Quantum MareТекст

Из серии: Квантум #3
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Нет времени читать книгу?
Слушать фрагмент
Quantum Mare
Quantum Mare
− 20%
Купите электронную и аудиокнигу со скидкой 20%
Купить комплект за 448 358,40
Quantum Mare
Quantum Mare
Quantum Mare
Аудиокнига
Читает Пожилой Ксеноморф
219
Синхронизировано с текстом
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Глава 3

Квантум. «Бродяга».

У Руды, как всегда, не могло найтись лишней минутки на зряшные разговоры, и Стужа не напрасно настоял на аудиенции для Жерома. В целом корабел уже рассказал Командору о нетипичном французском шкипере, Руда пожелал лично взглянуть на вменяемого, неанглийского и нестарого моряка, что заинтересовался их компанией.

Жером и сам показался Руде интересным своими прожектами. По его словам, он давно предлагал бывшему владельцу «Прованса» месье Режану ряд улучшений, однако скупой и туповатый барыга и слушать ничего не хотел. Они так же обсудили уже с месье Грязным Диком самые простые, лежащие на поверхности улучшения в оснащении «Бродяги», Командору осталось только дать команду.

Руда в душе аж зажмурился от удовольствия, как представил, что вот припрутся французский новатор со Стужей за компанию на «Д’Артаньяна» и примутся объяснять главарям SC, насколько они не понимают в кораблях! Серьёзно и никаких ужасов – учитывая чуть ли не мистическое преклонение смертников перед «своими ляльками», для англичан корабли «she», корабелы получат очень внимательных слушателей. Для Командора это ещё один способ воздействия на непростого врага-союзника.

Командор и вся его команда предвкушали встречу с отрядом с лёгкой, но, тем не менее, заслуженной гордостью – в эти три дня они неплохо поработали головами. Руда в душе вынужден был признаться перед Длинным Джеком, что виной приступам вдохновения можно считать только победу штрафников, захват корабля и откровенное их неподчинение, фактически мятеж – а как ещё назвать отказ поднять королевские флаги? Даже посылание не рукоположенного лорда и признанного Командора нахрен всего лишь бунт, а флаги это непризнание самой идеи королевской власти!

Добрые подданные его величества обязаны немедленно уничтожить мятежников или приложить к их истреблению все силы, однако мятежники эти в данный момент э… в некотором большинстве. Экипаж «Бродяги» это вчерашние эсцесовцы, пацаны «вернулись» в эсцесовских комбезах, с их нашивками и при личном оружии, так что при них дурно отзываться о самой SC или об отдельных её представителях не рекомендуется даже Командору.

Да и пусть Командору не всё нравится в штрафкоманде и особенно в отдельных её представителях, Руде они вместе и по отдельности несоизмеримо дороже и родней всех королей на свете, а Джек уверен, что Командорская власть распространяется и на них тоже, хотя они её, так сказать, признают не полностью.

Но в целом же признают! Вот в великой печали от тягот, выпавших на долю пацанов, в заботе об общественной морали и в радении за справедливость Командор повелел учредить походные доли добычи. То есть официально утвердил раздел добычи только после высадки и завоевания собственной земли, а в разделе приказал учитывать вклад всех моряков, и тех, кто был с пацанами с самого начала, и тех, что только завербуются в экипажи.

Такая получилась арифметика: рядовому пиратику за разграбление Мадейры полагается одна доля, плюс ещё и морская доля, если его в Мадейре не покалечило, и он не провалялся всю дорогу пассажиром на «Подарке», итого две доли. А мужикам, что перебрали в той же Мадейре рому и уснули в каторжном трюме, если поступят на службу и начальниками будут признаны годными, полагается просто морская доля в разграблении Мадейры только за то, что помогли награбленное доставить до места!

Жером стал вторым завербованным на службу пленным, а первым был Дасти. Черныш вытащил его из трюма для короткой беседы и потребовал объяснить, как тот выбирал «виноватых» для изуверов SC. Тень Командора разговаривал с ним о серьёзных вещах – о судьбе, о долге, о службе. Не то, что они во всём друг с другом согласились, это просто невозможно, но Черныш, солдат, хорошо понял Дасти, тоже солдата, пусть и другого фронта.

