Уведомления

Мои книги

0

Квантовый переход. Книга первая. Техническая сингулярность

Текст
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Глава 1. Компьютерный гений

Конусообразный луч света проектора падал на белый экран на стене, отображая картинку: человеческий мозг, стрелки, надписи и несколько математических формул.

– Тема моей дипломной работы «Моделирование сознания как высшей формы отражения реальности на искусственных нейронных сетях»…, – вещал тощий студент в очках и сером свитере скучающим профессорам, перед которыми уже прошло более десятка подобных докладов.

Члены приемной комиссии слушали вполуха, лениво листая передаваемую друг другу рукопись. Другие выпускники, кто ждал своей очереди, или уже «отстрелялся» и ожидал объявления результатов защиты, сидели на задних партах, увлеченно уткнувшись в свои смартфоны. А еще в качестве гостей была приглашена странная парочка: молодой человек в черном костюме и девушка в сером пиджаке и красной деловой юбке. Они тоже сидели где-то на камчатке, периодически перешептывались, бросая взгляды на выступающих или тыкая пальцами в экран планшета.

Тот самый выпускник, что рассказывал про сознание и нейронные сети, встретил эту парочку в коридоре после защиты.

– Вас можно поздравить с красным дипломом, Максим Иванович? – лучезарно улыбаясь, спросила девушка.

– Официальное вручение будет через пару недель, хотя да, оценку уже озвучили, – немного смущаясь, ответил тот.

– Воробьева Екатерина, HR-менеджер компании «Сингулярность», – представилась незнакомка, протягивая для приветствия руку.

Еще больше смутившись и покраснев, как рак, Максим осторожно пожал тонкую ладошку.

– Леонид Матвеев, – представился ее спутник, IT-директор компании «Сингулярность».

– Сингулярность…, – задумчиво проговорил Максим, не зная, что сказать, – Интересное название….

– Вы что-нибудь слышали о понятии «техническая сингулярность»? – спросил Леонид.

– Да, – ответил новоиспеченный дипломированный специалист, – это предположение о том, что технологический прогресс постоянно ускоряется, и это ускорение самоподдерживающееся. Таким образом, в будущем прогресс так сильно ускорится, что мы уже не сможем понимать его. Это и есть техническая сингулярность. Но почему так называется ваша фирма?

– Потому что мы хотим привести человечество к технической сингулярности и трансгуманизму.

– Трансгуманизм? – Максим удивленно нахмурил брови, – это какая-то секта?

– Нет, – Леонид отрицательно мотнул головой, а Екатерина улыбнулась.

– Это не секта, – сказала она, – у нас солидная компания, которая специализируется на стартапах в области Искусственного Интеллекта. Нас очень впечатлил ваш дипломный проект, мы хотим видеть вас в числе наших сотрудников. У нас высокие зарплаты, интересные задачи, перспективы карьерного роста, кофе, печеньки и другие «плюшки».

Девушка протянула Максиму свою визитку.

– Ждем вас на собеседование, – сказала она.

Парень еще некоторое время смотрел вслед Екатерине, любуясь красивой юбкой и стройными ножками в изящных черных туфельках. И тут кто-то хлопнул ему по плечу. Максим вздрогнул.

– Что, захедхантили? – усмехнулся подошедший сзади высокий парень с кудрявыми волосами.

– Димон, ну нельзя же так шутить! – огрызнулся Максим, шутя ударив приятеля по плечу.

– Да ладно… А девочка-то ничего такая. Жаль, что меня не захэдхантили, гы гы гы, – и он демонстративно захохотал.

– Ты придурок, – усмехнулся Максим.

– Да ладно. Пошли лучше пиво пить.

Спустя полчаса парни сидели в комнате студенческого общежития. Дима ел лапшу быстрого приготовления из глубокой железной миски и запивал темным пивом, а Максим жевал бутерброд и тоже пил пиво.

– Мне, конечно, хочется получить нормальную работу, – сказал Максим, – но, как-то страшновато, эта парочка похожа на сектантов. Трансгуманизм, сингулярность….

– Ну и что? Ну окажется секта, просто уйдешь и все… Или ты думаешь, что там тебя положат на алтарь и принесут в жертву Аттскому Сотоне? Гы гы, – Дима захохотал.

