El RusoТекст

Из серии: Fantasy-world
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
El Ruso | Башибузук Александр
El Ruso | Башибузук Александр
El Ruso | Башибузук Александр
Бумажная версия
238
Подробнее
El Ruso | Башибузук Александр
El Ruso | Башибузук Александр
Бумажная версия
270
Подробнее
El Ruso | Башибузук Александр
El Ruso | Башибузук Александр
Бумажная версия
359
Подробнее
El Ruso | Башибузук Александр
El Ruso | Башибузук Александр
Бумажная версия
360
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Выпуск произведения без разрешения издательства считается противоправным и преследуется по закону

© Александр Башибузук, 2018

© ООО «Издательство АСТ», 2018

ПРОЛОГ

«Первые люди на Терра Нове появились в 1970 году по летоисчислению Старого Света. Это были ученые, случайно открывшие Проход в результате эксперимента с магнитно-резонансными полями высокой мощности. Целая группа ученых-идеалистов и их соратников воспользовалась возможностью основать новую цивилизацию. Часть их коллег осталась в Старом Свете, начав тайную агитационную кампанию, склоняя людей к переселению на новые земли. Даже к их удивлению, желающих переселиться оказалось много. Люди рвались к свободе, к новым перспективам. Нашлись и те, кто взялся финансировать новый проект – состоятельные люди с высоким чувством ответственности за будущее человечества…»

Памятка колониста.

Глава 1. История Терра Новы

Терра Нова, Бразилия, Сан-Амиче.

20 год, 10 число 5 месяца, понедельник, 12:32

Высокий, жилистый и белобрысый парнишка лет восемнадцати стоял у прилавка оружейного магазина. Витрины были заполнены множеством моделей оружия, но парень, не отрывая взгляда, внимательно рассматривал на витрине снайперскую винтовку с ложем скелетной конструкции.

– Ну что, Сержио, созрел наконец? – продавец, усатый толстяк с жизнерадостной физиономией, оторвался от ноутбука, на экране которого извивались в танце несколько обнаженных красоток, и иронично улыбнулся. – Три сменных ствола под разные калибры, оптика «Шмидт и Бендер», сошки, кейс, принадлежности, набор фирменных масел – плюс, так уж и быть, добавлю как подарок от магазина два десятка матчевых патронов. И все это великолепие обойдется тебе в жалкие десять штук. Сущая мелочь. Давай, чувак, не раздумывай…

По лицу парня пробежала досадливая тень. Он отрицательно качнул головой и положил на прилавок купюру:

– Две пачки русских.

Не дослушав, продавец небрежно смахнул купюру в ящик и подвинул к парню две картонные коробочки с надписями на русском языке. А потом, заглянув ему в лицо, презрительно скривился и, преувеличенно медленно отсчитав, небрежно бросил на прилавок несколько мелких монеток.

Парень спокойно собрал их на ладонь и ссыпал в поясную сумочку. Потом взял пачки с патронами и, не говоря ни слова, пошел к выходу.

– Сержио… – вкрадчиво окликнул его продавец. – Предложение дона Рикарду остается в силе. Подумай, парень, ты вполне сможешь заработать на эту винтовку. Эй, подожди, ты ведь сможешь оплатить лечение своего…

Вместо ответа он услышал только звон колокольчика на закрывающейся входной двери, грязно выругался и опять примостил свой обширный зад напротив ноутбука.

Сержио, а если точнее, Сергей Игнатьев по прозвищу Еl Ruso, выйдя из магазина, развернул на голове потертую бейсболку козырьком вперед, прищурив глаза, глянул на ослепительно пылающее на небе солнце, сел на облезлый китайский мотороллер и покатил по улице.

Узкие пыльные улочки выглядели пустынными, население маленького городка под внушительным названием Сан-Амиче предпочитало проводить обеденные часы дома или в забегаловках, накачиваясь ледяным пивом. Да и немного было того населения, потому что добрая его треть всегда отсутствовала, работая вахтовым методом на открытых угольных карьерах, принадлежащих государственной бразильской горнодобывающей корпорации «M.N.B».

