Электронная книга

Точка орбитального удара

Из серии: Томас Брейн #5
4.66
Читать фрагмент
Как читать книгу после покупки
Нет времени читать книгу?
play2
Слушать фрагмент
00:00
Обложка
отсутствует
Точка орбитального удара
− 20%
Купите электронную и аудиокнигу со скидкой 20%
Купить комплект за $NaN
Книга о Боге
Книга о Боге
Книга о Боге
Электронная книга
$5,98
Подробнее
Точка орбитального удара
Точка орбитального удара
Точка орбитального удара
Аудиокнига
Читает Юрий Сазонов
$3,09
Подробнее
Гравити Фолз. ежеДНЕВНИК
Гравити Фолз. ежеДНЕВНИК
Гравити Фолз. ежеДНЕВНИК
Бумажная версия
$4,72
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

© Орлов А., 2017

© Оформление. ООО «Издательство «Э», 2017

* * *

Глава 1

Дорога уносилась километр за километром, водитель, уставившись на дорогу, казалось, пребывал в состоянии окаменевшей статуи, а Оберсту хотелось какого-то общения, однако общения не было. Даже Штуцер, которого он прихватил с собой для компании, вдруг переменился, осознав, что на нем костюм за двадцать тысяч чаков.

Двадцать тысяч за костюм для Штуцера, конечно, перебор, но Оберст нервничал. Хотелось что-то предпринять, как-то выступить в свою защиту, но он сам не знал, как нужно выступать и в чем его прегрешения.

Была, разумеется, мысль сбежать. Имелся на этот случай и маневр отхода, и достаточно средств на всяческих скрытых схемами счетах.

Имелись даже закладки с драгоценными камнями, золотом, платиноидами и баллонами со свободным газом «Ид-Ео», который на закрытых биржах стоил в сотни раз дороже золота.

Одним словом, варианты отходов имелись, но почему-то Оберст ими не воспользовался? Почему? Он и сам не знал.

Ночью ему позвонили и назвали код «Жужелица».

Он чуть с кровати не упал.

Это означало срочный вызов на встречу с шефами. С настоящими высокопоставленными шефами в их шефской иерархии.

Для встречи с другими представителями хозяев площадки имелся другой код – «Зимородок». Но и его Оберст ни разу не слышал. Только код «Оригами», что означало – прибытие курьера с указаниями.

Когда в свое время Оберст попал на это местечко, с ним разговаривал какой-то субъект, которого Оберст на тот момент и принял за крутого хозяина, однако позже стал догадываться, что это также был один из посредников.

В силу каких-то причин хозяева в город не совались. Может, опасались чего, а может, у них и других дел хватало. Одним словом, у Оберста сложилось мнение, что пока все шло хорошо, они не появятся. А если появятся, значит, наступило время последней раздачи.

Никакой вины за собой Оберст не чувствовал, потому, наверное, и не рванул, заметая следы. Никому из подчиненных он тоже ничего не сказал, и «Заводской пустырь» продолжал работать как часы. Только вот Штуцера позвал съездить «на встречу с друзьями» и приказал надеть костюм, который, почти не глядя, заказали по каталогу «Чуи», как потом оказалось – самого респектабельного и дорогого бренда.

Впрочем, на тот момент Оберст не особенно различал цены и каталоги, а Штуцер, получив такой «подарочек», заметно струхнул.

Он мог в одиночку выйти с ножом на десяток врагов, но… Но тут было другое, и теперь он ехал, поджав коленки и выпучив глаза, и Оберст решил его не беспокоить, чтобы не вызвать приступа истерики.

«Чует опасность, сволочь, чует, как животное».

После объявления кода предельной важности Оберст воспринимал все как во сне:

– Мистер Корн?

– Да, это я…

– Мистер Корн, я уполномочен пригласить вас для участия в важном обсуждении. Беседа состоится через девятнадцать часов в мотеле «Чика-Мокко», на северо-восточной окраине города. Вам известно это место?