Тот, оказывается, тоже вынашивает свои злодейские планы на деток и корабли! Черныш решил, что пока это только к лучшему. Секретным приказом Командор учредил секретную Командорскую хитрую контору, Черныша назначил её главой, а Дасти его заместителем. Пиратский филолог дал своему новому подчинённому первое задание – вербовать в трюме за морскую долю всех, кто хотя бы отличает форштевень от бушприта.

Дасти снизошёл в трюм и вывалил на ошарашенные головы выбор. Британский офицер не унизился до лжи, ничего не стал приукрашивать, так и сказал – или он отправляет наверх моряков, согласных на пиратскую жизнь и в перспективе неизбежную казнь на виселице, или за ними придут детки.

За любым и когда угодно. Будут спускаться каждый день и отправлять бедолаг к тиграм SC на «д’Артаньян». Сроку на раздумья день, может быть, даже два, и уже сейчас Дасти готов выслушать каждого и попытаться понять – ну, зачем ему спасать именно эту никчёмную жизнь?

Неудивительно, что к моменту встречи отрядов в трюме остались лишь лица тупо не расположенные к физическому труду. Кроме французских налётчиков, все успели побывать на палубе в роли штрафных тренажёров, многие по нескольку раз, некоторым даже удалось прожить там целые сутки, чудом избежав визита в медотсек! Их пока решили оставить в покое, может и впрямь придётся отправить штрафникам, если по дороге не утопятся.

В принципе в трюме остались почти все, ну, не хватило бы всем места на палубе! Так и жили на тех же нарах, только люк перестали закрывать, и верёвка всегда висела, да «отказников» просто собрали в кучку поближе к корме, поставили охрану из настроенных лояльно бывших пленных, изолировали, благо перед боем люков в палубе наделали изрядно.

Наверх удалось подняться лишь морякам и немногим специалистам, удостоенным высочайшего внимания. Так третьим добровольным завербованным из пленных служащим стал месье Жан Режан, с его слов, баронет Скайлосский. Командор после разговора с Жеромом просто вспомнил о нём и велел пацанам вытащить и притащить жабоеда, что и было проделано с эсцесовской чёткостью.

Достали из-под трюмных нар измордованного до нервного тика замызганного месье Режана, почистили, вымыли, накормили и поставили пред светлы Командоровы очи. Руда не стал тратить время на ненужные вопросы, желает ли месье послужить или вернуться обратно в трюм, зачем лишний раз унижать человека?

Без вступлений назначил месье казначеем – не зря ж его марсельские банкиры признали надёжным перевозчиком. Да и среди англичан он, по всему видно, друзей завести не успел, если Командора не считать. За то пока Командор им доволен, его не то, что пальцем никто не тронет, за неприязненный взгляд порешат на месте – казначею положена охрана.

Руда объяснил ему положение с долями добычи, поставил задачу всё быстро и точно подсчитать, и назначил ему равные с рядовыми ватажниками доли. Месье сразу до слёз насмешил Командора – записал, как выданные, три тысячи луидоров в счёт доли SC. Хотя бы стало известно, сколько слямзили штрафные прощелыги!

Сразу при захвате идиота не зарезали, вот и ладушки, будет забавно посмотреть, как месье расскажет тиграм, что они ему денег должны! Сбрендил месье, да и понять франка можно, он же действительно деньги считал. Под вооружённой охраной в отдельном помещении считал только монеты, драгоценности пока отложили. Да и то до встречи с отрядом не успел пересчитать того, что было на «Бродяге», а ведь большую часть награбленного везли на «Забияке»! Так на охреневших глазах казначея его доля быстро перевалила за три сотни фунтов и продолжила расти с дальнейшими подсчётами. Месье Режан начал всерьёз сомневаться, что морское его приключение на самом деле было ограблением.

Хотя с иной точки зрения победа эта походила на грандиозный развод. Тот же пай Командор выделил всем мастерам и подмастерьям близнецов за выполнение обязательных Командорских заказов. Про них издали второй настоящий Командорский указ – за невыполнение просто за борт, предупреждение единственное и последнее.