Несколько раскрашенных как индейцы на тропе войны проституток, коротавших время в тени возле единственного в городе борделя, мазнули взглядами по пареньку и равнодушно отвернулись.

Возле заправки ему приветливо махнул рукой парень в замасленном комбинезоне. Сергей ему кивнул, свернул на перекрестке, миновал городской полицейский участок со стоявшим возле него обшарпанным броневиком и остановился возле двухэтажного белого здания, построенного в колониальном стиле. Заглушил мотороллер, поставил его на подножку, быстро взбежал по лестнице и остановился в холле возле окошка с надписью «Reception».

– Донна Соареш, я к доктору де Абреу, – вежливо кивнул Сережа внушительной матроне в белоснежном медицинском халате.

Донна Соареш молча показала ему рукой на кушетку напротив и стала накручивать диск на архаичном телефоне.

Через пару минут в холле госпиталя появился низенький худощавый мужчина в очках и с аккуратной бородкой клинышком.

– Ты хотел меня видеть, Сержио? – Доктор сильно щурился, смотря на собеседника.

– Да, доктор, – кивнул Сергей. – Как он?

– Сержио… – Доктор де Абреу снял очки и устало помассировал глаза. – Я же тебе говорил утром, твой отец стабильно тяжелый. Следующая пара недель будет решающей. Большего, увы, пока не могу сказать.

– Его можно увидеть?

– Нет.

Парень достал из сумочки тонкую пачку купюр и протянул доктору.

– Здесь две с половиной тысячи экю. Позже я еще достану…

– Машину продал? – укоризненно покачал головой доктор.

– Неважно, доктор. – Сергей пристально посмотрел на мужчину. – Насколько этого хватит?

– На неделю… – доктор Бальтазар де Абреу старался не смотреть парню в лицо. – Капитул переправляет эти препараты из-за ворот и продает за бешеные деньги…

– Я достану… – Сергей сунул деньги в руку доктору.

– Почему бы тебе не обратиться к дону Рикарду. Насколько я знаю, он предлагал тебе хорошие условия.

– Я достану… – упрямо повторил Сережа и вышел на улицу.

ГЛАВА 1

«…Однако сохранять все в тайне своими силами было сложно, весь проект оказался под угрозой. И тогда был организован Капитул, возглавил который совет ученых, открывших этот мир. Задачами Капитула стали: привлечение как можно большего числа поселенцев, снабжение их всем необходимым, организация новых Проходов на Терру по всему миру, обеспечение безопасности Проходов. Капитул пополнялся новыми сотрудниками, обзавелся агентами во многих странах мира, многие из которых даже не подозревают, для чего и на кого они работают на самом деле…»

Памятка колониста.

Глава 1. История Терра Новы

Терра Нова, Бразилия, Сан-Амиче.

20 год, 10 число 5 месяца, понедельник, 16:32

Масляно отблескивающие детали с металлическим клацаньем постепенно превращались в потертую, но ухоженную самозарядную винтовку Токарева[1] со штатным для нее оптическим прицелом ПУ[2]. Сергей закончил собирать оружие, прошелся еще раз ветошкой по его поверхности и аккуратно уложил винтовку в самодельный брезентовый чехол, после чего отложил его в сторону, подкурил сигарету и откинулся на спинку продавленного кресла.

Негромко жужжал вентилятор, гоняя по хижине волны обжигающего воздуха, грозно порыкивал облезлый холодильник, вопили детишки, азартно гоняя на улице мяч, но Сергей Игнатьев ничего этого не слышал – он был полностью погружен в свои мысли.

Он до судорог ненавидел все в этом городе, даже несмотря на то, что был плотью от плоти Сан-Амиче, став вполне своим для его обитателей, хотя по национальности, да и по внешности он сильно отличался от них.

