Quantum EgoТекст

Из серии: Квантум #1
3
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Нет времени читать книгу?
Слушать фрагмент
Quantum Ego
Квантум Эго
− 20%
Купите электронную и аудиокнигу со скидкой 20%
Купить комплект за 428 342,40
Квантум Эго
Квантум Эго
Квантум Эго
Аудиокнига
Читает Пожилой Ксеноморф
199
Синхронизировано с текстом
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

«То ли ходим мы под Богом, то ли все мы вместе Бог».

Андрей Мисин, «Истина».

Quantum Ego

Все события, имена, названия в книге вымышленные, любые совпадения случайны.

Пролог

Эту гадость, как водится, занесло в Россию с «Запада». Не то, чтобы её в России совсем не было, вообще-то, в России она и появилась, однако до Российского общества зараза дошла через задницу, то есть через мировое общественное мнение.

Наноботы и квантовая электроника, явления одного порядка и природы, известны уже давно. Однако если открытие нано-технологии в России так называемым цивилизованным миром расценивалось как последняя дань забитой общими усилиями цивилизации, то ожидать от деградирующей нации квантовых решений мировая общественность была просто не в состоянии.

Никому не показалось странным, что «мультипликационные» «Сармат», «Авангард», «Нептун», внезапно оказались настоящими вопреки прогрессивным воззрениям на устройство мира и места в нём тупиковой ветви homo «человека русского, условно разумного». В мире, верном традициям, так же традиционно никто не поверил в «Русский квантовый блеф». Пафосные заявления Российского руководства о «квантовом прорыве» вызвали в инфосреде девятый вал веселья! Чудеса не случаются дважды, тем более подряд – «просвещенный запад» в санкционной войне уверенно пошёл с последних козырей, Россию отрезали от научного общения, интернета и поставок любых комплектующих, особенно процессоров.

Русские, конечно, что-то должны были припасти на этот пиковый случай, вполне предсказуемо без сбоев продолжил работу этот убогий Рунет, варвары в бессильной злобе пренебрегли всяческими лицензионными соглашениями и на краденном программном обеспечении, контрафактных китайских или контрабандных европейских чипах цифровая Российская экономика продолжила своё угасающее недосуществование.

Редакции ведущих мировых СМИ требовали от своих корреспондентов, сохранивших вопреки ожиданиям аккредитации, ярких жизненных примеров катастрофического падения «русской цифры», а те в ответ уточняли, когда начнут действовать санкции. Уточнения шли с адресов тёмной стороны виртуального пространства прямо на закрытые по всем законам природы светлые серверы США и Европы! Хуже того – русские боты и тролли устроили шабаш и вакханалию, хулиганы игнорировали все блокировки, наплевав на конвенции о защите информации – дикая Россия после введения цифрового пакета санкций злобно отказалась выполнять свои священные обязательства перед свободным человечеством!

Айтишники спецслужб ходили, качаясь от кофейного отравления и недосыпа, с разбитыми об мониторы лбами и загипсованными пальцами, но пресечь поток надругательств над общественной моралью и глумления над ценностями оказались не в силах! Им не хватало вычислительных мощностей! Они не понимали враждебных алгоритмов – те просто не могли работать!

Лучшие IT-умы впали в недельный ступор, прозванный позже «неделей чёрных пятниц» – всю неделю на всех устройствах мира отображался этот день недели. Наконец, настала суббота, когда пробился писк дерзкого молодого программиста из Малайзии с предложением принять за гипотезу истинность угроз Московских сатрапов. Срочно создали группу проверки, та подняла всю информацию по квантовым технологиям, собственно, они и занимались секретными квантовыми разработками, со стороны включили только того самого малайца. Специалисты с кривыми усмешками взялись опровергнуть нелепые домыслы и чуть не убили черномазую сволочь – малаец оказался сука прав!

Появились первые теоретические выкладки и статьи с осторожными оценками тех или иных факторов, и конца им не предвидится, а практический вывод был прост, как правда – просвещённому миру следовало выбросить на помойку все устройства от гаджетов до суперкомпьютеров или попытаться как-то уговорить русских прекратить безобразия. В этот исторический момент у мирового общественного мнения оставалось только доброе слово, из пистолета можно было лишь застрелиться.

Мировые СМИ начали уговоры традиционно – с истерики – получены доказательства русского вмешательства в выборы президента США! Русские фактически сами в этом признались! Ведь они же заявили, что обладают квантовыми технологиями? А с каких пор? Да с такими возможностями они могли подчинить все системы связи, картинку в каждом телевизоре! Тереза Мэй не могла нести такую чушь о «Новичке» и Скрипалях! США не наносили ракетный удар по Сирии! Трампа не существует! Это всё нарисовали кремлёвские тролли!