В принципе близнецы сразу за борт и собрались, так Хаски и Маламута увещевали всем кланом и Жерома подключили. Объясняли и совестили, что матросам нужно облегчить труд на реях, куда самих курносых, между прочим, не гонят. Но страховку детям они могут придумать?! Или какие-то простейшие заменители бесконечным узлам, типа зажимов?

И пусть лайки подавятся котлами, горнами и прочими эсцесовскими разработками, Неждан и Плюшевый в клане, все договорённости остаются в силе, но вот новые проекты нужно согласовывать с Командором – рядовые исполнители, «засранцы» сэра Грегори и штатские мастера сплошь на командорских заказах, и свободного времени у них по идее быть не должно.

И не надо так орать, ничего страшного! Руда отдельно заверил, что лично к близнецам это не относится – их доли в любом случае за ними, могут заниматься, как и прежде, чем нравится, их очень ценят и любят, не нужно сразу вплавь удирать на «Д’Артаньяна», всё хорошо.

Хаски и Маламут ворчливо обещали «посмотреть там» и действительно принялись что-то мастерить по теме. Руда довольно ухмылялся – парни взялись за новый заказ, остаётся только постоянно поддерживать их интерес, и никуда не денутся. В идеале бы, конечно, как-то переманить близняшек, да о многом нужно подумать.

Примерно за день до встречи с отрядом Командор созвал первое в игровой их жизни совещание клана. Сталкеры удивлённо крутили головами – для мозгового штурма! Тема: как вернуть в клан Неждана, Плюшевого, штрафкоманду и корабль с пушками и золотом, тем более что их не выгоняли!

При первом же рассмотрении проблема оказалась не такой уж дурацкой и умозрительной, через четыре склянки парни пришли к первым предварительным решениям. Далеко решили не загадывать, но и первоначальные результаты внушали Командору так нужную ему уверенность в успехе первого, казалось, самого важного раунда игры-торговли с мятежниками.

Глава 4

Неждан.

Потихоньку от Захарки подвёл игровые итоги, цели наметил, пора и самому поспать, а то ж в команде нынче отдыха по четыре склянки всего на брата по очереди, и то если без общих авралов. Одна на всех бесконечная парусная вахта, без каких-либо привилегий. И то хорошо, что руки заняты, а то ж, если честно, стыдно детям в глаза смотреть!

 

Ребята молодцы, считают себя победителями, правильно считают, и командиров почитают настоящими героями – вот в этом пункте э… слегка заблуждаются. Если по правде, что мешало этим двум баранам и дальше уклоняться от встреч с неприятельскими судами? Хоть до самых Карибских островов!

Ну, серьёзно, чего ради мы напали – давайте хоть себе не врать – так вот, за каким овощем мы полезли на эту несчастную француженку? Даже если бы очень испугались этих конкретных жабоедов, для спасения достаточно было просто слегка изменить курс. Может, ради безопасности? Мы все до боя были в полной безопасности!

А сейчас штрафкоманда разделилась на два экипажа и никакой боевой силы из себя не представляет – две банды вусмерть измотанных малолетних матросов. Любой может голыми руками взять, да обходят десятой дорогой – на палубе «Д’Артаньяна» неслабая артиллерия, а что стрелять некому, на ней не написано.

Не, ну может кому-то плохо жилось? Боялись мы кого-то на «Бродяге»? Или, наоборот, нас все боялись? Доппайком с «Подарка» не давились? От драк, купаний и прочих развлечений несильно уставали? Скажете, за то без казачков? А вот фигушки!

Деды Паша с Колей на «Д’Артаньяне» оба, следят, чтоб внучки не забаловали, да мы с Плюшем не почувствовали себя брошенными. В принципе ерунда, склянки в день в полсилы, и говорить не о чем, главное, что и в этом вопросе особых жизненных улучшений наша победа не принесла, а в остальных одни жирные минусы.