Городок, даже по меркам Терра Новы, был небольшим, но все равно давно перерос статус поселка. В нем было все, что необходимо для сравнительно комфортной жизни: небольшой госпиталь, школа, мэрия, полицейский участок, представительство Капитула, небольшой гарнизон легкой пехоты Бразилии, два отеля, публичный дом, оружейный магазин и свои трущобы. Особым предметом гордости горожан был маленький полевой аэродром, ну и, конечно же, понтонная переправа. Переправа пересекала один из притоков реки Амазонки, прозванный из-за цвета своих вод в дождливый сезон Rio-Amarillо, что в переводе с испанского языка означает Желтая река. Почему испанское название, а не португальское? Да потому, что при заселении Бразилии здесь осели преимущественно испаноязычные колонисты. Хотя и коренных бразильцев хватало.

Так вот, собственно, на берегу этой реки и расположился Сан-Амиче. А еще через город проходила дорога, идущая из Порто-Франко к самому Рио-де-Жанейро, можно даже сказать, одна из двух главных дорог Терра Новы. Она и являлась одним из градообразующих предприятий. Но только одним, потому что вторым – и главным – были несколько больших открытых карьеров, где добывали ценный коксующийся уголь, который потом по реке сплавляли на новотерранские российские территории.

Конечно, это были не все статьи доходов города, но об остальных, мягко говоря, публично говорить не рекомендовалось.

– Да плевать мне… – угрюмо буркнул Сережа на русском языке, затушил окурок в банке из-под кофе, вытащил из скрытой кобуры на поясе слегка потертый ТТ[3] и, быстро разобрав пистолет, принялся его чистить.

 

Надо сказать, при желании он давно мог заменить этот пистолет на более современную и престижную модель, но вопросы престижа Сергея волновали меньше всего, а боевые качества этого ветерана его более чем удовлетворяли. К тому же, он испытывал некоторую слабость к оружию российского и советского производства, хотя никогда не был в этих странах и информацию о них черпал в основном из книжек. Советский Союз распался еще до его рождения, а Россию он не видел, потому что родился уже на Терра Нове. Вроде бы как. Точно Сергей не знал. Впрочем, в новотерранских российских образованиях он тоже не удосужился побывать, хотя порой и общался с солдатами Российской армии, охраняющими некоторые конвои, идущие через город.

Собранный пистолет с легким стуком лег на столешницу, а сам Сергей вытащил из-под кровати большой рюкзак и, подкурив следующую сигарету, слегка задумался.

– Привет, Сержио…

На пороге хижины появился коренастый парень в драной застиранной футболке и в красных шортах, явно на пару размеров больше, чем требовалось. Возраста он был примерно такого же, как Сергей, но выглядел старше из-за рваного шрама, рассекавшего левую щеку.

– Привет, Хозе… – не вставая, буркнул Сергей.

– Тут такое дело…

Хозе заколебался и замолчал.

– Говори уже.

– Уходишь?

– Да.

Сергей подошел к картонному ящику возле кровати и, вынув из него пару армейских пайков отправил их в рюкзак.

– Мы тут собрали немного денег… – Хозе достал из кармана свернутые в трубку и перехваченные резинкой купюры. – Ну-у… для дона Чена… тут четыре сотни экю…

– Отдай доктору де Абреу.

Сергей, не глядя на гостя, сосредоточенно и аккуратно скручивал лохматую маскировочную накидку.

– Хорошо, – кивнул Хозе. – Когда ты вернешься? Что сказать Лусии?

– Через неделю. – Сергей встал и, взяв гостя за локоть, развернул его лицом к двери. – Все, пока, братишка, я чертовски занят…

– Удачи, Еl Ruso!

Хозе обнялся с Сергеем и вышел из хижины. Через мгновение раздался удаляющийся треск мопеда.

