Терион. Сага о чести и долгеТекст

Читать фрагмент
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

– А вот теперь действительно пора. – Эррендиец кивнул Кире и заторопился в сторону коновязи. – Есть на чём ехать?

– Есть.

– Тогда давай поторопимся. Законники очень уж любят всякие крючкотворные процедуры, а у меня нет желания отвечать на их вопросы.

– По-моему, ты ранен…

– Всё потом, Ходдрен. Бывало и хуже.

Они как раз отвязывали от коновязи своих лошадей, когда мимо, завывая сиренами, пронеслись два мобиля эльдеронской королевской жандармерии. Взвизгнув тормозами, машины остановились подле входа в постоялый двор и из них выскочили вооружённые огнестрелами жандармы. Но на эррендийца и иллийку они не обратили никакого внимания.

– Это всё, что было? – спросил Глэйд, взбираясь в седло Ксарана и кивая на дорожную сумку Дживва.

– Да. А ты думал, что будет что-то ещё?

Северянин молча повёл плечами, при этом едва заметно поморщившись.

Не спеша, чтобы не привлекать к себе ненужного внимания, эррендиец и иллийка выехали с территории постоялого двора и остановились у эстакады для конных путников.

– И что теперь? – спросила Кира. – Дживв мёртв – разве такой вариант устроит герцога Мальдарона?

– Да, ханариец выбыл из игры, – согласился Глэйд. – Однако похищенное у нас, и я полагаю, что стоит вернуть его законному владельцу.

– И тигра тоже?

– Этот твой тигр меня уже начинает раздражать, – поморщился северянин. – И ты по-прежнему не сказала, что там внутри него спрятано.

– Давай сначала решим две проблемы, Глэйд. Во-первых, тебе надо обработать рану в плече… если, конечно, ты не против этих иголок. Во-вторых, я так понимаю, что ты захочешь связаться с Деказом и поведать ему о происшедшем. В Маршоне есть узловая почтовая станция с терминалом беспроволочной связи. Это рядом с железнодорожной станцией. И, Глэйд…

– Что?

– Спасибо, что спас меня.

– Не за что. И откуда только этот тип достал такую штуковину?

– А что это было, кстати? Граната?

– Кластерная. – Глэйд тронул поводья, разворачивая коня в противоположную от эстакады сторону. – Отличается от обычной тем, что внутрь запихивают кучу всякой поражающей дряни. Такое оружие делают многие, но достать его очень трудно. Оно не продаётся в оружейных лавках.

– И какие мысли у тебя возникают?

– Нехорошие. – Эррендиец криво усмехнулся. – То, что спрятано внутри этого йордова тигра, явно привлекает внимание тех, кому об этом известно.

– Ты даже не представляешь, насколько ты близок к истине.

– Тогда, во имя бронзовых копыт Котора, что внутри этой йордовой статуэтки?! – неожиданно вызверился Глэйд. – Патрон с расщепляющимся веществом?! Какая-нибудь хрень навроде боевого вируса?! Древние умели создавать всякую гадость, а мы теперь разгребаем это дерьмо, что они после себя оставили! Чтоб им пусто было!

Кира промолчала, так как, собственно говоря, возразить тут было нечего.

– Давай сначала рану твою осмотрим, ладно? – примирительным тоном произнесла иллийка.

– Прямо на улице будет осматривать? – буркнул ассасин, бросая на Ходдрен хмурый взгляд.

– Вон там есть вполне укромное местечко, – Кира указала ему на узкий проулок меж двух больших деревянных строений, заросший высокой тёмно-зелёной травой, что свидетельствовало о том, что им пользуются крайне редко. – Заодно и расскажу о том, что внутри тигра. А там сам уж решай, что тебе делать.

– Ты на что намекаешь? – нахмурился Глэйд.

– Терпение, Глэйд из Риза. Наберись терпения.

Эррендиец при этих словах Киры раздражённо фыркнул, но более ничего не произнёс, послушно поворачивая Ксарана вслед за гнедой лошадью иллийской породы.