– И… Известно…

– Правильно ли вы посчитали время встречи?

Последовала пауза, во время которой Оберст лихорадочно переводил взгляд то на настенные часы, то на электронный будильник.

– Я разберусь, – ответил он.

– Замечательно. До встречи, мистер Корн.

– До встречи.

И уже после того, как абоненты разъединились, Оберст еще какое-то время сидел, слушая стук собственного сердца.

«Вот и началось», – подумал он после того, как к нему вернулась способность мыслить.

Прежде он только представлял, что подобное может случиться, однако за точку отправления выбирал какую-то свою огромную ошибку, но сейчас за ним ничего такого не было.

Голос разума говорил ему: беги, ты обеспечен, ты опытен, они тебя не найдут. Однако гордость требовала объяснений: за что?

Не побежал сам и никому ничего не сказал. Так и доехал до «Чика-Мокко», находясь в подвешенном состоянии.

В конце концов, за время своей криминальной карьеры Оберст попадал в ситуации и похуже и ходил на разборки, когда понимал, что накосячил.

Глава 2

Территория мотеля оказалась закрыта. Водитель остановил машину перед натянутой между столбиками цепочкой, на которой болталась табличка «Санитарная обработка».

Впрочем, за цепочкой на просторной парковке находилось несколько внедорожников элитных марок, с мощными литыми бамперами и молдингами.

Только водитель собрался спросить, что делать, как рядом с машиной возникли двое рослых секьюрити в цивильных костюмах. Один из них осторожно постучал в окошко, и водитель опустил стекло.

– Мотель сегодня не работает, воспользуйтесь тем, который в семнадцати километрах дальше по шоссе.

– Скажи, что приехал мистер Корн, – сказал Оберст.

– Я привез мистера Корна, – добавил водитель.

– Ах вот как?

Секьюрити наклонился, чтобы заглянуть внутрь.

– Это я, – поднял руку Оберст, презирая себя за это раболепие. Ну кто еще мог сидеть на заднем диване с микроклиматом и акустической регулировкой, если не главный пассажир?

– Мистер Корн, мне приказано проводить вас…

– Я не один, со мной помощник, – сказал Оберст, и секьюрити взглянул на сидевшего рядом с водителем Штуцера.

– Как его имя?

– Шту… Э-э… Как твое имя?

– Соболевский, сэр.

– Да, Казимир Соболевский! – вспомнил Оберст.

– Одну минуту…

Секьюрити распрямился и стал докладывать своему старшему. Через полминуты пришел ответ.

– Хорошо, сэр, – снова заглянув в окно, произнес секьюрити. – Вы и ваш помощник можете пройти со мной. Выходите, а ваш водитель поставит машину на площадке.

Оберст со Штуцером выбрались из салона и двинулись следом за секьюрити.

А между тем светило солнце, и по небу пробегали редкие облака. Стояла хорошая погода и по здешним меркам – весьма редкая, а в номере, куда пригласили Оберста с помощником, было сумрачно. Свет не горел, жалюзи были опущены.

Это не добавило Оберсту оптимизма, но он постарался, чтобы на лице его настроение не отражалось – что бы ему тут ни угрожало.

Но ему не угрожали. За простеньким столом сидели трое. При таком плохом освещении Оберст даже не смог бы их описать.

– Присаживайтесь, мистер Корн, – произнес один из присутствовавших, кажется, тот, что справа.

– И вы, и ваш помощник. Присаживайтесь, – повторил он.

Гости сели. Оберст кожей чувствовал, как наэлектризован воздух, но это был не гнев, это какая-то… ответственность, что ли? И потом – их даже не проверили на наличие оружия, а ведь, помимо пистолетов, они могли пронести экстракторы ядовитых кристаллов, которые не прощупать никакими сканерами – только личный досмотр.

– Как дела на нашей площадке?

Этот вопрос задал тот, что был посередине. Теперь Оберст лучше ориентировался – его глаза привыкали к полумраку.

