3 книги в месяц за 299 

Колдун и СыскарьТекст

Из серии: Колдун и Сыскарь #1
2
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Колдун и Сыскарь | Евтушенко Алексей Анатольевич
Колдун и Сыскарь | Евтушенко Алексей Анатольевич
Бумажная версия
310 
Подробнее
Колдун и Сыскарь | Евтушенко Алексей Анатольевич
Бумажная версия
420 
Подробнее
Колдун и Сыскарь | Евтушенко Алексей Анатольевич
Бумажная версия
503 
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Моей жене Людмиле,

без которой не появилась бы эта книга,

посвящается



 
Ужасный сон отяготел над нами,
Ужасный, безобразный сон:
В крови до пят, мы бьёмся с мертвецами,
Воскресшими для новых похорон.
 
Фёдор Иванович Тютчев

Пролог

До священной рощи от Верхнего посада, где на самой окраине, за ручьём, обитал Велеслав, было около двух поприщ[1]. С хорошим лишком. Расстояние для человека, счёт зим которого без двух недотягивал до сотни, весьма приличное, но Самовит не беспокоился. Велеслав ходил этой дорогой тысячи раз. И в летний зной, и в зимние морозы, и в осеннюю, а также весеннюю распутицу. А старым волхв был всегда, сколько Самовит его помнил. И всегда Велеславу доставало силы. Для служения Велесу, всякой мужской работы и мужской же утехи. Включая любовную. Самовит точно знал, что вдова бондаря Путаря Любава, проживающая в Нижнем посаде, у реки, к волхву не только за благословением да жизненным советом бегала. Ох, не только. Значит, и на нынешнюю встречу силы у Велеслава найдутся. К тому же он сам позвал Самовита для серьёзного разговора. Да и на дворе – вторая половина травня, последнего месяца весны; дороги подсохли, и погода для прогулки самая подходящая.

Правда, не совсем понятно, зачем, чтобы поговорить, топать аж в священную рощу, но это уже дело Велеслава. Ему лучше знать. Он, Самовит, старому волхву всем обязан. Кровом, пищей, воспитанием. Силой и знанием, что, по сути, одно и то же. Не приюти двадцать два года назад Велеслав сироту-шестилетку, вряд ли бы Самовит стал тем, кем стал – одним из самых известных ведунов во всём княжестве, если не сказать больше. И точно – самым молодым. Что такое двадцать восемь зим для ведуна? Он ведь не дружинный воин, не ремесленник и не землепашец, у которых к этим годам давно и семья, и дети, и жизнь, считай, на две трети прожита. Хороший ведун и волхв обычно к тридцати пяти, а то и к сорока должные знания и силу набирает, никак не раньше. К слову, о семье. Семья Зоряны и сама она на днях, если уже не завтра, должны вернуться из Новгорода. Хватит тянуть, пора засылать сватов. Такого жениха, как он, им нигде не найти, а тех как бы случайных встреч с Зоряной у реки, на торжище и в иных местах и взглядов, которыми они обменивались, ему, ведуну, хватает, чтобы понять – девушка не будет против.

Перед глазами Самовита, словно наяву, выросла ладная фигура Зоряны в длинной – до тонких щиколоток – понёве[2] и вышитой белой рубахе. Ох, соскучился… Больше месяца уж прошло, как виделись в последний раз. А кажется – вечность.

– О Зоряне думаешь? – неожиданно спросил Велеслав.

Вот всегда он так, ничего не скроешь. И без всяких чудес. По малейшим признакам мысли человека угадывает и поступки его наперёд знает. Волхв, одно слово.

– О ней, – признался Самовит. – Должна бы на днях вернуться уже.

– Сватов небось засылать собрался, – кивнул Велеслав. – Что ж, и об этом поговорим.

Они взобрались на пригорок, с которого уже видна была в низине роща – берёзы да осины, клёны с липами, изредка дубы. Большая роща, почти настоящий лес. Пристанище бога Велеса – покровителя лесов, домашнего скота и хозяйства, торговли и ремесленничества, любителя золота и всякой мудрости, вечного противника скорого на суд и расправу грозного Перуна.

Самовит огляделся. На дороге они были одни.

