3 книги в месяц за 299 

Новая география древности и «исход евреев» из Египта в Европу. Книга IIТекст

Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Новая география древности и «исход евреев» из Египта в Европу. Книга 2 | Саверская Светлана Александровна, Саверский Александр Владимирович
Новая география древности и «исход евреев» из Египта в Европу. Книга 2 | Саверская Светлана Александровна, Саверский Александр Владимирович
Бумажная версия
700 
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Глава 1
Расселение из Африки

Немалое число греческих мифов говорит о существовании на территории Африки белой расы: атлантов и амазонок; с Ливией связаны, соответственно, и многие боги, герои, чудовища: Арес, Афина, Тритон, Геракл, Медуза Горгона и др.

Обратимся к создателям пирамид. Первым строителем пирамид был Имхотеп – великий зодчий и врачеватель, верховный жрец бога Ра времен фараона Джосера (примерно XXVII в. до н. э.). «Пришедший с миром» из некоего другого царства, он принес в Кемет мудрость, был основателем медицины, в связи с чем был впоследствии обожествлен и стал считаться сыном бога Птаха. Замечательно, но отметим, что Имхотеп был иностранцем. Но более всего вызывает вопросы внешний вид Имхотепа.


Традиционно его изображают сидящим с папирусом «юношей». Почему не взрослым мужчиной? Видимо, потому, что изображен вообще не мужчина. Судите сами: это, конечно, девушка, с ярко выраженными половыми признаками: выступающей грудью, девичьими плечами и талией. Девушка, «пришедшая с миром».

Как еще проверить – женщина или мужчина тот или иной персонаж? Например, по имени. Приведем пример: Яххотеп (Аххотеп) – кто это, женщина или мужчина? Женщина-фараон, возглавлявшая кеметское войско в освободительной войне против гиксосов около 1554–1530 гг. до н. э., ее имя очень похоже на имя Имхотеп. В то же время известно несколько фараонов с окончанием на «хотеп», например, Аменхотеп. То есть такая проверка еще больше запутывает. Также трудно доверять стилизованным кеметским изображениям. Хорошо, когда есть хотя бы нестилизованная статуя в полный рост.

Так, примерно через сто лет после Имхотепа в Кемете была построена великая пирамида Хеопса, учеником Имхотепа – зодчим Хеменуи. И в данном случае пол архитектора совсем не вызывает вопросов, если посмотреть на его статую, сделанную, отметим, собственными руками (те. нестилизованную):




По нашей просьбе фотохудожник «одел» эту статую, и получилась вот такая женщина средних лет: с явными молочными железами, несколько обвислой после кормления детей грудью и характерным для рожавшей женщины животом. На голове мы видим то ли короткую стрижку, то ли шапочку. Но в этом нет ничего удивительного – египтяне и египтянки действительно коротко стригли волосы и носили парики, в данном случае просто изображение выполнено очень натурально.



Египетские пирамиды созданы женщинами? Конечно, такая версия менее привлекательна, нежели, например, инопланетная. Но, как мы увидели, она обоснована не только статуями архитекторов, но и древнегреческой мифологией и религиозной преемственностью Кемета от Ливии и Старой Европы. Кроме того, амазонки, согласно мифологии, и были строителями – на захваченных территориях они отстраивали новые города. Матри- или равноправная цивилизация Крита оставила нам высокохудожественное наследие. И если вспомнить времена правления женщин-фараонов, то тоже будет налицо расцвет строительства: так, известное правление Хатшепсут (XV в. до н. э.) ознаменовалось не только небывалым расцветом Кемета, но и масштабным строительством.

Это нас отсылает к мистической цивилизации и соответствующим технологиям строительства. Но надо сказать, что отрицание такой возможности большинством исследователей сужает круг поиска возможных строителей. С другой же стороны, позиционирование преемственности между цивилизациями Старой Европы и северо-африканской ливийско-кеметской, во-первых, позволяет нам проследить развитие человеческой цивилизации, во-вторых, лишает историю очередного фактора случайности и неизвестности.

