Зима. Согрей мое сердцеТекст

Из серии: Сердца #2
4
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Глава 1

– Ладно тебе, малышка. Чего выдрючиваешься? – запах недельного перегара обжигает ноздри, а этот урод продолжает прижимать меня к столу.

И как я могла согласиться на это? Жить в квартире с двумя незнакомыми парнями… «Они абсолютно безобидные», – твердила Женя. Ага. И ее бывыший в соседней комнате сейчас доказывает, какой он милый и замечательный. Но, судя по крикам, ей это очень даже нравится.

– Отвали! – в очередной раз пытаюсь оттолкнуть от себя Рому, который, видимо, свято верит, что женское «нет» на самом деле – «да».

– Сейчас-сейчас… – бормочет он, пытаясь усадить меня на столешницу и втиснуться между ног.

Пьяный урод! Раздражение вперемешку с отвращением и страхом вызывает тошноту. А я ведь думала, что это веселое приключение вместе с лучшей подругой. И оно бы и было таким, если бы у Жени в голове не гулял шальной ветер.

– Рома! – рычу, упираясь ладонями в его грудь. – Отпусти! – последнее предупреждение.

Он смотрит затуманенным взглядом и гаденько так улыбается.

– Ксюшенька, ну чего ты? Хорошо ведь посидели. Вон, Женька с Колькой уже продолжают во всю. И мы тоже могли бы раз… – Рома скулит, не успев закончить фразу, и пятится назад, прижимая ладони к своему достоинству. – Тварь… – пискляво выдавливает он.

Силы я не пожалела, не смотря на внешнюю хрупкость, их у меня предостаточно, а значит пара минут форы теперь точно есть. Несусь в коридор и хватаю свою так кстати еще не разобранную спортивную сумку с вещами и рюкзачок. К черту этот гадюшних. Я не буду жить здесь три недели. Если Женю все устраивает, пожалуйста, но меня… Прикосновения этого урода ощущаются мерзостью на коже. Ни за что!

Быстрый спуск по лестнице, поворот в соседний двор, бегом по тротуару к круглосуточному супермаркету. Здесь хотя бы светло, но вот безопасно ли? Почти час ночи.

Останавливаюсь недалеко от входа в магазин и достаю пачку сигарет. Щелчок зажигалки. Вдох. Выдох. Наблюдаю, как серый дым поднимается в абсолютно черное небо, запрокинув голову. Привет, Ростов-на-Дону. Ну ты то хоть рад меня видеть? Скучал? Я вот очень.

Следующие минут десять листаю список контактов, но так и не решаюсь никому позвонить. Родителям? Они тут же вернут меня обратно в Краснодар и заставят проходить практику там. Брату? Скорее всего, он сделает то же самое. Есть еще один человек. Знаю, что последний год он живет здесь, но… Согласится ли он помочь мне? Не поменял ли номер? Мы не общались уже довольно долго и не очень красиво попрощались в последний раз, но… Он же не девочка, чтобы обижаться на такое. Да и судя по его инстаграму, он быстро забыл обо мне.

Задерживаю дыхание и жму на зеленую трубку. Сердце поднимается к горлу, и я зажмуриваю глаза, когда слышу первый гудок.

Давай же, Зимин! Ты мне очень нужен. Возьми трубку.

– Ксю? – довольно бодрым голосом спрашивает Дима.

Он не удалил мой номер? Надо же.

– Э-э-э… Привет.

– Что-то случилось? – взволнованно, а еще… немного сбивчиво. Он там что, марафон бежит?

– Случилось. Я в Ростове и мне нужна твоя помощь. Ну… В общем, вышло небольшое недоразумение с жильем, и мне негде переночевать.

– Где именно ты находишься?

Называю улицу и супермаркет, ощущая, как нервный узел в животе развязывается. Как же мне повезло…

– Только не звони Саше, – прошу торопливо.

– Брат не знает, что ты здесь? – на заднем плане слышится какая-то возня.

– Нет. Он в курсе, просто… Ты же его знаешь. Перепсихует и помчится сюда. Я не хочу пугать Настю, она и так вся на нервах из-за свадьбы.

– Ладно. Разберемся. Мне ехать минут двадцать. Зайди в магазин и потуси пока там. Окей?

– Хорошо. Спасибо, – выдыхаю с облегчением.