Завернув за угол одного из строений, Глэйд спешился с коня и, бегло осмотревшись по сторонам, осторожно снял плащ-накидку, после чего расстегнул камзол и аккуратно приспустил его, обнажая правое плечо. Пробормотал что-то на своём языке, явно из разряда ругательного, при виде торчащих из плеча металлических иголок.

– Сиди спокойно и не шевелись. – Кира держала в руках склянку с медицинским обеззараживающим раствором и длинный металлический пинцет. – Может быть больно.

– Неприятно, не больно, – поправил её Глэйд. – Так что там с этой статуэткой?

– Ты слышал что-нибудь о древнем артефакте под названием Ключ? – спросила Кира, осматривая торчащие из плеча эррендийца иглы. Покачала головой, затем поднесла пинцет к одной из них и осторожно обжала её.

– Ключ? Ключ от чего?

– Это не совсем ключ в том понимании, какое большинство людей вкладывает в это слово. – Кира резко дёрнула пинцет и вытащила иглу из плеча Глэйда, бросив при этом на эррендийца мимолётный взгляд. На лице ассасина не отразилось ничего, лишь едва заметное движение бровей дало понять, что перед ней – не бездушный древний автомат. – Термин «управляющий чип» тебе о чём-нибудь говорит?

– Э-э… это что-то связанное с древними машинами, которые часто заменяли людей у Древних?

– Именно. Такой вот чип и находится внутри тигра.

– И чем он управляет?

Кира тщательно обработала ранку от иглы раствором и поднесла пинцет ко второй иголке.

– Техномаги Аффинора говорят о древних боевых автоматах, сделанных предками по своему подобию, которые предназначались для охоты и убийства себе подобных. Но это верно лишь отчасти.

Иллийка резко дёрнула пинцет, вытаскивая иголку. Глэйд невозмутимо проследил за этим движением, после чего презрительно сплюнул.

– Они не могут быть отравлены? – спросила Ходдрен, поднося к кровоточащей ранке лоскут материи, смоченный в растворе.

– Теоретически, да. Гиштанцы очень любят всякую гадость типа ядов и прочей химической дряни, но в данном случае это маловероятно. Обычно эти яды быстродействующие, а я до сих пор жив. Следовательно, яда на этих иголках не было. К тому же, эти… хм… препараты довольно дорогие, а деньги имперцы, как и все прагматичные люди, считать умеют. Смазывать несколько десятков игл ядом, одна капля которого стоит до пяти золотых фирдов, слишком расточительно, по-моему. Так почему верно лишь отчасти?

– Насколько далеко простираются твои познания в истории древних технологий? – задала вопрос Кира, накладывая антисептическую повязку на плечо северянина.

– Собрать рабочий вариант древнего «ба-баха» я точно не сумею, – усмехнулся Глэйд, – но кое-что моя понимать. Если то, что находится внутри этой фигурки, является управляющим чипом, то ведь оно может управлять чем-то вроде… мм… как там назывались те древние машины, которые могли заменять людей? Ну, работать в разных устройствах, имею в виду?

– Ты про процессоры управления говоришь?

– Наверное.

– Собственно, я закончила. Можешь одеваться.

– Спасибо.

– Не за что. – Кира сложила медицинский инвентарь обратно в одну из своих седельных сумок. – На почтовую станцию?

– Всё-таки Деказу следует знать о происшедшем. Дживв мёртв, но похищенное я вернул. Его следует отдать хозяину.

– Только не тигра.

Кира замолчала и задумчиво воззрилась на эррендийца.

– Ну… вероятно, здесь может быть достигнут компромисс. – Невозмутимое лицо северянина на миг осветилось лёгкой улыбкой, которая, однако, быстро сошла на нет. – В конце концов, раз та хрень внутри так важна…

– Она очень важна, Глэйд! – Кира оставалась предельно серьёзной. – И сегодняшние события это подтверждают!

– Подтверждают что?

– По-твоему, кто был тот гиштанец, если не имперский саркар? Это свидетельствует о том, что император Фарихад III знает о том, что из себя представляет Ключ, и желает им завладеть.

– Амбиции гиштанцев мне тоже хорошо известны. – Глэйд тронул поводья Ксарана, направляя его прочь из проулка. – Однако ты уверена, что Фарихад сможет управлять этими древними машинами?

