Экзамен на столе у преподавателя. Сборник рассказовТекст

Читать фрагмент
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

В первый раз

Это случилось летом, когда мне было пятнадцать лет. Я тогда с превеликим неудовольствием приехал на время каникул к бабушке и дедушке в деревню. Моё состояние можно понять, если учесть, что мне светила поездка на юг, к морю, но строгие родители не отпустили, мотивируя свой отказ многочисленными тройками в моём аттестате. Но надо отдать им должное: они меня заранее предупредили, что путёвку купят лишь в том случае, если ниже четвёрок не опущусь. Так что во многом виноват я сам, а вернее, моя самонадеянность, не допускавшая, что родители, не отличавшиеся до сих пор особой строгостью, могут устроить своему любимому чаду такой облом. Но это случилось, и пришлось смириться.

Вот Саньку повезло: сейчас в Турции на пляже загорает! А я уже который год в этом Переделкино, словно в ссылке, за свою провинность. Каникулы мои проходили бесцельно. Один день сменялся другим, и каждый новый походил на предыдущий. Сценарий на двадцать четыре часа был скучен до тошноты: до обеда спишь, а потом, перекусив что-нибудь второпях и непременно завершив непродолжительную трапезу кружкой надоенного бабушкой молока, идёшь с друзьями на речку, вечером помогаешь бабуле и дедуле в огороде. Когда же на улице свирепствовали дожди, мы с ребятами собирались в каком-нибудь сарае, переоборудованном под небольшую комнатушку для дружеских посиделок, слушали музыку, играли в карты.

Единственным развлечением в деревне были дискотеки, правда, такое название к подобным мероприятиям можно применить лишь условно. До открытия клуба мы обычно собирались у Гуся, который одиноко жил в старом низеньком домике и славился тем, что трезвым его редко кто видел. В его неполные двадцать шесть лет ему давали далеко за тридцать. Все мои друзья и знакомые приходили к нему посидеть, выпить. Гусь никогда никому не отказывал, потому что тоже присоединялся к распитию спиртного. Бывало, напоят небритого хозяина, он и спит в другой комнате, как убитый, а в это время гости вовсю развлекаются с девчонками. И как только заканчивался «весёлый напиток», почти все дружно покидали временное пристанище, держа курс в клуб – на танцы.

В деревне я в основном общался с ребятами намного старше меня, ведь с ними было интереснее, чем с ровесниками. Как-то уже в конце августа, в то время, когда мы играли в игровую приставку у Шкафа, друг сказал, что сегодня вечером он, Гарик и Хам пойдут в соседний посёлок к студенткам, и предложил мне отправиться туда с ними. Я догадывался, что мне светит что-то новенькое, и потому быстро согласился.

Вечером, перед тем как отправиться в путь, они стали «принимать на грудь» и мне поднесли:

– Выпей стопку, пригодится.

Несмотря на то, что я вращался в кругу старших ребят, которые почти каждый раз до дискотеки выпивали, я не подражал им и не баловался спиртными напитками. Но, зная хорошо Гарика, что он плохого не посоветует, опрокинул стаканчик с содержимым. И тут же Хам протянул сигарету:

– На, попробуй. Одно другому не помешает.

Я, немного поколебавшись, взял сигарету, решив для себя, что в жизни надо всё попробовать, и впервые закурил.

На поиски любовных приключений мы отправились, как только начало темнеть. Шли долго. До посёлка было семь километров. Путь проходил через лес, другой дороги просто не существовало. Посёлок, в который мы пришли, поразил меня ничтожным количеством домов и отсутствием признаков жизни. В голове даже промелькнула мысль, что мы вообще являемся первопроходцами в этой местности, но по мере приближения к озеру стала понятна несостоятельность этого предположения. Сидя на заранее постеленных матрацах вокруг небольшого костра, нас поджидали три девушки. Шкаф намекнул им, что для меня не хватает ещё одной, и те сходили за четвёртой. Я познакомился с ней. Мне досталась довольно привлекательная крашеная блондинка Лера, студентка третьего курса сельхозинститута. Она с подругами приехала сюда на практику, и парни у них, как я сразу понял, были дефицитом. Для нас же новые девчонки стали средством развлечения, так что интересы обеих сторон в этом случае совпадали.