Сережа собрал рюкзак, отложил его в сторону, достал из холодильника бутылку ледяной минералки, прилег на кровать и окинул взглядом хижину. Все как всегда…

Кое-как заштукатуренные кривые стены, сложенные из местного песчаника, шкафчики на стенах, сделанные из пустых электрических щитков, ржавая кухонная плита с газовым баллоном, надсадно тарахтящий холодильник и армейская койка, застеленная куском линялого брезента. Во второй комнате то же самое, разве что отсутствует плита и присутствует большой шкаф, да в уголочке, под маленьким портретом Мао-Цзэдуна стоит бронзовая статуэтка богини Си-ван-му[4] в окружении чашечек с благовониями.

Сергей с Ченом при желании давно могли подобрать себе более комфортабельное жилье, но дело в том, что этого желания так и не появилось – оба отличались удивительной неприхотливостью в быту, да и вообще – по жизни. Крыша над головой есть, еще и не протекает – да и ладно.

У Сергея в очередной раз мелькнула мысль бросить все и как можно быстрее свалить из этого города. И в очередной раз он пообещал себе это сделать, но только после того, как отдаст свой первый и последний долг. Он никогда и никому не был должен, это было против всех его принципов, которые Сергей Игнатьев соблюдал просто с маниакальной твердостью и педантичностью. Но вот этот долг образовался как-то сам по себе и даже против его воли…

Ровно восемь земных лет назад щуплого белобрысого парнишку нашел патруль бразильской легкой пехоты рядом со сгоревшим дотла «Ниссан Патролом». Машина стояла на обочине дороги, в полусотне километров от Сан-Амиче, была вся истыкана пулями, а внутри нее находились два трупа – мужской и женский. Как уцелел сам Сергей, было совершенно непонятно. Он помнил свою фамилию, имя, возраст, национальность, но все остальное полностью исчезло из памяти. Пехотинцы привезли его в Сан-Амиче и передали в руки городских властей. Следствия как такового не было, просто оформили положенные бумажки, да и все. Обычное дело, тогда в этих местах шла настоящая война, банды и разного рода «революционеры» свирепствовали нешуточно, поэтому одиночные машины ездили по дорогам только свой страх и риск. Через Капитул тоже выяснить ничего не получилось – очевидно, родители Сережи, по прибытию на Терра Нову сменили фамилии, а новую Сергей попросту не помнил. А вполне возможно, просто никто особенно и не старался добраться до истины.

Вот тут как раз встал вопрос, что делать с найденышем. Напрашивался очевидный выход: отдать желающим на воспитание. Мер Сан-Амиче Хозе Игнасио Лула да Сильва, добрый католик и неплохой, в общем-то, человек, так и поступил, кинув клич: а вдруг кто из горожан решит усыновить найденыша?

Долго таковых не находилось, у горожан своих детей хватало, но потом все же нашелся один добрый самаритянин. Старый одинокий китаец, Чен Яодун, промышлявший охотой, рыбной ловлей, да и вообще чем придется.

Кандидатуру сочли достойной, и все решилось к всеобщему удовольствию, правда, у Сергея согласия почему-то спрашивать не стали.

Вот с того самого дня жизнь Сереги Игнатьева и стала неразрывно связанной с этой хижиной.

Трудно сказать, каким Чен оказался отцом, во всяком случае, он научил мальчика всему, что знал сам, и научил жизни – конечно, в своем ее понимании. Ну а методы… методы у каждого разные: можно уговаривать, а можно лупцевать бамбуковой палкой до посинения. Серега сразу возненавидел старого китайца, но потом, со временем, как-то сжился с ним, принял его философию восприятия мира, да и вообще, наверное, даже стал считать настоящим отцом.

Чен оказался довольно образованным китайцем. Он прекрасно знал русский и английский языки, великолепно разбирался в китайской традиционной медицине, даже приспосабливал местные растения на ее нужды, был отличным стрелком и охотником, ну и, ко всему прочему, являлся фанатичным маоистом и аскетом. И как бы это противоречиво ни звучало, при всем том прилежно исповедовал даосизм[5].