– Сможет или нет – это чисто академический вопрос. Гораздо более важно то, что он может узнать, что на самом деле может активировать Ключ.

– Что, есть что-то ещё, помимо этих механических воинов?

– Есть. И это куда серьёзнее, чем древние боевые машины.

– И тебе известно, что это?

Иллийка не ответила на вопрос Глэйда, лишь бросила на него внимательный взгляд.

– Ладно, если ты считаешь нужным держать это при себе – твоё право. – Эррендиец невозмутимо повёл плечами. – В любом случае, наше знакомство, я полагаю, здесь же, в Маршоне, и закончится. Артефакт свой ты получила, я же закончу то, для чего меня нанял Деказ.

– Тебя только деньги интересуют?

– При чём тут деньги? – Глэйд непонимающе поглядел на Ходдрен. – Я дал слово герцогу Деказу, что поймаю преступника. Преступника я не поймал, но в том не моя вина. Этот придурок оказался против своей воли втянутым в хрень с древними технологиями, за что и поплатился. Но хотя бы верну украденное…

– А если я сделаю тебе предложение? Найму тебя?

– Наймёшь меня? – эхом повторил Глэйд, от неожиданности натягивая поводья Ксарана, отчего дарханский боевой конь взвился на дыбы, едва не опрокинув моторную самоходную трёхколёсную тележку, которую толкал перед собой пожилой горожанин, на кожаной куртке которого красовался шеврон гильдии галантерейных дел мастеров.

– Эй, смотри, куда прёшь! – недовольно и, вместе с тем, несколько боязливо крикнул горожанин на эльдеронском, резко толкнув тележку влево, чтобы избежать столкновения.

– Прошу прошения!– пробормотал северянин, несколько сбитый с толку словами Ходдрен.

Горожанин что-то пробормотал себе под нос, причём явно нелицеприятное для Глэйда, но развивать ссору не стал. Вывернув рукоятки управления тележкой, он просто обогнул северянина и поспешил дальше по своим делам.

– Зачем я тебе нужен? – спросил он Киру. – Или дело куда хуже, чем кажется?

– Ключ не должен попасть в плохие руки, Глэйд! – убеждённо заявила иллийка. – Иначе мы рискуем повторить все ошибки наших предков!

– Допустим, кому-нибудь – да тому же Фарихаду – удастся заполучить этот твой Ключ и оживить древние боевые машины, – неторопливо проговорил эррендиец, направляя Ксарана вдоль края проезжей части. – Но ведь, во-первых, прошло уже много столетий и где гарантия, что машины эти будут работать? Смазка, там, в негодность пришла, энергия закончилась…

 

– Энергии, если верить древним техническим записям, таким машинам может хватить надолго, особенно в режиме консервации. А они, насколько мне известно из хроник, никогда не использовались. Не успели ни предки, ни машинный разум. Так что, скорее всего, они находятся во вполне приемлемом для целей какого-нибудь властолюбивого мерзавца состоянии.

– Ладно, пусть так. Но ведь это же машины. А машину можно сломать. В конце концов, неужто они смогут противостоять пулемётам Меркагура и полевым гаубицам сто двенадцатого калибра? Или орудиям главного калибра линкора класса «Лореннион»?

– Машины, верно. Но их вооружение на порядок, если не больше, превосходит всё то, что сейчас имеется на вооружении у армий терионских королевств и империй. Знаешь ли ты, что такое лазеружьё?

– Лазе… что?

– Вот, видишь? Ты даже не знаешь, что это такое.

– И не уверен, что хочу это знать! – усмехнулся Глэйд. – Так в чём проблема-то всё-таки? Ну, есть у этих человекоподобных машин эти… ружья, так что с того? Против любого лома найдётся другой лом, да будет тебе известно!

– Только если этот лом не будет защищён так, что другой лом против него окажется бесполезен. Но не в машинах суть, северянин.

– А в чём?

– В хранилище, где эти машины находятся. Там ведь не только они законсервированы.

– Полагаю, что никто не знает, что там может быть, но явно ничего хорошего. Но я всё равно ещё не пойму, зачем я тебе сдался. Если всё дело в Ключе – уничтожь его, и все дела!