Я мало помню то, чем занималась наша компания у костра. Причиной тому служило опьянение. Да и, надо сказать, этот малозначащий отрезок времени не отличался наполненностью событиями. Выпили, закусили, рассказали несколько анекдотов, поприкалывались над девчонками. Когда «стол» опустел, каждая пара по очереди удалилась в лес. Мы с Лерой обменялись самыми банальными вопросами, но всё-таки не обошлось и без романтических ноток. Устремив взгляды в ночное небо, изрешечённое белыми мерцающими точками, мы завели речь о звёздах. В эти мгновения наши лица находились на минимальном расстоянии друг от друга. Её щека была так близко от моих губ, что я ощущал её дыхание и чувствовал, что не осталось сил сдерживаться. Мне безумно захотелось впиться в её соблазнительные губы, но вся проблема состояла в том, что прежде мне никогда не доводилось этого делать. Мною овладели волнение и стыд, даже принятая доза алкоголя не в силах была помочь справиться со страхом. Я лежал, как дуб, и дрожал, как лист, не зная, что делать. Мы оба понимали, чего хочет каждый из нас, и, едва это осознав, я переборол свои сомнения и сделал то, что должен быть сделать. Взяв за образец те сцены поцелуев, которые мне прежде приходилось видеть, я попытался войти в роль героя-любовника. Вроде бы получилось. После долгих серий поцелуев Лера сделала мне комплимент насчёт умения «играть язычком» и вновь присосалась к губам. Резко оторвавшись от них, встала, попросила меня сделать то же самое и заодно прихватить фуфайку с собой. Я послушался.

Следуя за ней, я оказался на противоположенном берегу от костра. Лера по-быстрому постелила прихваченное на траву. Опустившись на колени и облизывая пухленькую верхнюю губу, она увлекла меня за собой, и наши уже искушённые языки встретились вновь. Начиная набираться смелости и наглости, мои руки оказались под её верхней одеждой, где, не наткнувшись на преграду, ласкали её небольшие груди.

Уже тогда, как мне показалось, её терпение было на исходе. Что уж говорить обо мне! Не выпуская моих губ из-под своей власти, она срывала с меня одежду и бросала её в сторону. Я следовал её примеру. Лера легла на фуфайку, маня своим телом. Поцелуи, ласки, первый неудачный штурм «пещерки» и последующий за ним второй, поощряемый Лерой, – всё чётко отложилось в моей памяти, ведь это было впервые. Конечно же, моя партнёрша тоже это поняла.

В ту августовскую ночь я открыл для себя мир новых, неизведанных до тех пор ощущений. До самого рассвета мы возносились к небесам, но утро опустило нас на землю. Однако каким свежим было ощущение пробуждения, ведь с того дня я стал другим человеком.

Новогодний сюрприз

Снежная декабрьская ночь. Через несколько часов должен был наступить Новый год, но я, как ни странно, пребывал в совершенно не праздничном настроении. С самого детства, насколько я помнил себя, это время проходило в ожидании какого-то чуда. Возможно, именно из-за этого праздник приобретал тот покров таинственности, который завораживает детей и умиляет взрослых. Сейчас же этого не было, и виной тому – мои размышления о годе минувшем, не принёсшем никаких особо запоминающихся и дорогих сердцу событий. Жизнь в новом городе оказалась не такой многообещающей, какой представлялась изначально. Вместо привычных улиц, кишащих народом, я лицезрел полупустые улочки, вместо шумной толпы – куда-то торопящиеся группки людей, время от времени появляющиеся на тихих бульварах, вместо ярких огней рекламных щитов – еле освещающие дорогу фонари. Одним словом, город Серов всевозможными показателями оправдывал своё название.

Но не эти серые улочки были причиной моего мрачного настроения; более всего меня волновала серость в моей душе. Ведь так положено, что праздник нужно встречать в кругу лучших друзей, вместе с любимой девушкой, как было, например, год назад, когда я жил ещё в Москве. Тогда всё прошло по высшему классу: три дня мы веселились на полную катушку, и нам, казалось, не было дела ни до каких проблем. Сейчас же я один, если не брать в расчёт моих родителей и их знакомых, и никаких приятных перспектив мне это не предвещало.

Я сидел в одиночестве у окна и наблюдал за медленно кружащимся и тихо падающим снегом. Горстка людей сновала взад-вперёд в предвкушении предстоящего празднования. Одни направлялись в гости, другие домой, и многие из них были уже навеселе, видно, не вытерпев столь длительного ожидания. Показался мужичок с ёлкой, судя по всему, тоже изрядно употребивший спиртное, поскольку еле держался на ногах. В соседнем доме почти во всех окнах горел свет, ёлки уже были наряжены гирляндами, создавая атмосферу великого торжества.

Скоро должны подойти гости. Мама накрывает на стол, папа отсыпается перед гулянкой, а я решил навести порядок в своей комнате.

