Уведомления

Мои книги

0

Третья сила

Текст
Из серии: Игрок #11
7
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Нет времени читать книгу?
Слушать фрагмент
Третья сила
Третья сила
− 20%
Купите электронную и аудиокнигу со скидкой 20%
Купить комплект за 448  358,40 
Третья сила
Третья сила
Аудиокнига
Читает Алевтина Жарова
249 
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

© Лисина Александра

© ИДДК

* * *

Пролог

«Иногда даже Свет может стать подобным Тьме, а Тьма способна принести успокоение. Нужно только правильно встать, чтобы увидеть между ними разницу».

Совет неизвестного

Когда на Степь опустились сумерки, на границе Тихого плато один за другим стали появляться огни – погребальные костры разгорались быстро, охотно, словно специально дожидались наступления темноты.

Возле них угадывалось смутное движение – друзья и родичи, по обычаю, пришли проститься с погибшими. Кажущиеся бесконечными шеренги скорбно молчащих людей беззвучно отдавали последнюю дань тем, кто по воле богов не пережил прошлую ночь. В темноте тускло поблескивали стальные чешуйки на бронях. Пламя причудливыми бликами играло на шлемах, маленькими солнцами отражалось на обнаженном, вскинутом в приветственном жесте оружии и странно мерцало в глубине сотен тысяч глаз, в едином порыве устремленных на небо.

Однако царящее над Степью молчание отнюдь не было гробовым или зловещим. Люди не выглядели подавленными или убитыми горем. Сейчас они просто прощались. Вспоминали голоса ушедших, мысленно видели их спокойные лица. И желали легкого перехода в иную жизнь, при этом совершенно точно зная, что расставание не навечно.

А когда костры прогорели больше чем наполовину, над Степью послышалась странная песнь. Неизвестно кем исполненная. Неизвестно для кого предназначенная. Просто песнь – тихая, размеренная, умеющая проникать в самое сердце. На странном, мало кому известном языке, который, тем не менее, нашел отклик в людских душах. И который многим показался смутно знакомым, потому что каким-то неведомым образом сумел пробудить что-то глубинное, вечное и очень важное.

Услышав эту песнь, маги дружно вздрогнули и с надеждой вскинули головы, словно ожидая еще одного знамения. Следом за ними облегченно вздохнули скароны. Мгновенно успокоились взбудораженные недавним боем оборотни. Недоуменно заозирались мало что понимающие в происходящем рейзеры и орденцы. Казалось, незнакомый голос, тихо провожающий отлетевшие души, лился отовсюду: из воздуха, журчащих в Степи ручьев, из самой земли. Шел сразу со всех сторон, небрежно ероша холки крупных волков на соседнем пригорке, щекоча аккуратные уши таких же крупных рыжих котов и заставляя странно встрепенуться стоящую отдельно ото всех группу воинов в одинаковых черных доспехах с серебристой окантовкой.

Если бы кто-то мог в этот момент заглянуть под плотные черные маски, то наверняка поразился бы теплым улыбкам, промелькнувшим на суровых лицах. Если бы кто-то мог заглянуть в их души, то сильно удивился бы внезапно воцарившемуся там миру. А если бы кто-то мог видеть, что на самом деле происходило над догорающими кострами, то вряд ли сумел бы сдержать громкое восклицание.

Однако этого никто не увидел. И сути действия, скрытого за очищающим пламенем, не сумел понять. Почти никто, кроме вставших плечом к плечу кровных братьев, среди которых было четверо высокопоставленных скаронов, два оборотня, четыре аристократа, один самый настоящий призрак и две незримо присутствующие на церемонии погребения Тени, без которых прощание не получилось бы таким искренним, выразительным и спокойным.

Глава 1

Когда полог оккупированной мной палатки отдернулся, я слабо улыбнулась: ну, наконец-то! Еще немного, и уснула бы прямо тут, так и не поздоровавшись с братиками. Однако они, наконец, вернулись с церемонии, поэтому я бесшумно поднялась с грубовато сколоченного топчана, где терпеливо ждала почти половину оборота, и негромко сказала:

– Привет. Как у вас дела?

– Гайдэ! – вошедший первым Мейр аж споткнулся от неожиданности, а потом просиял и, сорвав с себя шлем, со всех ног кинулся навстречу. – Откуда ты взялась?! Когда вернулась?! Как Лин?!