На фоне отрицания преемственности этот фактор появляется на протяжении истории довольно часто, а Кемет просто является очень ярким примером выдернутого историками фрагмента из динамичного процесса истории: вдруг, ниоткуда, на территории Африки появляется развитая культура, и происходит воздвижение колоссальных построек. Но это не так – со времен культуры Винча и других неолитических европейских культур к моменту создания Кемета прошло более двух тысяч лет. Наука, в частности, «мистическая», и культура не стояли на месте все это время. Сами народы, естественно, расширяли свои территории, и нет ничего удивительного в том, что они достигли Северной Африки – мифология сохранила истории о заселении Африки европейскими амазонками на фоне более раннего пребывания там атлантов. Кемет же, напомним, был «ребенком» той же Ливии.

И если в древности европейцы занимали как минимум северную часть Африки, то, разумеется, необходимо искать ответ на вопрос о том, куда же они мигрировали, и когда это произошло.

Имеющиеся в Африке названия, в частности, сакральные, как то: гора Меру, Ганг или Шамбала, совпадающие с названиями и мифами Индии и Тибета, требуют тщательного исследования на предмет причастности европейцев, проживавших в Африке, к т. н. расселению ариев.

На единство культур Европы и Африки указывает множество совпадений названий. На территории Ливии остались некоторые названия, как, например, горы Сафра (библ.), Фураййигх (корень «иигх»), горы Ra’s Al Mashriyah (Машриах – машиах), Mashbak as Saghir (названия, сохранившие корень «маш»), Urgub Faras (библ. пустыня Фаран), Qulaib al Ma (Ма), Ra’s Al Adam (Адам), Ra’s Al Rumiyah («йах» в окончании), Ra’s Salim (Салим), Ra’s Maryū (Мари), Гариан, Ra’s Yūdrār (корень «юд, иуд»), Jabal Ḩayyūnah («йах» в окончании).

Другие названия северо-запада Африки, аналогичные древнеевропейским вообще и библейским в частности: г. Амазон, там же Дом и Саве, и Савалоу, Дан, Деве, Ниаво (Нево европ.), Манала и Доуме, Аллада (Эллада – ?), Бори, Игбере, Горо, Сафо, Сегу и Сегуе (Сигон – Ветхий Завет), Бала, Багайя (корень «бага», возможно, и более поздний, распространенный, однако, и в Европе), Леба, Алайя (инд.), Моуссайя (Муса), Мороабоугоу (корень «бага, бог»), Кама, Дагари, Фарина, Горелл, Гала (корень «гал», известный нам по Галлии), Галака, Марена, Гори, Софа, Елеме, Ягуин (Yaguine), Даво.

В то же время в Европе есть абсолютные аналоги африканских сакральных названий: так, в Швейцарии находятся горы Мера, Мерра, Мерен, Меренхорн (в Библии звучит гора Мориа), связанные и с африканскими горами Меру и с ливийской Мириной; во Франции, например, Шамбалан и Шамбалон.

Расселение ариев не укладывается в короткий временной промежуток, а потому необходимо рассматривать возможность того, что миграции происходили волнами, в зависимости от вынуждающих факторов.

Мы уже говорили, что наиболее вероятными факторами миграции являются природные катаклизмы. Относительно XXIII–XX вв. до н. э. никаких сведений о природных катастрофах в Африке до нас не дошло, нет их и о периоде очередных «темных веков» Кемета – примерно с XVIII в. до н. э., сопровождающихся заселением гиксосов, а заселение ариев в Индию датируется, начиная с XX в. до н. э., правда, данные весьма ориентировочны.

Но есть информация о XVI в. до н. э. – примерно в его середине в Греции начались землетрясения, сильнейшее датируется 1520 г. до н. э., что, отметим, практически совпадает с датой Девкалионова потопа[1]с разницей в девять лет. Позднее произошло мощное извержение вулкана Санторини, следствием чего стало сильнейшее цунами, фактически смывшее цивилизацию Крита. Но дело в том, что часть африканского побережья Ливии находится непосредственно напротив Крита, и известно, что долгое время пепел вулкана закрывал небо и, конечно, накрывал землю. В течение примерно ста лет на островах Средиземного моря и в прибрежных районах наблюдались природные катаклизмы – землетрясения, извержение вулкана и его последствия, которые, по мнению ряда экспертов, привели к изменению климата в зоне, подвергшейся катаклизму, в частности, и в Северной Африке.