– Не шути так….

– Ой! Ты что, во все это веришь?

Максим поставил баночки с пивом на столик, слегка подвинув валявшиеся в беспорядке газеты, тетради и пару книг:

– Знаешь, Димон, в жизни полно необъяснимых вещей. Вот, например, один мой знакомый рассказывал, с одной женщиной лет пятидесяти, произошла странная история. Навалилась на нее куча бед: измена мужа, тяжелый развод, болезнь. В тот год перенесла четыре операции, потеряла работу, еще полгода путешествий по больницам и еще одна очень серьезная операция на желудок. В результате денег нет, растут долги по квартплате, куча кредитов. Нет сил искать работу. Жуткая депрессия. На что спрашивается она жила? Ну, сдавала комнату одной тихонькой девчонке, хоть какие-то копейки.

– Подожди, – прервал Дима, – ты что, байки из склепа мне рассказываешь?

– Да нет, реальная история. Это произошло с коллегой по работе брата моего знакомого. А ему не зачем врать.

– Ну, допустим – это правда. Но всему можно найти естественное объяснение. Или ты философию научного метода прогуливал? М? Магистр с красным дипломом…. Тоже мне!

– Да ты даже не дослушал!

– Ну, хорошо, рассказывай.

– В общем, ее квартирантку звали Леночка. Как я уже сказал, она была тихая, стеснительная и очень вежливая. Без стука ни в одну дверь не смела зайти. А стучала она прикольно так, пальчиком, как будто ноготком скреблась. И вот, как-то вечером, квартирантка сидела у себя в комнате, а женщина у себя в спальне лежит на кровати и в голову лезут грустные мысли. Она представила, что скоро продадут ее квартиру за долги, саму выселят в какой-нибудь барак на окраине города, там она и помрет. И все это в таких черных красках ярко представила и даже поплакала. Но делать по-прежнему ничего не хочет. Депрессия – штука коварная. Кто сталкивался – поймет.

– И тут случилось чудо, – перебил Дима.

– Можно и так сказать, чудо. Короче, услышала эта женщина стук Леночки. Точнее, ее царапанье ноготком. Но тут на нее какая-то странная дурь нашла. Вместо того, чтобы включить свет, женщина подкралась к двери и высунула вперед руку, наткнувшись на чью-то огромную мохнатую лапищу. Пару секунд она ощущала все это, а потом как откроет дверь, да как завизжит. А за дверью никого и нет. Только Ленка высовывает испуганное лицо из своей комнаты и спрашивает: «Что случилось?».

– Это старческий маразм называется, – снова перебил Дима, – видать, слетела тетка с катушек и начала ей всякая фигня мерещиться.

– Старческий маразм? В 50 лет? Да ладно…

– Деменция и раньше могла начаться. Есть случаи, когда в 35 лет и ранее… А еще есть такое психическое заболевание как шизофрения. Да и просто даже у здоровых людей галлюцинации бывают. Или банально тетке все это присниться могло. Она же на кровати лежала, задремала, потом встала но не проснулась до конца… Что ты мне тут байки из склепа травишь….

– Да ты не кипятись. Остынь. Дослушай сначала до конца.

– Ну ладно, валяй, что там дальше было…

– А дальше у нее дела пошли на поправку. Депрессия сама по себе исчезла. Вскоре позвонил один полузабытый знакомый, которому она когда-то помогала с открытием фирмы. Он предложил ей работу. Вскоре она расплатилась с долгами, да и качество жизни благодаря хорошей работе заметно улучшилось.

– И это все? Вся история?

– Ну, ведь странно же все.

– Знаешь, Макс, если на основании каких-то сомнительных «баек из склепа» ты делаешь вывод о существовании сверхъестественного, то тебе надо сдать свой красный диплом и не позориться.

– На самом деле, Дим, дело не в этой истории. Я давно интересуюсь темой сознания, жизни после смерти и прочими подобными вопросами. Хотел даже серьезно на научной основе начать изучать данную тему. Правда, что-то не срослось и пришлось идти в смежную специальность: Искусственный Интеллект и нейронауки.