– Наши дела идут хорошо.

– Почему не отлично? – спросил тот, что сидел слева.

Под Штуцером скрипнул стул.

– Потому, что у нас очень специфический бизнес, сэр. Мы делаем свою работу на отлично, однако агрессивная среда вносит свои поправки.

– Что же это за среда? – уточнил тот, что был справа.

– Полиция, конкуренты, клиенты.

– А что за проблемы с полицией? У нас с ними заключен договор, – сказал тот, что был посередине, и все вместе шефы обменялись взглядами.

– Договор бы заключен с предыдущим руководством, нынешнее о нем только слышало.

– Они хотят нарушить его?

– Нет, сэр, и они меня лично в этом заверили.

– А что же конкуренты?

– Конкуренты – дерзкие. Любой неверный шаг они готовы истолковать как ошибку или слабость и тотчас пытаются прощупать – насколько мы крепки.

– И что?

– Мы немедленно даем отпор.

– Похвально. Ну, а что не так с клиентами?

– Клиентура неустойчива психически. Часто случаются беспорядки, для подавления которых приходится содержать штат специальной охраны.

– До нас дошли слухи, что у вас был конфликт с полицией, – сказал тот, что сидел справа.

– Не с полицией – нет. С одним из полицейских. Это «инспектор по безопасности», они имеют некоторую независимость и иногда работают по собственным проектам.

– Что за проект был у него?

– Судя по всему, наша территория, – признался Оберст, подавляя вздох. Хозяева снова переглянулись.

– Откуда такие выводы?

– Он дважды прорывался к нам с шумом, второй раз даже со стрельбой. А когда понял, что больше такой возможности мы ему не предоставим, организовал шпионскую сеть, закладывая передающие чипы в карманы наших клиентов.

– И что, по-вашему, он пытался выяснить?

Оберст вздохнул.

– Первое, что само просится в руки, – его интересовали каналы поставки продукции третьего и четвертого разряда, то есть того, что мы не можем произвести на месте. Это – что касается собственно бизнеса, ну, а второе – его могли интересовать вы.

К удивлению Оберста, троица спокойно отреагировала на это сообщение.

– Что вы предприняли в отношении этого полицейского?

– Он уничтожил у нас целую группу, поэтому мы обратились к специалистам, которые должны были закрыть эту проблему, но у них не получилось.

– Почему? Плохие были специалисты?

– Нет, специалисты были очень хорошие, но у объекта оказалось неожиданно хорошее прикрытие. Для исполнителей это стало сюрпризом.

– И вы не думали, с чем это связано?

– После неудачной акции объект исчез на пару недель, и я решил, что лучше выждать, пока не появится какая-то ясность. Признаться, этот инспектор-одиночка беспокоит меня. Слишком активный, слишком дерзкий, слишком хорошо подготовлен, и это неожиданное прикрытие…

Оберст замолчал. Откуда в нем эта болтливость? Со страху, что ли?

– Ну что, будут еще вопросы к мистеру Корну? – спросил тот, что сидел посередине.

 

Вопросов не было.

– Что ж, господа, спасибо, что не отказали нам в удовольствии побеседовать с вами. Всего хорошего.

Оберст поднялся. Штуцер тоже. Они не знали, чего теперь ожидать, – как-то все непонятно складывалось.

Дверь открылась, в проеме появился охранник, но оружия у него не было. Просто стоял и ждал, когда выйдут.

Гости направились к выходу, но в последний момент один из троих хозяев сказал:

– Мистер Корн! Задержитесь еще на минутку…

Штуцер уже был в коридоре, и охранник прикрыл дверь.

– Мистер Корн, а вы бы не хотели возглавить один из холдингов в городе?

– Холдинг? – переспросил Оберст, чтобы как-то собраться с мыслями. Слишком уж все здесь происходило неожиданно.

– Да, холдинг.

– А какой?

– «Элеватор».