А так ведь все хорошо начиналось. Мы приехали с одногруппницей и по совместительству с моей лучшей подругой Женькой проходить летнюю практику в местном кинотеатре. Ее бывший парень согласился приютить нас на это время, обещав отдельную комнату и хорошую компанию. Но… У Евгении после двух бокалов проснулись былые чувства, ну или кое-какие другие, и бывший быстренько перешел в разряд настоящего. Хотя, зная ее достаточно хорошо, это продлится ровно до тех пор, пока она не найдет кого-то поинтересней. Она девушка довольно… любвеобильная, но как человек совсем не плохая, просто не привыкшая заморачиваться ни на чем. Собственно, хорошая компания превратилась в отвратительную, а комнату мне предложили делить не с Женей, а с Ромой. Так себе перспектива.

Вот уже пятнадцать минут уставший продавец, подперев пухлую щеку кулаком, косо пялиться на бесцельно бродящую между стеллажами меня. Решаю из вежливости купить пачку сигарет, зажигалку и жвачку. А что? Лишними не будут.

Мужчина несколько раз заглядывает в паспорт, прежде чем пробить товар, а затем злобно бубнит о вреде курения и тупоголовой молодежи, но не продать не может. Мне девятнадцать, скоро уже стукнет двадцать. Все по закону.

Свет мерцает сквозь стеклянные двери, и я замечаю, что у входа в магазин останавливается мотоцикл. Нет. Не-е-ет… Это не может быть Зимин. Бред какой-то.

В кармане джинсов звенит телефон, и я медленно шагаю на выход. Двери автоматически разъезжаются в стороны, впуская меня в летнюю ночь, которая радушно принимает в теплые объятия после холодной хватки кондиционера. Встречаюсь взглядом с мотоциклистом, и тело цепенеет. Как и всегда, если передо мной он.

Расслабленная поза, словно байк под ним ничего не весит. Одна нога в черном кроссовке касается земли, правая рука на руле, а левая сжимает шлем. Кожаная куртка натянута на крепких плечах. На губах играет привычная насмешливая полуулыбка.

Отшвыриваю это сковывающее чувство и шагаю вперед. Чего это я засмотрелась? Видела ведь этого чудика, не раз и не два. Соскучилась что ли? Скорее всего, ведь наша последняя встреча была больше двух лет назад.

– Привет, малая, – Дима убирает телефон в карман кожанки и протягивает мне шлем.

– Привет. Я…

– Поехали. Дома все расскажешь.

Перекидываю длинную ручку сумки через плечо и с недоверием оглядываю мотоцикл. Я в них не разбираюсь и поэтому все, что могу сказать: у него одна круглая фара спереди, куча блестящих хромированных деталей, огромные колеса и кожаное сидение. Все!

Я вообще боюсь этих железных коней. Да и Зимин никогда не отличался любовью к экстриму. Хотя вряд ли я знаю его так же хорошо, как и раньше. Даже не уверена, что так уж и много знала о нем всегда.

– И давно ты водишь мотоцикл? – подхожу вплотную к этому ужасу на двух колесах.

– Да это не мой, – Дима одевает шлем мне на голову и усмехается, глядя в глаза. – Ты позвонила так внезапно, а он бесхозный стоял у меня во дворе уже неделю. Вот я и решил, что это отличный повод покататься.

– Что? – пытаюсь отойти назад, но Зимин удерживает меня за руку и тихо смеется.

– Шучу я, Ксю. Мой это. Не волнуйся. Давай лучше запрыгивай и держись крепче, – хлопает защитным стеклом на шлеме, заставляя меня зажмуриться.

Вот же… Шутник, блин. Ладно. Выбора-то особо нет. Кроме Зимина у меня нет хороших знакомых в городе. Он самый надежный вариант.

Занимаю место позади Димы, поправляю сумку и теряюсь. Конечно я знаю, что положено обнять его и прижаться к спине. Растечься лужицей и наслаждаться запахом кожаной куртки, но… Простите, с этим не ко мне.

– Ты точно умеешь водить? – ерзаю на сиденье, чувствуя себя на быке Родео.

– Не доверяешь мне? – бросает, повернув голову.