– Так, может, прямо сейчас и начнём? – спросил, не удержался. – Никого вокруг.

Велеслав остановился, глянул на ведуна с сожалением, вздохнул:

– Погубит тебя когда-нибудь торопливость, Самовит. Учись ждать, это одно из наиглавнейших умений ведуна. Мне говорить на ходу трудно. Ты об этом подумал?

Самовит хотел сказать, что в таком случае можно было бы и вовсе дома остаться, но смолчал. Он уже жалел о своей несдержанности.

Роща встретила их прохладой и птичьим пением. Старый волхв и молодой ведун прошли вглубь по малоприметной тропинке и через недолгое время очутились перед неглубоким рвом, окружавшим довольно обширную поляну, посреди которой высилось, вырубленное из дерева, изображение Скотьего бога.

– На капище не пойдем, – сказал Велеслав. – Нечего Велеса тревожить попусту. Здесь, рядышком присядем.

Они уселись на поваленный бурей сосновый ствол. Спиной к поляне, лицом к роще. Велеслав молчал. Молчал и Самовит, памятуя о недавнем замечании.

– Завтра я умру, – в своей обычной манере, без всякого вступления, произнёс волхв.

Самовит покосился на учителя. Вроде не шутит. Да и не замечалось за Велеславом прежде подобных шуток.

– Почему завтра? – спросил он. – Ты так плохо себя чувствуешь?

– Чувствую я себя прекрасно, – усмехнулся в седые усы Велеслав. – Хоть женись. А умру, потому что время моё пришло. И я про это очень хорошо знаю. Примерно как ты про то, что любишь Зоряну.

«А Зоряна-то здесь при чём?» – хотел спросить Самовит, но прикусил язык. Как-то не уживался этот вопрос с тем, что он только что услышал.

– Горевать не надо, – продолжил Велеслав. – Всему своё время приходит. И не об этом тебе надо думать.

– А о чём?

– О том, что с Русью дальше будет. И с тобой тоже. За крещение народа князь Владимир и Добрыня взялись всерьёз. Это уже не предотвратить. Скоро все под новым богом ходить будете.

– Народ не примет… – начал было Самовит.

– Примет, – оборвал его волхв. – Уже принял. Новый бог сильный. И он – один. Единственный. А где бог один, там и народ в конце концов один, и страна одна. Так что, может, и хорошо это. Для народа. Хотя нас, волхвов да ведунов, изведут под корень. Тут и гадать нечего.

– А говоришь – хорошо!

– Когда кому-то хорошо, другим плохо. Так всегда бывает. Но речь сейчас не об этом. О наших знаниях. Их сберечь надо. Священники христианские греческие сделают всё, чтобы от них и следа не осталось. Понимаешь, почему?

– Потому что это наше оружие.

– Верно. И наша сила. А им наша сила не нужна, у них своя имеется. Значит, в первый черёд после моих похорон перепрячешь сундук с пергаментами, что у меня в подполе стоит. Так перепрячешь, чтобы их сам христианский бог не нашёл, не говоря уж о гриднях княжеских или лихих людях. Ты – ведун, придумай, как это сделать. Обещай.

– Обещаю.

– Хорошо, – кивнул Велеслав и, пожевав губами, продолжил: – Теперь о тебе и Зоряне. Особая она девушка, знаешь об этом?

– Догадываюсь, – усмехнулся Самовит. – Обычную я бы вряд ли полюбил.

– Для каждого влюблённого предмет его любви – особый. Я не об этом. Есть такие люди – редкие, избранные, в которых с особой силой душа целого народа проявляется. Зоряна как раз такая и есть. Она своего рода аватара.

– Жартуешь?[3]

– Какие уж тут жарты – помирать завтра. Ты этого не видишь, потому что глаза не туда смотрят. Оно и понятно – молодой, влюблённый. Хотя мог бы и разглядеть при желании. Таланта и умения у тебя хватает. Тебе вообще много дадено. На лету постигаешь то, до чего я годами доходил. Ещё бы терпения побольше и гордыни поменьше – и вовсе цены б не было.

– Мы о Зоряне говорили, – напомнил Самовит.