Глава 3

Это была лишь информация к размышлению, после чего дверь снова открылась и Оберст вышел.

Он понял, что ему предложили, однако боссом «Элеватора» являлся Эрнандо Ориенти – Железный Эрнандо, как называли его те, кто пытался интриговать, чтобы занять его место, но потерпел поражение.

А тут вот так просто – «а не хотели бы вы»?

Нет, Оберст имел определенные амбиции, но он не был безумцем, чтобы атаковать «Элеватор» и валиться на обочину с пробитой башкой, как сотни других наемников. «Заводской пустырь» был заметной организацией, но что он такое против «Элеватора»? Так – просто блоха.

И тем не менее предложение поступило. А в том, что это предложение, Оберст не сомневался.

Он вернулся к своему экипажу, плюхнулся на роскошный диван, и машина поехала. А в номере ничем не примечательного мотеля остались трое, их работа еще не закончилась.

– Надо выяснить, что это за полицейский такой… – сказал один из троих, поднимаясь. Он прошелся по номеру и присел на кровать, чтобы проверить, насколько она мягка.

– Предлагаю упростить задачу, – сказал другой, вытягивая под столом ноги.

– Каким же образом?

– Нужно надавить на здешних политиков, ну или хорошо попросить – пусть этого полицейского перебросят на место, где ему будет не так просто затеряться среди городской толпы. Вот тогда мы и увидим, какие к нему тянутся ниточки.

– Если они вообще есть, эти ниточки, – буркнул третий из присутствовавших. И, достав из кармана коробочку для пилюль, забросил парочку в рот.

– Магнитное рассогласование? – спросил сидевший рядом.

– Оно самое…

– Я вижу, ты перешел на третий номер.

– Второй не помогает.

– Нужно переформатирование…

– Без тебя знаю. Предлагаю прямо сейчас заняться здешними политиканами, поджарить им задницы и до вечера убраться к себе на Гольяр, а то меня от здешней сухости уже пучит.

– Это да, сухость здесь зашкаливает, – согласился тот, что сидел на кровати.

Он еще раз провел ладонью по шершавому покрывалу и сказал:

– И как только они спят на этом? Я бы не смог.

– Слишком жестко?

– Слишком мягко. Ну, хватит болтать – пора.

Все трое поднялись и вышли в коридор.

– Куда едем, сэр? – спросил старший секьюрити у главы комиссии.

– В Гринланд.

Через пять минут, погрузившись в машину, они уже неслись по шоссе в сопровождении еще трех автомобилей охраны.

Развалившись на широком диване, все трое молчали, поглядывая в окно на проносившиеся пейзажи.

– Природа здесь попышнее, чем у нас, – сказал один.

– Другая сторона сухости воздуха, – добавил другой.

– Думаете, в «Элеваторе» выгорит? – спросил третий.

– Выгорит. У нас там два агента – один явный, он поведет службу безопасности по ложному пути. А другой – основной, – ответил ему коллега и снова достал коробочку с пилюлями.

– Этот полицейский…

– Что полицейский?

– Что, если он агент ИСБ?

– Нет, он не агент, – возразил тот, что сидел с другого края дивана и смотрел в окно.

– Почему так думаешь?

– Если он действует дерзко, он не ИСБ. Это не их стиль.

– А если они поменяли стиль для этого случая?

– Вряд ли.

– А я, пожалуй, соглашусь с Леоном, – сказал тот, что принимал пилюли. – В данном случае это может быть рука «имперцев». Площадка на пустыре – наш самый заметный актив, и через него пытаются выйти на нас, поскольку в Гольяре у нас все прикрыто.

– Согласен, у нас там прикрыто. Но мы с вами упускаем еще один вариант…

– Драккены? – уточнил Леон.

– Драккены.

– Но это не их территория.

– И не наша. Кто первым захватит, тому она и достанется.

– Подумать только, мы один народ и уже сколько столетий ведем войны… – произнес Леон и вздохнул, отворачиваясь к окну.