– Свою жизнь? – обнимаю Диму, смыкая руки на его животе. – Не очень…

Ответом служит мягкий еле слышный смешок, а затем мы срываемся с места. Адреналин поджигает нервные окончания, заставляя напрячься всем телом. Сильнее сжимаю Зимина, особо не заботясь, что могу сломать ему ребра. Клянусь, я чувствую как он смеется. Ненормальный!

Скорость становится больше, шум в ушах заглушает мысли. Темная дорога, редкие ночные автомобилисты и цветные полосы огней проносятся мимо. Ветер касается открытой кожи и вместе с холодом наполняет тревогой и страхом, но в один момент все становится по-другому.

Боязнь медленно отступает и приходит восторг. От скорости. От ощущения полета и вкуса свободы. Забываю обо всем, что произошло час назад, и о предстоящих трудностях с жильем тоже. Есть только сейчас.

Счастье от такого простого действия, как поездка на мотоцикле. Не знаю, играет ли роль персона водителя, в любом случае, доверие к этому парню точно играет. Если бы это был кто-то другой, я бы даже не села. А так еле сдерживаюсь, чтобы не заорать во все горло о том, как мне круто сейчас.

Притормаживаем на светофоре, и Зимин поворачивает голову в сторону.

– Можешь покричать, – громко произносит он с улыбкой в голосе.

– Я не…

– Знаю, что хочется. Давай, Ксю! Это же весело! – резко стартует и мгновенно набирает скорость.

Закрываю глаза, собираясь с мыслями. Проораться мне не помешает. Плюс еще и разрешили… Если Зимин оглохнет, я не виновата.

Поднимаю защитное стекло на шлеме, встречая кожей злой хлесткий ветер, но это ничего. Набираю в грудь побольше воздуха и ору что есть сил, словно на концерте Скриптонита (прим.автора: казахстанский рэп-исполнитель и битмейкер, участник творческого объединения Gazgolder). Запрокидываю голову и вижу верхушки проносящихся мимо деревьев и фонарных столбов. Как же круто! Невероятно.

Мои радостные возгласы перемешиваются с шумом движения, гудками недовольных автомобилей, которые с легкостью обходит Зимин. Сливаюсь с городом и моментом. Счастлива в эту секунду. Только сейчас абсолютна свободна.

Слезаю с байка, еле-еле ощущая собственные ноги. Зимин тоже спускается на землю, но при этом держится довольно уверенно. Ну еще бы. Ему-то не впервой. Дима стягивает с меня шлем, забирает сумку и довольно лыбится.

 

– Что? – хрипло спрашиваю, убирая белые пряди спутанных волос с лица.

– Ничего, – Дима насмешливо дергает темными густыми бровями идеальной формы.

Черт! Девки бы убили за такие. Честно. Это какой-то подарок природы. Он и весь ничего, но брови…

– Как ощущения от первой поездки на мотоцикле? Горлышко не болит? – снова этот снисходительный тон, словно к ребенку обращается.

Я уже давно выросла. Неужели в прошлый раз он так это и не понял?

– Думаешь, ты у меня первый? – ухмыляюсь, вскидывая подбородок. – И мое горлышко в порядке.

Зимин качает головой, кривовато улыбаясь и отводя взгляд. Звучит короткий звук сигнализации, и моя рука тонет в большой горячей ладони.

– Идем, – говорит Дима и влечет к одному из подъездов старой девятиэтажки.

Шагаю следом, стараясь игнорировать дрожь в коленях и сухость во рту. Нет. Это не из-за того, что я иду в квартиру к парню, о котором мечтала лет десять, посреди ночи и не могу унять волнение, просто тело еще не отошло от скоростной поездки.

«Не больше, чем младшая сестренка», – слова Зимина всплывают в воспоминаниях так четко, словно он только что снова произнес их. Только вот во мне больше ничего не разбивается и не болит. Сердце надежно скованно льдом.

Может когда-то я и была влюблена в лучшего друга своего брата всем своим детским существом, но теперь… Я в принципе не способна на подобные чувства.

Зимин открывает железную дверь и крепко матерится с порога. Становится не по себе. Он заводит меня за руку в темную небольшую прихожую и усаживает на пуф.

– Посиди здесь чуть-чуть, – говорит полушепотом и опускает вещи на пол возле моих ног.

Дима входит в соседнюю комнату, оставив дверь приоткрытой. Узкая полоска света, позволят разглядеть передо мной большой шкаф, слева две межкомнатные двери и справа еще одну.