Короче, представители официальных кругов свободного мира потребовали международного контроля над применением этих технологий, иначе они русским никогда не поверят и дружить не станут, несмотря на острое желание дружить и верить. Желание это существовало всегда, только с большим трудом скрывалось и подавлялось для пользы России, и то не всеми – вон что Стивен Сигал говорит, а он ведь звезда!

Российское руководство в качестве жеста доброй воли временно согласилось выполнять некоторые положения отдельных соглашений в области защиты информационного пространства, в частности, за мат и непристойные изображения на иностранных площадках стали штрафовать так же, как за подобные хулиганства на отечественных. Пользователи во всём мире, наконец, смогли включать свои устройства, не опасаясь назойливых рассылок с новыми версиями нетрадиционного секса лидеров «Запада» друг с другом и другими представителями Земной фауны, а так же оскорбительных для национального достоинства анекдотами.

Россию срочно вернули в формат G8, где уговоры и переговоры продолжаются по сию пору. В формат этот вахтовым методом отправляют тупить помощников министра иностранных дел, на мировых форумах аспекты всей этой ерунды обсуждаются с участием Российских парламентариев и «близких к Кремлю» бизнесменов, причём, переговоры ведутся с полным осознанием, что всё это действительно ерунда. Всем стало ясно, что русские ещё не уничтожили и не собираются уничтожать свободный мир только потому, что им это неинтересно. У них полно своих непонятных проблем, эту ветвь homo всё меньше волнуют мировые вопросы.

* * *

После вынужденного признания в России решили расширить область применения ранее засекреченных технологий, естественно, возникли целые направления, только и занятые поиском новых областей. Среди прочих нетривиальных результатов появилась технология закачки знаний и некоторых навыков, а так же лечения психических расстройств.

Обошлись без виртшлемов и вирткапсул, хватило доступной каждому многоканальной антенны, выполненной в виде обруча. Вход в мир грёз тоже не пришлось изобретать заново, это была традиционная внутривенная инъекция. В состав могли входить, по вкусу потребителя, опиаты или амфитамин, да хоть обычный физраствор, главное это наноботы и подключённое к Рунету устройство.

Наноботы, увлекаемые током крови, быстро оказывались в сосудах мозга, где получали базовую команду с обруча и коммутировали с ближайшими нейронными центрами. При достижении суммарного отклика выше пороговой мощности начиналась процедура синхронизации, первые сеансы длились по нескольку часов, а далее нейронные сети работали по тем же принципам, что и квантовые процессоры серверов, мозг пользователя, таким образом, становился частью многопроцессорной квантовой системы, где уже трудно отличить живые мозги от компьютеров.

Россия сделала шаг в виртуальное пространство. Возможно, это был не шаг, а прорыв или срыв, скорее всего, она туда по своему обыкновению сдуру вляпалась. Наноботы появились на чёрном рынке, а в сети началась свободная выкладка «снов». Их обязательной особенностью являлся легальный слой, доступный всем без всякой дряни в голове, просто фильм с эффектом присутствия, который можно посмотреть посредством быстро ставших привычными цифровых стерео-очков.

Вскоре появились интеракивные «сны», далее российские программисты переписали под новые возможности классические игрушки, начиная со «Сталкера», конечно, в результате получили настоящий, живой цифровой мир, где был задан только базовый сеттинг, в остальном игра менялась, развивалась с подключением каждого нового участника.

Часть 1

Глава 1

Очередным участником однажды стал Максим Грозный, это фамилия у него такая была изначально. Позже он прозывался Рудой, то есть назваться «Кровавым» ему не позволили врождённое неприятие вида крови и наследственная интеллигентская скромность. Максим сам никогда бы Рудой не стал, вырос бы не понять кем. Он с детства падал в обморок при малейшем кровотечении, от высоты у него кружилась голова даже на крыльце, а при виде любых водоёмов, даже декоративных прудиков в городском парке, его била крупная дрожь.

Папка серьёзно отнесся к воспитанию сына – устроил ему настоящую пацанскую жизнь, как сам её понимал. Постоянно лупил сам, чтоб другие не обижали. Чуть не утопил, когда учил плавать, пацан почти разбился, поднимаясь с папой наперегонки на скалу, и по его примеру однажды сам, на слабо и на спор, порезал себе руку… и, конечно, упал в обморок, первый раз… А после школы папуля пинками загнал сынка в медицинский институт.