– Да, о ней. Тут вот в чём загвоздка. Такие, как она, всегда с народом. Всегда. И если народ принял христианского бога, то примет и она. Если уже не приняла.

– Как это – уже? – не понял Самовит.

– А ты думаешь, они в Новгород ездили только затем, чтобы родню навестить да на рынке выгодно мёд продать? – вопросом на вопрос ответил Велеслав и, видя изменившееся лицо ученика, добавил: – Может, я и ошибаюсь. Но рано или поздно Зоряна покрестится, будь уверен. И тогда наступит время для твоего выбора.

– Не бывать этому, – покачал головой Самовит. – Не допущу.

– Ну-ну, – сказал Велеслав. – Моё дело – предупредить. А дальше сам решать будешь, не маленький. Но помни, что аватару просто так не подчинить. Её задача высшая – дхарму восстанавливать. Помнишь, что такое дхарма?

– Помню, читал. И санскрит не забыл ещё. Но восстанавливать дхарму – это и моя задача.

– Вот я и говорю – поменьше бы гордыни… – Старый волхв умолк, поднял голову, ловя прищуренными глазами солнечные лучи, пробивающиеся сквозь молодую листву. – Эх, хорошо-то как. Аж умирать не хочется. Но ничего не поделаешь – надо.

Опираясь на посох, он поднялся.

– Пошли назад. С Велесом я попрощался, тебе всё сказал. Больше мне здесь делать нечего.

Глава 1

Кроссовер играючи взлетел на пригорок. Сыскарь притормозил, свернул на обочину и остановил машину.

 

– Отлить? – с пониманием осведомился Иван.

– И это тоже. Но больше осмотреться.

– Правильно. Осмотреться перед въездом в незнакомый населённый пункт никогда не помешает. А то вдруг там гранатомётчики засели?

– Тьфу на тебя. – Сыскарь отстегнул ремень безопасности и полез из машины. Иван неопределённо хмыкнул и последовал за ним.

Андрей Владимирович Сыскарёв по прозвищу Сыскарь на пару со своим другом Иваном Сергеевичем Лобановым (для старых друзей – Лобаном) владел в городе Москве частным детективным агентством с весёлым и лихим названием «Поймаем.ру». В апреле агентству исполнилось полтора года и ровно год, как оно начало приносить друзьям и напарникам прибыль. А сейчас вовсю цвёл май месяц, и Андрей с Иваном находились в командировке, в двух с половиной сотнях километров от Москвы, на дороге, ведущей в село Кержачи.

Почти вплотную с двух сторон к узкой, в заплатах, асфальтовой двухполоске подступал лес. И не какой-нибудь там европейский, специально и аккуратно высаженный, а русский северный – древний, густой, нескончаемый и своенравный. В таком лесу жителю мегаполиса заблудиться и пропасть – раз плюнуть. Несмотря на все достижения цивилизации вроде мобильной связи, GPRS и прочих «Глонассов».

Друзья вышли из кустов и направились к машине.

– Вот интересно, Сыскарь, ты бы взялся искать человека в таком лесу? – спросил Иван, оглядываясь через плечо. – Ещё два-три шага, и мы бы с тобой точно в болото угодили.

– За деньги я бы взялся искать человека хоть в джунглях Амазонки, – ответил Андрей. – А за соответствующие деньги даже его найти. Искать и находить – наша профессия, если ты забыл.

– Я не забыл. Но лес – не моя стихия.

– Можно подумать, моя. Мы с тобой, кажется, в одном московском дворе росли и в одних горах воевали.

– Горы я тоже не люблю, – сообщил Иван. – Вверх-вниз, вверх-вниз. И с полной выкладкой. Как вспомню, так вздрогну.

– Да уж, – сказал Андрей. – То ли дело в московских пробках нервы с бензином жечь. Благодать!

Он стоял возле машины и вглядывался из-под руки в раскинувшееся впереди под пригорком село. Солнце уже склонялось к закату и било в глаза не хуже прожектора.

– Некуда крестьянину податься, – вздохнул Иван.

Андрей опустил руку, обернулся и внимательно посмотрел на друга.

– Что-то не нравится мне твоё настроение. Вроде не пили вчера, похмелья быть не должно. В чём дело?