Я погладила спящего кота, но тот так уютно пригрелся у меня на груди, что, кажется, совсем не собирался просыпаться.

– Как видишь, живой. А вернулись мы недавно. Неужели не слышал?

– Слышал, конечно, – улыбнулся в ответ миррэ. – Просто сперва не поверил, что пела именно ты. Это было очень трогательно.

– Простите, что мы так долго. Честное слово, не думала, что так получится. Сами-то как?

– А ты как думаешь? – настороженно отозвался Бер, подчеркнуто неторопливо разоблачаясь и пока не спеша выражать бурные эмоции по поводу моего возвращения. – Наши, несмотря на то, что события начали развиваться совсем не по плану, перенесли ваши подвиги довольно спокойно. А вот для валлионцев появление второго демона оказалось ОЧЕНЬ неприятным сюрпризом. Когда же дело дошло до богов… знаешь, я никогда не думал, что увижу, как отвисают челюсти у создателей нашего мира.

Я пожала плечами.

– Ничего, переживут.

Бер последовательно отложил в сторонку шлем, оружие, доспех; затем отряхнулся; пригладил трепаные волосы. Наконец, внимательно меня изучил и только тогда задал самый важный вопрос:

– Гайдэ, ты в порядке?

– Насколько это возможно в моем положении.

– Но твоя дейри… – прикусил губу Гор, с тревогой рассматривая пустоту над моей головой. – Ох, Лойн… что стало с твоей дейри?!

– Не волнуйся, это не навсегда.

Ас тяжело вздохнул и быстро подошел, оттеснив неуверенно замявшегося Изумруда.

– У тебя мало сил, – тихо сказал он, осторожно сжав мои плечи. – Ты совсем истощилась.

Я неловко отвела глаза.

– Это был трудный бой, брат. Да и Лин все еще нуждается в моей помощи.

Фантомы посмотрели на исхудавшего, ставшего невероятно уязвимым шейри и помрачнели: Лин действительно выглядел ужасно. Даже Харон не сумел восполнить его резервы до конца, поэтому большую часть времени он проводил в максимально экономном режиме – то есть просто-напросто спал. Однако даже во сне продолжал незаметно тянуть из меня силы, поэтому неудивительно, что братья обеспокоились.

Правда, вопреки ожиданиям, они не возмутились в голос, что я на целые сутки исчезла из лагеря. Изучив мою несчастную, стремительно расходующуюся дейри, Ас только покачал головой:

– Надеюсь, ты знаешь, что делаешь.

– Спасибо, брат, – благодарно прижалась к нему я, стараясь не задеть Лина. – Знаю, что вы волновались, но я не могу его бросить: Лин спас мне жизнь.

– Он спас твою душу, – так же тихо поправил Ас. – А мы не забываем долгов, сестренка. Просто будь осторожна.

– Мы не хотим тебя потерять, – незаметно подошел со спины Бер. – К тому же нам еще предстоит как-то объяснять кланам твои неурядицы с Айдом и Алларом…

Отстранившись от Аса, я, наконец, улыбнулась.

Ну, конечно. После того, как почти миллион человек видело, что я послала их богов в бездну, надо думать, что они захотят услышать какие-то объяснения. Ладно скароны – в их понимании единственным создателем мира был Лойн, в то время как Аллар с Айдом – так, просто мимо проходили. Но Лойна-то я как раз не оскорбляла и не посылала к лешему, как некоторых. К тому же эти необычные люди искренне верят, что я имею право делать все, что угодно, кроме апокалипсиса, поэтому обвинять меня во всех грехах не будут. Возможно, вежливо поинтересуются причинами, а потом так же вежливо кивнут и отойдут в сторонку. Тогда как Валлион… и церковь в лице ал-тара и орденцев, помешанных на вере в свое непогрешимое, великолепное, мудрое, справедливое и белокрылое божество, с которым я так неизящно обошлась… м-да. Думаю, для них прошлая ночь стала шоковой. Начиная с момента появления высшего демона и заканчивая вмешательством в мою судьбу Светоносного. Причем этот шок явно был долгим, упорным, особенно в связи с моей наглостью, наплевательством на мнение божественных особ и, конечно же, зверски разбитой мордой небесного посланника.