При том что это лишь один из подтвержденных эпизодов природных катастроф древности, он вполне мог стать причиной переселения народов из Ливии и близлежащих районов – частичного переселения жителей из Северной Африки.

В греческой истории амазонки появляются вновь уже в XIV в. до н. э. в связи с Троянской войной, где они выступили на стороне троянцев, и их локализацию определяют уже в связи с современной Турцией. И.Е. Кольцов включает в ареал амазонок Черноморское побережье, Кубань, Поволжье, частично территорию Ирана и участок между Аральским и Каспийским морем.

Реконструируя их путь, мы должны, если хотим быть объективными, допустить мысль о том, что они могли пройти не только через Кемет и Аравию, но и через Гибралтар в Европу просто потому, что этот путь намного ближе, чем выход через не очень дружелюбный Кемет, и, более того, путь в Аравию приближал их к вулкану и его воздействию, а путь через Гибралтар – отдалял.

Сразу же мы нашли подтверждение этой мысли: в списке городов, основанных амазонками, упоминается город Пирена. В мифологии сохранился персонаж Пирена – дочь царя Бебрика из пиренейского племени бебриков, эпоним[2] Пиренеев (Испания-Франция). Учитывая сложности с реальным расположением Малой Азии на картах, можно предположить и ошибку в определении современными историками местонахождения этого основанного амазонками города. Но если это даже и не так, то название это неслучайно, т. к. применялось амазонками, и уже возникает необходимость объяснять это совпадение, доказывая его случайность тем, кто думает, что это случайность.

 

Сохранились данные о существовании в древности амазонок на острове Сардиния, следы их культуры отмечены в Этрурии в довольно поздние времена V–IV вв. до н. э., однако, изображения амазонок связаны с временами Троянской войны. Повсеместно в Западной Европе существовали культы женских богинь, причем вплоть до начала нашей эры и позже. В Испании, как у басков, так и у иберов, вообще долгое время сохранялась и сохраняется матрилинейность, и древнейшие роды носили имена женщин.

«Исход евреев» в Европу

Следует оговориться, что современная история все, что связано с евреями до «исхода», помещает либо в сам Кемет, либо на восток от него, в Аравию. Но надежных доказательств этому так и не найдено.

Тогда предположим, только предположим на мгновение, что евреи жили к западу от Кемета, а не к востоку. И тут возникает множество плодотворных идей, объясняющих доселе необъяснимое.

Версия о том, что «исход евреев» из Египта произошел во времена египетского фараона Эхнатона, осуществившего монотеистическую реформу, как это считается современными историками, нас вполне устраивала – евреи могли получить знания кеметян и их священные предметы и бежать с этими сокровищами. На этом фоне можно было даже проигнорировать название колена жрецов израильских – левиты, – произошедшего от имени основателя, Левия, абсолютно созвучного Ливии, находящейся западнее Кемета, и даже имя одного из сыновей Левия – Мерара с небезызвестным корнем «мер». Можно было бы, но факты – вещь упрямая, и они продиктовали необходимость рассмотрения совершенно иного подхода к вопросу «миграции» евреев из Кемета.

Африка оказалась богатой на сюрпризы: изучая родословия египетских фараонов, мы столкнулись с упоминанием города и мыса Мигдол; название, знакомое и по Ветхому Завету в связи с «исходом евреев» из Кемета, и, возможно, по Новому, как родины Марии Магдалины.

В «Исходе», непосредственно перед выходом евреев из Египта, звучит[3]: «Скажи сынам Израилевым, чтобы они обратились и расположились станом пред Пи-Гахирофом, между Мигдолом и между морем, пред Ваал-Цефоном; напротив его поставьте стан у моря».