Начали исправлять с главного – с сэра Грегори. Отдал ему Командор штрафников под команду, как самых обычных засранцев. Грустно, конечно, только сэру ещё и неуютно, ведь штрафники всё-таки не засранцы.

Как пацаны разошлись по местам, да «д’Артаньян» заняла место в килватере за «Бродягой», поднимаемся на мостик, здороваемся вежливо, и для завязки разговора Плюшевый спрашивает, а что дядя Гриша тут забыл вообще?

– Командор назначил капитаном! – Делаю удивлённую морду, секунду молча киваю со значением и прошу сэра задрать рожу вверх и рассказать, всё ли там, как всегда? Может, не хватает чего-нибудь? Сэр Грегори придавил меня тяжёлым взглядом и попросил не выёживаться, говорить толком.

– Да Командор наш командует именем его величества, под его флагом! – Плюшевый принялся объяснять такие простые понятия. – Он ну никак не может назначить капитана на мятежный, тем более чуточку иностранный корабль совершенно без флагов!

– А…, – растерялся, было, сэр Грегори, но сразу нашёлся. – А как же вам без капитана?

– Действительно! – Картинно задумался Плюш, и тут меня осенило. – А давай мы тебя наймём?

– Как это? – Не понял дядя Гриша.

– Ну, SC нанимает тебя, сэр Грегори, капитаном своей «Д’Артаньяна». – Говорю как о пустяшной формальности и добавляю невзначай. – А прочие твои обязанности нас как бы и не касаются.

– Размер содержания? – прогудел моряк.

– Луидор в неделю – нормально? – робко предложил Плюш.

– Кроме прочего довольствия! – Заявил как о решённом деле сэр Грегори.

– Очень мило, дядя Гриша, – душевно ему улыбаюсь, – первое тебе задание – ребяток бы нам из твоей помойки. Сам понимаешь, с нами тебе не справиться.

– И впрямь, тесно ж на «Бродяге» станет с вашим уходом, – развеселился дед, – позову желающих!

– Не смешно, – буркнул Плюшевый.

– А вы сделайте, чтоб пожелали, – хитро улыбается моряк, – а пока с французами поговорите, авось, не всем в трюме по душе?

* * *

Сэр Грегори подбросил здравую мысль. Спустились к пленным, их на орудийной палубе сгуртовали, пока спешно готовим место в трюме. Спрашиваем, моряки есть? По-английски, конечно, моряки-то должны понять. А те смотрят неприязненно, прям как на врагов каких-то.

Вздохнули грустно, сообразили, что людям нужно подумать, а нам их как-то подтолкнуть к правильному решению. Уже уходить повернулись, один зарёванный по виду явно не моряк решился, заголосил. – Кок! Бон кок!

Это мы поняли и без переводчика. Решили для начала заняться беднягой, веди, говорим, на камбуз. Проследовали за ним… наверное, в рай! Всё компактненько так, аккуратно, но есть даже печка с духовкой. Во всём англичане талантливы, но их кухня… э… менее талантлива, чем другие. Тем более французская кухня!

Бедолага, попав в родную стихию, преобразился в маэстро. Для начала быстренько сварганил нам какую-то закуску, чтоб не скучали, а сам затеял, видимо, нечто невообразимое. Ну, правильно – этакие потрясения ведь должны способствовать вдохновению?

А мы и не скучаем, оторвались от тарелок, переглянулись мечтательно.

– Шиллинг, – говорю с набитым ртом.

– За первый раз, – уточняет Плюш.

– Но первому бесплатно. – Перехожу к маркетингу.

– Какому первому? – не сообразил сразу братец.

– Да припрётся кто-нибудь проведать и права покачать, – загребаю салат полной ложкой.

– Ага. Только маэстро надо попридержать, пацанам пока хватит чего попроще, – развивает план Плюшевый.

– Но первого пусть доведёт до обморока.

– Ха-ха-ха!

* * *

Одни у нас с Захаром теперь сны на двоих, или по реям лазим, или камбуз маэстро Филиппа снится. Глаза уже сами открываем, без команды, и сразу раздаётся проклятущее дребезжание склянок! Едва встал, Плюшевый валится на подогретые доски, его очередь отдыхать – под утро и в этих широтах в бескрайней морской пустыне бывает прохладно.