Но что поделаешь? Человеку изначально дана свобода воли. Это – непреложное правило, нарушить которое не способны даже всесильные боги. К тому же они сами позволили мне выбирать. А то, что этот выбор стал для кого-то неожиданным – сугубо их личные проблемы. Получите, как говорится, распишитесь. Надо было точнее формулировать мысли. И мне не нужен ни Айд с его нехорошими замашками, ни тем более Аллар с его позицией полного невмешательства. Все ж здесь его мир, Аллара. Его верующие. Его земли, наконец. И то, что он не стукнул палец о палец, когда эти земли готовы были омертветь так же, как Степь недавно, не делало ему чести.

По крайней мере, это мое личное мнение.

Да, возможно, я опять сужу обо всем слишком резко. Возможно, у Аллара были на этот счет свои планы и далеко продуманные ходы. Но становиться пешкой в его игре я не собираюсь. И тем более не собираюсь открыто противостоять Айду после того, как он столько раз меня выручал и вытаскивал из самой настоящей… м-м-м… ямы.

Никогда не верила в то, что мир состоит лишь из черного и белого. Никогда не стремилась раскрашивать его только в два этих цвета, поскольку уже убедилась, что именно полутона придают ему особенный, ни с чем не сравнимый шарм. К тому же я – Ишта. Нейтральная сторона. Я подняла над собой белое знамя Жизни, хотя не гнушаюсь порой и доспехи надеть, неся самую настоящую смерть. Наконец, когда-то я была благородной леди. Но вместе с тем была и Фантомом – наглым, бесцеремонным, обожающим крепкие словечки и не стесняющимся состязаться в искусстве матерщины с насквозь прожженным квартом, вовсе не знающим приличных слов.

Так какой же из меня после этого светоносец? Какая ангелесса с крылышками? Впрочем, на демоницу я тоже не тянула: копытами и рогами еще не обзавелась. Да, шейри у меня есть, и Тени – серьезный аргумент. Однако Лин не в счет – он сам не так давно метался между Айдом и Алларом в поисках душевного равновесия; а что касается братиков, то их я все-таки сумела вернуть к жизни, хотя и с оговорками. И в результате Тенями они теперь считаются лишь номинально. А это значит, что мне еще рано думать о Подземельях. Точно так же, как рано стремиться на Небеса.

 

Пожалуй, я еще похожу по лезвию бритвы, качаясь между Светом и Тьмой, белым и черным, «добром» и «злом», как дурной маятник. В конце концов, говорят же, что только в борьбе можно найти истину, а настоящая жизнь проходит не в истинном Свете и не в абсолютной Тьме, но на их пересечении? То есть в тени? Или, может, правильнее сказать: в Тени? Дескать, душа человеческая – это и есть то поле боя, на котором случаются самые отчаянные схватки между добром и злом…

Впрочем, есть ли они, это абсолютное Добро и совершенное Зло?

Пока что я, если честно, не видела ни того, ни другого, поэтому на данный момент принятое решение кажется самым разумным. И если мое пребывание в этом мире – лишь следствие одной Игры между вечно враждующими богами… если все, что со мной произошло, является результатом их действий, цель которых пока остается неясной… то фиг им. Не буду я поддаваться дурацким правилам. Непредсказуемость – вот мой козырь. И еще большой вопрос, кто из божественной парочки с неограниченными возможностями более гуманен. И гораздо бо́льший вопрос, кто и зачем вообще затеял так называемую Игру, в которой есть всего три, предположительно, равных Игрока и в которой нет ни единой видимой цели, кроме как им – всласть побороться за мою душу, а мне – как-нибудь выжить и избавиться от ощущений, связанных со Знаками.

Подняв глаза на Фантомов и поняв, что слишком долго молчу, я неловко кашлянула.

– Ребят… вообще-то, я никому и ничего не собираюсь объяснять. С кланами вы сами как-нибудь разберетесь. А валлионцы меня не волнуют. После той ночи даже у дражайшего господина Георса нет повода предъявлять претензии: все вопросы были решены, так сказать, на самом высоком уровне. И я теперь – официально нейтральная сторона. Никому не подчиняюсь и ни у кого не прошу милостыни. Для меня одинаково чужды все ваши боги, так что, полагаю, нет никаких оснований считать меня темным магом, а Лина – порождением Айда. Но если господин ал-тар надумает обвинить нас в чернокнижии, то пусть пеняет на себя: у меня нет настроения с ним препираться.

– Что думаешь делать дальше? – напряженно спросил Ван.

– То же, что и планировала: избавиться от Невирона.

– Разве проблема не решена?