Вполне естественно, что библеисты располагают Мигдол восточнее Египта, поскольку предполагается, что впоследствии евреи перешли Красное море. Однако в Торе название моря звучит как «Ям Суф», а предлагаемый его перевод – «море камышей», т. е., строго говоря, ни одно из известных названий морей в «Исходе» не приводится.

При этом название Мигдол фигурирует и в египетской истории. Во времена фараона Мернептаха в 1219 г. до н. э. египтянами было отражено нападение ливийцев в союзе с «народами моря» у мыса Мигдол в Ливии, которое организовал вождь ливийцев Мраиуйа[4], сын Диды. Этот Мернептах, к слову, в попытке собственного возвеличивания присвоил множество древних памятников, уничтожая имена предшественников и рисуя вместо них свое имя, что затрудняет выяснение истинной истории тех времен. Месторасположение мыса не указано, однако, очевидно, что Мигдол в египетской версии расположен западнее Египта, в Ливии. Указано это на стеле Мернептаха, где, как считают историки, упомянута победа над «народами Израиля».

Совпадение? Допустим, но посмотрим далее.

Рамзес II, имея флот в 400 судов, у города Мигдол в Ливии смог разбить флот «народов моря».

Фараон Рамзес III также неоднократно воевал с ливийцами и «народами моря». На одиннадцатом году его правления ливийцы, в основном представители народа Мешауаш (Машашуах), возглавляемые вождем Машаром, напали на египетскую крепость Хачо и осадили ее. Первое, что бросается в глаза, это, конечно, название народа и имя его вождя, созвучное и «моше» и «машиаху», а «исход евреев» возглавлял именно Моисей, Моше. Упоминается, что Машар был захвачен Рамзесом III, но эту информацию проверить нельзя – в древности зачастую правители приписывали себе несуществующие победы, чтобы не терять авторитет среди народа.

Но главное, что нас заинтересовало, это место, где происходили события. Во-первых, в связи с этой войной снова упоминается мыс Мигдол, и снова западнее Кемета, в Ливии. В Военной энциклопедии 1911–1915 гг. указано, что Мигдол, в данном случае город, находился на побережье моря, что также связывает его с понятием мыса: «Кр-сти Дельты б. приведены въ оборонит. состояніе, возведено много укр-ній, а полев. армія заняла позицію у Мигдола, усиленную съ прав. фланга линіей укр-ній, а съ лѣв. – моремъ, на к-ромъ господствовала егип. Флотилія».

Интересна и упоминаемая крепость Хачо, которая расположена в Северной Африке на берегу Гибралтарского пролива, хотя имеются данные о ее переименовании. Гора Хачо, с названием которой связано и название крепости, по одной из версий, являлась южным Геркулесовым столбом.[5]

Соответственно, ни о каком совпадении говорить нельзя – египтяне вели войны с ливийцами и «народами моря» в Западной, а не Восточной Африке.

Вторым Геркулесовым столбом считалась находящаяся неподалеку гора Мусы (Моисея) в Марокко. Есть версия, связывающая эту гору с именем генерала, который руководил мусульманским вторжением в Европу, т. е. будто бы это очень современное название, но мы предположим наличие связи названия этой горы с именем и историей Моисея, поскольку арабская версия ничем не подтверждена, а наша объясняет название горы с высокой степенью достоверности.

Наличие египетской крепости Хачо в таком отдалении от Кемета, фактически на территории ливийских или соседних с ними племен, было для последних своего рода «красной тряпкой», чем и было обосновано нападение. Важно и то, что кеметяне имели крепость так далеко от своих границ, и что они направили туда свое войско.