– Зайка, я что не по-русски выразился? Ты уже давно должна была уйти, – голос Зимина, но тон… Высокомерный и дерзкий. Вроде назвал ту, к кому обращается, ласково, но это совсем не похоже на милый жест.

– Но я… Мы ведь не закончили, – отзывается девушка.

– Ну, ты-то закончила.

– Но…

– Одевайся!

Неловкость давит на плечи. Черт! Я ведь не знала, что он здесь с девушкой. Стремно вышло. Так и сижу тихонько в полумраке, кусая губы, пока кто-то не включает свет.

Пара блестящих темных глаз тут же впивается в меня, а затем стреляет в Зимина. Только вот если я практически чувствую пулю у себя во лбу и невольно напрягаюсь, Дима никак не реагирует на ментальный выпад его девушки.

– Это что она? – в голосе «снайперши» столько удивления. – Эта лахудра?

Поворачиваю голову и в стекле двери вижу свое отражение. «Я упала с сеновала, тормозила головой». Теперь понятно, почему Зимин так загадочно улыбался во дворе. Вот гад!

– Это младшая сестра моего друга, – спокойно отвечает Дима. – Тебе пора, зайка. Я позвоню.

– Друга? – насмешливо переспрашивает «зайка», которой я уже очень хочу оторвать ушки, но решаю не вмешиваться. Это их дела. Пусть сами и разбираются.

Зимин тяжело вздыхает и открывает входную дверь, недвусмысленно намекая, что ей уже реально пора свалить.

– Доброй ночи, – не терпящим возражений тоном произносит Дима.

Девушка влезает в туфли на высоченных каблуках и нервно поправляет короткую джинсовую юбку. Она бросает на меня последний взгляд, тряхнув шикарной медной гривой, и шагает на лестничную площадку, успев по пути смачно обслюнявить Зимина. Заявляет на него права? Да пожалуйста, дорогая. Я и не претендую.

Дима закрывает дверь и поворачивается ко мне. Медленно наклоняет голову и приподнимает уголок губ. И чего так уставился? Ах да…

– Мог бы и сказать, что у меня гнездо на голове, – бурчу я, раскрывая сумку, чтобы найти расческу и привести себя в человеческий вид.

– Думал, так и должно быть. Тебе даже идет, – хмыкает.

– Ага. Так же как и тебе эти клоунские штанишки, – киваю на его красные спортивки.

– Влез в первое, что нашел. Ты позвонила в час ночи.

– Странно, что у тебя вообще есть такие, – прохожу расческой по волосам, все еще насмешливо разглядывая крепкие ноги обтянутые красной тканью. Сексуальненько, но не для выхода в свет…

– Странно, что я еще не позвонил Мору и не передал тебя в его заботливые руки.

– Классные штаны, Зимин. Цвет, фасон… Тебе хорошо, – тут же исправляюсь я.

Беспокоить Сашу совсем не хочется, он же уже через полчаса примчится сюда из Новочеркасска и начнет читать мне нотации. С тех пор как Настя его «оживила», он все пытается компенсировать тот год, на который выпал из моей жизни и сует свой нос во все мои дела. Только вот мне это не нужно. Я люблю брата и не держу никаких обид.

– А тебе хорошо с натуральным цветом волос, – Зимин подходит ко мне и ерошит только что причесанные волосы, светлые пряди которых теперь только наполовину пепельно-белые.

– Прекрати! – отпихиваю его руку. – Представь себе волосы имеют свойство отрастать.

Терпеть не могу, когда со мной обращаются как с ребенком, а Зимин отчего-то никак не хочет признавать, что мне больше не восемь лет.

– Серьезно? Я и не знал, – наигранно удивляется и щелкает меня по носу.

– Зимин, я тебе палец откушу, если еще раз так сделаешь, – злобно выдаю я.

– Тише-тише, амазонка, – поднимает руки ладонями вверх. – Пойдем что-ли чаю попьем. Расскажешь, наконец, что случилось, – с еле заметной усталостью в голосе произносит Дима и кивает на соседнюю дверь.

Черт. Нужно быть благодарной. Он же выручил меня, а я тут характер показываю…

– Мне жаль, что так вышло с твоей девушкой, – поднимаюсь на ноги, чтобы не смотреть снизу вверх, потому что уже шея затекла, но все равно приходится запрокидывать голову.