– Нет, – криво улыбнулась я. – Дангор проболтался, что, оказывается, не является в местном Аду тем самым главным и могучим гадом, который столько времени строил нам козни. Над ним есть кто-то еще. И этот «кто-то», как вы могли убедиться, обычный человек. Некромант. Очень ловкая и скрытная сволочь, которая еще даже не показывалась на сцене.

– Хочешь сказать, настоящий темный жрец – не его хозяин? – нахмурился Эррей.

– А как же Степь? – недоуменно переглянулись оборотни. – Мы ведь видели…

Я вздохнула.

– Вы видели лишь то, что она ожила. Хотя это вовсе не значит, что у нее появился Хозяин. То, что случилось, я не могу объяснить. Однако касательно жреца Дангор не соврал: он действительно существует.

Бер помотал головой.

– Погоди-погоди… а кого же тогда вы убили?

– Обычного темного мага. Вероятнее всего, бывшего Хозяина Долины, о котором рассказывала Риа. Хотя сам понимаешь, полной уверенности у меня нет. Он ведь даже имени своего не назвал.

– Значит, Степь поднял он? – нахмурился Ас. – Простой темный маг?!

Я хмыкнула.

– Ну, не простой, конечно. Силы-то у него было немало. Но он не самый для нас важный, поэтому-то его и удалось так легко убрать.

– Легко?! – одновременно вскинулись Лок и Мейр.

– Да, – спокойно кивнула я. – За смерть высшего демона мы заплатили ничтожно малую цену, потому что в его силах было призвать из Невирона ВСЕХ спящих там Теней. Он мог уничтожить большую половину войска задолго до того, как подошли наши основные силы. Но он пожадничал. Захотел напиться душами вдоволь. Захапать побольше сил, а там, может, побороться за первое место в адской иерархии. Если бы не это, мне бы вряд ли удалось его убить: Дангор – слишком старый демон. И он слишком много накопил сил. А когда еще к этому поглотил личность хозяина…

Фантомы окончательно помрачнели.

– Значит, нам все равно придется идти через Степь? – обреченно спросил Эррей.

– К Невирону я вас проведу, – тут же отозвалась я.

– Каким образом? – буркнул Родан. – Ты уничтожила амулет Айда. И у тебя нет Знака Аллара, чтобы использовать его против Тварей. А их там, если не забыла, еще мно-о-ого…

– Мне больше не нужен амулет, чтобы подчинить ЭТИХ Тварей. Только у Врат, возможно, появятся трудности, потому что они, как ты знаешь, недавно закрылись… но у меня есть одна любопытная мысль. Только, если позволите, я ее пока придержу.

Ас красивым движением свел брови к переносице.

– Хорошо. Врата остаются на твоей совести. Однако через Степь нам все равно идти почти двое суток.

– С обозами и пехотой – трое, а то и все четверо, – хмуро поправил его Гор.

– А в Степи теперь много расщелин… – задумчиво добавил Бер.

– Расщелины я уберу, – кивнула я. – Но с водой и едой будет действительно туго.

– Вот уж это не проблема. Самая большая сложность в том, что с такой армией нам потребуется широкий проход через Степь.

Я снова кивнула.

– Не волнуйся, я вам даже спокойные ночи могу гарантировать.

– Как? – мрачно посмотрел Дей. – Усыпишь нежить, что ли?

– Что-то вроде, – слабо улыбнулась я, почесывая шейри за ухом. – Теперь им ничего иного не остается, как подчиниться. С того самого мига, как они согласились остаться здесь на МОИХ условиях.

Братья недоверчиво переглянулись.

– Гайдэ, ты что, смогла?..

– Я просто знаю это, несмотря на то, что Иштой Степи я так и не стала.

– Сколько у тебя уйдет на это сил? – задумчиво переспросил Ас, изучающе рассматривая мое отрешенное лицо.

Я пожала плечами.

– Наверное, много: Степь велика…

– И Лин еще не восстановился, – скупо напомнил Гор. – И что после этого будет с тобой в Невироне?

– Я не собираюсь там геройствовать, – фыркнула я. – Так, постою в сторонке и просто понаблюдаю за тем, как вы с победными криками рушите остальные четыре пирамиды.

Гор скептически хмыкнул.

– Кого ты хочешь обмануть, Гайдэ? Когда это ты стояла в сторонке?

