Прости меня за всё Текст

Читать фрагмент
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Часть первая

Пролог

Не просто отличаться от своих сверстников в школе. Меня всегда сторонились, никто не хотел связываться со странной девочкой, которая предпочитала сидеть одна в углу, нежели общаться с учениками. Первый день в первом классе закончился моей истерикой. Мой преподаватель решила взять меня за руку, и у меня случился припадок. Мои родители подозревали, что со мной что-то не так, но не особо придавали этому значение. Детский сад я не посещала, мама сидела дома, и проходила заочное обучение, отец хорошо зарабатывал, продавая подержанные автомобили. Родители вообще рано создали семью, только окончив школу, они уже планировали своё будущее, и вскоре запланировали меня. Хорошо хоть мои бабушки и дедушки отнеслись с пониманием, и помогли в организации их свадьбы, затем все скинулись и купили им двухкомнатную квартиру.

Спустя год их брака, на свет произвели меня, и началась их развесёлая – жизнь.

Странности во мне замечали все, и постоянно твердили родителям, но те отказывались принимать всерьёз все доводы, отмахиваясь от людей.

Я предпочитала находиться в замкнутых пространствах, наедине с собой, своими мыслями. Любое тактильное касание отдавалось болью во всём теле, каждый раз после поцелуя мамы я бежала в свою комнату, пряталась в шкафу, мысленно умоляя вселенную о том, чтобы я стала нормальной.

И вот, первый класс, мой припадок, обескураженные родители, доктора и диагноз « Аутизм»

С тех пор в школе меня обходили стороной, никто со мной не разговаривал, как впрочем, и не ругал.

Одиночество стало моим миром, вселенной, и я нашла себя в рисовании. У меня, оказалось, есть дар, я могла творить невероятные реалистичные пейзажи. Это стало моим спасением, я жила в своих картинах, создавая миры, героев, от чего-то всегда они получались отрицательными персонажами, хотя должно быть иначе, но я больше тянулась к ним. Так шли годы, я росла, и наконец, пришло время взрослеть.

Моя мама работала кассиром в банке, Отец открыл свой торговый цент поддержанных автомобилей. Каждое утро я ездила в парк, рисуя прохожих, силуэты, тени… Моя жизнь это странное ироническое произведение, которое я изложила на холсте, и которое купили одним из первых…

Я ничем не отличалась по внешнему виду от любого человека, только внутренним миром, моим, и никто не имел права на него посягать. Такой я родилась, так распорядилась вселенная, и жизнь…

Глава 1

Яна

Ранним весенним утром, закутавшись в шаль, я вышла в небольшой дворик, своего маленького комфортабельного домика.

Я купила его на собственные средства, вырученные от продаж моих картин. Дела шли неплохо, я уникальна и мои работы своеобразны моему внутреннему миру. Родители конечно пытались меня переубедить, но одиночество стало частью меня, мне не нравилось, что меня отвлекает присутствие каждого члена семьи. Мама слишком шумная, папа любитель выпить пива при просмотре спортивных каналов, а моя младшая сестра не унималась, поставив перед собой цель: изменить меня. Я любила Катю, очень, и то, что я чувствовала, когда она пыталась меня обнять, мне не нравилось, и всё же с трудом сдерживаясь, я разрешала ей ненадолго прижаться ко мне, а после шла в душ, тёрла тело губкой, и тряслась от пережитого посягательства в своё личное пространство. Моя сестра часто поджимала обидчиво губки, сдерживая набежавшие слёзы, вот в такие моменты я и не могла ей отказать. Мне исполнилось двадцать шесть, я владею собственным домиком в пригороде Москвы, имею средства для существования, помогаю родителям, и часто моя пятнадцатилетняя сестра, врывается в мой дом, наводит хаос, от чего я схожу с ума, но ничего не могу с этим сделать.

Запахнув шаль, я присела в мягкое кресло, поставив на деревянный столик кружку с кофе. В моей голове созрел новый набросок будущей картины, а на столике всегда лежал блокнотик с простым карандашом, так чтобы я могла взять его в любой момент и закрепить детали на бумаге.

Вдохнув аромат весеннего сада, улыбнувшись новому дню, взяв кружку с кофе, я с удовольствием сделала глоток.