Подбежал французский салажёнок, принёс грозному пирату сухарей и воды во фляжке. Личная прислуга, кто бы мог подумать! Отгонял сначала пленных жабоедиков, но один отстанет, другой с услугами лезет! Эге, думаю, им кажется, что тот просто не справился, вот и пытают счастья. Сжалился над последним, не стал прогонять, ну, какая разница? И вообще, вестовой бывает полезен.

Подростков в эти времена хватает на любом корабле, даже недурацком. «Пороховые обезьяны», салаги, помогайки и чернорабочие, приговорённые к морю дурацкой игрой дурацкой жизнью дурацкого века.

Они во всех неприятностях гибнут первыми, но с нами им повезло. Перед боем загнали моряки мальчишек на орудийную палубу, чтоб не мешались, в самом конце только слегка контузило разрывами брошенных в люки гранат, а стрелять и не потребовалось.

Да мы с Плюшем ни за что бы не оставили детей под палубой, особенно после истории с Джимом. Смешные они – лезут за нами на реи, дескать, тоже моряки. Ну, уж нетушки, ещё разобьются. Урезонили, как умеем – и так грязной тяжёлой работы валом.

Едва сил хватает вечером послушать грустное Своятино дудение в расчёску. Мариконе, Манчини – рвёт зараза души в клочья, близняшки даже плакали. Им-то, девчонкам, можно, а пацанам никак нельзя терять лица перед французиками.

Китти и Кэтти как самым воспитанным и вообще девочкам поручили общее руководство французской пацанвой. Близняшки среди эсцесовцев оказались самыми франкоговорящими, что с папой спекулянтом и иностранным агентом вполне логично.

А нормальных слов французики почти не понимают, кроме самых простых. Долго приставали к нам, зачем-то тыкали на нас и на самый верх мачт. Мне и невдомёк было – «инглиш» говорю, и всё! А Плюш как-то смог понять, что их смущало, и объяснил одним словом. – Пайрэтс!

Вопросов сразу убавилось, внимательность и старательность резко возросли.

Тут я снова ничего не понял – ну, не могли они нас бояться больше своих прежних хозяев. К тому же им, как и нам, бояться уже нечего – хуже просто не бывает! А они смотрят на нас, как…

Как наши пацаны поначалу, и как всё ещё смотрит Джим. Тоже спасённый! Не отходит от меня и Плюша, вернее, Захар и Грегори его не прогоняют, в отличие от других. Он всё-таки самый старший, почти офицер, даже без Боу. Не счёл господин королевский лейтенант для себя возможным служить на корабле без королевских флагов. А Джим остался – чего ради?

Ответ я подслушал у Захара. Мы иногда, хоть и редко, просто спим, обнуляемся, и друг друга не контролируем, как ни пытается маленький негодяй мной манипулировать. То есть думаем по отдельности, хоть и на слуху друг у друга.

Вот как-то раз я проснулся, но Захар не понял – сам же и научил перед окончательным пробуждением прислушиваться и принюхиваться молча, на нулевом уровне активности.

А он, думая, что я сплю, с мамой разговаривает. Сидит на коленках, прикрыв глаза, и медитирует так – рассказывает маме на небесах о том, что у него всё хорошо. У него много друзей, у них большой красивый корабль и много золота. И они вместе плывут в сказочные страны.

А её волшебный посланник Захару очень нравится, только не слушается пока, но это временно. Потому что я хороший! Млять!!! И я, и все другие волшебные посланники обязательно выполним все их желания, потому что она за него молится, а за его друзей молятся их мамы – твою епархию в собор Парижской Богоматери!!!

Тут у меня, походу, автоматы выщелкнуло, запустил перезагрузку с нулевого уровня. Очухался с дурацким, но неопровержимым выводом – грёбаный Питер Пен! И что тут поделаешь? Как убедить ребёнка, что я реальный, совсем не сказочный мужик? Материться, как сапожник?