Папка у него не был простым психом, по-особому умный, других в органах, ещё и на спецэкспертизе не держат, он учил сына главному – думать и понимать. С этим у Максима возникли объективные трудности, он в жизни не верил любой идеологии. Даже считал, что не верить в идеологию – признак интеллигентства.

От папы он узнал о легендарном Советском Союзе, стране великих учёных, инженеров, учителей, врачей и тупого, маразматического руководства. Как относиться к идеологии Советов, когда его же папаня с дружками, надравшись коньяку, или просто походя так над ней измывались? Даже изгалялись – уже к двенадцати годам пацан мог оформить первый том анекдотов про Лёню и набрал достаточно материалу по другим советским темам.

 

В новую эпоху блестящим молодым прогрессивным руководителям попался на редкость тупой, пьяный, инертный народ, то есть в целом мало что изменилось. Папа о народе всегда говорил в превосходных степенях, очень его жалел, и вместе с тем от него же Максим набрал народного же эпоса о «двух евреях, Петьке и Василий Ивановиче», «русском, немце и китайце», былинном «Вовочке» и других выразителях народного отношения к жизни.

Раз услышанное «понять – простить» для маленького Максима стало жизненным кредо, его ведь это тоже касалось, только наоборот – простят, если поймут. Вот чтоб им было легче, самому нужно стать проще, а другие… Слишком многое нужно было понять, а прощать – да пошли они все! Вот так Максим облегчил себе жизнь, упростил понимание.

Папка его с друзьями были нормальными советскими мужиками и забивали ему, что в жизни главное – правда. Максим долго честно пытался понять, как в жизни Родины правда может быть такой далекой от её идеологии? А потом привык, куда б он делся? Но так ничего в жизни не понял, понесло его по направлениям – в игры, компании, приключения. Типа всё изначально понарошку, «мы просто думаем, что думаем», а правды вообще нет.

Парень рос без царя в голове, и, что особенно огорчало отца, голова-то светлая, почти золотая, но с такими сквозняками грош ей цена в базарный день. Старик отчётливо ощущал отчуждение сына, понимал, что теряет парня, и ничего не мог сделать. Он только молчал и сдерживался, когда Максим являлся домой с характерно расширенными зрачками, сбитыми кулаками, со следами помады на одежде… а потом парень и вовсе почти переселился в общагу.

Однажды отец едва ли не на коленях уговорил Макса, смешно сказать, съездить с ним на охоту! Сын ещё не успел стать законченной тварью, увидел, что старику это действительно зачем-то очень нужно, и согласился, даже пообещал временно побыть паинькой.

Охоту придумал папкин друг и сослуживец дядя Серёжа. Его младший брат недавно уволился из вооружённых сил, потребовал у старшего свою долю родительского наследства и «ушёл в отшельники», выстроил в тайге домишко, купил и прокачал старенький «Хантер». Да и чёрт с ним, в конце концов, старший брат тоже подумывал о чём-то подобном на старости лет.

Но младшему лишь слегка за тридцать! Высшее образование и золотые руки – женись, живи и радуйся! Увы, понять его не получалось от слова «никак». С такими же ударенными на голову братишка устроил у себя сад камней, махал дубиной и предавался медитативным, тьфу пакость, практикам! И ведь уже взрослый человек, чтоб заниматься подобным!

Хорошо, хоть не отказывал в гостеприимстве, пусть сам и не употреблял ни грамма. Водил брата с друзьями в тайгу – он знал в этом толк. Только не одобрял бессмысленного убийства, пресекал жадность в зародыше.

Вот и подумалось дяде Серёже, когда отец Максима под коньяк поведал другу о своей беде, что клин клином вышибают, минус на минус даёт плюс, и раз уж обоих нормальным людям не понять, может, они друг с другом о чём-нибудь договорятся? Старик Макса был готов уже душу заложить и сразу ухватился за явно бредовую идею – пусть будет гуру, не один ли чёрт?

Сыну он, конечно, ничего не сказал, да и с братом Серёги особо не поговоришь. Спецов конторы он порой выбешивал отсутствующим видом, полуулыбкой и непрошибаемым ничем спокойствием. Потому они просто «потеряли» Макса, оставив его одного в тайге, что вполне соответствовало папиным принципам.

Тот к дому братца дяди Серёжи вышел только на третий день – на охоту же выехали на джипах. Как его встретил отшельник, о чём они говорили, никто из них вслух не вспоминал. Батя Макса только запомнил внимательный взгляд егеря, когда он заметил отсутствие парня, и просто убило его молчание – он не задал ни единого вопроса! И явно не собирался идти в тайгу кого-то спасать!