За исключением даосизма и маоизма, он всеми остальными знаниями щедро делился со своим воспитанником, при этом никогда не ленился использовать бамбуковую трость с рукояткой в виде головы тигра, привезенную еще со Старой Земли. Неизвестно, что больше помогало: трость или общий педагогический талант китайца, но Сергей проявил впечатляющую одаренность в учебе.

А завершили воспитание Сережи Игнатьева улицы Сан-Амиче, где свое место в жизни приходилось выгрызать зубами у таких же остервенелых волчат. И он занял это место, надо сказать, весьма уважаемое, но при этом не занимал никаких ступенек в неформальной уличной иерархии и вообще не принадлежал ни к какой из группировок.

Чен с Сергеем зарабатывали на жизнь, снабжая отборной дичиной и рыбой мясные лавки и рестораны города. Помимо этого, в научно-исследовательской лаборатории при представительстве Капитула им щедро платили за органы некоторых редких обитателей местных джунглей – фармакология Терра Новы уже начала активно приспосабливать эндемики к своим нуждам. Так что, при общем аскетизме этой парочки, жили они довольно безбедно и даже кое-что откладывали на черный день, тем более что Серега всегда находил дополнительные источники дохода. Конечно, втайне от своего приемного отца.

Но тут неожиданно случилась беда: никогда не хворавший Чен вдруг заболел. Сильно заболел, но, как выяснилось, при некотором наличии везения и средств с болезнью можно было справиться.

Заначка моментально пошла в дело, Сергей даже в мыслях не мог допустить, чтобы бросить на произвол судьбы своего наставника и приемного отца. Деньги пошли на то, чтобы выписать из Сао-Бернабео местное хирургическое светило, потому что сам Чен был совершенно не транспортабелен. Профессор прилетел и сделал операцию, вроде как успешно, но теперь предстояли сложный восстановительный период и очень серьезные расходы на медикаменты. Вслед за заначкой ушла машина, почти новый М-151 «Матт», предмет тайной гордости Сергея. Но и этого не хватило.

Оставался вариант работы на фактического хозяина города, дона Рикардо душ Сантуша по прозвищу Barao, то есть «Барон», тем более, что тот давно приваживал парня. Но Сергей его сразу отмел, так как категорически не хотел на кого-либо батрачить, переняв убеждения своего наставника. К тому же, сама личность Барона, да и его дела, вызывали у Сережи искреннее омерзение.

Вот поэтому Игнатьев собрался…

– Черт…

Сергей глянул на циферблат простеньких наручных часов, потом на начинающиеся сумерки за окном и легко вскочил с кровати. Быстро вымыл руки и умылся, накинул чистую футболку, приладил кобуру с пистолетом к ремню на джинсах и вышел из хижины.

Через пятнадцать минут его мотороллер сбавил скорость около большого двухэтажного дома, на торце которого горела неоновая вывеска в виде громадной боксерской перчатки, на которой периодически вспыхивала надпись «Sangue e Areia»[6]. Сквозь раскрытые окна, на улицу выплескивался рев публики, заглушаемый реггатоном и усиленным громкоговорителем, речитативом рефери.

На входе в здание переминались с ноги на ногу два здоровенных чернокожих охранника в белых майках с такой же картинкой, как и на вывеске заведения. Несмотря на то, что в городе не разрешалось носить автоматическое оружие, на плечах громил открыто болтались выглядящие игрушечными на фоне массивных тел израильские пистолеты-пулеметы «Узи»[7] с деревянными прикладами.

Один из охранников кивнул Сергею как знакомому и сделал приглашающий жест внутрь, но Игнатьев отрицательно махнул головой, проехал дальше, свернул на перекрестке налево, потом еще раз налево, и остановился, не доезжая пары метров от белого джипа «Судзуки Сантана». Стукнул пару раз костяшками пальцев по его боковому стеклу, открыл дверцу и сел внутрь.

– Привет…

Сидевший на водительском сидении молодой парень в цветастой гавайке вымученно улыбнулся. Несмотря на то, что в салоне работал кондиционер, его полное лицо было покрыто каплями пота. Говорил он на английском языке с едва заметным акцентом.