– Простите…

Раздалось за моей спиной. Вскочив, я уставилась на незваного гостя. В нескольких шагах от меня стоял парень, растерянно переминаясь с ноги на ногу.

– Что вам нужно? – произнесла я, отступив ещё на шаг.

– Я приехал к Яне Шолоховой, здесь сказано… – неуверенно проговорив, он развернул сложенный листочек.

– Да, я Яна. А вы кто? Как вы вообще вошли?

Калитку я всегда запирала на замок, к тому же двухметровый забор, тяжёлые ворота, в общем, я сделала все, чтобы оградиться от внешнего мира.

– Калитка была не заперта, и я…

– Что вам нужно? – теряя терпение, воскликнула я.

– Моя компания, точнее та в которой я работаю, они хотят предложить вам работу.

Странный человек! Если у вас есть на меня досье, вы должны знать что я не люблю большие скопления людей, и всячески избегаю, подобные места. Я в парк то езжу с первыми лучами солнца, и с первым прохожим уезжаю назад в своё убежище.

– Нет, я не работаю…

– Всё нормально, мы понимаем вашу проблему, и согласны, если вы будете работать дома.

– Ни в этом дело. Мне придётся общаться с заказчиками, посещать ваш офис, и тому подобное…

– Вы можете всё отправлять нам электронными письмами. Онлайн беседы, всё просто.

Парень явно не собирался сдаваться, и шёл напролом.

– И что за работа?

– Вы талантливы… – произнёс он, сделав шаг.

– Стойте! – воскликнув, я испуганно отскочила назад.

– Понял! – произнёс парень, отступив на несколько шагов. – Всё, я стою на месте. Так вот, вы художник, талантливый и у вас свой стиль, нашего Босса очень заинтересовали ваши картины. Он хочет, чтобы вы нарисовали проект его нового здания, которое планируется строить в Греции.

– Уйма художников Архитекторов, а я не занимаюсь подобным.

– Да, это так и есть. Но ваш стиль уникален, он хочет что-то необычное.

– Нет, простите, но вам нужно уйти.

– Но вы всё-таки обдумайте, и вот…

Парень вытащил из кармана визитку, медленно приблизившись к столику, положил её. Затем отступил опять на несколько шагов.

– Я подумаю.

Пообещала я, в надежде, что он уйдёт. Парень так и сделал, и когда он исчез из моего поле зрения, я, с облегчением выдохнув, вытерла со лба испарину. Ну почему я такая?! Не могу выносить присутствие людей рядом с собой, к тому же парня! Они для меня зло, кара, проклятие, их я боялась до дрожи в коленях. Они способны на страшные поступки, и уж если вопьются своими клешнями, то добра не жди.

Покосившись на визитку, я не стала касаться её, и пошла в дом, оставив её лежать на столике.

Спустя час, в мою входную дверь вновь постучали. Открыв дверь, я не смогла скрыть досаду. Моя младшая сестра, стояла на пороге, нервно сгрызая ногти на пальцах руки. При виде этого зрелища меня передёрнуло. Сколько раз я просила её не делать этого! И сколько раз говорила, чтобы она предупреждала заранее о приезде. Но нет, она решила излечить меня внезапностью, не давая мне возможности успеть укрыться в своей защитной броне.

– Катя, что ты здесь делаешь? – раздраженно произнесла я, отчеканив каждое слово.

– Сестра, ты всегда такая вредная!

Выпалила она, ворвавшись в мой дом. Тяжело выдохнув, я пошла за ней. Она плюхнулась на мягкий диван, закинув на него ноги в грязных кедах. Мне показалось, что я взорвусь в ту же секунду, меня окутала волна возмущения и гнева.

– Убери ноги! Катя! – завопила я, подбежав к ней, скинув её ноги с дивана.

– Всё! Убрала! Чего так орать то?

Эта девчонка сводила меня с ума! Взбалмошная, своенравная наглая особа! Поставив ноги вместе, она состряпала обиженное выражения на лице.

– Скажи мне, зачем ты приехала? – выдавила я из себя, сдерживая прилив гнева.