– Уничтожить надо хранилище, а не Ключ. Ключ – он и есть ключ.

– А где оно находится, хранилище это самое?

Глэйд придержал поводья Ксарана, пропуская ещё один патрульный мобиль с включёнными проблесковыми маячками и сиреной. Машина жандармерии пронеслась мимо северянина и иллийки и резко свернула в направлении постоялого двора.

– Если верить информации, добытой агентами Протекторума – очень далеко. В джунглях экваториальной части Нарга.

– Далековато… – протянул Глэйд. – Путь туда неблизкий. Да и ещё неизвестно, верна ли информация ваших агентов.

– Глэйд – трое из четверых агентов Протекторума погибли, доставляя эту информацию в штаб-квартиру организации. Двое сгинули в Ничьих Землях, третьего убили в Ашдамаре, на самой окраине Великой Пустыни. Но сведения он успел передать связному, который смог добраться до ардалонского порта Чакреи, где передал их четвёртому агенту. Связного убили, но агент смог отбиться от преследователей и сесть на иллийский грузовой пароход и добраться до Тервано.

– Он добыл координаты того места?

– Да. Добыл.

Северянин что-то пробормотал себе под нос, но Кира ничего из сказанного не поняла.

– Но всё-таки мне надо связаться с герцогом Деказом, – уже отчётливо проговорил эррендиец. – Я не могу обмануть оказанное мне доверие.

– Об этом я не говорила, – уголками губ улыбнулась Ходдрен. – Итак – почтовая станция?

– Да, почтовая станция, – абсолютно бесстрастно подтвердил северянин.

Кира согласно кивнула и, слегка пришпорив лошадь, направила её лёгкой рысью в направлении почтовой станции Маршона. Глэйд, покачав головой, тронул поводья Ксарана, чтобы направить своего коня в том же направлении, но неожиданно замер на месте и словно бы прислушался к чему-то. Сторонний наблюдатель вряд ли о чём-нибудь догадался – подумаешь, одинокий конный путник, явно не здешний и даже не эльдеронец, размышляет, какой дорогой ему удобнее всего будет двигаться. Однако вовсе не о том раздумывал Глэйд. Откровенно говоря, он не о дороге думал. Как уже упоминалось, мыслеходцем эррендиец не был, но у него очень были развиты чутьё и логика, а ещё он обладал способностью улавливать направленный на него поток внимания. Вот и сейчас он почувствовал направленный ему в спину внимательный взгляд, но виду он, разумеется, не подал. Но уже сам факт слежки о многом говорил ассасину. Получалось, что, помимо его собственного желания, он оказывался втянутым в довольно опасную и пока ещё не до конца понятную ему игру. Но к подобному повороту событий Глэйду было не привыкать. Недобро ухмыльнувшись, эррендиец накинул на голову капюшон и, пришпорив коня, двинулся вслед за Кирой.

Глава 4.

– Подожди на улице, – произнёс Глэйд, обращаясь к иллийке, слезая с коня и осматриваясь по сторонам. Лошадей и самоходов здесь было куда больше, нежели на постоялом дворе на противоположной окраине города, но как раз это и не было чем-то из ряда вон выходящим. Во всяком случае, ничего подозрительного северянин не заметил, равно как и не заметил направленного на него потока внимания. Кто бы не следил за ним и Ходдрен, здесь их не было. Однако это ровным счётом ничего не значило. Если некие силы начали проявлять интерес к скромной персоне эррендийца, то они уже не оставят его в покое. Ну, если, конечно, их об этом не попросить. Вежливо. А может, и не очень. Всё зависит от ситуации.

Народу внутри здания почтовой станции было немало, что, впрочем, Глэйда ничуть не удивило. Протолкавшись сквозь толпу посетителей, северянин очутился у стойки, за которой в поте лица трудились трое усталых клерков.

– Добрый день, – обратился к одному из них ассасин. – Не подскажете, уважаемый – есть свободная кабинка вокодера?

– Есть. – Клерк потёр ладонью усталые глаза. – Куда будете звонить?

– В Корвис, в Мальдарон.