Его спутники недоуменно переглянулись, и тут Леон засмеялся.

– Здорово я вас поддел, да?

Спутники заулыбались.

– Сэр, куда нам в городе? – прозвучал из динамика голос старшего секьюрити.

– К полицейскому управлению, Кларенс, – отозвался тот, что сидел посередине.

– Принято.

– Почему к управлению, Саймон? Полиция не самая главная власть в Гринланде, – удивился тот, который злоупотреблял антимагнитными пилюлями.

– Полиция знает много и стоит недорого по сравнению с центральной властью. Узнаем, чем дышит город, а потом направимся к мэру.

– Ты непревзойденно мудр, Саймон, – заметил Леон, отвлекаясь от созерцания природных красот за бронированным стеклом.

– Спасибо, приятель.

Глава 4

База Воздушного патруля «Сольвейг» располагалась в трехстах километрах на северо-запад от Гринланда.

Там парковалось сорок бортов, из которых только двадцать два были боевыми, а остальные занимались обеспечением, и пилоты на базе также делились на боевых и тыловиков, отчего между ними часто возникали конфликтные ситуации, впрочем, редко перераставшие во что-то серьезное.

Секрет примирения таился в баре «Дюймовочка-Дюбель», который располагался недалеко от входа на базу и где быстро решались все спорные вопросы из-за того, что заведениям, работавшим в интересах Министерства порядка и безопасности, полагались налоговые льготы.

Нет налогов – низкие цены. Низкие цены – много клиентов. Много клиентов – все блюют, но пострадавших не бывает.

Бар был просторный, с приятным ненавязчивым освещением, а потому здесь имелось достаточно углов, где можно было уединиться с целью развития романтических знакомств, а также для бесед на профессиональные темы.

Чувствуя себя здесь не слишком комфортно, начальник службы безопасности базы, стараясь выглядеть незаметным, пробрался до второй колонны и там за столиком на двоих обнаружил своего гостя.

Просто увидел силуэт.

Пару дней назад ему на коммутатор пришел вызов, и человек с нейтральным голосом без интонаций посоветовал прийти в этот бар, чтобы обсудить аспекты его служебных обязанностей.

Майор Лундгрен повиновался. Не то чтобы у него не было выхода – напротив, он в силу служебной необходимости обязан был принимать подобного рода вызовы.

А вдруг это не глупости? Вдруг это реальный след против безопасности?

Он получал жалованье и учился на спецфакультете не для того, чтобы ездить с семьей в загородный домик на барбекю. Он служил Империи, он делал карьеру, и он не хотел подводить тех, кто возлагал на него определенные надежды. А потому пошел на весьма сомнительный и неподготовленный контакт – на подробную проработку времени уже не было.

Он даже не доложил по инстанции, хотя и обязан был сделать это по инструкции, однако не хотел выглядеть простачком, ведь это могла оказаться всего лишь чья-то глупая выходка.

Силуэт за столом сделал рукой приглашающий жест. Лундгрен еще раз огляделся, подозревая, что где-то может находиться прикрытие гостя, однако ничего особого не заметил, только подвыпившие посетители, пьяные разговоры, женский смех. Всё как обычно.

Подойдя к столику, он опустился на стул, сразу попадая в зону акустического контроля. Музыки и посторонних звуков здесь почти не было слышно, только негромкое шипение чайника с майсагой – местной разновидностью бодрящего напитка с кофеином.

– Добрый вечер, майор Лундгрен, – поздоровался незнакомец с невыразительным лицом.

– Добрый вечер, – кивнул майор. – С кем имею честь?

Незнакомец убрал ладонь, и под ней заиграла голограммами карточка.

«Подполковник У. Штольц, военно-транспортная полиция, оперативный отдел». И номер – прописанный очень четко.

Майор кивнул, и Штольц убрал удостоверение.

– Майсаги? – спросил он.