– Дай денег! Мама не даёт, Папа сказал, что я плохо себя веду, а ты моя сестра, любимая сестра…

– Сколько? – быстро выпалила я, чтобы поскорее дать ей, что она хочет.

– Десять штук.

– Чего? – вырвалось у меня.

– Мне нужно купить платье, я иду на вечеринку…

– Ни за что! Мама знает, куда ты собралась?

– Нет, блин, Яна, что ты прямо как маленькая?

– Денег не получишь, и никуда ты не пойдёшь. Так что езжай домой, и займись учёбой, скоро каникулы.

– Как скажешь сестрёнка, но я пойду на эту вечеринку. Скажешь родителям, я тебе отомщу.

– Мне так страшно, я не знаю, что же мне делать? – с сарказмом произнесла я, и пошла к входной двери.

Катя пошла следом за мной, и уже на пороге предприняла последнюю попытку.

– Ну, пожалуйста, мне нужно купить платье…

Не став слушать дальше, я с треском захлопнула перед её носом дверь. Ох и Катя! Родители никогда ни в чём ей не отказывали, девочка обнаглела, требуя всё больше к себе внимания, как материального, так и морального.

Посмотрев на часы, я поморщилась. Десять часов утра, а меня уже дважды подвергли эмоциональному дисбалансу. Такие переживания не шли мне на пользу, остаток дня я буду дёргаться, и не смогу сосредоточится на своём творчестве.

Встряхнув своими тёмными волосами, решила догнать Катю, и дать ей эти проклятые деньги! Выскочив во двор, я усмехнулась. Сестра сидела на крылечке, продолжая грызть ногти. Она знала, что я дам ей всё что попросит. Присев рядом, я с улыбнулась ей, ведь она тот человек который любит меня искренней любовью, пусть немного эгоистичной но всё же любит.

– Идём, дам я тебе деньги. Только пообещай не лезть в неприятности, и если что, то звони мне.

– Обещаю, честно!

Я успела выставить руки, чтобы пресечь её душевный порыв, в виде телесного контакта.

Вернувшись в дом, я достала из сейфа нужную сумму, добавив к ней ещё половину, протянула сестре.

– Звони, если что. Поняла?

– Да… – не скрывая радости, Катя выхватила деньги, сунув их в кармашек куртки. – Даю слово, ни в какие неприятности не лезу.

 

Кивнув, я проводила сестру, закрыв за ней дверь, вернулась в сад. Мой взгляд упал на визитку, немного поколебавшись, взяла её.

…-Страхов Илья Евгеньевич – Директор « Фирмы Арзамаз»

Адрес и номер телефона.

И всё же я решила позвонить. Взяв в спальне сотовый телефон, набрала номер. Ответили почти сразу, и тут меня заклинило, слова застряли в горле.

– Да, я слушаю… – раздался в трубке бархатистый мужской голос. – Говорите…

Выпучив глаза, я быстро отключилась, отшвырнув телефон на кровать. Шагнув к двери, я услышала, как он зазвонил, быстро схватив его, выключила совсем.

– Чёрт! – вырвалось у меня.

Уткнувшись носом в подушку, я сгорала от стыда. Ну как так можно? Мужской голос услышала, и всё, ни слов, ни мыслей! Фыркнув, я вновь взяла телефон, включив его, набрала тот же номер, и как только ответили, я выпалила.

– Вашу визитку дал мне посыльный.

– Какой посыльный? Кто вы?

– Яна…

– Всё понял, вы художница. Значит, вы согласны?

– Не совсем, я бы хотела обсудить условия.

– При личной встрече, обязательно. Давайте сегодня в пять, у меня в офисе.

– В офисе?

При слове офис, у меня потемнело в глазах. Люди, много людей, они все смотрят на меня…

– Хорошо, я буду в пять.

Положив трубку, я ахнула. Что это было? Я сама решила ехать в то место, которые, всегда избегала! Это настоящий прорыв, только бы не пожалеть после…

Глава 2

Амин

– Стой мудила! Я сказал, стой!

Заорал я во всю глотку, догнав осведомителя, и сбив его с ног, рухнул с ним на землю.

