Конец света отменяется, или Дверь в Новую эпохуТекст

0
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Вместо предисловия
Битва за климат

Пророчество Сварога

В осенний день 2009 года небольшая группка странно одетых людей брела по грунтовой дороге в Опалихе. Грязь хлюпала под ногами, разъезжавшимися на мокрой скользкой глине. Но люди шли. Они шли в лес. Там, за перелеском, за сосновым бором в березняке на холме стоял идол Сварога – древнерусского языческого божества огня. Поставили его недавно энтузиасты из Общества любителей русской старины.

Опалиха – излюбленное место лыжников. Кто из москвичей не любил эти пологие холмы с утрамбованным настом искрящегося снега, по которому сами скользят полозья лыж; свежий зимний воздух? Осенью в этих местах немного людей. Грибники предпочитают уезжать подальше от города, а желающих бродить по мокрой листве и грунтовым дорогом в слякотное время находится мало. Иное дело – дачники и любители старины, выяснившие, что некогда в этих местах стояло древнее капище Сварога. В сакральном месте в лесу, в самой чащобе и был возведен идол. Так ожил старинный языческий культ, которому несчетное количество лет.

И вот, наконец, путники у места. Скинуты плащи, под которыми оказались белые вышитые рубахи с затейливым геометрическим орнаментом, подвязанные поясками из сплетенных кожаных полосок. На некоторых женщинах – сарафаны. Здесь и молодые, и старые, убеленные сединами. Мужчин больше, чем женщин. У кого на ногах сапоги, у кого кроссовки, а кто переоделся в заблаговременно взятые с собой древнерусские лапоточки. Разнородная компания. Но, несмотря на всю свою разнородность, этих людей объединяет вера в старинную религию предков.

Вокруг Сварога стали кругом, взялись за руки. Стали читать хором нараспев древнюю молитву. Достав заранее припасенные дровишки, зажгли ритуальный костер. Пламя разгоралось нехотя, словно забыл дух священного огня, как горели ритуальные костры тысячи лет назад и день и ночь у древнерусских изваяний богов. Но вот заплясали радостно языки пламени. Извиваясь и урча, огонь стал поглощать предложенные ему дрова и хворост. В костер с молитвой полетели три крупные розы. Седовласый старец в комбинезоне цвета хаки, под общее негромкое пение, творя молитву, стал лить в огонь масло из плошки, высыпал зерна и рис. Огонь принимал подношения. В воздух поднялся сноп искр.

Вперед вышла молодая женщина. Она сняла платок и, сунув его небрежно в карман пальто, распластав светлые кудри по плечам, стала внимательно вглядываться в огонь. Наступила тишина. Лишь ветер шумел желтой лис твой где-то вверху. Падали листья, кружились, и огонь потрескивал, жадно облизывая сучья.

«Все, что вижу, – скажу-расскажу, все, что будет, расскажу…» Голос у женщины был звонкий. Она смотрела на огонь не отрываясь. «Ты скажи нам, не скрой, все, что ждет, наколдой… Будет иль нет, не знаю, может, привидится мне; узнаю… Что дашь нам впереди, Свароже?» Глаза у женщины затуманились. «Вижу, вижу! – перебивая сама свой стихотворный размер, заговорила она быстрым, сбивчивым и как бы захлебывающимся голосом. – Вижу стройку, вижу рабочих, вижу, щебень возят грузовики… Будто строят дорогу, пилят деревья. На месте леса будет дорога… Дорога идет далеко. Вроде бы к Химкам. Похоже на Химки. Там тоже валят лес. Строят дорогу. Люди ходят, протестуют… дерутся. Какое-то здание вижу, кричат ребята молодые, кидают что-то в окна». Женщина внезапно замолчала, но через минуту продолжила: «А вот еще вижу – дымно в Москве стало, Москва охвачена дымом. Солнца не видно совсем. Что это? Может быть, что-то горит? Дыма очень много. Люди ходят задыхаются, кашляют… черные птицы летят к Москве. Вижу ясно, несут на крыльях горячие уголья. Поджигают лес… Все!» Женщина облегченно выдохнула, остановилась, не отводя глаза от огня.