– А давайте ее свяжем? – предложил Бер, с каким-то нездоровым интересом покосившись в мою сторону. – Нас больше. Мы сильнее. Схватим все вместе и засунем в мешок, чтобы не делала глупостей?

Я снова фыркнула.

– Еще чего. Если я ослабла, то это вовсе не значит, что у тебя появился шанс привязать меня к запасной лошади. Без моей помощи Степь вам не пройти. Так что придержи свой язычок, братец, и уйми больную фантазию. Не то мне придется выколачивать ее оттуда силой.

– Злая ты, – печально вздохнул Изумруд. – Совсем злая стала.

– Я просто реально смотрю на вещи. А реальность сейчас такова, что мне опять придется вас покинуть.

– Нет! – с поразительной слаженностью воскликнули Фантомы, и я выразительно поморщилась.

– Да я не про Степь! – возмутился моей недогадливостью Бер и встал так, чтобы перекрыть выход из палатки, будто всерьез думал, что я попробую сбежать. – Гайдэ! Куда ты пойдешь в таком виде?! Знаешь, на кого ты похожа?!

– На Тень она похожа, – недовольно буркнул Мейр, не спеша, впрочем, присоединяться к Изумруду. – И вообще, хватит в одиночку делать глупости. Возьми меня с собой. Я тоже хочу поступать по-дурацки и ничего за это не получить.

– Надоело вождем бегать, – понимающе вздохнул Лок, едва не схлопотав от миррэ сочный тумак. – Но я согласен с рыжим и тоже не прочь поразвлечься.

Я, к их немалому удивлению, кивнула.

– Хорошо. Пошли. Только вам придется напрячься, чтобы успеть за Уром.

– За кем? – изумились хварды.

– Разве Ур идет с тобой? – сдержанно удивился Ван.

– Как бы я без него добралась от Фарлиона всего за несколько часов? Пешком, что ли? Утренняя пробежка через полмира ради завтрака на пороге Степи? Что-то вы совсем заработались, парни, раз отказываете мне в простейшей логике. Просто Ур нас в лагерь забросил и опять ушел – у него еще есть дела. А к рассвету вернется, и вот тогда мы пробежимся по Степи, прокладывая удобный маршрут.

– С Уром не так опасно, – вынужденно признал Ас. – Даже вблизи Невирона.

Я лукаво прищурилась.

– А кто-то, помнится, в нем долго сомневался, а?

– Он бегает быстрее Тварей, – неохотно согласился с братом Бер. – Но Мейра все равно возьми. Так будет лучше. А с Локом лучше вдвойне.

Ого. Значит, меня, так сказать, отпускают? И даже скандалить, как обычно, не будут?

– Да, – неохотно признал Ас, встретив мой вопросительный взгляд. – Заставить тебя остаться я не могу. Разве что вариант Бера попробовать… но это не выход, – угрюмо продолжил брат, правильно расценив скептическое выражение на моем лице. – Если б я мог, сам бы пошел – мне на Уре не впервой. Но я не могу – мы чересчур привязаны к кланам. И нам понадобится время, чтобы до вас добраться.

Я, наконец, тепло улыбнулась.

– Спасибо, Ас. Мы будем стараться идти по темноте, когда Твари более активны и точно смогут меня услышать. А вы потом нагоните.

– Как мы узнаем направление? – мгновенно перестал дурачиться Бер.

– Просто, – хмыкнула я. – Завтра с утра увидишь перед собой зеленую дорожку и быстро поймешь, куда идти. Но с обозначенной тропы не сходите – там я вашу безопасность не гарантирую. Предупредите своих, чтобы не рвались исследовать бескрайние дали. Особенно после наступления темноты. Мы все успеем, поверьте. И доберемся до Врат так быстро, как только смогут идти ваши ноги. Только конницу вперед не пускайте – она слишком тяжелая. Пусть в хвосте топают. Последними. Потому что земля, если где и просядет, то только под ними.

Бер усмехнулся.

– Боюсь, королю это не понравится.

– Король свое недовольство может засунуть знаешь куда?

– Знаю. Но ему, пожалуй, лучше об этом не говорить, – хихикнул Изумруд. – Впрочем, может, ты сама ему все объяснишь?

Я скривилась, как от зубной боли.