– Привет, Кшиштоф.

Сергей проигнорировал протянутую руку и вопросительно посмотрел на парня.

Тот обернулся назад и взял с заднего сиденья небольшую продолговатую сумку, чем-то похожую на портативный холодильник.

– Вот… – сбивчиво забормотал он. – Положишь внутрь капсулу с железой, защелкнешь замки, потом подсоединишь к клапану баллон – он в боковом кармане – и повернешь регулятор. Охлаждения должно хватить на четверо суток, только не открывай раньше.

– Знаю. – Сергей переложил сумку к себе на колени, а потом, глядя на страдальческое лицо Кшиштофа, медленно достал из заднего кармана джинсов целлофановый пакетик с порошком сероватого цвета и положил его на панель. – Ну, я пошел?

– Спасибо, Серж, – парень усердно закивал головой. – Ты же знаешь, за мной не заржавеет. Привезешь товар, я устрою так, что тебе выпишут двойной гонорар. Правда, не обману…

 

Сергей молча кивнул и вылез из машины. Уже на улице у него презрительно скривилось лицо. Больше этого города Игнатьев ненавидел только наркоманов.

Через полчаса он уже лежал на кровати у себя в хижине и смотрел на потолок невидящим взглядом. Сергей редко когда сомневался в себе, вот и сейчас был абсолютно уверен, что все получится, Чен выздоровеет, и они вместе уедут из Сан-Амиче…

ГЛАВА 2

«…Уже в 3 году на Терра Нове проживало около 300 тыс. поселенцев, а в 20 году их количество составило почти 7 миллионов человек, разбросанных на огромной территории. К сожалению, Капитул не смог предотвратить образование государств по национальному, расовому или религиозному признаку, чего руководство Капитула всегда хотело избежать. Люди обнаружили, что земля нового мира богата ископаемыми, идеальна для фермерства. И новообретенное богатство сразу же захотелось переделить. Начались конфликты. Но таков неизбежный путь становления нового мира, собираемого из людей мира старого, со старыми привычками, менталитетом и стереотипами…»

Памятка колониста. Глава 1.

История Терра Новы

Терра Нова, Бразилия, верховье Рио-Амарильо,

предгорья хребта Сьерра-Негро.

20 год, 12 число 5 месяца, среда, 09:00

– Приехали…

Сергей заглушил небольшой мотор и взялся за длинный шест. Дно здесь просто кишело протопленным плавником, совершенно неразличимым под затянутой тиной мутной водой, поэтому Игнатьев решил не рисковать. Тем более, по пути он не жалел бензина и добрался сюда с опережением графика.

Река сильно сузилась: с одной стороны сплошной стеной стояли джунгли, с другой вздымалась высокая скала, сплошь заросшая ползучими растениями. В душном, пропитанном запахом гнили и пронизанном сыростью воздухе стоял тихий гул – над водой носились тучки разнообразных насекомых, за которыми гонялись маленькие, юркие разноцветные птички, больше смахивающие на земных летучих мышей. В джунглях орали, скрипели и на разный лад охали их невидимые обитатели. На свисающих к воде ветках деревьев иногда можно было заметить небольших змей, поэтому Сергей старался не приближаться к берегу. Впрочем, и в самой воде хватало разных тварей, порой впечатляющих размеров и вида, но Игнатьев особо не обращал на них внимания. То, чего здесь следовало серьезно опасаться, днем не охотилось, ну, а остальное, как раз входило в перечень обычных гипотетических опасностей, с которыми приходилось смириться. Тем более, путешествуя с Ченом по этим местам, едва ли не с одиннадцатилетнего возраста, Серега прекрасно разбирался в местной флоре и фауне.

Вскоре на пути стали попадаться огромные кроваво-красные цветы, распластавшие свои мясистые овальные листья на воде. Запахло какой-то ядовито-приторной сладостью. Сергей быстро нырнул рукой в сумку и надел плотно прилегающие к лицу очки с респиратором: водные растения, которые Чен называл «Глазами Вечернего Дракона», были хищными и охотились на летающую живность, распыляя в воздухе ядовитую пыльцу, вызывающую довольно сильную аллергию, чреватую даже параличом.