Когда все приготовления были завершены, раздался звонок; пришла мамина подруга – тётя Таня из соседнего дома. Она выглядела моложе своих лет, хотя ей, как и моей матери, было тридцать восемь. И если уж начистоту, то мне она очень нравилась, причём не как «тётя», а именно как женщина, с которой можно набраться сексуального опыта. Насколько я знал, мамина подруга сейчас была свободна. После того как она развелась с мужем, моя мама пыталась несколько раз её познакомить с мужиками со своей работы, но эти попытки оказались неудачными, если верить случайно подслушанному мной разговору. Это было мне на руку.

Вот, наконец, и наступил долгожданный Новый год. Выпив шампанского и немного перекусив, я вышел из-за стола и устроился в углу комнаты в небольшом кресле. Потягивая медленными глотками пиво, я вполуха слушал телевизор, а в основном поглядывал на тётю Таню. Ей так шло это платье с вырезом на бедре, что я возбуждался при одной только мысли, чем бы мы с ней могли заняться наедине. Тем не менее, я старался держать себя в руках, тем более чувствовал, что был не единственным поддавшимся соблазну этой женщины. Нетрудно было заметить, что в это мгновение её пожирал глазами не только я.

 

Помимо отца, матери и тёти Тани, за столом находились ещё три человека. Это были наши соседи: тётя Женя с мужем и некий дядя Коля, друг отца, приглашённый специально для знакомства с тётей Таней. Изрядно захмелев, взрослые решили потанцевать. Неоднократно приглашали и меня, но я отказывался, ссылаясь на усталость. Не сводя глаз с тёти Тани, я думал о своём новогоднем желании, нетрудно догадаться, чего оно касалось. Пожалуй, это было лишь юношеским капризом, но мне страсть как хотелось переспать с этой женщиной. Не питая больших иллюзий по поводу интима, лишь наслаждаясь эротичным телом взрослой дамы, я так и оставался сидеть на одном месте.

Тётя Таня была опытной женщиной, и наверняка мои неприкрытые красноречивые взгляды не остались незамеченными. Вот только тогда я об этом даже и не смел подумать. Только я успел прикурить сигарету, как звучный голос дяди Коли объявил о начале белого танца. Я уже начал было жалеть, что не вовремя покинул комнату, втайне надеясь на возможность потанцевать с тётей Таней, как вдруг передо мной появилась она и изъявила желание провести в моих объятиях те несколько минут, которые длилась медленная композиция.

Когда мы начали танцевать, я перехватил злобный взгляд дяди Коли. В тот момент я был охвачен гордостью, что мне удалось переплюнуть своего соперника. Родители мило нам улыбались, но по папе было видно, что он слегка удивлён. Тётя Таня всё теснее прикасалась ко мне своим телом. В одно мгновение у меня встал. Я чувствовал её подрагивающую грудь, ощущал узкую талию. Она обдавала меня своим горячим дыханием. Мой разум находился на седьмом небе от счастья, когда в её взгляде проскользнул одобряющий огонёк. Неожиданно подмигнув, она положила голову на моё плечо. Дрожь возбуждения пробежала по моему телу, и в голове мелькнула шальная мысль: захотелось прикоснуться губами к её шее, и только неимоверным усилием воли удалось побороть это желание. Мои губы были буквально в миллиметре от её губ, и эта влажность сводила меня с ума. Она, похоже, догадалась, чего мне хочется в данную минуту. Заманчиво улыбнувшись, слегка чмокнула меня в щёку и сладостным тоном прошептала на ушко, что этого пока достаточно. Танец закончился, и я выпустил предмет безумной страсти из своих объятий.

Дядя Коля, убедившись в бесплодности своих ухаживаний, решил полностью посвятить себя диалогу со спиртным. Через некоторое время, явно превысив свою норму, несостоявшийся кавалер вырубился прямо за столом. Отцу ничего не оставалось, как перетащить пьяного гостя на диван в мою комнату. Погуляв ещё пару часов, восвояси отправились и наши соседи. Родители, пожелав мне спокойной ночи, удалились в свою комнату. Тётя Таня уже обулась, чтобы уйти, но я твёрдо решил пойти на штурм, поскольку ясно понимал, что удобный случай представляется редко, но легко теряется. К тому же смелости – после пива и шампанского – у меня явно прибавилось. Только я хотел завести с ней разговор, как из родительской комнаты мама меня попросила закрыть дверь за тётей Таней и укладываться спать на кухне, на раскладушке. Меня этот вариант, мягко говоря, не устраивал, поэтому я окончательно решил рискнуть.