– Обойдется без объяснений. Валлион был нам необходим, чтобы уравнять численность войск с количеством местной нежити. А раз проблем с ней больше нет и сражаться за каждую пядь земли не нужно, то и надобность в союзе, по большому счету, отпадает. С остатками Тварей скароны и одни управятся. К тому же невиронцы – не воины. Они в большинстве своем вообще не знают, как браться за меч. Маги – одни некроманты. Военных почти нет. А простой народ привык подчиняться сильнейшему: инерция мышления – великая вещь… Конечно, рейзеры с их опытом нам бы пригодились, но тут уж или все, или ничего: без одобрения короля они нам не помощники. Значит, рассчитывать придется только на кланы и оборотней. А все остальное – уже моя забота. Так что передайте его величеству «спасибо» и пожелайте благополучно добраться до Рейданы.

– Но Невирон довольно велик, а Тварей в его лесах осталось немало, – напомнил Эррей. – Да и жрец все еще Хозяин Степи.

– Вот именно поэтому к нему даже не суйтесь.

– Но ты ослабла…

– По пути восстановлюсь, – отмахнулась я. – А Лин скоро придет в себя. Часть резервов мы поправили ему в Хароне. Теперь же он просто экономит силы и спешно добирает то, что еще может. Но об этом, разумеется, помалкивайте. А еще лучше – пустите среди народа слушок, что он находится при смерти. Со мной на пару.

– Зачем? – тут же насторожился Ас.

– Думаешь, среди нас есть предатели? – встрепенулся Гор.

– Ничего не думаю, – сухо отозвалась я. – Но предполагаю самое худшее.

Фантомы дружно помрачнели.

– Печать рядом с Рейданой – очень скверный признак, – тихо добавила я. – Мы знали об этом, но не подозревали, что все настолько плохо. Как оказалось, в Валлионе у нас тоже есть враг. Причем высокопоставленный и очень хорошо осведомленный. Об этом говорит существование Печати. Об этом говорит заговор во главе с та Ворте. Об этом нам напрямую сказал Лоррэй та Ларо. И это буквально вчера подтвердил Дангор: жрец ВСЕГДА в курсе наших планов. Он с самого начала только и делал, что выжидал. Он не суетился, не гонялся за нами и вообще не высовывался. Но не потому, что оказался обескуражен нашими успехами, а потому, что точно знал, к чему стремиться. Он знал даже то, что планировала сделать я. Он почти сумел выиграть эту схватку, и у него бы все получилось, если бы не одно обстоятельство: Лин спутал ему все карты. Он пожертвовал собой, и только это спасло нас от поражения. Именно поэтому я прошу вас держать язык за зубами: у нас осталось очень мало козырей в борьбе с таким сильным противником, и я хочу сохранить их все до последнего.

У Аса забавно округлились глаза.

– Гайдэ! Ты что?..

– Я восстановилась практически полностью, – спокойно кивнула я. – Весь Харон на протяжении последних суток работал только на нас двоих. Вся Долина. Горы. Равнина. Все мои хранители отдавали нам силы. Но после этого мы изменили мою дейри снова. Еще мы изменили дейри Лина так, чтобы ее никто не узнал… и, раз даже вы ничего не заметили, значит, получилось как надо. Я только очень вас прошу: будьте осторожны, парни. На данный момент вы находитесь в гораздо большей опасности, чем я. По чьей вине – точно не знаю и даже гадать не буду, потому что доказательств нет. Но я бы настойчиво посоветовала вам следить за тылами. А еще лучше – поскорее избавиться от балласта. В конце концов, Беон и Хеор в Степи не нужны – их слишком мало и они не так важны для нас, как раньше. Хвардов и миррэ не трогаем – им можно верить безоговорочно. Скароны, благодаря вам, тоже вне подозрений. А вот Валлион… боюсь, в нынешней ситуации нам придется выбирать, кому довериться.

 

– Я тоже предпочел бы обойтись без них, – насупился Мейр. – После того, как они едва тебя не задели… Что ж, раз все ТАК повернулось, то я, пожалуй, останусь здесь. И Лока никуда не пущу: думаю, мы тебе будем только мешать.

Я поощрительно улыбнулась.

– Я постараюсь обернуться побыстрее.