– Шесть серебряных алгенов, – назвал стоимость услуги эльдеронец.

На поверхность стойки легли две монеты каждая в три алгена достоинством.

– Пятая кабинка, у вас десять минут.

– Благодарю.

Глэйд кивнул клерку и, осмотревшись, нашёл глазами указанную кабинку. Чутьё северянина насчёт слежки молчало, поэтому он, отвалив от стойки, направился к кабинке вокодера.

Войдя внутрь небольшой прямоугольной кабинки, Глэйд затворил за собой дверку и задумчиво поглядел на небольшой изящный аппарат рэндского производства. Потом хмыкнул, достал из внутреннего кармана камзола листок флибера с записанным на нём номером и, осмотрев вокодер, набрал на наборной панели комбинацию из семи цифр и приложил к правому уху трубку, снятую с рычага, что крепился к боковой стороне вокодера.

С минуту в трубке раздавались только лишь одни гудки, потом на том конце канала связи что-то булькнуло, после чего Глэйд услышал чуть хрипловатый голос, говорящий на корвисском.

– Слушаю, – произнесли в трубке. – Что вам угодно?

– С кем я говорю? – спросил Глэйд.

– Я – управляющий Его Светлости герцога Маландо Деказа. По какому делу и о ком прикажете доложить Его Светлости?

– Глэйд из Риза, Его Светлость знает, о каком деле идёт речь.

– Подождите минуту.

Голос на том конце канала связи умолк, остался лишь слегка гудящий фон холостого режима. Про себя Глэйд отметил, что в Рэнде всё-таки делали хорошие вокодеры, не чета корвисским, тронгским или эреншильдским, но немного хуже эррендийских или дарханских. Про аналогичные аппараты производства Аффинора Глэйд ничего не мог сказать по одной простой причине – пользоваться ими ему ещё не доводилось.

– Я слушаю, Глэйд из Риза, – раздался в трубке голос Маландо Деказа. – Надеюсь, ты звонишь мне не просто так?

– Не просто так, ваша светлость. Дело сделано… отчасти.

– Прошу прощения?

– Судя по всему, – эррендиец решил не вдаваться в подробности – знать про всякие Ключи и прочие древние артефакты герцогу Деказу было вовсе не обязательно, – Дживв не только вам подгадил. Кому – не знаю, убийца, если я ещё не ослеп на оба глаза, был гиштанцем. Скорее всего, наёмник. Однако способ, которым он устранил ханарийца, оказался довольно радикальным.

Герцог Деказ некоторое время молчал, явно обдумывая то, что сообщил ему северянин.

– Значит, этот… – Деказ употребил весьма грубое слово на своём родном языке, который Глэйд знал так же хорошо, как и родной, – не только в Мальдароне отметился, так сказать… И что же за радикальный способ избрал убийца?

– Он бросил в окно комнаты постоялого двора гранату, и сделал это как раз в тот момент, когда я… кхм… беседовал с ханарийцем. Меня спасла лёгкая броня, ну, а Дживву не повезло – граната оказалась начинённой всякой дрянью, так что его нафаршировало, как новогоднюю фрейззу.

– Понятно… Собственно, может оно и хорошо, что так сложилось. Дживв мёртв, похищенное, как я понимаю, у вас?

– Совершенно верно.

– Вы сверились с описью, которую я вам передал перед тем, как вы покинули Мальдарон?

– Сверился, ваша светлость. Не хватает одного предмета.

– Какого именно?

– По описи он проходит как «изготовленная из платины фигурка наргского тигра высотой в два фрайма и длиной в семь фраймов». Но ничего похожего я не обнаружил. Возможно, мерзавец уже успел её где-нибудь сплавить…

– Гм… Ну, от такого всего можно ожидать. – В трубке помолчали. – Что ж, Глэйд – несмотря на сложившиеся обстоятельства, я считаю, что вы справились с порученным вам делом. Если вам не по пути, то можете отправить… мм… груз курьерской почтой. Вы сейчас где?

