, все юмати незаметно сдвинулись в мою сторону. Сейчас они были похожи на десять черных кобр, застывших напротив тигра.

Тигр понял, что расклад не в его пользу, и предпочел отступить. Расслабившись, Рейхо демонстративно сделал шаг в сторону и скучающим тоном произнес:

– Тебе нужно хорошенько выучить Кодекс даханни, иначе тебя никогда не выпустят из этого дома. Ты опасна не только для самой себя, но еще и окружающих провоцируешь.

И он тут же, не сходя с места, выдал мне четыре основных правила моей дальнейшей жизни.

Первое: никакого общения с противоположным полом. Упаси Двуликий, если где-нибудь, на узкой дорожке, мне придется столкнуться с парочкой даханнов! Никакая сила на свете не защитит от насильственной адаптации.

Второе: молча принимать заботу окружающих и послушно выполнять волю своего покровителя-эрзуна. В моем конкретном случае это же и мой родной отец, встречи с которым я ждала с надеждой и опасением.

Третье: никогда, ни при каких обстоятельствах не причинять себе физический вред, будь то хоть укол иголкой, хоть прикушенный язык. Я собственными ушами слышала, как Рейхо заявил моей тюремщице: "Даже если она (то есть я) споткнется, отвечать будешь ты своей головой".

 

Четвертое: когда мой эрзун изберет достойнейшего из достойных на роль будущего мужа, я должна безропотно пройти обряд адаптации и не посрамить честь своего рейна.

Кстати, тайный смысл, который Рейхо вкладывал в это невинное слово, заставил меня побагроветь от внезапной догадки. То, что санхейо считали актом любви, у даханнов называлось адаптацией! Понятие любви, как таковой, не входило в их словарный запас. Была страсть, дружба, привязанность… но не любовь. Казалось, это чувство им неведомо, да и откуда оно возьмется у тех, кто хранит своих женщин как редкую и ценную вещь: заботится, любуется, использует, продает и обменивает?

Понемногу, передо мной вырисовывалась мрачная картина моего безрадостного будущего: полное подчинение рейну, одиночество, навязанный брак и незнакомец, который на правах мужа войдет в мою спальню. От такой перспективы захотелось в голос закричать и побиться головой об стену. Удержало только одно: я решила сделать вид, что со всем согласна. Мне вовсе не хотелось, чтобы из-за моей вспыльчивости кто-то пострадал, да и тотальный контроль был мне не нужен. Я искренне верила в то, что Эйден придет за мной, а лишнее внимание к моей персоне только помешает ему.

Поэтому, я сделала хорошую мину при плохой игре и вяло промямлила:

– Хорошо, я все поняла.

– Сегодня отдыхай, тебя никто не потревожит. А завтра придут учителя. Тебе предстоит обучиться нашим правилам и нашему этикету: всех адаптированных даханни представляют ко Двору, не думаю, что ты станешь исключением.

– Что за дурацкое слово, – пробормотала я в сторону.

– В смысле? – Кархадан приподнял бровь.

– Адаптация… почему это так называется?

– Это ваши женские штучки, – он пожал плечами, – спроси у Рейлы, она объяснит. И еще, я уже договорился с эйром Гардне. Это придворный портной, а тебе нужен приличный гардероб для встречи с отцом. Ты, все-таки, дочь эрзуна, да и рейн один из первых. Надо соответствовать.

– Могу я проявить инициативу хотя бы в выборе платья? – с издевкой поинтересовалась я.

– Нет, – мужчина, прищурившись, впился взглядом в мое лицо, – в нашем обществе мужчина решает, что носить его женщине. Ему лучше знать, как она должна выглядеть. Привыкай.

От такой наглости у меня даже рот приоткрылся.

– Хочешь сказать, что ты и панталоны мне выбирать будешь? – возмущенно запротестовала я, не замечая, что начинаю хамить.

– Если выиграю Аукцион – то да. Кому, как не мужчине, знать, какое белье он хочет снять со своей женщины.

Я побледнела и отшатнулась. Это было унизительно! Бедные даханни! Их же просто используют, как обыкновенных кукол: наряжают, хвастаются ними, играют, пока не надоест… точнее, пока не забеременеют.