Домой Максим пришёл через неделю, собрал вещи, на все вопросы лишь улыбнулся, закинул на плечо рюкзак и ушёл. Старый уже решил, что совсем, но через месяц Макс заявился обратно, как ни в чём не бывало. Так же, как Серёгин братишка, на расспросы никак не реагировал – улыбался, смотрел всегда куда-то мимо.

Появился и положительный момент, старые приятели перестали его интересовать. Парень как-то умудрился даже сдать сессию без вечной продлёнки! Но случилось главное, папка Макса до конца осознал, что потерял его навсегда. Он стал Рудой, главой клана на тот момент из двух человек, себя и Люта.

Как Максим сумел вывихнуть отставному вояке мозги такой ерундой, ни один из них не понял. Наверное, у отшельника просто не было другого способа выдернуть из виртуальной реальности единственного ученика.

Лют с Максом вместе просмотрели чат «Сталкера», выбрали подходящего на первый раз противника. Дрались на полном серьёзе, без нано-коктейля ловить нечего, на подготовку к бою ушли все их деньги. Затраты удачно отбили выигрышем, и с первой трудной победы началась история «Варанги».

Название клана предложил Лют, фанат древнеславянской истории. Он же настоял на лидерстве Руды – ему казалось, что парню это нужнее. Ещё он поставил обязательное условие – все игровые характеристики должны соответствовать реальным. Благодаря квантовому слиянию, тренировки в виртуале давали отличные результаты, оставалось лишь подкреплять занятиями в физическом пространстве.

Таким образом следующим втянули Свояту, он с друзьями приехал к егерю на охоту и… решил, что ну нафиг эту тайгу при таких делах! У Макса как раз начались каникулы, и он не вылезал из логова Люта, а тот, как умел, натаскивал это нестроевое чудо. Гость в тот раз застал их учебный ножевой спарринг и лишь после его окончания из неохотных, скупых пояснений понял, что это учёба была такая.

Естественно, в следующий сталкерский замес они пошли уже втроём. Тогда они впервые встретились с «Чёрными псами», с Чернышом лично и впервые в своей истории здорово отоварились. Тогда-то Руда принял первое командное решение – послал приглосы знакомым по онлайн-схваткам и чату.

Он особенно рассчитывал на одного деятеля и одновременно боялся личной встречи. Уж слишком тот был нестандартным, непредсказуемым – так и рисовался в воображении прыщавый ниспровергатель авторитетов. А нарисовался Неждан – нежданчик!

* * *

Неждан оказался самородком, команда получила его в комплекте, дорабатывать не пришлось, что для него характерно, даже имя сам себе придумал. Причём, паспортный свой ник назвать отказался, и вовсе не из скромности – говорит, что известен-то он широко, но в слишком специфических кругах. О жизни и подготовке рассказывал скупо, всё из него приходилось вытягивать, благо, что в реальных тренировках участвовал с видимым наслаждением, и под это дело удалось его немного разговорить.

– Драться почти не учился, основы и первые сотрясения получил в детской секции бокса, перешёл на дзю-до для общего развития, успел полгода походить. Навыки развивал во дворе…

– Убил кого? – Спросил Лют строго.

– Не, изуродовал слегка, его потом вылечили. Далее совершенствовался в специнтернате для несовершеннолетних правонарушителей. В армии стройбат. Это когда постоянно бьют, и ты кого-нибудь бьёшь…

– А как, вообще, экстремальным способам обучался? – Лют не мытьём, так катаньем вытягивал данные.

– Да ничему я не учился! Господи, как я мечтал о спокойной, устроенной жизни! Даже стремился к ней – женился! Правда, получился экстрим, как малолетка и стройбат вместе взятые. Моя последняя и единственная нелюбимая жена – жадная стерва, лживая шлюха и мстительная тварь! Уже после развода устал от встреч с её новыми, что подкарауливали с кровавой мстёй за бедняжку.

– Так, с драками и бегом по пересечённой местности разобрались. – Подключился Руда. – А другие навыки откуда?

– Оттуда же! – Кривился Неждан. – При жизни, в смысле до развода, самым частоупотребимым её словом было «дай», а на втором месте с небольшим отрывом, конечно, «денег» – и всё-всё будет хорошо. В тюрьму как-то не хотелось, работал, работал и доработался до промышленного альпинизма – тогда там весьма неплохо платили.

– Та-а-ак! – Протянул Лют.