– В Маршоне. Это…

– Я знаю, где находится Маршон. Там как раз почтовая станция имеется. Отправьте… э-э… посылку курьерским поездом, за мой счёт. Наш уговор остаётся в силе, Глэйд из Риза. В Маршоне есть отделение корвисского Королевского Банка. Мой вексель, что я передал тебе перед отбытием из Мальдарона – предъяви его любому клерку в отделении, и он выплатит тебе вознаграждение за проделанную работу. Думаю, что ты честно заработал эти пять тысяч золотых.

– Благодарю вас, ваша светлость, – отозвался Глэйд. – Жаль только, что негодяй не попадёт в руки правосудия.

– Будем считать, что правосудие всё же свершилось, – раздался на том конце канала связи смешок. – Удачи тебе, Глэйд из Риза, и да пребудет с тобой благословение твоих богов!

– Спасибо.

В трубке раздались короткие гудки. Эррендиец несколько секунд задумчиво смотрел на неё, потом решительно повесил на рычаг и, повернувшись, вышел из кабинки, аккуратно затворив за собой дверцу.

Что ж – можно считать, что это дело завершено. Пусть ханариец и не поедет в Мальдарон, дабы предстать пред герцогом Деказом для того, чтобы держать ответ за свои преступления, но, как бы то ни было, Дживв всё-таки получил по заслугам. Однако в свете происшедшего у Глэйда возник один очень интересный вопрос – кто ещё интересуется Ключом? Неужто и вправду император Гишты вознамерился прибрать к своим алчным рукам древние технологии? Гиштанцев, честно говоря, северянин не очень уважал, за их снобизм, высокомерие и наглость. Они почему-то полагали, что все остальные народы годятся лишь в качестве рабов – в лучшем случае, слуг – их Империи. Отсюда и столь частые пограничные конфликты с Мерканой, и грызня с Зирдой из-за островов Эннеб, и не оставляемые до сих пор попытки взять южную часть Великих Равнин под свой контроль (там единственной сдерживающей силой являлся установленный по просьбе местных племён и городов-государств протекторат Иланиса, а связываться с техножрецами гиштанцы побаивались).

Кира Ходдрен желает нанять его для того, чтобы он сопроводил её в экваториальную часть Нарга, смертельно опасную для практически любого эреленца? Хорошо. Но проблема заключалась в том, что Глэйд никогда не бывал в тех далёких южных землях. Его знакомство с Наргом ограничивалось граничащими с Калихаром окраинами Ничьих Земель, самим Калихаром – полуварварским королевством, где правила теократия жрецов Раггадура, и Дисом, в одном из портов которого эррендийцу довелось сходить с корабля и подниматься на корабль. Что творилось в глубинах отравленных древним оружием территорий, среди ядовитых болот и джунглей, он не ведал, да, впрочем, об этом практически никто не ведал, ибо ещё никому не удавалось вернуться живым из этих гиблых мест. А про экваториальные джунгли Нарга Глэйд лишь слышал всяческие небылицы, поскольку земли эти лежали очень далеко от Западного Эрелена и лишь самые отважные торговцы находили в себе смелость отправляться в эти малоизвестные края. Возможно, техномаги Аффинора владели более обширной информацией о тех местах, только вот делиться данными сведениями с остальным миром они вовсе не собирались. Всё, что было доподлинно известно об Экваториальном Нарге – наличие там нескольких городов-государств с довольно развитым промышленным потенциалом, многочисленных варварских племён, живущих в глубине джунглей, и хищников, навроде того же наргского тигра. В тамошних лесах можно было спрятать всё, что угодно, даже целую армию древних боевых машин. А уж какое-то хранилище там просто затерялось бы.

Что толкнуло Глэйда решиться на предложение иллийки, он и сам, по прошествии времени, не смог бы сказать. Уж точно не жажда приключений. Приключений можно найти на просторах Эрелена, в Нарге же, скорее всего, ты найдёшь свою смерть, и молись всем известным богам, чтобы смерть эта была быстрой и безболезненной… или хотя бы не очень болезненной. Скорее всего, одной из причин могло послужить желание натянуть нос на пятую точку гиштанцам, которых Глэйд не уважал, скажем так. Ну, и чувство долга перед всеми жителями Териона, как бы пафосно это не звучало. Предки уже едва не превратили мир в выжженную пустыню, и повторения этого следовало не допустить.