Этот урод, слил информацию нашим конкурентам, я потратил три дня на его поиски, и сейчас сказать что я зол, это мягко сказано. Вскочив, схватив его за куртку, я с такой силой врезал ему в живот, что тот задохнулся, упав на колени.

– Сука! Ты что это надумал? Я же тебя не обижал оплатой, а ты значит жадный у нас.

Прорычал я, толкнув его ногой. Упав, осведомитель заскулил.

– Амин, клянусь не я. Это та сучка, с бюро, она следила за тобой.

Хмыкнув, я вспомнил, как видел Нату, она ошивалась, в том же отеле что и я, но меня только позабавило её упорство. Она работала на наших конкурентов, одна из лучших наёмных убийц этого времени. Хладнокровная, безжалостная, жестокая сука, и моя экс подружка.

– Значит Ната, и как она сраный ты осёл узнала о моём заказе?

– Не знаю… – заскулил он, отползая к мусорному баку.

– А я уверен, что знаешь. Давай, как проедем к нашему Боссу, и ты там изложишь свою версию более конкретно.

Я знал, что при упоминании моего Босса, он сдастся. Так и произошло, его лицо посерело, глаза затравленно забегали, до моего слуха донёсся его слабый стон.

– Хорошо! Я, она заставила меня. Мне пришлось взломать твой компьютер…

– Ну, ты козлина! – прорычал я, треснув ему от души ногой.

Мои ребята подоспели, подхватив его под руки, потащили к тёмному внедорожнику, закинув в салон, тут же рванули с места. Ему не жить, он совершил огромную ошибку, а такое не прощают. Выматерившись, я покосился в сторону переулка. Она стояла там, в темноте, запах её духов ни с каким не спутаешь.

– Ната, я знаю, что ты здесь! Сколько тебе говорить не используй парфюм на задании!

Она знала, что я сразу почую этот запах, и старалась для меня.

Два года назад, я встретил её в подготовительном центре, куда приехал со своим Боссом, на переговоры с конкурентами. В тот день мы заключили подобие перемирия, пожав руки разошлись.

Она стояла у выхода, неотразимая убийца. Мы спали, пока шло перемирие, но спустя время вновь вспыхнула война, в тот день закончилось и наше постельное приключение. Нужно отдать ей должное, она хороша, смогла завлечь меня.

Ната вышла из сумрака, встав под фонарным столбом.

– Амин, ты нарываешься. Я уже не могу сдерживать его гнев, и это прямая угроза мне.

– А ты не лезь, и всё разрешится само собой, – произнёс я, приближаясь к ней. – Оставь всё как есть, я сам смогу о себе позаботится.

– Нет, ты не сможешь. Я предупреждаю тебя, если он отправит к тебе своих убийц, они сделают свою работу.

Приблизившись, я протянул руку, коснувшись её белокурых волос.

– Ради нашего прошлого, не лезь ты в это дело. Он давно хотят избавиться от меня, пока что-то хреново у них выходит.

– Мне пора…

Сказав, она резко развернулась и скрылась быстро в темноте. Я постоял ещё немного прислушиваясь к звукам, затем метнулся в тёмный переулок.

* * *

Полумрак гостиной, бокал изумительного Джина, я сижу в дорогущем кресле, в безумно дорогой квартире, и наслаждаюсь уединением.

Мой мир, это жуткое место, здесь нет места состраданию, милосердию, душевным переживаниям. Я делаю свою работу, и только.

Каждый раз воспоминания о моём детстве обрывалось трагическим событием.

Моя мама шла по торговому центру, держала мою руку, осматривая витрины магазинчиков. Затем взрыв, ещё один, и я провалился в бездну.

Она умерла мгновенно, она успела закрыть меня, не знаю как, и почему, но она почувствовала. И вот я здесь, живу и убиваю людей за деньги. В тот день, когда я очнулся в больнице, а мне было всего семь лет, я возненавидел всё человечество, и так по сей день.

После трагедии мы перебрались в Россию, и сейчас он гражданин этой страны, по совместительству киллер. Старенький отец доживал свои дни в загородном домике, купленным мной же, он так и не смирился с утратой, своей жены, моей матери, впрочем, как и я.