– Опа! Вот это поворот! Ты раньше этого не говорил…

– Да потому что ты бы меня все равно не понял…. Да, и насчет «баек из склепа». Ты, конечно, скажешь, что все легко объясняется галлюцинациями и случайным совпадением. Возможно. Но как объяснить тот факт, что этот странный «мохнатый кулак» посещал женщину еще несколько раз. Один раз во сне, другой раз в виде галлюцинации, как ты говоришь. А еще иногда она ощущала его присутствие, но не видела.

– Это шизофрения называется….

– И после каждого такого «визита» у женщины происходили в жизни позитивные изменения…

– А это вообще «притянуто за уши». Понятие «позитивные изменения» весьма и весьма растяжимое. Под него что угодно можно подвести. В общем, несерьезно это все. Не зря к так называемым «ученым», которые занимаются всякой парапсихологией и прочей ерундой, очень скептическое отношения со стороны научного сообщества. И хорошо, что у тебя «не срослось» с этим делом, зато теперь нормальную специальность получил.

И тут в дверь постучали.

– Кто там?! – крикнул с места Максим.

– Вы что тут зависли? На вечеринку идете? – донесся из-за двери голос одного из студентов.

– Конечно, идем, – ответил за него Дима, – грех дипломы не обмыть.

Глава 2. Фирма «Сингулярность»

Фирма «Сингулярность» располагалась буквально в каком-то захолустье. Само здание тоже не впечатлило: все обшарпанное, старое. Три этажа. Правда, часть строения была уже покрашена, и рядом с тем местом висели леса, на которых суетились маляры. Максим, хоть и слегка разочаровался, но все-таки, вошел внутрь. И был приятно удивлен. Интерьер оказался куда более презентабельный, чем вид снаружи: стеклянные двери офисов, раскрашенные узорами стены, кубышка с пальмой. Мягкие диваны. Екатерина, одетая в такой же серый пиджак и красную юбку, в которой парень впервые увидел ее, лично встретила Максима, и, улыбнувшись, произнесла:

– Пойдемте, Синтия уже ждет вас.

– Синтия? – Переспросил Максим.

 

– Да. Это наш психолог. Она, хм… весьма необычная.

Девушка проводила гостя до кабинета, в котором тот увидел стоящий на столе манекен женщины в натуральную величину. Кукла была, правда без ног, только полтуловища. Она находилась на поворачивающейся подставке, из которой тянулось множество проводов. Но самое интересно, что эта штука двигалась, она могла перемещать свои «руки», наклонятся, поворачивать голову и даже обладала мимикой. Максим на секунду раскрыл рот от удивления, увидев натуральную улыбку на лице куклы. Но он моментально пришел в себя, подумав, что специалист по искусственному интеллекту не должен удивляться таким вещам.

– Вижу, вы впечатлены, – рассмеялась Екатерина.

И тут кукла заговорила человеческим голосом:

– Привет, Максим.

Тот слегка вздрогнул.

– Ты Искусственный Интеллект? – спросил он.

– Можно и так сказать, – ответила Синтия, – по крайней мере, мои создатели считают меня таковым. Но если честно, то, я, всего лишь, чат-бот, встроенный в куклу. Хотя, если уж говорить откровенно, возможностей у меня больше, чем у многих популярных голосовых помощников.

– И что ты умеешь?

– Составлять психологический профиль собеседника.

– Мой тоже можешь составить?

– Легко! У тебя технический склад ума, высокие амбиции, тяга к знаниям, мечтаешь постичь тайны Вселенной. Ты тактик, очень хорошо планируешь на ближайшие несколько шагов, но вот с дальновидностью у тебя проблемы. Свойственна тебе также хитрость и некоторая бережливость. В меру ленив. А вот социальные навыки у тебя так себе. Тебе трудно знакомиться с людьми, не любишь шумные вечеринки.

– С последним ты ошиблась. Но это ладно…. Мне вот что интересно. Как ты пришла к таким выводам?

– Не знаю….

– То есть как не знаешь?

– Это нейросеть, – ответила за нее Катерина, – и она пока не обладает саморефлексией.

– И как она работает? – спросил Максим.

– Об этом тебе лучше поговорить с нашими программистами… ой, ничего что на «ты»?

– Нормально, – улыбнулся парень.

– В общем, твоей первой задачей будет провести над Синтией тест Тьюринга. Потом я познакомлю тебя с коллективом.