Вперед шагнул старец. «Огонь поглотит Москву?» – спросил он. «Нет, вроде и не поглотит. Но дыма много будет, и очень жарко будет. Огонь, огонь, кругом огонь! Стена огня. Кто-то сгорит в доме деревянном, кто-то от дыма умрет… Лес будут рубить, молодежь будет бузить», – отвечала женщина.

«Дым и огонь все поглотят?» – спросил старец.

«Нет, вроде не до конца».

«Когда это будет?»

«В августе. Черный август нам ждать!» – неожиданно резко выпалила женщина…

Странное пророчество начало сбываться совсем скоро: прошло чуть больше полугода. Увы, Сварог не обманул!

Предреченный август 2010 года. Книга судеб русского народа

В Москве в начале августа 2010 года было очень дымно, как, пожалуй, еще не бывало никогда. Солнце палило нещадно. В дыму лесных пожаров потонула столица некогда первого в мире социалистического государства. К чему бы это? Неужели кто-то решился окурить дымом наш большой улей, в котором проживает сейчас 15 процентов населения России, дабы усыпить активность двуногих пчел? Из Москвы побежали, поехали, полетели в разные стороны те, кто мог побежать, поехать, полететь. Со всех сторон послышался неофициальный клич, сказанный полушепотом: «Спасайся, кто может!» Те, кто не мог спасаться, задыхались в дыму и, кашляя, с удивлением и мольбой вздымали глаза на великолепное солнце, которое само потонуло в белой дымке и среди бела дня стало похоже на полную луну. Но великолепное солнце не внимало мольбам москвичей и гостей столицы. Оно продолжало палить нещадно. И в начале августа температура в столице некогда первого в мире социалистического государства достигла рекордной отметки в сорок градусов. Такого не было никогда на памяти людей, проживавших в Москве, и на памяти метеорологов, с удивлением читавших старые сводки и древние летописи.

Меж тем в дыму пожарищ внезапно возросла протестная активность молодежи. Может быть, молодежь надышалась дыма от пожаров и неожиданно повела себя так, как пелось в песне, которую распевали по радио в советское время: «Взвейтесь кострами, синие ночи, мы – пионеры, дети рабочих; близится эра светлых годов, клич пионера: всегда будь готов!»

Советские коммунисты-большевики давно говорили нам, что «в стране советской полуденной», в которой «маршал наш Буденный скакал средь серых ковылей», нет и не может быть социального протеста молодежи, потому что у нас просто нет социальной базы для протестных действий, так как «молодым везде у нас дорога», а также «все лучшее – детям!». Однако молодежь, опровергая эти далеко идущие выводы советских ученых, запалила костры на месте вырубки химкинского леса под скоростную автомагистраль Москва-Санкт-Петербург и соорудила баррикады из поваленных деревьев. Молодежь, наглотавшись дыма, стала протестовать против рубки деревьев в ближайшем Подмосковье. Если бы скоростную автотрассу Москва-Санкт-Петербург стали прокладывать в другое время и лес рубили не тогда, когда горели подмосковные леса, быть может, ничего бы и не было. Но в дыму пожарищ молодежь взбунтовалась, неожиданно перекрасившись в зеленый цвет защитников природы. Мэрию Химок молодые анархисты в количестве ста человек, предусмотрительно скрыв свои лица повязками, забросали дымовыми шашками; и кое-кто уже всерьез заговорил о зеленой революции. Но власть упорствовала. Деревья под трассу вырубили, а анархистов-бузотеров, бросавшихся под бульдозеры, разжигавших костры и певших неположенные песни в неположенном месте – в лесу, забрали в милицию.