Без нервов, почти спокойно немного порадовался – стали понятны и взгляды, и странное отношение. Как Черныш сказал, всего лишь средневековая мистика? Когда в неё верят дети, это уже не всего лишь. А что они надеются при нашей помощи решить свои детские трудности, так мы ж не против. Пусть даже от этого укрепится их вера во всякую религию, нам от этого хуже не станет. Ага, – «подумал я тогда».

Глава 5

Неждан.

На третьи сутки погони за отрядом пацаны разве что в паруса не поддували и ладошками не гребли, так соскучились! Наконец, на четвёртый день заметили, как на «Бродяге» подняли секретный Командорский вымпел, чёрную русскую «Г» вдоль жёлтого полотнища, Кочергу Джека. Это сигнал отряду, что дурацкий флагман в прежних очумелых ручках.

В принципе для правильного понимания ситуации хватило бы и нашей «Д‘Артаньяна» без флагов, но всё равно спасибо братцам за предупреждение – они же в телескоп намного раньше разглядели «Забияку» и «Подарок».

У нас сигналам как будто особого значения не придали – идём, как шли, только близняшки французикам сказали смотреть вперёд, будет интересно. Разбаловались они с нами без привычных систематических издевательств. Смеются, бегают, даже матерятся – просто ужас какой-то.

Смысла слов ещё не понимают, а туда же, как попугайчики. Никто ж не возьмётся объяснять, да и не очень ясно, от кого они успели нахвататься плохих секретных демонских слов, ну, не от наших милых печенюжек же!

Как увидели ещё два пиратских кораблика под окаянными британскими флагами, притихли, испугались чего-то. На ребят у нас особый расчёт, и вид для своей миссии они приняли самый подходящий – замызганный, охреневший, располагающий к сочувствию.

Смотрим, персонально нам командуют в дрейф, ещё и сигнальщик флажками дублирует. Ладно, мы люди не гордые, подняли сигнал «принято» и тоже флажками отсемафорили, ну и давай, конечно, исполнять со всех сил. Только сил-то у нас намного меньше, замешкались, чуть в «Бродягу» не впоролись, пришлось им уклоняться – от «Д’Артаньяна» уже ничего путного ждать не приходится.

Задрейфовали почти борт в борт с «Бродягой», встали между ней и «Подарком», раскорячились поперёк, как корова на подъёмнике – смех и грех. Ладно, думаем, Командор теоретически на «Забияке», пока опять же теоретически прибудет, да гюйс поднимет, мы успеем ровно встать, а до тех пор каторжник может с психу облезть неровно – просто ж один из вымпелов ордера, не флагман ни разу.

Чтоб не терять времени хорошей погоды, шлюпки спустили, и в них сразу полезли французики под командой печенюжек. Официальная цель визита – на санобработку. Сталкеры же обожают спасать детей, вот и пожалуйста, пусть спасают для начала от вшей, нам не жалко. Печеньки при них воспитательницы, а что вернутся, в них, смертниках SC, нет никаких сомнений.

Могут и близнецов с собой притащить, а если те упрутся, девочки в расстроенных чувствах из курносых души вымотают, пока всё эсцесовское до последнего кривого гвоздя клещами не выдерут и на свой новый корабль не доставят, а потом ещё что-нибудь придумают.

Кстати, доставят на своих собственных шлюпках, а на «Бродяге» перед боем ни одной лодки не оставили, чтоб палубу не загромождать. Придётся Командору подождать транспорт, умора просто – по пути его встретили!

Ну, с одного борта «д’Артаньяна» спустили три шлюпки для французского детского сада, а с другого одну лодку для меня с Плюшем и для казачат. Гребём на «Подарок», глядь – с «Забияки» шлюпка на «Бродягу» бежит с официальным Командором, типа он на флагман возвращается!

Дальше дела пошли ещё веселей. Зачем Плюшу понадобилось тащиться со мной, я так и не понял. Ну, не ради Прилизанного! Его, оказывается, Фреди зовут, Грегори так и сказал, когда они с ним обнимались – очень у них получилась такая трогательная встреча.

 

– Братик!