На моё предложение проводить её до дома она, к величайшему моему облегчению, ответила согласием. Ещё до конца не поверив в благосклонность тёти Тани, я второпях набросил на себя куртку, натянул ботинки и вышел со своей спутницей за дверь, опасаясь, как бы она не передумала или не сказала, что просто пошутила. По дороге у нас завязался обычный разговор, тётя Таня всё спрашивала, чем я занимаюсь в свободное время, с кем дружу. Я не задавал ей лишних вопросов, а говорил в основном о всякой ерунде и рассказывал свои коронные анекдоты. Видя успех своих стараний, оплачиваемых звучным смехом, я плавно перешёл к анекдотам на интимную тематику. Тётя Таня сначала смеялась, а потом задала каверзный вопрос, намекая на то, что неплохо бы мне завести какую-нибудь девушку. Я промолчал, ведь и дураку ясно, что если бы не было с этим проблем, то навряд ли пришлось бы встречать Новый год в компании взрослых. Последнюю часть пути мы прошли молча.

Когда дошли до подъезда, я уже было хотел распрощаться и отправиться восвояси, как вдруг неожиданно с её стороны последовало предложение выпить по чашке чая. Это был мой последний шанс, и, промямлив, мол, неудобно, да и мама, заметив моё отсутствие, будет волноваться, я всё-таки согласился. В конце концов, есть телефон, можно связаться с родителями и потом. Вот так я оказался дома у этой милой женщины.

Тётя Таня жила довольно неплохо: повсюду была дорогая мебель, роскошные ковры, на стенах висели забавные картины из жизни средневековья. Выпив чаю, постепенно мы перешли на более крепкие напитки. Из своего домашнего бара она извлекла бутылку водки. После третьей рюмки беленькой я уже в который раз посмотрел на тётю Таню. Она вышла из-за стола и направилась в другую комнату. Я не знал, что делать дальше, и оставался сидеть на своём месте.

– Серёжа, ты что там застрял, иди сюда, – позвала женщина.

Тётя Таня оказалась в спальне, платья на ней уже не было. Глядя на меня, нисколько не стесняясь, она расстегнула бюстгальтер и положила его рядом с собой. На ней оставались трусики, показывающие все прелести её попки, скрывая только узкую середину. Поскольку она стояла спиной ко мне, то не смогла видеть моего изумлённого лица. Я почувствовал, как мой «болт» медленно поднимается от предчувствия наслаждения. Повернувшись лицом в мою сторону и еле заметно подмигнув, она подошла к кровати, а затем улеглась на самой середине. Теперь моему взору открылась пышная, увесистая грудь с маленькими сосочками, которые женщина медленно поглаживала. От того, что произошло дальше, у меня просто перехватило дыхание. Чуть приподнявшись на постели, тётя Таня принялась стягивать сиреневые трусики, обнажая своё тщательно выбритое лоно.

Два её пальчика скользнули вовнутрь, после чего послышались учащённые вздохи. От одного зрелища я готов был кончить, но то, что предстояло впереди, явно затмило впечатление от этого стриптиза. Не помню, как я снимал верхнюю одежду, рассудок вернулся лишь тогда, когда моё бельё упало на пол. Приблизившись к кровати, я неумело попытался лечь сверху на женщину, но та, перевернувшись вместе со мной, сама оказалась в роли наездницы. Сначала она одарила меня пламенным поцелуем рот в рот, и уже от этого я потерял всякую ориентацию во времени и пространстве. Потом женской ласки подверглись шея, грудь и живот. Постепенно рука тёти Тани приблизилась к самой интимной области моего тела и неторопливыми движениями поглаживала разгорячённого любовной лихорадкой тигрёнка. Наконец корень любви оказался у неё во рту. Умелыми движениями языка она заставила меня извергнуть белую массу страсти. Облизав с губ сок жизни, тётя Таня поднялась с кровати и направилась, судя по всему, в ванную. Вернувшись, она принесла рюмку водки и бутерброд на закуску. Выпив и не успев толком закусить, я вновь оказался внизу любовной пирамиды. Обласкав моё тело поцелуями и тем самым возбудив член, мамина подруга вставила его себе в промежность. Расспрашивая меня, как будет лучше, она, наконец, подобрала ритм, который устраивал нас обоих.

Мы так увлеклись любовной утехой, что полностью забыли о времени, его для нас не существовало. Уже обессиленные от любовных игр, мы просто ласкали друг друга в интимных местах. Неожиданно в коридоре раздались шаги, сначала осторожные, а затем более уверенные. В комнату, где мы занимались любовью, ввалился человек, которого я меньше всего ожидал увидеть. Едва открыв дверь, он встал, как вкопанный, не в силах что-либо сказать. Тётя Таня тоже явно не обрадовалась нежданному гостю.

– Ничего себе! – поразился вошедший.

– Пап… А ты что здесь делаешь? – только и смог выдавить из себя я.

– А ты чего ожидал? – с вызовом выпалила тётя Таня, обращаясь к моему отцу. – Неужели ты думал, что в эту ночь я останусь одна?!

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?
Другие книги автора:
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»