– Сам не знаю, – поскрёб хорошо выбритую щёку Иван. – Нормально всё было. Пока мы здесь не остановились.

– Аномальная зона, – быстро оглядевшись по сторонам, сообщил полушёпотом Андрей. – Я тебе разве не говорил? Извини. Местные жители постоянно наблюдают здесь НЛО и угощают зелёных инопланетян самогонкой. Ну и себя не забывают, понятно. И, что характерно, чем больше угощают, тем чаще те появляются.

– Да ну тебя, – махнул рукой Иван. – Могут быть у человека предчувствия?

– Могут, – легко согласился Андрей. – И предчувствия, и предрассудки, и прочие суеверия с гаданиями. Но в первую голову нас с тобой должны интересовать факты, которые мы добываем.

– Потому что за это нам платят деньги! – бодро воскликнул Иван. – Всё правильно, товарищ командир. Поехали. Приношу извинения за временную слабость. Больше не повторится.

Они сели в машину.

– Фигня, Лобан, – нарочито весело сказал Андрей, трогаясь с места. – Не сегодня завтра найдём девушку, вернёмся в Москву и устроим себе выходной. Как насчёт посещения сауны?

– Лучше театр, – с абсолютно серьёзным видом ответил Иван. – Попросим Ирку, пусть купит билеты на что-нибудь хорошее, для души. Она в этом понимает.

Андрей покосился на друга, чтобы определить – не шутит ли? Но не определил.

Потому что в ту же секунду впереди на дорогу выскочил олень. Выскочил и замер, даже не повернув голову в сторону несущегося на него чёрного кроссовера.

– М-мать! – рявкнул Иван.

Андрей впечатал в пол педаль тормоза.

Завизжали колодки. Задымились покрышки. Сдавили грудь ремни безопасности, и побелели костяшки пальцев на руле.

Радиатор машины замер в десяти сантиметрах от оленьего бока. Андрей осторожно втянул ноздрями воздух.

– Ну ты драйвер, – только и сказал Иван.

И тут роскошное животное, всё так же, не поворачивая головы, зашаталось и рухнуло под колёса.


Этот заказ поступил в частное детективное агентство «Поймаем.ру» два дня назад. По словам принявшей его «секретаря на все руки и голову» (как любил выражаться Сыскарь) Ирины Москвитиной, заказчик – бизнесмен Роман Павлюк (мелкооптовая торговля канцелярскими принадлежностями) – был человеком вполне адекватным и даже, что немаловажно, готовым немедленно уплатить требуемый аванс согласно тарифам. В чём Сыскарь и убедился, встретившись с бизнесменом у него в офисе вечером того же дня.

Роман Павлюк – среднего роста полноватый молодой человек лет тридцати с хвостиком – не произвёл на Сыскаря ни малейшего впечатления. Впрочем, Андрей всегда старался дистанцироваться от клиента. Разумеется, лишь в том случае, если профессиональные обязанности не требовали обратного. По рассказу бизнесмена выходило, что от него ушла девушка. Совершенно неожиданно и в совершенно неизвестном направлении.

– Поймите, – в прерывистом голосе Романа улавливалось нешуточное волнение. – Светлана для меня – это не просто так! Я люблю её! И как раз в тот день, когда я собирался сделать ей предложение, она исчезла! Ни записки, ни эсэмэс, ни письма на е-мейл. Ни-че-го. А вдруг с ней что-то случилось?

– И давно она пропала?

– Десять дней назад. Я сначала ждал, мало ли…

– В милицию вы, разумеется, не обращались, – констатировал Сыскарь.

– Разумеется, нет. Разве они могут помочь?

– Иногда могут. Но это в любом случае долго. А вам, как я понимаю, нужно побыстрее.

– Как можно быстрее! Поэтому я вам и позвонил. Мне говорили, что у вашего агентства отличная репутация.

– Правильно говорили. Что ж, для начала меня интересуют её фотографии, паспортные данные, насколько они вам известны, и место работы. Затем родственники, друзья, подруги – где их можно найти или как с ними связаться. Увлечения. Номер мобильного телефона. Электронный адрес. Адрес блога или страницы в социальной сети, если таковые имеются…

На то, чтобы выяснить, что Светлана Олеговна Русская, неполных двадцати пяти лет, учительница истории в одной из московских школ, сирота, не исчезла, а уволилась из школы и уехала, Сыскарю потребовалось полдня (Иван заканчивал другое дело, и пришлось управляться самому). И ещё день, чтобы очертить примерную область поисков.