Баскетболист, блин. Вот же вымахал. Зимин и раньше был высоким, но теперь кажется стал еще больше. А в остальном почти не изменился. Те же короткие темные волосы, карие глаза, родинка на щеке…

– Думаешь, я бы просто выставил свою девушку посреди ночи на улицу? – прищуривается, заставляя меня нервно сглотнуть.

Да что это с ним? Я не успеваю за его настроением.

– Нет. Просто… Она была здесь с тобой, а я помешала. Это некрасиво, но мне просто не к кому больше обратиться.

– А твой парень? Он с тобой не приехал?

Как быстро мы стали обсуждать нашу личную жизнь.

– Я ни с кем не встречаюсь, – насмешливо отвечаю. – Это глупая трата времени и сил, но я не навязываю свое мнение другим. Не принимай на свой счет.

– Это была не моя девушка. Расслабься, – отмахивается Дима.

Он открывает дверь, в стекле которой я видела свое отражение и зажигает свет. Вхожу в комнату, которая оказывается вытянутой в длину кухней.

По левой стене разместился старенький гарнитур, а рядом с правой стоит прямоугольный стол с двумя стульями. Впереди стеклянная дверь на балкон и окно. Ветер из приоткрытой форточки задорно треплет легкую занавеску, словно приветливый пес рад видеть хозяина. Здесь очень чисто. Даже черес чур.

– Твоя квартира?

– Съемная, – говорит Зимин и включает электрический чайник, который тут же начинает монотонно гудеть.

– Мило, – присаживаюсь на стул и устало облокачиваюсь спиной о стену.

– Спасибо.

Нервно закусываю губу, разглядывая напряженную спину, обтянутую темной тканью футболки. Похоже, это была тупая идея. Просить его. Звонить ему. У него тут своя жизнь, свои планы, которым я помешала. По факту, я ему никто. Просто, как он и сказал, сестра его друга. Он совсем не обязан…

Шерстяная подушка запрыгивает мне на колени, прерывая поток мыслей, и недовольно мявкает. Ошарашено пялюсь на огромного коричневого в черную полоску кота, который смотрит на меня как на врага всего кошачьего народа. Нет. Даже хуже. Как на жертву.

– Ди-и-им, – тихо зову я, в надежде что не разозлю животное еще больше.

– Мытька! – Зимин подхватывает кота на руки, и я могу облегченно выдохнуть. – Прости. Ему не нравятся девушки.

– Твой кот гей?

– Просто прошлая хозяйка кастрировала его, – грустно говорит Дима и чешет коту шею. – Мытищи, это Ксюша. Она хорошая, поэтому не покушайся на нее, ладно?

– К-как его зовут? – страх, что коту не понравится моя реакция, сдерживает рвущийся наружу смех, но смешок все-таки слетает с губ.

– Мытищи, – Зимин подносит кота ближе ко мне. – Давай, поглать его, чтобы он тебя признал, иначе загрызет ночью.

Распахиваю в ужасе глаза.

– Давай-давай. Не бойся, – подбадривает Зимин, и в его глазах искрится веселье.

Тепло. Снова чувствую то самое тепло, которое всегда было внутри этого парня. В его голосе. В его улыбке. В карих глазах, что светятся на солнце жидким янтарем. Его огонь опасен для меня. Огонь топит лед, а мне это совсем не нужно.

Поднимаю руку и замечаю, как она подрагивает. Да я собак так не боюсь, как этого котяру. Он же просто монстр какой-то. Огромный и злющий.

– Привет, Мы-Мытищи, – произношу я и легонько касаюсь местечка между его ушами.

Кот прикрывает глаза и немного ведет головой, а затем спрыгивает с рук Димы снова мне на колени и ложиться клубочком.

– Ты ему понравилась, – довольно говорит Зимин и возвращается к уже успевшему вскипеть чайнику.

– Прекрасно, – наблюдаю, как Мытька приоткрывает один глаз, явно намекая, что нужно продолжать ласки.

Супер. Теперь я рабыня шерстяного мешка. Прохожусь ногтями по его шерстке, и в следующее мгновение комнату наполняет звук взлетающего вертолета.

– Ого! Да ты очень ему понравилась. Мытька редко мурчит.