– Пожалуй, – кивнул майор. Штольц приподнял салфетку, под которой пыхтел маленький чайник, а рядом стояло несколько прозрачных бокальчиков с ручками – из таких тут пили этот напиток.

Предоставив майору самому выбрать бокал, чтобы тот чего не подумал, Штольц взял бокал для себя и разлил напиток себе и майору.

– Итак, зачем военно-транспортной полиции устраивать подобную тайную встречу со службой безопасности базы? – спросил майор и попробовал напиток, пока тот еще был горячим.

– У меня для вас есть важная информация.

– Можно было сообщить ее через коммутатор.

– У всех коммутаторов много ушей.

– Допустим. Так в чем же дело?

– Ваши солдаты из роты охраны живут во внешних казармах, так?

– Так.

– Все?

– Нет, четверо живут в поселке.

– Разумеется, вы держите руку на пульсе? Я имею в виду – держите их под контролем?

– Боюсь, я не должен говорить с вами на такие темы.

– Хорошо. Я зайду с другой стороны. – Гость сделал глоток майсаги и отставил бокал. – Не появилось ли у ваших солдат, тех, которые в поселке, подружек в последнее время?

– Вы полагаете, я должен это знать?

– Это ваша обязанность.

– Вы разыскиваете каких-то женщин? – спросил майор, продолжая уклоняться от откровенности. Ему не нравилось, что приходиться общаться с каким-то транспортным полицейским. Все же ему следовало доложить начальству и лишь потом отправляться на эту встречу.

– Я облегчу вашу задачу, майор. Ваши солдатики – так себе богатыри, а у их девчонок – внешность кинозвезд. И появились они совсем недавно – от трех суток до недели.

Майор попробовал майсагу и даже не разобрал – остыла или нет.

– Вы как будто заглядывали в мои сводки, подполковник, – признался майор Лундгрен. Он оценил осведомленность собеседника, который точно описал все факты.

– Вынужденный метод при нехватке сведений, – улыбнулся тот.

– У меня есть эта информация, и, разумеется, мы держим под контролем все контакты персонала базы. Что дальше? Насколько я понял, эти девицы какие-то злонамеренные?

– Да. Они постараются пройти на территорию базу.

– Зачем?

– Полагаю, чтобы сделать закладки в блоки управления истребителя «Акрон».

– Даже так? Но это непросто.

– Им даже не придется забираться в кабину. Попросят показать самолетики, повертят впечатляющими частями тела, и бойцы допустят их к машинам. Так красотки подцепят внешнего взломщика. С расстояния в два-три метра до блока управления он будет иметь преимущества перед всеми вашими стационарными фаерволами, размещенными на периметре охраны.

– И что это им даст? Постараются завалить машину во время тренировочного полета?

– Нет, они хотят угнать «Акрон».

– Ничего себе, – майор почесал в затылке. – Значит, их нужно срочно брать? Или лучше прямо на базе с поличным?

– Нет, майор, брать их не требуется. Нужно позволить им угнать истребитель.

– Но это же…

– Соответствующий приказ от начальства вы получите, – заверил гость.

– А знаете, для транспортной полиции у вас слишком длинные руки, подполковник, – заметил майор.

– Что делать? Стараемся, работаем. Ну, мне пора, а вы, если хотите, можете посидеть еще и заказать что-то, разумеется, за мой счет, – сказал подполковник, поднимаясь.

– Вы очень любезны, но мне тоже пора. В свете услышанного пойду подбивать результаты, нужно быть во всеоружии.

На том они расстались и отправились по своим делам, а заведение продолжило грохотать музыкой, дымить синтетическим табаком и благоухать ароматами дешевых напитков.

С этой книгой читают:
Перехват
Алекс Орлов
$2,06
Острова
Алекс Орлов
$2,06
Сфера
Алекс Орлов
$2,06
Бронебойщик
Алекс Орлов
$2,06
Шварцкау
Алекс Орлов
$2,06
Мир Цитадели
Андрей Круз
$2,81
Развернуть
Нужна помощь
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»