Мне уже тридцать три года, и я живу одним днём. Людям нашей профессии другого и не дано, пуля может в любой момент прошить стекло и войти в мою голову, поэтому в моей квартире бронебойные стёкла, внушительная металлическая двойная дверь, и два наёмника в коридоре. Мой Босс, берёг своего лучшего человека, опекал и всячески охранял от недобросовестных конкурентов.

Я попал к нему в десять лет, попался на глаза когда убегал от лавочника, у которого украл кекс. Мой отец мало зарабатывал, нам едва хватало на жизнь, а жили мы в полуразвалившемся бараке, с облупленными стенами, и заклеенными клеенкой окнами. Зимой я умирал от холода и голода, весна же как Божья Благодать, с ниспосланная нам для выживания.

Сейчас я смотрю на прошлое с иронией, подавляя в себе желание, выть волком. Пять лет назад я нашёл тех, кто совершил то злодеяние в торговом центре, и казнил всех, каждого сам лично. Но это не принесло мне долгожданного облегчения, только горечь разочарования и неудовлетворённости.

Отпив глоток джина, поставил бокал на столик. Отец ждал меня вечером, но я старался посещать его как можно реже, нанял ему сиделку, полностью обеспечил безбедную старость. Приезды к нему давались мне с трудом, я не мог смотреть на его немощь старческую, слушать о пережитом прошлом. Немного поколебавшись, я встал и пошёл одеваться.

* * *

Отец вышел ко мне, опираясь на трость. Выдавив из себя улыбку, я обнял его.

– Здравствуй отец. Как ты?

– Доживаю свой век сынок, жду, когда же Господь смилостивится и отправит меня к твоей матери.

Вот поэтому я и не горел желанием ездить к нему. Каждый раз он всё сходилось к одному! Будто бы мне удалось пережить смерть матери.

– Отец, мы можем поговорить о другом? Например, я хочу отправить тебя в санаторий, развеешься, что сидеть то в этих стенах?

– Если ты так хочешь…

– Не я так хочу! – не выдержав вспылил я. – Ты должен этого хотеть. Я твой сын, живой и я здесь. Её нет! Уже много лет, а ты всё никак не можешь это принять. Потому мы и отдалились, ты же только и делаешь, что живёшь прошлым, а я в настоящем.

Отец присел в кресло, задумчиво отвернувшись к окну. Так он давал понять, что разговор окончен, и мне пора уйти, оставить его со своими мыслями.

Мысленно чертыхнувшись, я покинул дом, пообещав себе отправить его как можно скорее в санаторий.

Домой я уже не поехал, мне нужно было успокоиться, и я решил поехать к Нате.

Она открыла дверь в шёлковом пеньюаре, при виде меня слегка растерялась, но немного поколебавшись, впустила в квартиру. Переступив порог, я сразу направился в гостиную.

– Выпьешь?

Поинтересовалась она, приблизившись к бару.

– Да, пожалуй…

Она знала мои предпочтения, налив в бокал джина, отдала мне.

– Что тебе нужно, Амин?

– Поговорить, мы давно не проводили время вместе.

– На то есть причины. То, что ты приехал, это отразится на мне…

– Переходи к нам, давай Ната.

Я уже давно предложил ей перейти в нашу организацию, но она упорно отказывалась.

– Не могу, ты же знаешь…

– Нет, можешь, он никогда его тебе не отдаст, ни сейчас, ни потом. Ты же это понимаешь?

Она родила пять лет назад сына от своего Босса, и он его отнял у неё. Сейчас она живёт редкими встречами с собственным ребёнком, а уйдёт, вообще никогда больше не увидит.

– Понимаю, но я не могу его бросить.

– Так ты и останешься на его поводке. Мы могли бы быть вместе, ты и я, но видимо тебе нравиться мучить себя.

– Амин, уходи, я не хочу сейчас спорить и доказывать тебе очевидные вещи. Он, мой сын, и я не оставлю его.

– Хорошо, я понял. Ухожу.

Осушив бокал, я предпринял последнюю попытку. Приблизившись, я осторожно коснулся её лица, но она убрала руку. Я знал, что она любит меня, хочет, но боролась с собой, отрицая правду. Мне она нравилась, я даже думал, что возможно смогу полюбить в ответ, и опять же она не позволяла, пожелав оставить всё как есть.