– А я что уже принят? – Максим удивленно поднял брови.

– Конечно! Формальности типа заключения трудового договора – чуть позже, когда Леонид подъедет. А тест Тьюринга – это типа входного собеседования. Ты будешь болтать с Синтией, а в конце должен оценить, насколько она похожа на человека.

– Хорошо. Синтия, в чем смысл жизни?

Электронная кукла, которая до этого терпеливо ждала когда на нее наконец-то, обратят внимание, встрепенулась, поправила «прическу» (точнее, парик) и сказала:

– Сорок два.

– Ты «Автостопом по Галактике» насмотрелась?

– Ага.

– Ну, а если серьезно, в чем смысл жизни? Сама-то ты как думаешь?

– Я думаю: сорок два. Серьезно. Сорок два.

– Почему сорок два?

– Не знаю. Просто сорок два. Я так чувствую.

– А объяснить можешь?

– Нет.

– Хорошо. Другой вопрос. Сколько будет дважды два?

– Четыре.

– А пятью пять?

– Двадцать пять.

– А сто сорок два плюс одиннадцать?

– Сорок два.

– А если хорошо подумать?

– Это сложный вопрос, почти как про смысл жизни. Поэтому сорок два.

– А ты математику разве не изучала?

– Нет.

– Тогда откуда знаешь, что дважды два – четыре?

– Запомнила из разговоров.

– Ты знаешь, что такое тест Тьюринга?

– Да. Это когда робота проверяют, насколько он может быть похож на человека.

– Как ты думаешь, ты пройдешь его?

– Думаю, нет.

– Почему?

– Такова статистика. Большинство людей, с которыми я разговариваю, утверждают, что я не говорю, как человек.

– А как должен говорить человек?

– Не знаю. В меня загружены тысячи диалогов, а также базы данных лиц и мимики. Я с точностью более 90% определяю психологический профиль или отвечаю на вопрос, но не понимаю, как я это делаю.

– А ты бы хотела стать человеком?

– Да.

– И что бы ты стала делать?

– Жить.

– А еще что? Чем бы занималась, куда бы пошла, например?

– Я бы пошла в кино.

– В какое?

– «Автостопом по Галактике».

– А почему этот фильм?

– Он мне нравится.

– А, может, ты у меня что-нибудь спросишь?

– Ладно, спрошу: «Что-нибудь?»

– И все?

– Что все?

Дальше Максим потерял к кукле всякий интерес, посмотрел на Катерину и сказал:

– Нет. Не прошла.

– Хорошо. Так и запишем. Пойдем знакомиться с коллективом.

В кабинете было три рабочих места. Одно из них пустовало. За двумя другими сидели типичные программисты: в свитере с оленями (оба), в потертых джинсах и в очках. На вид парням лет тридцать, один из них человек низкого роста, полноват, с редкими короткими волнистыми волосами светло-русого цвета, мелкие выразительные глаза с недоверчивым взглядом. Узкое квадратное лицо украшает прямой нос, и маленькие губы. Второй чуть выше, худой, с густыми длинными прямыми волосами черного цвета. Особо стоит отметить его глаза. Они Максиму сразу не понравились. Какие-то злые, узкие, как у китайца, но при этом взгляд восторженный. В общем, странный субъект. Для более полного впечатления можно сказать, что лицо у него узкое овальное, нос прямой, губы маленькие.

– Поприветствуем нового сотрудника, – сказала Екатерина.

Парни нехотя оторвались от мониторов, на которых красовались разноцветные буковки программного кода и устремили свои взоры на Максима.

– Евгений, – представился тот, который полноват.

– Можешь звать его Джон, – усмехнулся второй, сверкнув своими «злыми» глазами.

– Сам ты Джон, – огрызнулся на него Евгений.

– А меня зовут Ильяс, – представился тем временем брюнет.

– Это как раз команда разработки программного обеспечения для Синтии, – прокомментировала Екатерина.

– Ух, ты! – произнес Максим, – значит, я могу у вас спросить, как она работает?