– Ну, же, Фреди! Живой я, всё хорошо, не плачь…

Ладно, думаю, чужая, к тому же английская душа – потёмки, и не моё это дело, тем более не всякой сопливой и дрисливой мелюзги! Захар мои мысли сразу принял на свой счёт, обиделся и строго официально перешёл к делу.

Совсем уж официально мы на «Подарок» прибыли помолиться, то есть попеть в хоре в благодарность за славную победу. Поднимаемся на мостик, а там дон Алесио, владелец «Пеликана» и заместитель дяди Вани, пиратского капитана «Подарка», весь в растерянности.

Привык к Захару, что он в хоре пел, а что он ещё и Весёлый Ник, главарь SC, стало для него приятным сюрпризом. Не, реально приятным, мы ж не звери, умеем вежливо, сразу сунули сеньору на лапу – пять гиней просто за то, чтобы на ближайшее время забыл слово «шлюпки».

Нам ведь действительно было уже недалеко, так само получилось – наши неумехи развернули паруса в дрейф ужасно небрежно, так, когда погасили остаточный ход в два-три узла, с «Подарка» до «Д’Артаньна» вообще фигня оставалась.

Дон Алесио в честь соединения отряда устроил торжественное выступление хора. Пока Захар с Прилизанным и другими милыми детьми пели для почтенной публики, несклонный к хоровому пению Плюшевый занимался делами штрафкоманды.

Первым делом нанял ватаги за шиллинги поработать у нас на рангоуте, сразу их и отправили. Потом перевозили механиков с семьями и барахлом. Плюшевый хотел и провизора прихватить, однако вовремя призадумался и решил совсем уж за границы не выходить – провизора всё-таки Командор захватывал, и мы ж на «Подарке» не с налётом, а с дружеским визитом. И с часовщиками у SC контракт, если что, своё забрали, только и всего.

К тому моменту, как выступление хора закончилось, официальные вопросы успешно решили, Плюшевый отправился обратно на «д’Артаньяна», а я задержался потолковать с Марком. Он очень обрадовался, что нас всех ещё не поубивали, значит и контракты будут продлены.

Мы с Захаром люди опытные, вернее, опытный только я, а у малого чуйка – обговорили с господином махинатором неустойку за неисполнение или досрочное расторжение. Даже сходили к Дону Алесио, чтоб он и провизор ещё засвидетельствовали договорчик, всё чин чинарём, в трёх экземплярах, один мистеру Фризону, другой нам, а третьим пусть Командорушка подавится, если будет широко хайло разевать.

Марку всё это понравиться не могло, пришлось сглаживать. Во-первых, напомнил, что ему детей учить и воспитывать, Лёва, что встретил нас в Мадейре с дубиной, старшенький, ещё есть два брата и сестра малявка. Во-вторых, с ним же пока вежливо разговаривают – в живот не пинают, оружие не навели. В-третьих, ко всему вдобавок суммы по контрактам увеличили в полтора раза, значит и его вознаграждение вырастет.

Ну и в-четвёртых, когда Марк слегка дрожащей рукой подписал документы, чтоб совсем его успокоить, сделал заказ на два десятка упрощённых комбинезонов и ботинок, в смысле без обычных эсцесовских вытребенек типа клёпок, тройной подошвы или кожаных нашивок на локтях и коленях. Комбинезоны, правда, немного другого фасона, но никто ж ательеру не обещал, что в океане будет легко? Так что по два луидора за комплект, то есть всего сорок – Марк только с этого заказа может считать себя богатым человеком!

Он, конечно, попытался торговаться, так я на нём проверил одно своё предположение. Ну, не мог он даже с сыновьями столько нашить! Значит, есть кто-то на связи, они же могут стать конкурентами. Вот я и зевнул нагло, пожал плечами и сказал равнодушно. – Ладно, это не к спеху, потом поговорим…

Что тут началось! Походу, конкуренты не просто есть, а подбираются к глотке почтенного ательера, за яйца точно уже ухватились. Совсем не стал его обезжиривать, нам же ещё работать, сошлись на первоначально заявленной мной цене.