Выходило, что нужно ехать в командировку. И лучше не одному. Дорога сыщика не всегда скатертью выстлана. Как раз и напарник освободился, и аванс бизнесмена Павлюка на счёт в банке упал. До свиданья, Москва. Увидимся через пару дней. Ириша, ты на связи. Будь умницей, в чём я ни на секунду не сомневаюсь, блюди себя и честь агентства, веди учётную запись, не забывай о личной жизни. Привезем тебе подарок с местным колоритом. Хочешь ведро морошки? Не поспела ещё? Ладно, что-нибудь придумаем. Целую ручки. Пока.

Из Москвы они стартовали рано утром, заданного района достигли к одиннадцати часам, а к девятнадцати тридцати успели объехать три населённых пункта из тех семи, которые Андрей определил как самые перспективные.

Пока результат был нулевым. Местные жители никогда Светлану Русскую в глаза не видели. Или говорили, что не видели. Но это вряд ли. Потому что Сыскарь с Иваном всегда следовали знаменитым «пяти правилам Жеглова» из любимого обоими кинофильма «Место встречи изменить нельзя». К тому же простоватый на вид, с ясными честными глазами Иван и так самым естественным образом располагал к себе незнакомого собеседника, а худой и высокий, с узким хищным лицом, как бы состоящим из одного профиля, Андрей, когда надо, мог быть чертовски обаятельным. Особенно если разговаривал с представительницами слабого пола.

Итак, расположенное прямо по курсу село Кержачи было четвёртым, день плавно переходил в вечер, прямо на дороге перед машиной лежал натуральный олень, и уже было ясно, что одним днём командировка, скорее всего, не ограничится.

Друзья вышли из машины и присели рядом с животным. Олень был жив, дышал часто и мелко, косил на людей испуганным глазом, из рваной раны на шее сочилась и стекала ручейком на асфальт тёмная кровь.

– Кто ж его так, бедолагу… – пробормотал Андрей, поднимая голову и оглядывая лес напротив. – Охотники? Но выстрелов я что-то не слышал. А ты?

– Нет, – сказал Иван. – Но могли стрелять и раньше. И не здесь. А потом он бежал, бежал, пока не выскочил на дорогу. Тут силы и кончились.

– Может, и так… – Андрей склонился над раной. – Но если я хоть что-то понимаю, – а я понимаю, – это не огнестрел.

– И не ножевое. Похоже, клыками разодрали.

– Волки?

– Или медведи.

– Офигеть. Медведи разве на оленей нападают?

– А хрен его знает, – честно признался Иван. – Но мой дядька, заядлый охотник, царство ему небесное, говорил, что голодный медведь кого хочешь задрать может. Он же хищник, хоть и ягоды с мёдом тоже жрёт за милую душу.

– Ясно. Ладно, тащи аптечку. Попробуем божьей твари помочь. Не добивать же, в самом деле. Вдруг выживет?

На то, чтобы обработать, зашить и перевязать рану, а затем оттащить оленя с дороги в кусты на другую сторону, у друзей ушло около получаса. Навыков хватило – служба на Кавказе, а затем в правоохранительных органах многому их научила. В том числе и самостоятельно штопать дырки на теле, когда рядом нет квалифицированного медика. К их радости, животина после оказания ей помощи полежала с минуту, с трудом поднялась и, пошатываясь, убрела в лес.

– Странно, – заметил Иван, когда они возвращались к машине. – За полчаса никто мимо не проехал. Ни в какую сторону.

– Глухомань, – сказал Андрей. – Это тебе не Москва. И даже не Московская область. Расслабься, всё нормально.

Он сел за руль и завёл двигатель. Дизель радостно заурчал, просясь в дорогу. Иван стоял возле открытой двери с левой ногой в салоне и, обернувшись, смотрел в лес.

– Ну, что там ещё? – нетерпеливо осведомился Андрей.