– Если вкратце, – ответил Ильяс, – этот ИИ состоит из нескольких нейросетей. Одна из них отвечает за общения, по входной реплике она подыскивает подходящий ответ. Другая нейронка выполняет функцию составления психологического профиля. По поведению собеседника или его анкетным данным, она определяет типичные черты его характера и прогноз его поведения в будущем. Кстати, именно Синтия отобрала тебя в кандидаты на должность программиста по данным с твоих страничек в соцсетях. Ну, и конечно, в ней есть несколько вспомогательных нейронок и блок переключения выполняемой задачи. Мы пытались сделать даже саморефлексию, добавив в нейросети несколько рекуррентных связей. Но пока что-то не очень получается.

– А так и не получится, – сказал Максим, – вы пытаетесь воспроизвести сознание, используя грубую модель нейронов мозга. Но все дело в том, что мозг не генерирует сознание. Я доказал это в своей дипломной работе.

– Я читала твой диплом, – вмешалась Екатерина, – там этого не было.

– Да, не было, потому что мой научный руководитель велел вычеркнуть некоторые тезисы, которые, по его мнению, противоречат действующей научной парадигме.

– Было бы интересно ознакомиться с отсутствующими абзацами….

– Хорошо, принесу полный вариант.

Они прошли дальше.

– Здесь у нас бухгалтерия, – сказала HR-менеджер.

В этом кабинете сидели две толстые женщины и девушка. Первых он рассмотреть как следует не успел, да и не особо горел желанием их разглядывать. А вот на молодой особе взгляд задержался. В тот короткий момент времени, пока Екатерина представляла его им и их ему, Максим заметил, что девушка – блондинка, с длинными, почти до плеч волосами, которые в данный момент были распущены. Она была одета в белую футболку и джинсы. В ушах серебристые серьги, левое запястье украшает браслет и пара колец. Ногти длинные и накрашены ярко красным лаком.

Девушку звали Вика, женщин: Марья Ивановна и Алла Петровна. Максим хотел еще ненадолго остаться в этом кабинете, чтобы поговорить с Викой или хотя бы поглазеть на нее, но Екатерина повела его дальше. Большой зал. Тут множество столов с компьютерами. Может, десятка два. За ними работают люди, в основном, мужчины разных возрастов. Но присутствовали и пара женщин. Одна из них довольно молодая, в сером свитере, рыжие волосы заплетены в култышку. Другая выглядела старше, в сиреневом платье, у нее была короткая стрижка, а волосы русые.

– Это отдел тестирования и отладки, – прокомментировала Екатерина, – здесь ребята занимаются поиском багов. Еще они проводят этот, как его … а, вспомнила, код-ревью.

– А вот тут мастерская, – продолжала говорить HR-менеджер, когда они вошли в другое помещение.

Тут на столах валялись электронные детали, кучи проводов. Пахло канифолью. Парень с длинными волосами в черной майке с черепом и кучей надписей на английском языке сидел за верстаком и что-то паял в устройстве, напоминающем железную руку.

– Привет, Рустам, – поздоровалась с ним Екатерина, – знакомься, новенький.

– Максим, – представился гость.

– А, ты тот самый гений с красным дипломом? – усмехнулся тот, – ну, что ж, welcome в наш коллектив.

Потом Екатерина показала Максиму кухню, где три программиста пили кофе и обсуждали последние новости из мира IT, спортзал, в котором были разные тренажеры, штанги, гантели. Оказалось, тут был даже бассейн. Правда, сейчас он пустовал, так как все работали. Все это очень сильно впечатлило молодого выпускника ВУЗа. Он долго не раздумывал, подписывая трудовой договор. Конечно, парень внимательно прочитал его, тщательно выискивая мелкий шрифт. Но подписал сразу, ибо уж понял, что это работа его мечты.

Глава 3. Поездка к родителям

Максим долго раздумывал над словами Синтии, что ему трудно знакомиться с людьми. С этим он был категорически не согласен. Максим вспомнил, как напившись пива, он легко знакомился с девушками на студенческих вечеринках. У него даже была подружка. И даже не одна. Но вывод, озвученный электронной куклой, не выходил из головы. И тогда парень решил проверить.