– Мурчит? – голос дрожит, потому что вибрация от кота кажется трясет все тело.

– Ага, – Зимин ставит передо мной зеленую чашку и занимает место напротив, забрав себе такую же, только белую.

– Спасибо, – вдыхаю сладковатый аромат чая.

– Пожалуйста. Ну а теперь, малая, рассказывай, какими судьбами?

И я рассказываю. Без лишних деталей, но и без глупых увиливаний. Все как было. Зимин, конечно, пытается взять на себя роль героя. Рвется разобраться с моим обидчиком и вставить мозги подружке, но мой повышенный тон его немного приспускает. Мне не нужен защитник. Помощь с жильем – да, но не более и только до завтрашнего утра.

Я вырвалась из под опеки родителей и отказалась жить у Саши не для того, чтобы при первой же трудности бежать за спину к кому-то еще. Я и сама могу справиться. Должна справиться.

Дима довольно резко обрывает нашу перепалку и отправляет меня в душ, забрав Мытищи. Он скрывается в спальне, и я слышу, как сильно хлопает дверь. Надо же, какие мы нервные…

Прихватив из сумки полотенце и косметичку с «рыльно-мыльными» принадлежностями, шагаю к последней неизвестной мне двери. Ванная комната. Что же еще?

Удивленно разглядываю пространство, потому что в съемной квартире не может быть настолько чисто. Ремонт явно старенький, но вся сантехника просто сияет, даже швы между плитками белые. Интересно это сам Зимин или его «зайка» постаралась?

Впрочем, какая мне разница? Я сюда помыться зашла, а не расследование проводить.

***

Зимин практически рвет наволочки на подушках, пытаясь снять их, и про себя материт внезапную гостью.

Да что о себе возомнила эта малявка? Ее сегодня чуть не изнасиловали, а она вбила себе в дурную башку, что отлично справилась с ситуацией. Вот дура! Еще и собирается вернуться туда? Черта с два!!!

Изменения в планах на сегодняшнюю ночь немного подкосили для Димы устойчивость нервной системы. Он привык к некой постоянности, а Ксюша перевернула все с ног на голову. Но это же Ксю, он не мог ей оказать. Саня бы ему не простил. Да он сам бы себе не простил.

С горем пополам Диме удается застелить двуспальный диван свежим голубым постельным бельем, а «грязное» тут же отправляется в корзину, стоящую в углу у двери. У Зимина есть много правил, которые он никогда не нарушает. Так вот одно из них: новая девушка в постели – чистое белье.

Понятно, что с Ксю у них ничего такого не будет, но укладывать ее спать туда, где всего пару часов назад нежилась другая, былобы просто стремно.

Вообще у Зимина для всех подружек есть отдельное постельное белье. А постоянных, как он их называет «заек-задолбаек», у него шесть, значит разноцветных комплектов тоже. Он очень внимательный в это плане. Есть еще парочка дежурных простыней и наволочек для гостей, ну и несколько личных, на которых он спит только в одиночестве. Как-то так.

В комнату входит Ксюша, и Дима недовольно окидывает взглядом ее внешний вид. Пижама. Все как любят девочки. Маечка на тонких бретельках и шортики еле прикрывающие задницу.

Зимин сжимает зубы, представляя, что именно так она собиралась разгуливать перед двумя непонятными типами в их квартире. Сейчас он очень сомневается, что у сестры Мора вообще есть хоть немного здравого смысла.

 

– Я чувствую, как ты бесишься, – усмехается Ксю, запрыгивая на диван и укладываясь у стенки.

– Считаешь себя такой крутой?

– А ты так не считаешь? – продолжает Морева веселящимся тоном и приподнимается на локтях.

– Вот сейчас мы и проверим…

Дима оказывается на Ксюше в считанные секунды. Раз. Она прижата к мягкой поверхности дивана. Два. Руки пойманы в плен и удерживаются крепкой хваткой над головой. Три. Свободная рука Зимина хватается за резинку девичьих шорт.

– Ну давай же, крутяшка-Ксю, – шепчет ей в приоткрытые от ужаса губы.

Ксюша сопротивляется. Дергает руками и ногами, пытаясь вырваться, изворачивается и старается укусить. Зимин больше ничего не предпринимает, просто удерживает ее и наблюдает за жалкими попытками.