– Ничего. – Иван сел, захлопнул дверь и пристегнул ремень безопасности. – Показалось. Можно ехать.

Занятия в местной школе на сегодня закончились, но она была открыта, и Андрею с Иваном потребовалось не более пяти минут, чтобы отыскать на втором этаже кабинет с табличкой «Завуч Иванова Нина Петровна» и постучать.

– Войдите! – разрешил строгий женский голос.

Они вошли.

Завуч Иванова оказалась полноватой женщиной среднего возраста с неожиданно короткой модной стрижкой. Тёмно-карие глаза за очками в металлической оправе смотрели на визитёров с профессиональным интересом кошки, знающей, что забившейся под кресло мышке деваться некуда. На долю секунды Сыскарь будто перенесся лет эдак на тринадцать-пятнадцать назад, но быстро взял себя в руки. В конце концов, он тоже был профессионалом.

– Здравствуйте, Нина Петровна, – улыбнулся он своей самой обаятельной улыбкой, из арсенала тех, что были предназначены для женщин от сорока до шестидесяти лет включительно. – Меня зовут Андрей Сыскарёв.

– А я Иван, – не отстал от товарища Иван. – Иван Лобанов. Здравствуйте.

– Здравствуйте, молодые люди, – завуч обозначила приветливую улыбку. – Вы из Москвы?

– Ага, – весело согласился Сыскарь. – Из неё, родимой. Как вы догадались?

– Это сразу видно.

– Замечательная проницательность! Нина Петровна, нам очень нужна ваша помощь.

– Слушаю вас. Да вы присаживайтесь, в ногах правды нет.

– Спасибо.

Друзья уселись на предложенные стулья.

– Эх, Нина Петровна, – по-свойски продолжил Сыскарь. – Правды не только в ногах нет. А уж у нас в России даже там, где она есть, найти её бывает очень и очень трудно, можете мне поверить.

– Так вы искатели правды? – на этот раз совершенно открыто улыбнулась завуч. – Как интересно!

– Прямо в точку! – восхитился Сыскарь и повернулся к Ивану: – Ваня, надо нашему агентству рекламный слоган добавить. «Другие ищут правду, мы – находим». А, как тебе? Народ валом повалит. Нина Петровна, с нас шампанское и шоколад за идею.

– Не откажусь, – сказала Нина Петровна. – А что за агентство?

– Сыскное. Частное сыскное агентство «Поймаем.ру». Перед вами, Нина Петровна, два частных, но честных детектива. И нам, как я уже говорил, не обойтись без вашей помощи.

– Что-то случилось? – насторожилась завуч.

– Абсолютно ничего такого, о чем следовало бы беспокоиться, – заверил её Андрей, он продолжал улыбаться, сопровождая свою речь плавными неторопливыми жестами правой руки. – И всё совершенно законно и безопасно. Просто нам нужно увериться, что со Светланой всё в порядке. А то исчезла, понимаешь, никому ни слова не сказала, друзья испереживались все, даже нас, вот, попросили её найти.

 

– Светлана? – приподняла брови Наталья Петровна. – Какая Светлана? Русская?

– Она самая, – казалось, шире и обаятельней улыбнуться уже невозможно, но Сыскарь умудрился. – Она ведь недавно в вашей школе работает, верно?

– А у вас, господа частные сыщики, документы-то соответствующие имеются? – неожиданно спросила завуч.

– В обязательном порядке! – воскликнул Андрей, поднялся, вынул из нагрудного кармана и протянул раскрытым своё удостоверение. – Ваня, предъяви.

Иван сделал то же самое.

Нина Петровна, глядя поверх очков, внимательнейшим образом изучила документы, сверила фотографии с оригиналами и сказала:

– Ну что ж, будем надеяться, что вы не врёте. Впрочем, если и врёте, невелика беда. Светлану у нас любят и в обиду никому не дадут. Так и знайте. Мужики у нас хоть и пьющие, но серьёзные. Если что, шутить не станут. Это я на всякий случай предупреждаю.

– Господь с вами, Нина Петровна! – прижал руки к груди Сыскарь. – Какие обиды? Нам бы только с ней встретиться, поговорить пять минут – и всё. Мы убедимся, что всё хорошо, и тут же уедем.