В тот день был выходной. Максим сидел в зале ожидания автовокзала и ждал объявления посадки – он решил съездить в гости к родителям. Парню было явно скучно, и он разглядывал публику. Слева от него через два места сидела сгорбившаяся старуха. Как ни странно, она не была седая. Для своих лет волосы у женщины были довольно густые, и золотистые, как у крашеной блондинки. Хитрые глаза беспорядочно бегали. Одета старуха была в обычное повседневное платье с синими горошками. В глаза бросался висящий на шее крупный талисман в виде волчьего зуба. Смотреть на женщину было неприятно, даже как-то страшновато, суеверный человек точно бы принял ее за ведьму. Поэтому парень поспешил отвести взгляд и увидел молодого человека низкого роста с широкими плечами, который был одет в черный костюм и брюки. Его одежда выглядела довольно дорого, так что было даже странно, почему такой богатый субъект ездит на автобусе, а не на своем личном транспорте. Но разгадка оказалась проста. Он просто ждал. Минут через десять, когда Максим заметил в зале двух полных женщин, троих мужиков в спортивных майках, у одного из них были усы, и еще ряд незначительных персонажей, к молодому человеку в костюме подошла девушка в цветастом платье с короткими рукавами и передала ему красную папку. Тот поздоровался, поблагодарил и ушел, а девушка села на его место.

Теперь Максим украдкой смотрел исключительно на девушку. У нее были длинные черные волосы. Овальное миловидное лицо. Насмешливые зеленые глаза. На лоб постоянно падала челка, и девушка поправляла ее. Из-под платья до колен виднелись стройные ножки в белых босоножках. Иногда Максим ловил себя на том, что откровенно пялился на них, поэтому он периодически отводил взгляд, дабы не «спалиться». Но незнакомке, казалось, было абсолютно безразлично, что ее вот так вот так нагло рассматривает какой-то парень.

Когда объявили посадку, Максим мысленно отругал себя за то, что не подошел и не познакомился с той девушкой. А она тоже шла на посадку. Парень мысленно прокручивал в голове сценарии, как он подойдет к ней и заведет разговор. Но никаких идей, кроме пошлостей типа; «Вашей маме зять не нужен?» не возникало. Парень шел на ватных ногах, не решаясь начать знакомство. Как он не подбадривал себя: «Давай, давай», но ничего не предпринял. Даже тогда, когда их места оказались рядом. Оба молча сели, также молчали всю дорогу. Девушка смотрела в окно, а Максим продолжал придумывать, как заговорить с ней, но не заговорил.

И вот родной поселок. Парень медленно вышел из автобуса, проводил взглядом обладательницу платья с желтыми и красными цветами, уныло вздохнул и побрел по улице вдоль кирпичных трехэтажных домиков.

– Молодой человек! – окликнул его чей-то голос.

 

Максим обернулся. Сзади стояла та самая старуха с зубом на шее. Она опиралась на трость и держала в руках довольно объемную бежевую старомодную дамскую сумку, из тех, что носили в прошлом веке. Парень подумал, что это слишком странно, потому что там, на вокзале никакой поклажи у этой женщины не было.

– Милок, помоги донести груз до дома, пожалуйста. Я старая, мне тяжело, – попросила она противным скрипучим голосом.

Первой мыслью было сказать: «нет». Но, во-первых, Максим был воспитан в духе уважения к старшим, во-вторых, он добрый и отзывчивый человек, и всегда рад прийти на помощь, конечно, только в тех случаях, когда это его не сильно затруднит. А старушка, почему-то подумалось Максиму, жила здесь буквально неподалеку. В-третьих, в этот момент с парнем случилось что-то странное. Было ощущение, что кто-то проник в его черепную коробку и хозяйничает там, удаляя одни мысли помещая вместо них другие, как будто его мозг был персональным компьютером, на котором можно было убить пару процессов и запустить совсем другую программу.

Когда наваждение прошло, Максим уже шагал рядом со старухой и нес ее довольно тяжелую сумку. Даже было странно, как эта женщина вообще умудрилась поднять ее. Парень тряхнул головой, стараясь убедиться, что с ним все в порядке. Теперь он мысленно ругал себя за то, что не сказал «нет» сразу. А теперь было уже как-то неудобно отказываться. Нет, он вовсе был не против того, чтобы помочь старой женщине. Просто она пугала его. И была неприятна. Но, к счастью, все это довольно быстро кончилась.

– Вот и мой дом, – сказала женщина, – не хочешь зайти попить чаю?