 

Выйдя из здания почтовой станции, Глэйд, осмотревшись – при этом чувство ведущейся за ним слежки снова вернулось к северянину, не спеша направился к коновязи. При виде эррендийца Кира Ходдрен вопросительно взглянула на ассасина, но тот лишь молча мотнул головой – дескать, не здесь – и ловким движением вскочил в седло Ксарана.

– Поехали, – сказал он.

– Куда?

– В банк. Надо обналичить вексель Деказа. Деньги нам, судя по всему, понадобятся.

– Так ты согласен принять моё предложение? – иллийка внимательно вгляделась в невозмутимое лицо Глэйда.

– Технически, как любят выражаться техномаги. Мне всё ещё нужно прояснить кое-какие нюансы.

– А…

– Не здесь. – Глэйд тронул поводья, направляя коня в нужном направлении. – Если моё чутьё меня не подводит – за нами следят.

– Следят? – карие глаза Киры прищурились.

– Давай не будем стоять на месте, как деревянные идолы нитских племён. Обналичим вексель, потом найдём тихое спокойное местечко для того, чтобы обсудить суть проблемы. Заодно и приглядимся к окружающей обстановке.

– Так ты…

– Кира – ты можешь набраться терпения? – Глэйд слегка поморщился. – Полагаю, что не одна ты охотишься за этим Ключом, но, в противном случае, о нём знает довольно широкий круг лиц.

Не произнеся более ни слова, северянин слегка пришпорил Ксарана, вынуждая Киру проделать то же самое.

Месторасположение отделения Королевского Банка Корвиса Глэйд, разумеется, не знал, а тратить время на «Путеводителя» не желал. Поэтому он просто осведомился у первого попавшегося на пути горожанина, как им проехать в нужное им место. Получив подробные объяснения, Глэйд коротко поблагодарил прохожего и, кивнув иллийке, пустил Ксарана лёгким галопом по специально предназначенной для конников дорожке из плотно спрессованного гравия.

В отделении банка Глэйд пробыл недолго. Вексель герцога Деказа был принят служащим без возражений, чему в немалой степени способствовало предъявление эррендийцем удостоверяющего личность документа – карточки из плотного флибера с официальной печатью эррендийской пограничной стражи. Северянина препроводили в одну из приватных комнат, предназначенных как раз для подобных случаев, где ему и выдали указанную в векселе сумму, которую Глэйд предпочёл получить в привычных ему эррендийских кридах, причём по его желанию часть суммы ему выдали именно золотыми монетами достоинством в пять кридов каждая, остальное – во фликстовых купюрах Королевского Казначейства Эррендии.

Ощущение скрытого наблюдения никуда не делось и после того, как Глэйд снова оказался на улице. Кинув быстрый взгляд на небо, по которому с востока тянулись кучевые облака, северянин подошёл к коню и поднял взгляд на сидящую в седле своей лошади Ходдрен.

– И куда теперь? – спросила иллийка.

– Как насчёт таверны? Проблему, которую ты обрисовала, лучше всего обсудить в спокойной обстановке.

– Не возражаю. – Кира неспешно огляделась по сторонам. – Ты всё ещё чувствуешь слежку?

– Да. Нас опять «пасут». Но я пока не могу определить, где они находятся.

– Ты можешь определить их местонахождение?

– Не всегда. Иногда. – Глэйд одним ловким движением вскочил в седло Ксарана. – Поехали. Нечего торчать тут у всех на виду, как две сосны на взгорке!

Кира послушно тронула поводья своей лошади, направляя её вслед за северянином. Ничего подозрительного она не видела и не ощущала, однако, как Протектор, она была хорошо наслышана о методах подготовки ассасинов Ардус Валор. И если Глэйд утверждал, что за ними ведётся слежка – значит, так оно и есть.