– Это правда, что даханни рожают только один раз? – выдохнула я мучавший меня вопрос.

– Да, – он скривился так, будто эта тема была ему глубоко неприятна. – Так что, пока не осчастливишь свой рейн, придется посидеть под присмотром. Но не переживай, потом у тебя будет достаточно свободы. Сможешь уехать в провинцию или переберешься в столицу, как захочешь, никто неволить не станет.

– А муж? – чуть слышно шепнула я.

– Что муж? – не понял Рейхо. – Нет, когда выполнишь свой долг, он тебя больше трогать не будет. Жениться второй раз нельзя, поэтому мы предпочитаем иметь побольше сыновей.

"Значит, – как во сне, подумала я, – даханни выдают замуж за незнакомца, но если она родит ему дочь, то получит относительную свободу. А он отправится к своей шейнаб, которая принесет ему кучу сыновей. Если с шейнаб что-нибудь случится, он просто возьмет себе другую… И я еще удивляюсь, что у них нет любви! Да откуда же ей здесь взяться?"

Я покачнулась, чувствуя, как начинаю заваливаться на бок.

Под моим недоуменным взглядом, Рейхо молниеносно отступил, позволяя женщинам подхватит мое тело. Ах, да! Ни один мужчина не имеет права касаться меня – правила вступили в силу.

Глава 3

Следующий день я посветила изучению дома и окрестностей. Здание оказалось добротным, двухэтажным, с открытой галереей, шедшей вдоль окон второго этажа, и высоким крыльцом, украшенным мраморными колоннами. Все комнаты были отделаны с утонченной роскошью: пастельные оттенки, изящная мебель, мягкие струящиеся ткани.

Перед домом располагась мощеная площадка, которая переходила в убегавшую к воротам подъездную аллею, а на заднем дворе обнаружился небольшой фруктовый сад, упиравшийся в заросший осокой пруд. В высоких зарослях вышагивали цапли, крякали дикие утки и поквакивали невидимые глазу лягушки.

– Почему дом такой ухоженный, а за прудом будто никто не следит? – поинтересовалась я у Рейлы, которая неотступно, как вторая тень, следовала за мной вместе с двумя другими охранницами.

– Хозяин любит уток пострелять, – объяснила она, – а здесь в зарослях их сколько угодно.

– А хозяин это у нас кто? Рейхо Кархадан?

– Нам положено называть его эйр дазган, – уклончиво ответила Рейла.

– Подожди, – остановилась я на берегу пруда и сжала виски пальцами, – я чего-то не понимаю. Вас же не вчера наняли? Ты слишком хорошо знаешь привычки Рейхо. Сколько ты уже здесь служишь?

– Меня наняли два месяца назад, как и моих напарниц.

– Два месяца?! Но как? Два месяца назад я только-только взошла на борт имперского фрегата… откуда… как?..

– У даханнов есть способы передачи мысли на расстояние, – хмыкнула юмати. – Амидарейн очень развитая страна, не сравнивай с Эроллой. Здесь вам еще многое предстоит узнать и многому научиться.

– Откуда ты знаешь, что я с Эроллы?

– Это моя обязанность, знать все о своей подопечной. Иначе, как я смогу ее защитить?

Я промолчала. Потом вспомнила, что хотела кое-что спросить.

– Рейла, – я немного замялась под пристальным взглядом, – что такое "адаптация"?

Черные брови женщины изумленно приподнялись.

– Вы и этого не знаете?

– Ну ты же слышала вчера! – глупая ситуация начинала меня раздражать.

– Когда даханни первый раз ложится с мужчиной, разрушается барьер, сдерживающий ее магию. Во время инициации ваше тело приняло свой магический дух, а во время адаптации примет силу.

– То есть, – задумчиво проговорила я, – если я лишусь невинности, у меня появится магия?

– Нет, – она покачала головой, – не все так просто. Это особый ритуал, полный всяческих нюансов. Он символизирует слияние Изначальных рас – ахайев и драхов. Астрологи составляют "карту жизни" жениха и невесты, высчитывают самую подходящую дату, а сам обряд проходит в храме Двуликого. Вы знаете, что единый бог даханнов символизирует двойственность их сути?