Бродягу умилил приготовленный списочек с размерами – в сантиметрах. Ну что поделать, если только такой сантиметр нашёлся в каюте главного французского потерпевшего? А своего отродясь не было, приходилось лично являться к ательеру на примерки.

Под занавес дружеского визита, пользуясь праздничным к нам расположением и отсутствием суровых хозяйственников Зуба и Клыка, за компанию с казачатами накупили у местных тётушек всякой разной домашней вкуснятинки и отбыли восвояси.

Ох, и намахались пиратики вёслами, пока геройский капитан «Подарка» сэр Джон на «Бродяге» дожидался немного занятые нами шлюпки с собственного корабля! Ватажные парни работали весело – победа же общая, и лишний шиллинг на палубе не валяется.

Когда вернулся на «д’Артаньян», на пиратском боевом корабле все занимались нашими сугубо внутренними проблемами, размещали мастеров и мастериц. Мужики интересовались больше производственными вопросами, но бабы, не убоявшись, ни пиратов, ни чёрта морского, устроили локальный ядерный конфликт – обустраивались, будто вечно жить собрались.

Мы слегка растерялись, к счастью вернулись печеньки, это ж нам драться с женщиной неудобно, а им и пол позволяет, и настроение соответствующее. Близняшки рассчитывали притащить с собой Пью и Тони, но те упёрлись в «Бродягу» рогом.

Мы с Плюшем понимающе переглянулись, пусть – препятствия лишь укрепляют чувства, я как глава SC тут же назначил, а Плюшевый, мой заместитель, утвердил их управляющими всем эсцесовским имуществом, что находится вне «д’Артаньяна», как-то: горнами, котлами, шлангами, телескопами, станками для мушкетов, крепежами для станков… ну и много ещё разных позиций.

Судя по нежному отблеску стали в девичьих глазках, за имущество можно не беспокоиться, а у близнецов начинается очень непростой игровой период. Интересно, если выживут и не рехнутся, игра им это зачтёт за системное задание?

Впрочем, это пока неважно, мы ж занимались привычным уже делом – спасением мирного населения от пиратского произвола. Нормально получилось, обошлось без поножовщины, Китти с Кэтти вдохновились перспективами, почти успокоились и разукрасили всего только пару истеричных рож.

В этом деле они нашли неожиданного союзника, месье Филиппа, маэстро кулинарии. Вид эсцесовцев, поедающих ватрушки с «Подарка», смертельно ранил его душу, он лично сам готов был утопить конкуренток.

Близняшки с ним столковались и подошли к нам с проектом выпечки «ещё хлеще и обалденней» по разумным пиратским ценам. Плюш разрешил попробовать, ведь вип-обжиралово пока только в проекте, а простой потребитель вон – уже слюной исходит. К тому ж мы им каждому за вахту уже по шиллингу заторчали.

* * *

Наём ватаг – это для нас временный выход в вопросе нехватки рабочих рук, но и не только – это ж непаханое поле новых возможностей влиять на пиратское общественное мнение.

Взять хоть флаги эти несчастные, ясно же, что они королевские, но пацаны их упорно называют «английскими» или «французскими» – на нашей «д’Артаняне» раньше с лилиями висели. Давно известно, что власть по праву наследования – это глупость, пережиток, тирания! Но это вообще, а конкретно, даже для эсцесовцев это просто, мать её, власть по праву!

Выручает пока игра в пиратов, не мы её начали, не нам и заканчивать, а для нас, как бы ни играть, главное выигрывать. У короля, Командора, у игры этой дурацкой, да хоть у чёрта лысого!

Первый раунд уже за нами – мальчишки признают нашу власть «не по праву», наоборот, всяческому праву вопреки! Остальное дело техники и фантазии, а с этим нам сами мальчишки здорово помогают.

К полуденной кормёжке Филя предложил в дополнение к бесплатным сухарям, овсянке и дистилляту слоёнки по шиллингу за пару с кружкой компота из сухофруктов. Ватажные ребята сложились парами, истратили по половине дневного жалованья и после непродолжительной бессмысленной душевной борьбы тут же расстались и со второй половиной.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»