Египтяне ранее здесь имели колонию. В «Анналах» Тутмоса III в XV в. до н. э. как подвластный египтянам упоминается город Кадеш на реке Оронт. Расположили этот город в Сирии, хотя достаточно очевидно, что речь идет об испанском Кадисе (Кадес, Кадеш, Гадес), одном из древнейших городов Европы. Упоминается Кадеш и позднее, в соглашениях с царем Хатти. Но древняя страна Хатти располагалась не только на территории современной Турции. В молитвах богине Аринны указаны страны Хатти во множественном числе, поэтому привязывать это название только к одной территории некорректно, ведь другие страны Хатти могли располагаться и в других местах. В книге Иисуса Навина упоминается город Кедес на юге Палестины и Кедес в Галилее. В Первой Маккавейской книге Кадис упоминается как находящийся в Галилее город. И это лишь подтверждает нахождение упоминаемого и в египетских документах, и в Библии города Кадиш в Западной Европе, поскольку области Галлия и Галисия располагались во Франции и Испании соответственно.

Очевидно, что кеметяне построили крепость на Гибралтаре с совершенно определенной стратегической целью – контроль над проходом из Африки в Европу, поскольку имеется достаточно доказательств тому, что здесь не было пролива в древности.

Достаточно посмотреть на узкий Гибралтар, чтобы понять: кто контролирует это место, тот контролирует поток людей и грузов. И если Кемет контролировал проход из Африки в Аравию с одной стороны, а с другой – проход из Африки в Европу, то тот, кто не владел кораблем, вообще не мог выйти из Африки или попасть в нее без согласия фараона. Это могло быть естественной причиной постоянных конфликтов, с одной стороны, а с другой – положение Кемета было монопольным, что обеспечивало доходы с путников, а вместе с тем развитие торговли и науки.

К сожалению, в северо-западной части Африки многие географические названия переименованы на арабский лад, но не все. Название Мигдол сохранилось в отношении небольшого населенного пункта Мегдол – Megdol Ouled Dahou в Марокко и небольшой крепости Мигдол в Ливии. В Ливии также есть топоним Мисрата, указывающий на связь с библейским названием Израиля – Мицраим, и, соответственно, на следы нахождения в Ливии библейского племени Моисея. В Либерии, расположенной на западе Африки, до сих пор проживает народ с названием «дан», как называлось одно из колен израилевых.

Сходные с Ваал-Цефоном остались: в Марокко это Сефроу, Ниф ес Сфер, Хад ес Сефиа, Сефон в Кот Дивуар, Эль Ассафия в Алжире. При этом буквы «Ц» и «С» часто были взаимозаменяемы. Сохранившиеся названия указывают как на применение в древности этого названия, так и на его локализацию – они все расположены на северо-западе неподалеку от мыса, на котором находится крепость и гора Хачо, и гора Моше вблизи Гибралтарского пролива.

Вскоре после выхода из Кемета евреи остановились станом в месте Пи-Гахироф. Пи-Гахироф, переводимое с еврейского как «устье пещеры», с египетского переводят как «место травы, тростника», что связывает его с морем тростника – Ям Суф. Понятие «устье пещеры» вполне соответствует по смыслу термину «пролив», и тогда оба перевода, с учетом взаимосвязи с морем, указывают на то, что Пи-Гахироф – это название непосредственно Гибралтарского пролива. Что касается египетского варианта, то достаточно посмотреть на спутниковые снимки морского пространства Гибралтарского пролива, чтобы понять, что «место травы» – это здешнее морское дно за счет, вероятно, специфичных водорослей, заполненное растительностью на протяжении всего пролива.

Применение определения «красное» в отношении моря, которое переходили евреи во время «исхода», по всей видимости, неслучайно. Традиционно считается, что Красное море так названо потому, что в нем есть красные водоросли, однако, они есть не только там – красные водоросли и красные кораллы распространены и в западной части Средиземного моря. Более того, понятие «красного моря» в древних источниках применяется именно к Западу, например, у Гомера:

 
Имя мне – Мент; мой отец – Анхиал многоумный, и этим
Рад я всегда похвалиться; а сам я владыка тафосцев
Веслолюбивых, приехал в своем корабле со своими;
По винно-чермному морю плыву к чужеземцам за медью
В город далекий Темесу, а еду с блестящим железом.[6]
 

«Чермное» в русском языке переводится как «красное», соответственно, читается: «винно-красному морю». Куда плыл этот Мент? Некоторые исследователи пытаются отождествить указанный город Темеса с кипрским Томассосом, другие же, и в этом случае больше оснований, с древнеиталийским городом Темеса (Темпса). В этом же городе погиб спутник Одиссея, Полит. Что ж, вполне возможно, что речь идет именно об Италии, хотя медные залежи все же сосредоточены севернее Темесы, в районе Тосканы.