В ответ на это совершенно неожиданно возмутились музыканты. Наверное, они тоже надышались ядовитого дыма от подмосковных пожаров. Так, музыкальный критик Артемий Троицкий и певец Юрий Шевчук провели на Пушкинской площади митинг-концерт, который собрал рекордное количество слушателей – тысяч пять, наверное, было. А еще через день в Лужниках состоялся концерт ирландской рок-группы U2, на котором было уже 60 тысяч человек. Вообще концерты рок-групп возбуждают молодежь, это хорошо известно. Концерт U2 планировался загодя, и не для возбуждения, а для развлечения. Но в этот раз лидер ирландской группы U2 Боно, узнав о вырубке деревьев в подмосковном лесу, неожиданно для всех спел вместе с Юрием Шевчуком песню «Достучимся до небес». Это был ощутимый намек. Молодежь на многотысячном концерте одобрительно свистела и орала. Тут власть переполошилась не на шутку и решила дать задний ход скоростной трассе, заявив о прекращении на время строительства и вырубки деревьев. Молодые экологи ликовали, еще бы: впервые в послеперестроечной России власть сдала свои позиции. «Зеленая революция», о которой и не мечтали большевики, свершилась!

Меж тем этот в общем-то незначительный эпизод и связанный с ним инцидент, произошедший в августе на фоне вечности, в совокупности с небывалой жарой и пожарами может свидетельствовать о начале больших перемен в мире вообще. Вода с небес, предназначавшаяся для российских лесов и полей, вылилась в Пакистане, вызвав там чудовищные наводнения. На полтора месяца был удивительным образом изменен климат на территории всей огромной Евразии, и в ответ на это изменение выпал снег аж в Латинской Америке.

Мир охватили легкая паника и неожиданная необъяснимая нервозность во всем. По всему миру стали происходить странные события, о которых опять-таки в старое доброе революционное время и не мечтали и не говорили большевики. Патриарх Кирилл объявил пастве, что Россию постигла «кара Божья». А за океаном кое-кто стал поговаривать, что наступают последние времена. Такое трудно вообразить себе даже в кошмарном сне…

Мы с вами, взращенные в советских школах и вскормленные в советских яслях, как-то с трудом представляем себе, что судьба наша зависит не только от наших собственных усилий, но помимо этого вершится на Небесах.

Меж тем наши далекие пращуры, древнерусские люди, верили, что судьба человеку дается один раз, и происходит этот волнующий момент не абы где, а на Небе, когда душа человеческая готовится войти в тело свое, в коем ей придется жить-поживать до самой смерти.

Все, что приключается с нами в жизни нашей, происходит не по воле злого случая или удачного стечения обстоятельств, как нам расписывали большевики-коммунисты, а по воле божественных дев судьбы, которые охраняют и ведут нас на всем земном пути.

 

«Все то, что наверху, то и внизу» – дошла до нас народная мудрость. Небесные планиды влияют на нашу жизнь так, как не может повлиять ни один человек или случай. Притом планиды – это не просто безжизненные небесные тела, лишенные и толики сознания, как склонны трактовать их астрономы. Наши пращуры верили, что планиды, звезды, месяц и солнце наделены своей животворной силой, которая воздействует и одаривает человека, а также может лишать его тех или иных важных качеств. Понятно также, что из этой веры возникла и аграрная магия как способность человека влиять на растения и животных соответствующим образом, улучшая их свойства, добиваясь богатого урожая.

Знания древних аккумулировались в сказках, народных преданиях и поговорках, в стихотворных куплетах песен, исполнявшихся в особые дни календарного цикла. Часто строчки этих песен были посвящены божествам Природы, которые были сопряжены с астральными культами.