Как бы подтверждая это, в воздухе пронеслась на растянутых между лапами кожистых перепонках маленькая летучая обезьянка. Едва перелетев лодку, она сложилась в комочек и со сдавленным писком плюхнулась в воду. К ней сразу потянулись длинные усы цветов и утянули слабо подергивающееся тельце куда-то под ряску.

Сергей равнодушно отвернулся; никаких сантиментов по поводу свершившейся трагедии он не испытывал. Слабые умирают, сильные за счет них выживают. Суровый, но справедливый закон, на котором все основано в этом мире. И вообще, Игнатьева редко когда что-либо впечатляло, за что порой он удостаивался от своего наставника прозвища «бездушная скотина». Но и это никак не волновало Сергея. Чена он безмерно уважал и готов был терпеть еще и не такие эпитеты.

Протока вскоре стала расширяться, стало светлее, запах гнили и падали пропал, повеяло свежим воздухом, слегка разбавленным пряными цветочными ароматами. Сергей содрал респиратор и уверенно ввел свою длинную и узкую лодку в небольшое озерцо, в которое со скалы падал небольшой водопад. Вода в озере была гораздо чище, чем в реке, можно было даже рассмотреть снующих на дне разноцветных рыбок. Да и вообще, местечко выглядело очень живописным и красивым.

На берегу стояла небольшая хижина на сваях. Ловко развернув лодку, Сергей причалил и стал выгружать вещи. После чего быстро обмылся, переоделся в свежее белье и, недовольно морщась, развел под складным таганком огонь. Игнатьев умел готовить, но его сильно раздражало, что на это занятие приходится тратить много времени, которое можно было использовать на более полезные дела. На тренировки, к примеру. Поэтому любимой едой парня были полуфабрикаты, консервы и сухие армейские пайки. Вот и сейчас делу умиротворения изголодавшегося желудка должен был послужить сухпай Российской армии, который Сереже подарили проезжавшие с конвоем через город легкие пехотинцы из Артемовска. Сергей ловко сорвал крышки с двух консервных баночек, вывалил их в котелок, потом добавил туда содержимое еще пары пакетов и высыпал по пакетику с солью и перцем.

Уже через пару минут над озерцом поплыл пряный мясной аромат. Сергей подцепил котелок клинком ножа и унес его в хижину, где поставил на пустой ящик из-под российских гранат РГД-5, изображавший собой стол. Еще несколько минут ушло на то, чтобы разжечь ароматические палочки, убойно действующие на летающих кровососов, и повесить на крюки противомоскитный полог с гамаком.

Окинув напоследок удовлетворенным взглядом помещение, приобретшее несколько более уютный вид, Сергей Игнатьев поправил на стене ламинированный портрет Мао, затем потянулся за котелком, но отдернул руку.

Дело в том, что послышался нарастающий сильный гул, очень похожий на звук работы двигателя легкомоторного самолета. Судя по всему, самолет шел очень низко над джунглями. И не один самолет…

– Что за?.. – Игнатьев выглянул наружу и как раз успел заметить ярко раскрашенный самолетик, скользнувший едва ли не над кронами деревьев, а через мгновение следом за ним пролетел второй, уже более крупный. К звукам моторов добавился сухой треск пулеметных очередей. – Не понял…

В самих самолетах ничего удивительного не было. Километрах в ста дальше на север, в предгорьях одного из безымянных отрогов Скалистых гор располагались плантации коки. Это неприхотливое растение удивительно хорошо прижилось на Терра Нове, чем не преминули воспользоваться предприимчивые люди, именующиеся по староземельному примеру наркомафией. Так что самолеты над джунглями летали довольно часто – и большие, и маленькие.