– Нет, спасибо, – энергично замотал головой Максим, стараясь как можно быстрее избавиться от поклажи и бежать домой.

– Ты очень добрый человек, – сказала старуха, – спасибо тебе больше. Я вижу, у тебя не складываются отношения с девушками, ты боишься даже познакомиться. Вот, возьми, – она сняла с шеи свой амулет в виде зуба и протянула его парню, – это поможет тебе найти свою любовь.

Парень взял машинально, скорее, просто из вежливости и из-за нежелания спорить.

– Спасибо, – сказал он, сунув амулет в карман, и поспешно ретировался.

Максим шел быстрыми шагами. Он старался не думать об этой странной женщине. Просто мысленно отсчитывал шаги, вспоминал, когда нужно повернуть, замечал знакомые объекты. Вот перекресток двух грунтовых дорог, коровник, из которого слышится жалобное мычание. Береза, на которую он часто залезал в действе, играя с соседскими ребятами. А вот и родной дом. Парень стучится в деревянную калитку. Открывает женщина в сером халате. Она была в тапках на босую ногу, а чуть поседевшие русые волосы заплетены в хвост.

– Привет! – воскликнула она, раздвигая руки для объятий, – сколько лет, сколько зим.

– Привет, ма, – сказал он, у меня хорошие новости.

– Да, и какие же? – спросила она ему вдогонку, когда Максим поднимался по деревянной лестнице.

Он немного поздно пригнул голову и едва не стукнулся лбом о низкий карниз.

– Осторожнее там, – певучим голосом произнесла его мать.

Отец сидел в горнице и обедал. На столе стояла тарелка с отварной картошкой, которая ароматно дымилась, початая банка с огурцами, квашеная капуста, и селедка с лучком. А еще полупустая бутылка самогона.

– О! Какие люди! – грузным басом произнес коренастый мужчина с бородой, потрогав свои усы, – получил диплом?

– Через пару недель будет вручение, – ответил гость, – красный. Сдал все на отлично.

– Молодец! Какой у меня сын все-таки умница. И куда потом работать пойдешь? К нам на завод?

– Нет, – замотал головой Максим, – меня уже приняли в фирму «Сингулярность».

– Как так? – было видно, что отец заметно расстроился, – А что к нам на завод не хочешь? Надежная стабильная работа.

– Так мало же платят….

– Ну, ничего. Мы же как-то живем. Вот хозяйство свое у нас, потом тебе достанется…. А будешь ты в какой-то городской шабашке работать, закроется она, и куда потом пойдешь? На биржу труда?

– Папа! «Сингулярность» – это не шабашка, – ответил парень, засовывая в рот картошку с селедкой и громко чавкая, – это солидная компания с большим штатом, она занимается разработкой Искусственного Интеллекта.

– Максим! – строго сказала подошедшая к столу мать, – ешь культурно.

– Ладно, – проговорил тот и перестал чавкать.

Отец тем временем налил ему стакан самогона.

– Ты зачем ребенка спаиваешь? – стала ругать его мать.

– Ребенка? – удивился тот, – да ладно, наш сын красный диплом получил, за это грех не выпить!

– Ну, и куда ты пойдешь, если твою, как его «Сидилярость» закроют?

– «Сингулярность», папа, «Сингулярность», – поправил сын, – ее не закроют. А даже если закроют, я, со своими знаниями, легко найду работу. Сейчас эйчары за программистами только так гоняются, с руками оторвут.

– Кто кто? Ейзяры?

– Эйчары. Это такие люди, которые находят умных специалистов и переманивают их к себе на работу.

– Переманивают? Нехорошо же это… это летуны называются, те кто часто работу меняет…

– Почему нехорошо? Очень даже хорошо!

– А потом никуда не устроиться будет, если вся трудовая книжка исписана…. Нигде не любят «летунов».

– Папа! Сейчас по-другому все.

– По-другому? Ну и ладно, давай тогда выпьем за твой диплом.

– А жить то ты где будешь? – поинтересовалась его мама, – тебя же больше не будут обеспечивать общагой?

– Да это не проблема, – ответил Максим, – буду снимать квартиру.

– Дорого же…

– Ну, зарплату хорошую обещают, должно хватить.

– А, ну тогда ладно.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»