Древний человек черпал из Природы то, что ему было нужно, и возвращал Природе в виде благих помыслов и молитв то, к чему стремилась его душа. Кажется мне, что наши пращуры вовсе не были так темны и безграмотны, как нам стараются внушить идеологи атеизма; что жреческое сословие было весьма искушено в таких вещах, о которых мы, люди сегодняшнего мира, и помыслить-то не можем. Управляя климатом, ростом растений, изменением пород животных, наши далекие пращуры использовали те знания, которые были получены ими во времена золотого века человечества от всесильных богов. Эти знания в той или иной степени нашли свое выражение в виде необычайных историй и фантастических приключений героев русской сказки. Именно поэтому, на мой взгляд, в свете грядущих изменений климата и Природы, а также природы самого человека стоит по-новому прочитать Книгу судеб русского народа, которая зашифрована в древнерусских сказах.

Глава 1
Золотой век уже был или ожидается?

Что нам готовит день грядущий?

В советское время было принято цитировать классиков марксизма-ленинизма. Особенно в начале, конце и середине повествования. Мы вернемся к этой традиции и сегодня, во времена победившей демократии.

В. И. Ленин писал: «Что первобытный человек получал необходимое, как свободный подарок природы, – это глупая побасенка… Никакого золотого века позади нас не было, и первобытный человек был совершенно подавлен трудностью существования, трудностью борьбы с природой».

Знакомый до одурения набор клише: «первобытный человек», «борьба с природой», «трудность существования». Но почему золотой век – «глупая побасенка»? В. И. Ленин, как известно, смотрел на мир со своей экономической колокольни. Ему казалось, что в прошлом экономические отношения были очень примитивными, поэтому и «человек был подавлен», он просто не мог быть неподавленным.

Между тем в легенде о золотом веке делается упор не на экономические отношения. Гесиод в «Трудах и днях» писал о первом поколении людей, которые наслаждались блаженством жизни: «Жили те люди, как боги, со спокойной и ясной душой, горя не зная, не зная трудов. И печальная старость к ним приближаться не смела…»

В египетской мифологии рассказывается о счастливой поре, когда в Египте правила первая божественная пара, Осирис и Исида. Они были бессмертны. В Шумере верили в райскую страну Тильмун – «страну живых». Люди там не ведали ни болезней, ни смерти. Буддисты и по сей день верят, что в начале века человечества в беспредельности парили прекрасные существа, не имевшие пола, не нуждавшиеся в пище. Однако существа эти пали, отведав сладкой пены земной. Они обрели плоть и кровь, стали рожать детей и питаться рисом.

Но и поселившись на земле, люди, по всей видимости, не потеряли до конца свои удивительные способности. Они периодически могут возвращаться в свою небесную колыбель. Скажем, во многих русских сказках можно найти удивительные истории о том, как сказочный герой путешествует в гости к солнцу, месяцу, звездам.

Например, известная русская народная сказка «Солнце, Месяц и Ворон Воронович» рассказывает нам, как некий старик по дороге домой рассыпал крупку из мешочка (намек на Млечный Путь). Старик просит помочь собрать крупку Солнце, Месяца и Ворона Вороновича. В награду обещает отдать за них своих дочерей. Крупка общими усилиями собрана. Дочери старика выходят замуж за Солнце, Месяца и Ворона Вороновича. Через какое-то время старик отваживается навестить зятьев и дочерей в их доме – на Небе. Он всякий раз возвращается домой, стремясь использовать в собственном быту разные хитрости, которые увидел на Небе. Он старается, как Солнце, изжарить на своей голове блины. Естественно, у него ничего не получается. Как Месяц, он старается осветить баню, сунув в щелку свой перст, у него опять ничего не получается. Он старается спать на шесте вместе с курами, как Ворон Воронович, падает вниз и разбивается насмерть. И в том наука: «не по Сеньке шапка».

Может, и в самом деле наши богоносные пращуры обладали некогда способностью к таким астральным путешествиям? Однако утратили ее со временем. Они еще долго пытались использовать то, что видели на Небе, но не всегда у них это получалось.

Надо иметь в виду: содержание сказок – это некая память предков, оставленная нам в виде аллегорий и преданий.