Я медленно покачала головой. Двуликий – и Двуликий, бог – и бог. Я никогда не задумывалась над тем, откуда он взялся и почему его так зовут.

Рейла вздохнула.

– Мы долго гуляем, вы можете устать. Я оставила в вашей спальне свод законов. Хозяин утром передал и очень настаивал, чтобы вы их изучили.

– Каких законов? – не поняла я.

– Кодекс даханни.

***

Так называемый Кодекс оказался внушительным талмудом, поднять который я была не в силах. Твердый кожаный переплет, украшенный золотым тиснением; инкрустация из драгоценных камней; углы прикрывает черненое серебро; увесистый замок, позолоченный обрез. Не книга, а произведение искусства. Но сама она выглядела необычайно древней, хоть и прекрасно сохранившейся.

В некоторой прострации я провела рукой по золотому вензелю на обложке. Раздался тихий щелчок – и книга раскрылась сама собой. Я изумленно отпрянула.

Передо мной лежало несколько сотен пергаментных страниц, полных мелкого рукописного текста. Текст располагался по две колонки на странице и делился пробелами на абзацы. Первая буква каждой новой главы поражала размером и обилием завитков, а через каждые две-три страницы текст дополнялся красочными картинками, такими яркими, что казалось, будто художник только что оторвал от них свою кисть.

– Это магия? – спросила стоявшую рядом Рейлу.

– Скорее, особенность даханни. Кодекс реагирует только на таких, как вы. Никто больше не может ни открыть его, ни прочитать. Для меня здесь просто пустые страницы, – она пожала плечами и отошла, давая мне возможность осмыслить услышанное.

– Но откуда Рейхо ее взял?

– Ее передал эрзун Асторгрейна. Это семейная реликвия вашего клана. Думаю, она принадлежала вашей матери, а до нее бабке, прабабке – и так по цепочке. Сколько в ней страниц?

Я с сомнением прикоснулась к страницам, не уверенная, что хватит сил перевернуть их все. Но книга будто прочитала мои мысли и послушно перелистнулась, подняв небольшое облачко серебристой пыли. Я уставилась на четырехзначное число на последней странице.

– Полторы тысячи, – прошептала пересохшими губами.

Как же я это все прочитаю? Да я раньше состарюсь, чем дойду хотя бы до половины!

– Значит, Кодекс создали полторы тысячи лет назад. Это обычное явление для таких вещей. Каждый год добавляется по одному листку с кратким описанием самых важных событий, которые произошли в рейне или в Империи. Ваша мать, как и вы, и все даханни вашего клана, принадлежала Асторгрейну, поэтому в этом Кодексе заключена история этого рода и его взаимосвязь с Амидарейном.

– Ты так много знаешь, – удивилась я.

Она хмыкнула.

– Так вы ж не первая на моем веку. Я в восемнадцать лет сдала экзамен на личного телохранителя и получила право опекать даханни.

– Опекать?

– Именно. Неусыпный надзор круглосуточно и безостановочно – это моя работа. Кстати, эйр дазган тоже считается опекуном, пока не передаст вас отцу. Поэтому он проявляет такое участие в вашей жизни.

– Боюсь, ваша опека меня задушит, – тихо пробормотала я себе под нос, рассматривая красочную картинку на заднем форзаце. Она изображала среброволосую даханни в руках огромного драха в полном боевом облачении. Художник настолько достоверно передал позы и выражение лиц, что казалось, будто они живые, только живут в каком-то своем, недоступном нам мире.

Рейла слегка откашлялась, явно маскируя неуместный смешок.

– Не переживайте, еще никто не задохнулся.

– Значит, я буду первая.

Глава 4

Всю ночь я изучала магический фолиант, перелистывая страницы, знакомясь с историей не только своей семьи, но и всего клана. Теперь стало ясно, почему при замужестве даханни передает своему жениху весь рейн в приданное, да еще и свое имя.