Конечно, и Испания очень богата медными месторождениями, однако, данных о городе с таким названием у нас нет. Так или иначе, в обоих случаях, будь то Италия или Испания, в прибрежных зонах есть красные водоросли, а у берегов Италии – и красные кораллы. На самом юге Испании есть и красная река Тинто, одно из самых удивительных мест мира:

 

Что немаловажно, она расположена неподалеку от Гибралтара, а это дополнительно указывает на возможность обозначения библейского Красного моря непосредственно на Гибралтаре.

Иосиф Флавий описывает местность, где произошло нападение кеметян: «Настигнув наконец евреев, египтяне построились в боевой порядок и благодаря своей огромной численности стеснили их на небольшом пространстве, что было тем легче, что у египтян было двести тысяч тяжеловооруженных, за которыми следовали шестьсот колесниц и пятьдесят тысяч всадников. И вот они отрезали все пути, по которым, по их расчетам, могли бы бежать евреи, и заключили последних между недоступными скалами и морем. Дело в том, что к самому морю подходит совершенно недоступная, почти отвесная гора, мешающая какому бы то ни было бегству. Таким образом, египтяне замкнули евреев в пространстве между горой и морем и заняли своим лагерем выход отсюда на открытую равнину».[7] Таким образом, Иосиф Флавий практически напрямую указывает на Гибралтар, как место перехода евреев. На Гибралтаре есть реально существующая отвесная скала со стороны Африки, и это, в общем-то, единственное возможное описанное место на побережье Северной Африки. Кроме того, стоит обратить внимание на численность войска кеметян – такое огромное войско указывает на крупномасштабность войны.

Там же Флавий описывает путь из Кемета еще до перехода моря по пустынной местности: «Моисей же преднамеренно повел евреев именно по этому пути, для того чтобы египтяне, если бы вздумали изменить свое решение и захотели бы пуститься в погоню, подверглись заслуженному наказанию за такую гнусность и нарушение данного слова».

Если исходить из того, что евреи ушли на восток, то сначала они должны были двинуться вдоль Красного моря на юг, на территорию современной Эфиопии. Но на всем протяжении побережья современного Красного моря нет ни одной отвесной горы и места, мыса, куда можно было бы «замкнуть» войско Моисея.

И, стало быть, есть основания утверждать, что место, где Моисей с народом расположились станом, было расположено на западе – неподалеку от Гибралтара. А вот, как описывается знаменитый переход через море: «И простер Моисей руку свою на море, и гнал Господь море сильным восточным ветром всю ночь и сделал море сушею, и расступились воды. И пошли сыны Израилевы среди моря по суше: воды же были им стеною по правую и по левую сторону».[8]

Флавий же уточняет, что расступились именно отрезающие выход горы,[9] что дополнительно указывает на Гибралтар и напоминает нам миф о Геракле, раздвинувшем эти горы.

И вот здесь важно сказать о том, что Гибралтарского пролива когда-то не было – суша Европы и Африки была соединена. Ученые считают, что во времена ледникового периода Марокко и Испания имели сухопутное соединение. На то, что около 30 тысяч лет назад это соединение сохранялось, указывают следы пребывания неандертальцев, обнаруженные в пещерах отвесной Гибралтарской скалы со стороны Пиренейского полуострова. Пролив как таковой возник именно во втором тысячелетии до н. э. Но когда точно? Историки и геофизики относят разделение Африки с Иберией (Испанией), соединенных до того перешейком, примерно к XV в. до н. э., т. е. приблизительно в период «исхода евреев».