Чем руководствовался в выборе таверны эррендиец, Ходдрен так и не поняла. Они проехали мимо двух вполне подходящих, по её мнению, заведений, но Глэйд даже головы не повернул в их сторону. Ещё одна небольшая таверна, расположенная на перекрёстке двух улиц, также не удостоилась внимания северянина. Но зато четвёртая, стоявшая на широкой площадке перед небольшим уютным парком, неподалёку от остановки городского омнибуса, по-видимому, чем-то пришлась ассасину по душе, так как он, не раздумывая, направил Ксарана прямиком к коновязи, у которой на данный момент не было ни одной лошади. Впрочем, время сейчас было послеобеденное, так что, скорее всего, посетителей в таверне было немного.

Спешившись и привязав лошадей к затейливо украшенной цветастыми узорами, явно выжженными при помощи дугового резака, горизонтальной перекладине коновязи, Глэйд и Кира пересекли небольшую прихожую и очутились внутри квадратного помещения, освещавшегося мягким рассеянным светом газовых ламп и наполненного разными ароматами, исходившими со стороны кухни.

– Нитская кухня! – скупая улыбка возникла в уголках губ северянина. – Это хорошо. Есть возможность плотно поесть, причём недорого.

– Это говорит человек, чей кошель…

– Не стоит распространяться об этом, Кира, – серо-стальные глаза эррендийца сузились. – Нам сейчас не нужно излишнее внимание… и так за нами кто-то следит. И я, кажется, догадываюсь, кто.

– Кто же?

– Потом. Всё потом. Тем более, что, быть может, я и ошибаюсь.

Глэйд прошествовал через всё помещение и выбрал свободный столик у самой дальней стены зала, прямо напротив входной двери. Кира понимающе усмехнулась – позиция была выбрана очень удачно. Столик располагался в тени, тогда как вход в зал был довольно ярко освещён. Соответственно, тот, кто входил в таверну с улицы, должен был потратить несколько секунд на то, чтобы адаптировать свои глаза к освещению, тогда как сидящие за столиком отлично видели вход.

Глэйд и Кира не успели сесть на несколько грубоватые, но, вместе с тем, не лишённые того изящества, что было присуще всем предметам нитского ремесла, стулья, как перед ними нарисовался крепко сложенный молодой нитец, одетый, по обычаю своего народа, в меховую безрукавку и плотные кожаные штаны, заправленные в высокие полуботинки на толстой рифлёной подошве.

– Чего уважаемые изволят? – не довольно сносном эльдеронском проговорил он.

– Мне, будьте любезны, принесите суп с потрохами и гренками, хорошо прожаренный окорок с запечённым в золе сальдерином, салат из кореньев цивии и кружку танна. И пару кремовых пирожных.

– А что будет госпожа? – нитец перевёл взгляд на Киру.

– Овощной суп, рагу из птицы с варёным сальдерином и фруктовый салат по-иллийски. И чашечку крепкого ренка.

Нитец кивнул в знак того, что принял заказ, и поспешил в сторону дверей, ведущих на кухню.

– Теперь мы можем поговорить? – Кира вгляделась в лицо северянина.

– Теперь – можем.

Ходдрен с минуту помолчала, собираясь с мыслями.

– Ты решил мне помочь, я так понимаю? – спросила она, откинувшись на спинку стула. – Но почему? Ты же вроде как не собирался ничего подобного предпринимать.

– Поначалу – да. Я не очень люблю все эти древние артефакты – мне хватило одного случая в Рэндских Пустошах. Но потом я задумался – что, если этот Ключ и вправду попадёт в руки гиштанцев? Их император относится к тому типу людей, которые ради достижения своих целей готовы уничтожить полмира, лишь бы править оставшейся половиной. Это всё равно, что дать пулемёт Меркагура какому-нибудь дикарю из Экваториального Нарга… или вооружить варваров Орнега аффинорскими огнестрелами!

– Не любишь гиштанцев?

– Уж простите за откровенность, но – да, не люблю. Есть причины, знаете ли. И дело даже не в давней войне из-за Великих Равнин.

– А в чём тогда?

Принесли обед. Пока официант расставлял тарелки, Кира и Глэйд молча следили за его действиями.

– Приятного аппетита, господин, госпожа, – официант отвесил эррендийцу и иллийке лёгкий вежливый поклон. – Если вдруг вы ещё что-нибудь захотите, вам стоит только позвать меня.

– Благодарю вас, – в ответ кивнул северянин.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»