– Но валлионцев просто так отсюда не спровадить, – задумчиво обронил Ас, напряженно размышляя над моими аргументами. – Даже если ты права, то разрывать союз сейчас все равно нельзя. Валлион, независимо от того, кто там останется королем, никуда в ближайшие годы не денется. Поэтому, боюсь, просто послать его в Тень не получится. Надо поступить умнее… тоньше… изящнее. Скажем, разделить силы, оставив одну их часть охранять тылы на случай, если с местными Тварями все-таки возникнут сложности, а вторую двинуть к Невирону. Беон с Хеором на второстепенную роль, по сути, уже согласились, так что мы ничем не заденем их гордость. По поводу хвардов возражений нет. Своих мы тоже контролируем целиком и полностью. Насчет нежити, правда, придется хорошенько все обмозговать, чтобы выглядело достоверно, но, скорее всего, намека на слово Ишты будет достаточно… я еще подумаю, как преподнести эту новость совету. Но Гайдэ в любом случае придется уйти.

Я удивленно кашлянула.

– Ого. Ас, ты становишься настоящим политиком. Думаешь о том, что будет ПОСЛЕ, хотя шансов на благополучный исход у нас, в общем-то, немного. Но мне, в принципе, все равно, как ты заставишь валлионцев остаться на плато. Я соглашусь с любым из вариантов и поддержу любую игру, чтобы все выглядело достоверно.

– А ты уверена в том, что делаешь? – со странным выражением посмотрел на меня Мейр, когда я поднялась с кресла и, прижав покрепче спящего шейри, подхватила перевязь.

– Я уверена только в одном: нам больше нельзя ошибаться. И лучше предполагать самое худшее, чем рискнуть довериться посторонним. А пока мы не уясним, кто и почему стакнулся с жрецом, будет правильнее смолчать и скормить ему «дезу». И вот именно этим вы и займетесь.

– Хорошо, – покорно кивнул Дей, а рядом с ним синхронно вздохнули Эррей и Родан. – Будем изображать вселенскую скорбь и старательно тебя оплакивать. Что нам делать, если предатель раскроется?

Я хищно улыбнулась.

– Пусть этот гад покажется мне на глаза. Я уверена: жрец не останется в стороне. Что бы ни случилось и как бы вы ни старались избавиться от попутчиков, он все равно окажется рядом. Да еще и постарается подобраться поближе. Сечете?

– Ладно, – наконец, неохотно согласился Ас. – Попробуем разделиться. Я даже не стану просить тебя снова активировать Знаки – они забирают слишком много сил. Но учти: если что-то пойдет не так, я тебя найду.

– Если что-то пойдет не так, я первая слиняю из Степи, – заверила я братьев. – Мне еще рано умирать и совсем уж неэтично умирать впереди жреца. К тому же еще не все дела закончены; не все ответы получены; не все морды набиты… нельзя мне пока на тот свет. Веришь?

Ас успокоенно опустил плечи.

– Но я все равно пойду с ней! – вдруг заявила внезапно материализовавшаяся за спиной Гора Тень. – Даже не вздумай отказаться, Гайдэ! Все равно не отвяжешься!

Я хмыкнула.

– Ни минуты в этом не сомневалась. Чтобы ты да не напросился?

– А кто еще за тобой присмотрит, если некоторые стали неспособны даже зады свои оторвать от тронов?!

– Между прочим, это ты нас надоумил, – неприязненно буркнул Гор, передернув плечами от стремительно налетевшего холодка, вызванного призраком. – И это по твоей вине мы так вляпались. Гайдэ, если ты его заберешь хотя бы на сутки, я буду тебе безмерно благодарен.

– Да пускай идет, – отмахнулась я, уже зная, что от упрямого братца-Тени ни в жизнь не отделаюсь. Потом ощутимо пошатнулась от мощного толчка, стерла с куртки свежие снежинки и со странным удовлетворением подумала, что опять обзавелась в голове невидимым постояльцем. Который тем не менее приносит гораздо больше пользы, чем временных неудобств. Так что пускай идет, неугомонный. Вдвоем всяко веселее. Тем более пока еще Лин проснется…

Я мысленно улыбнулась, услышав внутри ехидный смешок.

«Что? Осознала, наконец, свое счастье?»

«Думаешь, я не знаю, зачем ты уговорил брата себя отпустить? И не знаю, что на самом деле тебе просто до ужаса понравилось подглядывать за моими воспоминаниями?»

«Кхм…» – смущенно кашлянул «Гор».

Однако когда я, подтвердив свои самые смелые догадки, уже собралась выйти, занявшись осуществлением планов на ближайшее будущее, то буквально в дверях была неожиданно остановлена знакомым, но очень напряженным голосом:

– Подожди, Гайдэ. Не торопись. Кажется, я могу предложить вам более легкий путь…

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»