– Парни гораздо сильнее тебя, Ксюша. То, что сегодня все сложилось удачно, не гарант твоей абсолютной непобедимости.

Морева отчаянно пытается вырвать руки, молча сжимая зубы и явно пытаясь убить взглядом. Только вот одного желания маловато, когда разница в силе так велика.

– Поняла о чем я?

Ксюша дергает ногой, пытаясь добраться до своего, пусть и наигранного, но все же обидчика. Бесполезно.

– Поняла? – громче переспрашивает Зимин.

– Поняла я. Поняла! – выплевывает Морева.

– Вот и умничка, – насмешливо говорит Зимин, довольный усвоением материала.

Он медленно отпускает Ксюшу и, мгновенно раскусив коварный замысел, ловит ее ладонь у своего лица.

– Предсказуемо, – смеется парень.

Но ему не долго приходится веселиться, маленький, но уверенный кулак ударяется о его живот, только вот…

– Ай, – вскрикивает Ксю, из глаз которой уже скатилась первая пара слезинок от боли. – Ты что там бетонный что ли?

– Почти, – бурчит Зимин и встает с дивана. – Сейчас принесу лед.

Дима уходит на кухню, а перед глазами до сих пор ее взгляд. Изумленный. Взволнованный. Взбешенный. Цвет ее глаз точ в точь как у брата. Прозрачный лед. Голубые и холодные. Она даже смотрит так же как он. Словно не боится ничего. Словно ей все ни по чем.

И это пугает. Девушка должна быть осторожна, но безуминка во взгляде Ксю явно показывает, что об осторожности эта малая даже не думает. До добра это не доведет.

Оставив Ксюше пакет со льдом и услышав про себя много нового и не очень лестного, Дима отправляется в душ. Полочка над раковиной привлекает его внимание. Они там. Он знает, что там.

Может стоит подстраховаться пока она здесь?

Его рука дрожит и тянется к ручке, но затем резко падает. Нельзя! Дима поспешно влетает в душ. Холодная вода приводит в чувства, но это обманчивое ощущение. Сегодня было слишком много эмоциональных встрясок, а значит ночь обещает быть долгой.

Дима возвращается в комнату, где, не дождавшись его, мирно спит Ксюша, прижимая к себе ушибленную руку. Паутина светлых прядей оплела подушку, девичье лицо, шею и плечи. Маленькая. Худенькая. Такую хочется оберегать и защищать просто на уровне инстинктов. И куда она лезет со своей смелостью?

Зимину становится даже совестно, что Ксю чуток пострадала. Он ведь не хотел ничего такого, просто наглядно показать, что может случится, если она не начнет думать головой.

Не стоит считать себя всемогущим. Мы не супергерои, которые обладают неуязвимостью. Наша жизнь не компьютерная игра, где можно начать все с начала. Она очень хрупка. Одно неверное движение и ее уже нет. Ничего нет… И уж кому-кому, но Моревой должно быть хорошо это известно. Так откуда эта безбашенность? Переняла эстафету от братца?

Зимин разглядывает хрупкое тельце и качает головой. Он помнит ее совсем малышкой, видел как она постепенно взрослела, а потом… А потом судьба нанесла удар, после которого милая и нежная Ксюша стала абсолютно другой.

Он еще тогда это заметил, когда они виделись спустя год после смерти Миши. Она стала жестче. Отгородилась защитной стеной… Хотя не ему ее судить. Каждый справлялся по-своему. Каждый маскировал шрамы от бомбы как мог.

Дима понимает, что спокойного сна сегодня у него точно не будет. Это та роскошь, о которой он уже почти перестал мечтать, а значит, лучше вообще не ложиться, чтобы не напугать гостью.

Решение принимается быстро: подождать пробуждения Ксю и уже вместе подумать, что делать. Нужно жилье на три недели. Нормальное жилье. Конечно можно оставить ее у себя, но хорошая ли это идея?

В последнюю встречу между ними сыпались искры, но ведь с того момента уже много воды утекло. Время нещадно косит все. И в первую очередь чувства.

Но есть еще одна проблема… Дима не тот, кого Ксю знала когда-то. Совсем не тот. Он уже привык жить в своем персональном аде, но вот стоит ли пускать сюда ангела? Пусть и с поломанными крыльями.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»