Этот Кодекс принадлежит Асторгрейну. И через тысячу лет он будет ему принадлежать, это неизменно. За кого бы даханни не вышла замуж, ее муж соединит два клана примет бразды правления под ее именем и именем ее рейна. Правда, бедняжка это вряд ли увидит, сидя в своей высокой башне без окон.

У меня тоже теперь есть своя башня. И свой дракон, который меня стережет. А еще, я скоро встречусь со своим настоящим отцом и мое тело будет выставлено на Аукцион невест. Лучшие из лучших будут бороться за право получить меня в жены. Мне не известны подробности этих соревнований, да я и не хочу ничего о них знать.

Я только хочу, чтобы Эйден успел прийти за мной и не попался в руки своим врагам. Хватит ли у него духу шагнуть за мной прямо в пасть Амидарейна? Достаточно ли сильна наша связь? Или он не захочет рисковать своей головой из-за маленькой, глупой даханни? Кто бы знал, какие сомнения мучают меня!

Ближе к рассвету, я отложила магический фолиант и подошла к окну. Оно было наглухо закрыто плотно пригнанными ставнями, но я чувствовала, как занимается утренняя заря.

Вместе с невидимым солнцем, во мне поднималась волна тяжелой, удушающей тоски. Как будто железные цепи обвились вокруг моей груди, стискивая с неимоверной силой.

Дыхание перехватило, сердце сжалось. Я начала задыхаться, хватаясь руками за подоконник. Острая боль раздирала меня на части, но это была не телесная боль, нет, это страдала моя душа, лишенная своей половинки.

***

Утром я была измученной и разбитой. Вяло ковырялась в тарелке и почти не отреагировала на приход портного и его помощниц.

Зато, они не упустили случая развить бурную деятельность. Мне с порога заявили, что мой опекун, благородный эйр Кархадан, (да хранит Двуликий Его Сиятельство!) уже отобрал ткани и фасоны, из которых мне позволено выбрать то, что понравится.

Я даже растерялась от такой наглости. Мало того, что едва знакомый мужчина решает за меня, что мне носить, так он еще и издевается! Ну ничего, я тоже придумаю способ достать тебя. Не знаю, как там эти даханни, а я не желаю быть покорной игрушкой!

Конечно же я воспользовалась разрешением Рейхо, но выбрала самые скромные и невзрачные платья из всех, что мне предлагали. Судя по всему, даханны очень любили наряжать своих женщин в яркие одежды с глубокими декольте, обтянутыми бедрами и классическим турнюром, делающим фигуру похожей на букву "S". На резонный вопрос "зачем?", портной взглянул на меня, как на сумасшедшую, и с апломбом заявил:

 

– Ну как же! Придет художник, писать ваш портрет для будущих кандидатов. Они же не могут встретиться с вами лично, вот и будут решать по портрету, стоит ли вносить свое имя в списки. И чем роскошнее вы будете смотреться, чем сильнее разожжете страсть в мужских сердцах, тем яростнее будет схватка и упоительнее приз.

Мои глаза медленно расширялись, в то время как челюсть ползла вниз. А эрран, вдохновленный моим молчанием, продолжал:

– К тому же, замужняя даханни всегда должна привлекать своего мужчину и оставаться для него желанной. Иначе как она понесет, если он будет к ней безразличен? Ваш вид должен горячить кровь и будоражить воображение. А вы собираетесь совершить настоящий акт вандализма! Спрятать это роскошное, юное тело в платье матроны! То, что вы выбрали, носят те даханни, которые уже исполнили свой долг и не желают видеть супруга в своей спальне.

– Гм… а долг, я так понимаю, это рождение ребенка? – осторожно поинтересовалась я.

Эйр Гардне бросил на меня такой возмущенный взгляд, что я подавилась язвительными словами, готовыми сорваться у меня с языка. Похоже, здесь не слишком любят говорить на эту тему. Видимо, это очень болезненный вопрос для имперцев.

– Еще нужно обмерить ваши кисти для изготовления перчаток, – напомнил эрран о своем существовании.

– Первый раз слышу. Зачем они?