И похоже, что на момент «исхода евреев» из Египта он не был постоянно заполнен водой. Суша могла появляться только во время отлива, что и позволило Моисею благополучно пройти в Европу. На данный момент вода в проливе постоянно движется: во время прилива воды Атлантики устремляются в Средиземноморье, во время же отлива – в обратном направлении.

Собственно, библейское «расступились воды», по нашему мнению, подразумевало именно отлив. Впрочем, это вряд ли могло подразумевать что-либо иное.

Ширина современного Гибралтара от 14 до 44 км, что при скорости движения даже 3 км/ч позволяет его преодолеть за пять часов, т. е. евреи в любом случае могли успеть за время отлива, если речь идет о полнолунии, например, что предполагает, конечно, наличие проводника, знающего путь, и твердой породы под ногами, например, скал, которые здесь имеются. Поскольку мы говорим о ливийском племени, которое здесь жило, то и проблем с проводником не должно было возникнуть.

Греческая мифология предлагает чуть более позднюю, нежели XV в. до н. э., датировку «затопления» Гибралтара: Геракл по пути в Ливию встретил великана Антея, который охранял подступы к Африке. Геракл победил его, а затем, чтобы избежать погони, уперся руками и ногами в два континента и отодвинул Африку от Европы.

Здесь важны два обстоятельства. Во-первых, в древнегреческих мифах многие герои посещают с той или иной целью Ливию, и получается, что до появления Гибралтарского пролива самым коротким сухопутным путем являлся именно этот перешеек. А это, в свою очередь, позволяет рассматривать не только взаимодействие иберов и ливийцев, но и присоединение «народов моря» к ливийцам благодаря этому пути, т. е. дает возможность рассмотрения совершенно иного, в отличие от принятого, взаимодействия европейских и африканских народов в древности через море.

При наличии соединения Гибралтарского пролива взаимодействие, а возможно, и первоначальное единство народов Африки и Пиренейского полуострова было неизбежным, но сохранилось оно и позднее. Так, по данным Страбона, такое положение вещей было даже на рубеже нашей эры. Он указывает на то, что часть Иберии была в Африке: «Таков характер северных частей страны;[10] напротив, почти вся южная Иберия плодородна, особенно по ту сторону Столпов»[11].

Представляется, что не стоит доказывать аксиому, что ибри и евреи – один и тот же народ, одно и то же слово. В Библии слово «еврей» впервые фигурирует в «Бытие» по отношению к Аврааму: «И пришел один из уцелевших и известил Аврама Еврея»,[12]предлагаемый перевод – «(пришедший) с другой стороны». Что ж, учитывая расположение ибри по обе стороны Гибралтарского пролива, такой перевод вполне обоснован. Прочтение «Б» или «В» является несущественным, т. к. и в еврейском языке, собственно, сохранились оба варианта звучания. Впрочем, так же как и в Испании: арабы называли Иберийский полуостров «Хевер» с непроизносимой «Х» – «Евер», а в латинском названии «Испания» – это «Гиберния». Надо полагать, что и слово «Европа» имеет тот же корень, хотя в древнегреческом варианте это слово, вероятно, превратилось еще в одно: «кабиры» – боги древнего пантеона.

В Северной Африке – в Марокко, Алжире, Тунисе, Ливии – с древних времен проживали «ибри». Жили они и после того, как часть евреев ушла в «землю обетованную».

Легенд о том, как и когда они, евреи, туда попали, несколько: утверждается, что это часть племен, избежавших вавилонского плена, другая версия относится к более поздним временам – о том, что это евреи, бежавшие из Испании от преследований инквизиции. Но посмотрите, к примеру, где был побит камнями апостол Христа Иаков Алфеев, и побит не кем-нибудь, а иудеями – в Мармарике. Мармарика же располагалась на северо-западе Африки.[13]

Позже, во время правления императора Траяна, была Вторая Иудейская война. Где? В первую очередь в Мармарике, т. е. Ливии. Согласно Евсевию Кесарийскому, царем иудеев, возглавлявшим эту войну, был некий Лука. Войска иудеев, по данным древних историков, уничтожили огромное число проживавших на севере Африки греков: Дион Кассий называет цифру 240 000 греков. Стало быть, и армия евреев должна была быть многочисленной – ливийская, напомним, армия.