– Не тут же, – подал голос Иван. – Лично я бы с удовольствием здесь переночевал, а завтра с утра уже поехал. Хоть воздухом чистым подышим. Когда ещё удастся? У вас здесь гостиница есть, Нина Петровна?

– Гостиницы у нас нет, – сказала завуч. – Но это не проблема. Если вы и впрямь те, за кого себя выдаёте, и Светлане никакого вреда от встречи с вами не случится, я, так и быть, дам вам приют на ночь, дорогие мои москвичи. Мы с мужем одни в доме, комната свободная есть.

– Вот спасибо! – обрадовался Андрей. – А то и впрямь в ночь ехать почти три сотни километров… Мы заплатим, сколько нужно, не сомневайтесь.

– С гостей у нас денег не берут, – усмехнулась Нина Петровна и, глядя на смутившихся друзей, добавила: – Не извиняйтесь. Сама жила в Москве, знаю. Но учтите, на встречу со Светланой я с вами пойду. В конце концов, она работает в моей школе.

– Нет проблем. Только не пойдёте, а поедете. С комфортом, у нас машина.

– Это хорошо, – сказала Нина Петровна. – Село у нас не такое уж маленькое, а Светлана на самой околице живёт. Идёмте.

– Может, позвонить ей сначала? – предложил Иван. – А то вдруг дома не окажется?

– Да куда ж она денется? – удивилась Нина Петровна. – Не дома, так в огороде, а не в огороде, так в магазине. Тогда по дороге встретим. А звонить – только деньги зря тратить.

Нина Петровна оказалась права. Светлану они нагнали в нескольких шагах от калитки её дома – девушка явно возвращалась из магазина с пакетом в руке, из которого выглядывал наружу батон хлеба.

Андрей проехал чуть вперёд, обгоняя Светлану, и остановил машину. Они вышли.

– Светлана Олеговна! – позвала завуч. – К вам гости. Из Москвы.

Девушка остановилась возле калитки и опустила пакет на землю, спокойно глядя на безмолвно застывших возле своего чёрного кроссовера Андрея и Ивана.

– Здравствуйте ещё раз, Нина Петровна, – сказала девушка. И улыбнулась.

«Меня как под коленки толкнул кто-то, – рассказывал потом Ивану Андрей. – Хорошо, возле капота стоял – опёрся. А то бы точно упал». – «А я забыл, что нужно дышать, – отвечал Иван. – Стою и не дышу. И, главное, абсолютно этого не замечаю. Только её вижу, и всё. Пока голова не закружилась и в глазах не потемнело, не вдохнул».

– Здравствуйте, Светлана, – первым, как это почти всегда бывало, среагировал Сыскарь. – Меня зовут Андрей, а это мой друг и напарник Иван. У нас к вам маленькое, но очень важное дело. Можно войти?

– Здравствуйте. Вас, наверное, Роман попросил меня найти? Больше вроде некому. Проходите, конечно. Будем чай пить. А может, вы есть хотите? Могу яичницу пожарить. С колбасой.

– Миллион лет не ел яичницу с колбасой, – честно соврал Сыскарь. – Не откажемся. Правда, Вань?

– Э… я… – Иван явно ещё не пришёл в себя.

– Он не откажется, – быстро заверил присутствующих Андрей. – К тому же – и очень кстати – у нас в запасе имеется бутылка отличного коньяка. Настоящего армянского. По рюмочке за знакомство, а? Нина Петровна, вы как?

– И не надейтесь, что откажусь, – твёрдо сказала завуч. – Считайте меня на сегодняшний вечер дуэньей.

И с гордым видом первой вошла в калитку.

Андрей со Светланой рассмеялись и прошли следом. При этом Андрей раньше девушки успел подхватить пакет с продуктами.

Иван тяжело вздохнул и полез в салон за коньяком.

1Поприще – древнерусская мера пройденного пути. В данном случае равно примерно километру. (Здесь и далее примеч. авт.)
2Понёва – древнерусская юбка из шерстяной ткани.
3Жартовать – шутить (украинское, белорусское, польское, древнерусское слово). Жарт – шутка.
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»