Для Сергея, как и для многих в Сан-Амиче, все это особым секретом не было. Дело в том, что Барон, реальный хозяин города, тот самый дон Рикарду Мария душ Сантуш имел к этим плантациям самое непосредственное отношение.

Особых проблем у Барона с бизнесом не было – он держал на зарплате всех полицейских и армейцев из городского гарнизона. Мало того, поговаривали, что перепадает и местным чиновникам из Капитула. За глубокие тылы дон Рикарду, тоже особенно не беспокоился, он был всего лишь «управляющим», хотя и высокого ранга, а реальные хозяева находились в Рио, где успешно решали свои дела уже с правительством. Словом, бизнес процветал и ширился.

Так вот, картинка с самолетами была вполне обычной, но все же немного выбивалась из нормы. Дело в том, что за «Сесной Скаймастер»[8] гнался и палил из пулеметов винтовой штурмовик, тоже американского производства. Сергей определил это совершенно точно, потому что неплохо разбирался в моделях самолетов. Будь он в окраске бразильских, российских сил или ВВС Капитула, это куда ни шло – наркоторговцев все же периодически гоняли, – но этот «Бронко»[9] выглядел совершенно по-граждански.

Впрочем, Сергей не придал всему этому особого значения, списав на внутренние мафиозные разборки. Бывало и такое. А штурмовик – ерунда – загнали в ворота разобранным и без оружия, а здесь собрали обратно и поставили пушки с пулеметами. Были бы деньги, можно и танк переправить. Броневики у мафиозных парней точно присутствовали. Но Сергея это мало волновало, а если точнее – ему было все равно.

– Да хоть поубивайте друг друга… – равнодушно буркнул он и вернулся к котелку. Есть уже хотелось совершенно непереносимо.

Зачерпывая варево ложкой, Сергей внимательно рассматривал аккуратно сложенную карту, всю разрисованную пометками от руки и иногда измерял на ней расстояние линейкой.

– Держи… – закончив есть, он искрошил в ладони галету и высыпал крошки на пол перед мордочкой миниатюрной изумрудной ящерки. – Лопай крокодил, а мне пора…

Миникрокодил принялся за крошки, а Сергей стал собираться. Через полчаса он стал напоминать собой бесформенную копну листьев, из которой выглядывало раскрашенное бурыми разводами лицо. Да и оно едва различалось на общем фоне маскировочной накидки. Игнатьев вынул из чехла СВТ, ловко обмотал ее маскировочной лентой, перекинул винтовку через плечо, немного потоптался, поправил ремень и вышел из хижины. Ящерка проводила его безразличным взглядом и опять принялась слизывать крошки с пола.

1СВТ-40 – самозарядная винтовка Токарева образца 1940 года.
2ПУ (прицел укороченный) – советский оптический прицел, изначально созданный в 1940 году, для совместного использования вместе со снайперским вариантом самозарядной винтовки Токарева. Имеет 3,5-кратное увеличение.
3ТТ (Тульский Токарева) – первый армейский самозарядный пистолет СССР, разработанный в 1930 году советским конструктором Федором Васильевичем Токаревым.
4Си-ван-му – китайская богиня, одна из наиболее почитаемых в даосском пантеоне. Согласно китайской традиции, Си-ван-му являлась повелительницей Запада, хранительницей источника и плодов бессмертия.
5Даосизм – учение о дао или «пути вещей», китайское традиционное учение, включающее элементы религии и философии.
6Sangue e Areia (порт.) – кровь и песок.
7«Узи» – семейство пистолетов-пулеметов, выпускаемых израильским концерном Israel Military Industries (IMI). Название «Узи» было дано в честь конструктора оружия Узиэля Галя.
8«Сесна Скаймастер» – легкий шестиместный самолет. Оснащен двумя двигателями, один из которых приводит носовой тянущий винт, второй – хвостовой толкающий.
9Норт Америкэн OV-10 Бронко (англ. North American OV-10 Bronco) – американский легкий штурмовик, предназначенный для использования в контрпартизанской войне.
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»