Предания о смерти Иакова, так же как и данные о Второй Иудейской войне, подтверждают расположение там в I–II вв. н. э. иудеев.

При этом родственны эти африканские евреи т. н. сефардам – испанским евреям, время появления которых в Испании неизвестно. Но, в какой бы период ни появились эти евреи в Африке, учитывая также их наличие на Пиренейском полуострове и возможность перехода или переплывания Гибралтарского пролива, сам этот факт подтверждает связь между евреями Испании и Африки.

Во-вторых, важен вопрос датировки. Если ориентироваться на миф о Геракле, то получится, что разделение континентов произошло незадолго, в пределах 20–40 лет, до Троянской войны, поскольку Геракл жил в этот период. Троянская война, увы, точно не датирована, так же как и время правления фараонов Рамзеса III и Мернептаха. Однако, при всей приблизительности датировок, понятно, что эти события разделены не сотнями, а только лишь десятками лет, причем все три события: появление пролива, Троянская война и «исход» ливийцев-евреев после войны с Кеметом – произошли в конце XIII – начале XII в. до н. э. Примерно такая датировка, 1209 г. до н. э., указана в Паросской хронике – мраморной таблице, найденной на острове Парос и датируемой III в. до н. э.; Эратосфен датирует Троянскую войну 1184 г. до н. э.

Океанолог, доктор геолого-минералогических наук и известный автор-песенник Александр Городницкий также связывает появление Гибралтарского пролива (как следствие извержения вулкана) и «исход евреев» из Египта, правда, не указывая место исхода. Любое такого рода крупномасштабное событие должно иметь прототип в реальности: так же, как сам исход является указанием на войну, так и факт гибели египетских войск, преследующих евреев, должен указывать на сложности прохождения пролива. Датировку Городницкий связывает с извержением вулкана Санторин, т. е. примерно с 1450 г. до н. э. Что ж, здесь противоречия нет – сам пролив как таковой мог появиться и ранее, но видоизменялся он не одну сотню лет.

Профессор геофизики Стэнфордского университета Амос Нура высказал мнение о том, что целая серия землетрясений в зоне Средиземноморья, продолжавшихся в течение пятидесяти лет в 1200-х гг. до н. э., привела к затоплению Трои, Иерихона и почти 50 других городов-государств, процветавших в конце бронзового века. То есть затопление произошло во время или после Троянской войны. Учитывая же мифы о Геракле, с одной стороны, наиболее предпочтительным представляется первый вариант, с другой стороны – эти землетрясения в тот же период, вероятнее всего, взаимосвязаны с появлением Гибралтарского пролива.

Судя по некоторым данным, Гибралтарский пролив, если он возник в результате некоей природной катастрофы, не был изначально таким, каким мы знаем его сегодня – вполне возможно, что его глубина и протяженность изменялись со временем после разделения континентов. Ведь каждое новое мощное землетрясение или извержение вулкана могло приводить к повышению уровня моря, и, соответственно, увеличению глубины пролива. Так, в результате землетрясения в 365 г. н. э. на острове Крит силой 8,5 баллов уровень моря поднялся на 25 футов.

1Всемирный потоп, по версии греков.
2Бог, герой или человек, в честь которого назван географический объект.
3Исход, 14, 2.
4В чьем имени явно недостает гласной, при включении которой мы бы прочитали Мараиуйа, или просто Мария.
5В античности – название высот, разделяющих или обрамляющих Гибралтарский пролив.
6Илиада, VI, 180–185.
7Иосиф Флавий, Иудейские древности. Книга 2, гл. 15.
8Исход, 14, 21–22.
9Иосиф Флавий, Иудейские древности. Книга 2, гл. 16.
10Иберии.
11Страбон, География. Книга 3.
12Бытие, 14, 13.
13Клавдий Птолемей, География. Книга IV. Глава 5.
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»