– Не надо, уйди, прошу тебя. – Прошептала она, отступив назад.

– Ты не пытаешься, не даёшь себе шанса. Наташа, обдумай всё, и прими правильное решение.

Развернувшись, я пошёл прочь из квартиры.

При выходе из подъезда меня уже ждал наряд полиции. Оперативно и слаженно работает система связи с Босом Наты. Усмехнувшись, я направился к Дмитрию.

« Дмитрий Брагин. Следователь центрального отделения полиции. Дослужился до звания Капитана. Ушлый тип, не гнушается ничем, поставив цель, всегда идёт до победного конца. Продажен, выкуплен с потрохами, ведёт двойную игру. Подонок редкостный. Не женат, детей нет.

– Поехали Амин. Пообщаемся с нашим общим другом. – С издевкой произнёс он, открыв дверь патрульной машины.

– Извини крысёныш у меня другие планы.

Угрожающе произнёс я, окинув взглядом мордоворотов Кости.

« Костя Политов. Кличка « Шолох» Авторитетная личность в широких кругах. Закоренелый преступник, отсидел в общей сложности пятнадцать лет. После последней отсидки, организовал собственный криминальный бизнес, устраняя ненужных людей. Опасный жестокий беспринципный человек. Ната одна из его киллеров.

Шагнув к своей машине, я коснулся рукоятки пистолета в кобуре под пиджаком.

– Боюсь если ты откажешься, нам придётся поговорить с твоей подружкой.

В тон мне ответил Дима.

Да, умеют они находить аргументы в свою пользу. Чертыхнувшись, я сел в его машину, едва сдерживаясь, чтобы не врезать ему от души. Дима сел рядом и мы поехали.

Меня не удивил тот факт, что везли не в личные хоромы Кости, а в отдел. Уже прошёл эту школу, побывав там несколько раз, где меня от души отходили дубинками, после подобных экзекуций на мне живого места не оставалось. Разумеется, после они несли потери, но это война, так будет всегда.

Приехав в отдел, мы поднялись в Димин кабинет.

– Что сегодня бить не будете? – с усмешкой поинтересовался я, сев на стул.

– Нет, не за этим ты здесь. Хочу предупредить, совет от твоего поклонника.

– И что за совет?

– Не появляйся на его территории. Ещё раз увижу тебя рядом с ней, и я найду с десяток дел, которые с радостью повешу на неё.

– А в машине мне сказать не вариант был? Тащился в отдел, чтобы сказать это?

– Не только. Здесь твой человек, я отпущу его, но не бесплатно…

Тварь! Я смотрел на его наглою рожу, и уже реально с трудом сдерживался.

– Сколько? Завтра будут на твоём счету.

Этот мерзавец назвал цифру, настолько нереально завышенную что у меня дар речи пропал.

– Его взяли на месте. Он ошибся, и вот такие дела. Так мы договорились?

– Договорились. Приведи его.

Я догадывался о ком речь. Женька новичок, нереальный осёл и постоянно всё запарывает. Мой Босс уже на взводе, и готов его убрать. Но я его постоянно отговаривал, попросив дать ему время.

Дима вернулся, и я не ошибся. Женька стоял с видом обречённого, опустив голову.

– Поговорим в машине.

Рявкнул я, и пошёл к выходу.

– Твоя машина стоит за углом. – Брякнул мне вслед Дима.

Оставив его без ответа, я быстро пошёл к лестнице. Женька шёл за мной, оказавшись на площадке, я не выдержал и накинулся на него с обвинениями.

 

– Идиот! Ты что в игрушки играешь? Тебя же уберут, а тебе сколько лет?

– Двадцать три, – пробубнил он себе под нос.

– Я поговорю с Колей, пусть даст тебе работу в центре что ли. Ты же вроде в электронике шаришь?

– Да, это я умею.

– Вот и займись тем, что умеешь! Пошли, уже поздно!

Выматерившись, я ускорил шаг.

Это мой мир, я погряз в нём по самое не хочу, и выберусь только когда получу пулю в лоб.

Другие книги автора:
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»