– Ну, профессия только с виду героическая, хотя и требует эмоциональной устойчивости. Начинал на фасадах – штукатурим, белим, красим… Пыльная работёнка, не рекомендую. Но в принципе почти как всякая другая.

– Ага, с психологией понятно, но вот, что ты вытворяешь иногда, психологией объяснить трудно. – Улыбнулся Руда.

– Да везло просто. – Неждан напустил на себя загадочности. – Первый раз мне повезло, когда я вылез на верёвку, не пристегнувшись. Покурил, взялся за трос, спускаюсь, а «рогатка» на карабине промежность щекочет. Я щекотки боюсь, вылетел обратно на крышу ракетой. Ну, ладно, думаю – промухал, с кем не бывает? Хотел курить бросить, да не получилось тогда. Второй – это когда друган, Жека висел на вздыбившейся и поползшей парапетной плите, что прям над моей бестолковкой в четырёх метрах. Я их на одних руках целых три томительных секунды преодолевал. А предпоследний, уже не помню какой по счёту, мы портовый кран красили – ушёл я с фасадов, краны хоть железные, блин.

В целом картина прояснялась, однако соклановцев заинтриговало продолжение про кран, и Неждан как-то в свободную минутку отдыха снизошёл.

– Ну, там как – ноги у крана, то да сё, дальше стрела, а к ней приделан противовес. На том кране ещё и рамка была – две железные прямоугольные трубы, а к ним бочка самого противовеса цеплялась.

– Вот почистил я бочку, перед покраской старую краску счищают, ещё думал – жуть ведь какая! Для нашего удобства стрелу максимально задрали, так балки рамки были под наклоном градусов тридцать, я по ним на заднице сползал, чтоб до бочки добраться – а иначе никак.

– Вот, почистил я бочку и на стрелу полез, думал – отдохну, ага. Стрела на том кране составная – сама стрела и сзади потоньше, но с трапом. А краны все в солидоле – им тросы смазывают, так солидол разлетается. И комбез мой в солидоле, конечно. Не весь, но уже прилично.

– Привязал верёвки к колесу наверху, сбросил, вылез и занялся делом. Но ведь я не один там трудился! В нашей бригаде всегда были новички – они пока не умели работать на верёвках, всё делали «с ног». Вот один такой новатор с трапа задней тонкой части стрелы солидол смывал. «Над моею голово-ой!» Новатор потому, что он поверхность растворителем из брызгалки поливал, а мне вздумалось передохнуть, покурить…

Макс с Лютом иронично переглянулись, Неждан с усмешкой продолжил:

– Спустился быстро, уже хорошо так горя с копотью. Верёвочка моя закончилась как раз на противовесе, на начале рамки. Вот по той самой балке, по которой только вчера на жопе ползал, я бежал… э… довольно уверенно. Добежал до бочки и в море с дурацкой мыслью, – «сигарет же пачку только купил!» Высота метров пятнадцать-двадцать, парни говорили – здорово смотрелся в полёте да с пламенем из… э… сзади! Зато в воду хорошо вошёл, только ботинки было жаль – почти новые, блин, слетели. Нормально искупался, лето в разгаре и вода там всего лишь мутная от угольной пыли – мы у берега гребешка собирали и сырьём лопали.

– Действительно повезло! – Покачал Лют головой.

– Это что! – Неждан вдруг стал очень серьёзным. – По-настоящему мне повезло предпредпоследний раз, загодя – здоровенный такой пароход от стенки оттащили всего за три часа до моего купания, закончили погрузку и убрали от греха. Нельзя ж даже окурок в трюм бросить – угольная пыль чуть ли не взрывоопасна.

– А сейчас что? – Пользуясь его временным расположением, уточнил Лют.

– Бросил всё-таки курить. – Без улыбки пожал плечами Неждан. – Меня товарищ устроил на работу поспокойнее, инструктором по силовым контактам в одну охранную фирмочку. В основном игровые автоматы обслуживаем, недобросовестных должников совестим.

Парни помолчали, переваривая информацию. Как относится к этому несчастному человеку, стало совсем непонятно. Неждан будто угадал их мысли:

– Там мне пока так же крупно не везло, жизнь наладилась, даже стала казаться слегка пресноватой. «Увлёкся» вот игрой в сети, к вам вступил в клан…

Он задорно улыбнулся. – С вами мне, считай, в последний раз повезло!

– Будем считать, что нам всем повезло. – Твёрдо подвёл черту Руда и, даже не подозревая, как потом окажется прав, договорил. – Последний раз.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»