Эйр Гардне демонстративно закатил глаза:

– Все даханни носят перчатки до адаптации. Это чтобы при случайном касании не спровоцировать мужчину, ведь у вас на подушечках пальцев, на запястьях и за ушами есть особые энергетические источники, испускающие Зов. Неужели вас никто не просветил? Это же общеизвестно! Конечно, вас вряд ли выпустят в общество раньше установленного срока, но эйр Кархадан предусмотрел любую возможность. Вы же заметили, что он носит сельстрим?

Я приподняла брови.

– Амулет, глушащий ваши эманации. Но такие амулеты очень дороги и есть не у всех. Поэтому даханни носят перчатки, раз уж точки за ушами замаскировать невозможно.

Я подняла ладонь к лицу и пошевелила пальцами, разглядывая их так, будто видела впервые. Никаких "источников" я так и не увидела. Наблюдавший за мной эйр Гардне раздраженно покачал головой:

– Удивительная халатность! Вы ничего не знаете о собственном теле. Что вы там ищете? Там ничего нет. Все происходит на энергетическом уровне, а результат ощущают лишь даханны. Ансу! – позвал он одну из помощниц. – Иди сюда и сними мерки с эйрины.

Я безропотно позволила обмерить свои руки. Вот и еще одно ограничение моей свободы – перчатки. Значит, Рейхо все решил за меня? Когда он уже придет и заявит, что имеет на меня все права? Нет, я не могла с этим смириться, но у меня был план. Скоро здесь появится мой отец, думаю, с ним я смогу договориться. Вряд ли он откажет своей единственной дочурке, чудесным образом спасавшейся от смерти столько раз!

Я задумалась, перебирая образцы тканей приглушенных цветов. Рейхо выбрал для меня около десятка платьев с обнаженными плечами и глубоким декольте, но была еще парочка более закрытых, видимо, дорожных или для плохой погоды. Вот на этом-то я и решила сыграть. Заказала их в два раза больше и потребовала сменить сочные летние цвета на приглушенные пастельные: песочный, бежевый, серебристо-серый. А так же отказалась от лишних кружев, парчи и драгоценных камней. Если Рейхо хочет видеть покорную куклу, ему придется поискать ее в другом месте.

***

Я все возвращалась мысленно к тому, что узнала из Кодекса. К сожалению, магический фолиант не содержал никаких личных подробностей. В нем сжато и схематично раскрывалась история Асторгрейна от самый истоков и до недавнего прошлого. Как я поняла, повествование оборвалось вместе со смертью моей матери. Да и вся информация о ней уложилась в три предложения: родилась, была адаптирована, исполнила свой долг. Сухо и безжизненно, будто речь шла не о живом существе, а о механическом человечке, которого заводят ключом на потеху детям. Но теперь я, по крайней мере, знала, как ее звали – Эмиренайль Сахме дан Асторгрейн.

Я еще раз перелистнула книгу, открыв последнюю картинку. Форзац был пустой! Следом за страницей с иллюстрацией, появился еще один лист, практически девственно-чистый, если не считать единственной строчки вверху: " Аментис Ниара Виель дан Асторгрейн родилась на острове Кобос десятого эловеля 2783 года от становления Амидарейна по Всеобщему календарю".

Аментис… так вот, как меня назвали при рождении. Аментис дан Асторгрейн.

Интересно, книга записала мое настоящее имя, имя внутренней сути и то, которым меня назвали санхейо. Наверное, все три имени отображают меня с трех сторон: тело, душа и характер.

Сейчас шел 2808 год по имперскому календарю, принятому на всей известной территории. Выходит, эйр Димантис нашел меня в море за три дня до моего первого дня рождения. А ведь я до сих пор не знала, сколько же мне было, когда я впервые попала на Эроллу. Теперь вот знаю.

Узнать бы еще, кто был настолько жесток, что выкинул в океан годовалого младенца. И почему я осталась жива? Надеюсь, встреча с отцом даст ответ на эти вопросы.

Ах, эта встреча! Я и боялась ее, и ждала. Мучилась от опасений и изнывала от нетерпения. Уже был назначен день и час, подобран гардероб, изучены правила и законы, а я все не могла успокоиться. Меня просто лихорадило при мысли о том, что я вот-вот увижу своего родного отца.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»