Таким образом, в мифах и легендах говорится по большей части об изначальной божественной природе человека, которая нарушилась, войдя в соприкосновение с грубой материальной действительностью. Причем разрушалась она постепенно. При чем же тут экономика?

Кроме всего прочего, согласно легендам парсов, первые люди были буквально обречены на долгую счастливую жизнь, но со временем срок жизни значительно сократился.

Как всегда, материалистическая наука не могла пройти мимо таких «глупых побасенок». «Авторитетные ученые» рассказали нам, что прав был Ленин, а не мифы и сказки: люди в прошлом часто хворали и умирали молодыми от недоедания. Средний срок жизни был чуть ли не 19 лет. Первых людей косили болезни, а нравы были дикими – процветал каннибализм!

Странное несоответствие ожидаемого и фактического?

В. И. Ленин в «Философских тетрадях» объяснил популярно этот феномен так: у человеческого ума есть удивительная способность порождать фантастические представления. Первобытный человек многое еще не умел понять – знаний не хватало. Отсюда – и золотой век, и вообще религия.

Коммунисты, помнится, верили в другую «побасенку»: «Здесь будет город-сад» – как писал поэт революции Маяковский, и это особенно контрастировало с констатацией современного поэту положения: «Под старою телегой рабочие сидят». Таким образом, золотой век человечества ожидался в самом ближайшем будущем. И что особенно важно, его намеревались строить сами, своими силами, не оглядываясь на какие-то мифы о судьбе, о пред определенности и изначальной заданности жизни.

«Город-сад» строили при помощи деклассированных элементов, которые не имели прошлого, одно будущее. И соответственно, жить в «городе-саде» должен был уже новый человек, взращенный на новых коммунистических идеалах. Этот человек, несомненно, должен был быть лучше предыдущего во всех отношениях. «Все лучшее – детям!» и «Дети будут лучше нас!» – расхожие идеологические фразы-призывы из арсенала того времени. Тогда всерьез думали, что нового человека можно воспитать, отринув буржуазную мораль и обветшалые, отжившие жизненные ценности и идеалы.

«Самозабвенный труд на благо всего общества – это настоятельная потребность нового человека!.. Труд сделал из обезьяны человека!» – это идеология новой религии труда. К тому же новый человек должен был быть и здоров как бык. Он же еще и «ворошиловский стрелок, готовый к труду и обороне». Оборонять было нужно социалистическое отечество, а не родину!

«Продолжительность жизни все увеличивается и увеличивается. А дальше – будет еще лучше», – утверждали идеологи нового мира. Не иначе как коммунисты надеялись, что со временем их детище – новый человек – обретет бессмертие благодаря успехам медицины.

«Медицина расправилась с такими коварными болезнями, как чума, корь, скарлатина», – бодро рапортовали коммунисты, находясь в плену своих собственных иллюзий. Тем не менее болезней не стало меньше. Это хорошо видно сейчас. Вирус мутирует. Он захватывает все новые слои населения. Чума – это да, с ней расправились; а вот рак, а СПИД, а свиной грипп? Очевидно, дело не только в «окончательно и бесповоротно» побежденных микробах, проявивших предательское коварство, но и в восприимчивости к заболеваниям, обусловленной геномом человека. Не исключено, что эта восприимчивость возрастает, а сам геном человека помаленьку ветшает.

Виноваты в этом отнюдь не комфорт и цивилизация, как пытаются представить это некоторые. А не может ли быть так, что геном человека деградирует, потому что цивилизация катится к своему закату? И происходит этот глобальный процесс подобно тому, как изживает свой срок, ветшает и деградирует с возрастом геном отдельно взятого человека?

Мы не решили вопрос о происхождении человека и не понимаем, куда мы все вместе движемся. Кто будет решать этот вопрос за нас – компьютер? Это вряд ли. «Побасенка» об электронном разуме, который будет обслуживать человека, похоже, так и останется побасенкой. Компьютер будет жить своей жизнью и наслаждаться ею сам. До человека ли ему? (Шутка.)

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»